хочу сюди!
 

Наталія

37 років, скорпіон, познайомиться з хлопцем у віці 30-37 років

Замітки з міткою «стихи мои»

Сопли прочь.

Сопли прочь. Светитесь солнцем,

Прекращайте слёзы лить.

Сколько можно у оконцев

Грустной рожицей светить.

 

На дворе ведь лето братцы,

Вы ж сидите по домам,

И плаксиво-грустным фланцем

Ездите по головам.

 

Брысь во двор, бегом к природе,

Побухайте средь друзей!!!

Летом слёзы ведь не в моде,

Ты зимою слёзы лей.

 

Стукнет осень в дверь дождями,

Ваша высохнет слеза,

Вы поймёте что проспали

Лета добрые глаза.

 

© Ветер Города

Имя ей надо дать...)


Вот наконец то сбылось
Маленькое желание...
С этого дня уж не гость
Криска моя долгожданная.
Выбрана для себя
Новая мне подружка.
Черный смешной зверек...
Только она не игрушка.
Есть и характер и ум
В бусинках темных глаз
Только вот имени нет.
Надо придумать сейчас.
Можно красиво назвать
Или там...символично.
Имя ей надо дать...
Чтобы жилось отлично.

Покаяние.

Не знаю. Ничего не знаю я.

Не ведаю я собственных желаний.

Да и моя счастливая семья,

Не знает мысленных терзаний

Страдальца. Чада своего.

У коего весь час бежит перо

Слагая завитками строки.

Иль алкоголь, иль может быть пороки

На свет являются в его стихах.

Но это чушь.

 

Повинен полноценно жить.

Он должен цель иметь.

Стремится, верить в чудо и желать.

Плевать нам всем чего, но должен!

Ведь как же так. Ему уж двадцать пять,

А путь его никак всё не проложен.

Он постоянно мыслями своими гложен

Ведь так недолго жизнь всю промотать,

Да ведь на сына то надежду теплит мать.

А он так глуп.

 

Поймите ж люди.

Вы воспитали не мальчонку – мужа.

Пусть с вашей стороны он глуп.

Но ум уж в опыте большом простужен,

Нисколько он не туп.

Дышу я сердцем. Жизнь я пью душою.

И в приквартирном сумрачном покое

Не в состоянии гулять мой мягкий разум.

Не может постепенно, только разом

Он хочет жизнь глотнуть…

 

© Ветер Города

Ария.

Лишь только голос…

Одна мелодия звучала,

Что сдобрена нежнейшими словами,

Так плавно льётся чистотою чувств.

И я бегу к ней... мыслями тянусь…

 

Дыханье затаив…

Я весь есть слух, я упоенье.

Мой дух под трепетным волненьем

Прочь забывает все печали,

И нимбом благости венчаем… светлым...

 

Ресниц касается слеза…

Она сладка, как звук оркестра.

И от кулис над каждым местом,

Витает голоса божественная сладость

Солистом вложенная нежность… ощутима…

 

Горячий выдох сердцем…

Скажите, как способен звук,

Твой мир и мысли вмиг перевернуть

И вновь собрать всё воедино.

Да только новая картина… столь превосходна...

 

© Ветер Города

Я люблю....

Я люблю, как морская волна,
Поглощаю теплым потоком,
Окружаю нежною пеной,
Проникаю внимательным взглядом.
Иногда солгу ненароком,
Если чувствую, что так надо...
И, наверное в этом беспечность,
Проэцирую мир в бесконечность...
Но ведь это все полуправда,
И не я это в самом деле...
Просто так демонстрирую миру
Дружелюбия тонкое тело.
Как Луна своей светлой частью
нам видна только темною ночью.
А вот что скрывается мраком,
Даже я не скажу точно...
Там кипит багровою лавой
Непокорное мрачное ЭГО
И его мне страшны забавы,
Не хочу слышать даже эхо.
Все прикрыто и спрятано прочно,
И, надеюсь, не выйдет наружу
Эти игры души порочной.
Я печати замков не нарушу!

Поцелуй.

Мне день не день и ночь не ночь,

И разум полон мой ухабов.

Гоню воспоминанья прочь

О нашем расставанье пряном.

 

Тот вечер выткан был теплом,

И светлой россыпью из звёзд,

В который взором опьянен,

Коснулся я твоих волос.

 

Глаза в глаза, рука в руке,

И мир вдруг замер навсегда.

Прикосновение к щеке,

И сладкий аромат тебя.

 

Нет времени, нет расстояния,

Один лишь легкий взмах ресниц,

И счастье стало осязаемо

Прикосновеньем губ твоих.

 

Туман и эйфории пелена,

Дыханья жар и вкус желания…

Мной проклят день и ночь дурна,

Томлюсь в оковах расставания…

 

© Ветер Города

Спокойствие.

Небо. Бездонное синее небо.

В перьях кудрявых седых облаков.

Лето. И синь надомною согрета

От щедрого солнца звенящим теплом.

 

Ветер. Качает бродяга листы тополей,

И белою бабочкой пух обрывает.

Дорогой песчаной средь пышных полей

Я мир обойду от края до края.

 

Побалую стопы я мягкой тропой,

И взор свой потешу морщинами рек.

А глас услыхав соловья золотой

Присяду в тени успокоив свой бег.

 

Прикрою глаза. И уйдя в темноту,

Пьянённый глотками прозрачного лета,

Я в шёпот иль молча тебе помолюсь,

Моя терпеливая к людям планета.

 

© Ветер Города

Не оставляйте себя.

Не оставляйте себя на перронах,

Не отдавайте другим городам.

Сердца свои нощно храните с собою.

Вы их не дарите холодным ветрам.

 

Вы двери свои на засовы заприте

Ключи не несите за блеск ясных глаз.

Из памяти набело мысль изотрите,

О тех кто любовь вам явил только раз.

 

Вы пламенем губ не делитесь в надеждах,

Что будут вас помнить всенощно томясь.

Перепишите свою вы легенду,

В документально проверенный сказ.

 

Не тешьте вы душу надеждою серой

О сладком мгновении встреч через дни.

Не раньте себя заблуждением смелым,

Что те кто бегут, тех знакомы шаги.

 

Не оставляйте себя на вокзалах,

Заприте свой дом от далёких гостей.

Они не обидят, лишь сердце отравят,

Повисши на нём как колючий репей.

 

© Ветер Города

Приходя.

Вновь дом одиночеством дышит томя,

И в тысячный раз скрип ключей без ответа.

Зажгу свой очаг и одна пустота,

Моё возвращенье приветствует слепо.

 

Морозом повеет стакан молока

И корка душистая жёлтого хлеба.

Мой голод уснет, но проснется нужда

В простом разговоре на двух табуретах.

 

«Где был и что видел? А как на работе?»

Меня вопрошает кухонный пенал.

«В трудах всё путём. Подчинённый в заботе.»

Я в мыслях своих ему отвечал.

 

Картинкой кивает немой телевизор,

Минуты считают часы на стене,

Я всё это жил, я всё это видел...

Тону и тону я в своей пустоте.

 

Моргнул выключатель вольфрамовой нитью,

Холодной умоюсь из крана водой,

Укроюсь своей одинокой постелью,

Без лишней возни отойдя в мир иной...

 

© Ветер Города

А почему бы и да...№2

Ожидаем и мечтаем
 и, рисуем для себя то,
 что хочется нам завтра,
а сегодня уж нельзя.
В ярких красках,
 в смелых планах,
но, приходит этот час,
и мечта, вчера живая,
стала прозою для нас.
 И зачем воображенье,
 так старательно и точно,
выполняло всю работу
 до последней малой точки.
Получив и поигравшись,
только краткое мгновенье,
мы опять свой взгляд направим
 вдаль, на новое виденье.
Так всю жизнь и все минутки,
 отведенные судьбою,
 о несбыточном мечтаем...
 Но...  не взять его с собою.