хочу сюда!
 

Александра

35 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 33-43 лет

Заметки с меткой «дабл бред»

Моногамия, парт сри (1)

начало здеся

ЧАСТЬ ТРЕТЯЯ   ПЕРВАЯ ЖИЗНЬ  Пятнадцать лет – прекрасный возраст. Первая любовь, первый поцелуй, первое разочарование, первый с... первая смерть. А умер по всем законам подлости именно тот человек, который проливал хоть каплю света на неясность моего будущего – Инга. В последние годы она жила, как будто бы кукольной жизнью. Выглядела бледной марионеткой и общалась шаблонными фразами, которые легко было предугадать. По крайней мере, мне. А я, как всем известно, гением себя не считаю. Э-э-э... Разве что чуть-чуть... Ради поощрения моей скромности.    Мне если честно её не жаль. Подросткам вообще никогда никого не жаль, кроме себя. Я, например, такая (и только не надо говорить, что вы всех любите и осыпаете цветами, типа мы такие добрые и наивные, а ты тут какие-то гадкие вещи говоришь. Фу! Бяка! И, как только тебе не стыдно?).   Где-то с этого момента, (напомню, момент – это смерть Инги) и началось то, ради чего, в общем, я начала вести мой дневник – моё сумасшествие, но возникло оно не на пустой почве.   Рано утром Шанс, которая, после смерти хозяйки загуляла и ходила ко мне очень редко, (раньше мы частенько бывали вместе) принесла в зубах конверт. Я узнала в нём конверт из моего тайника (интересно, если бы не узнала, может, всё было бы по-другому?).  Внимание! Конверт раскрывается! Прошу слабонервных отойти от места раскрытия.  «Как тебя зовут? - прочла про себя я и впала в ступор. – Ну, и в чём прикол?».  А ни в чём. Прикола и не было. Был вечный сон резко переходящий в вечный кошмар.  Сейчас скажу, в чём была сама фишка. Тогда я этого недопонимала, а описывать моё удивление, (ошеломление, изумление, короче, я тогда просто обосралась) не буду, чтобы не позориться. Просто-напросто, теперь, я, как робот в автономном режиме проживала день, ничего не помня, а потом, во сне начиналась моя жизнь. Всё наоборот, тело перестало для меня существовать, (хоть один плюс – боли я не чувствовала) а сознание включилось в полную силу. Честно говоря, первый раз, когда я это увидела, была слегка шокирована. Нет, даже сказать, была слегка шокирована, это мило промолчать на заявление, что твоя мать пи... а ты весь в неё. Грубо, но так оно и было.    ***  После прочтения фразы в конверте меня понесло в далёкие далёка. Нет, конечно же, лучше бы меня понесло в близкие близёка, но тогда организаторы торжества об этом как-то не позаботились. А следовало бы.   - И как же меня зовут? – произнесла я вслух. Вслух... Я уже тогда начала привыкать к первой стадии шизофрении – нечастые мысли вслух (потом идут частые, а потом и милое общение со своим вторым Я). – Надо подышать свежим воздухом, - и вздохнув, я вышла на улицу.   Первым делом я заметила, что улица слегка изменилась. Совсем чуть-чуть... На капелюшечку...  Мало того, что вдруг настала ночь, (наверное, господь напился и решил поспать) так ещё на всех деревьях, (вздрагиваю при мысли, что я когда-то на них лазила) висели мертвецы. Но на этом приколы не заканчивались. Дело в том, что мертвяки были очень даже живые, я могла это судить с того, что они звали меня со всех сторон. Звали то они меня громко, но имени своего почему-то я не слышала.  Подойдя на ватных ногах к одному, чересчур болтливому субъекту на дереве, я спросила:  - Что вы здесь делаете?  - Вишу, - ответил мертвяк.  - Это логично. Висите и воняете, я вижу. А, что конкретно вы делаете, кто вас повесил?  На тот момент я была уверена, что всё это сон. Реальный, противный, достаточно мерзкий, но всё-таки, сон. Приятно осознавать, что тогда я была права ровно наполовину.  - Меня повесил злой Рок, - глубокомысленно изрёк висельник.   - А этот самый Рок может вас снять? Если он продумал дизайн этой улицы, то передайте ему, что это не слишком эстетично, даже для такого ценителя, как я.  Мертвяк не ожидал от меня такой наглости и поэтому скромно притворился мёртвым, при этом, ещё больше завоняв.   - Ладно-ладно. Не буду грузить вашу висячую мёртвость. Ответьте мне только на один вопрос, как меня зовут?  Висельник сразу оживился.  - Ох, какая умная. Знаешь, сколько таких же до тебя спрашивали об этом? Но все, в конце концов, оказываются здесь. И тебя ждёт такая же участь.   - Спасибо, не стоит сочувствовать.  - Моё сердце прогрыз могильный червь, и ты ещё говоришь о сочувствии, да я и при жизни не знал, что это такое.  Заявление о том, что этот сгусток гнили когда-то был жив, меня удивило.  - Ой, мне пора... Была рада познакомиться! Э-э-э... Пока.  Я быстро ретировалась. Пройдя аллею, (мне казалось, что коллекция висячих трупиков никогда не закончится. О-о-о... Кажется, этот миловидный молодой человек желает со мной познакомится. Извините, не могу – спешу. Желаю счастливого догнивания) я решила пройти в окружную библиотеку.    Там меня поджидал очередной сюрприз. Зайдя в читальный зал, я увидела... нет, не книги. Фи, какие книги... Это уже давно вышло из моды. Теперь на книжных полках стояли бетонные кубы. Только не разочаровывайтесь, кубы были бы совсем банальными, если бы не тот факт, что в них вбито различные конечности. Кубы и возвышающиеся над ними куски плоти, как романтично. Спросите об их функциях? Ну, вот рука, например, показала раздел буквы «И», а нога... видимо просто служила декоративным украшением. Но самый прикол заключался не в конечностях, а в головах на тех же бетонных постаментах.   На некоторых голова полностью ушла в бетон, видны были только глаза или губы, которые еле шевелились. Именно такой подсказчик мне попался на родной букве «И».  - Простите, я могу узнать информацию об именах?  Ноль реакции....

То би континиуд...

Моногамия, парт ту

начало

ЧАСТЬ ВТОРАЯ   В КОТОРО Я РОДИЛАСЬ  Я родилась, как рождаются все обычные дети. Если вы, по какой-то причине, ещё не знаете, как они рождаются, то я не буду вас шокировать анатомическими подробностями.   Ну, до четырёх лет я ничего не помню. С четырёх до пяти у меня была редкая, мерзкая, (я могу подобрать ещё много эпитетов) и до фига продолжительная форма ветрянки. То есть до пяти лет я тоже ничего не помню. До шести лет... Хм, по той же причине... Склероз, он матушка, и в Африке склероз.  А в семь лет я пошла в (вырезано цензурой)... короче, в школу. В первый день...  Здесь я оборвусь, чтобы сообщить: всё самое важное происходит именно в первый день! Если в этот самый день школы, института, рождения и такого типа голимых вещей, которые определяют вашу судьбу, ничего не произошло, значит, вы самый заурядный человек. А-а-а!! Как я вам завидую! Хм... Взяли себя в руки и понесли делать успокоительный укольчик...   Так, на чём я зависла... А, в первый день мне дорогу перешла кошка. Это не банальная чёрная кошка... Хотя, лучше это бы была она. Тогда бы я отделалась вылитыми на голову помоями, сваленным на ту же голову пианинном (или роялем, кто каких мультиков пересмотрел), а может мне бы на... покакала птичка и на этом мои несчастья бы и закончились. Но, нет! Мне дорогу перешла белая кошка.  У кошки была кличка Шанс, хотя я бы ей дала более простую кличку – Гавно. Мило и приятно, а главное, содержательно. Так вот, я, как самый отсталый во всех отношениях ребёнок, поплёлся вместо школы за кошкой. Я, видите ли, никогда не видела белых котов.  Ой, знаете, это дело поправимо. Рецепт прост: смешайте «экстази» с чефиром в каких угодно пропорциях и выпейте. Тогда вам не только белые кошечки померещатся, но и розовые слоны, давящие кошечек, фиолетовые динозавры, расплющивающие слонов и так далее по мере вашего извращение. По крайней мере, моё извращение не столь велико, чтобы представить, кем же надо быть, чтоб раздавить динозавра.   И глупая Бабочка полетела за Шансом. И залетела... Нет, не туда, а в дом к тёте Инге.   Та меня встретила своим коронным чаем... Чай – отстой, где мой супер коктейль с чефирчиком? А? Украли, заразы... Как же я теперь без своих слоников и кошечек?   Я не буду вас грузить тем, что мне наговорила Инга. Бла-бла-бла... Просто я это так же хорошо помню, как, то, что происходило в первые шесть лет моей жизни.  Лучше вкратце рассказать саму суть:  А) Инга – дура.  Б) Я лентяйка...  Кажется, я уже где-то это говорила... Не важно... Или важно?..  Маразм...  Так о чём я? Вспомнила, кажется, я хотела сказать саму суть. Так вот, я отдала свою жизнь паршивому коту, он мне дал свои жизни, но так как тут небольшое количественное несоответствие, (я не пошла в школу и не знала, что 9>1) то в мои обязанности входило искупать эти самые жизни.   Как искупать? А очень просто. На притяжении одной жизни я должна была выполнять определённое задание – отвечать на поставленный вопрос. Инга мне дала девять конвертов с вопросами, которые я должна была открывать, соблюдая постепенность. Я была тогда хорошей девочкой, (как всё изменилось, я теперь псих с большой буквы «П») и делала всё по правилам. Может, это меня и сгубило.  Как только я ушла от Инги, то, ка зомби, побрела домой, спрятала конверты и благополучно о них забыла (забывчивость, как вы уже успели заметить – это моя слабость), чтобы вспомнить о произошедшем ещё через восемь лет.  

Моногамия

В общем, это предисловие к моей повести)) Юмористическо-кроваво-психотроПная сказка. 

Кто-то свыше изначально поставил нам свои требования. Кому-то он подарил жизнь, у кого-то её забрал. Некий х должен заплатить дорогую цену за своё существования, а всем известный у живёт на полную катушку, даже не задумываясь о вопросах бытия. И как бы мы ни были предусмотрительны, всё равно бешеная тётка-судьба отрежет кусок нашей нитки-жизни себе на очередное дешёвое платье.

 Меня зовут Бабочка, и я, как вы догадались не здоровенный мужик с фаршем вместо лица, а милая симпатичная девочка. Нет, конечно, у каждого могут быть свои представления, как должна выглядеть «милая симпатичная девочка», но можете мне поверить, под всеобщий стандарт М.С.Д. я попадаю.   Со мной произошла очень интересная история, которая заставила меня поразмыслить над кое-чем. Но так, как мыслю я не плодотворно, (мой мыслительный процесс похож, скорее на стремление тухлого яйца стать крутым, чем на продуктивную деятельность среднестатистического мозга) то решила вести дневник.  По-моему неплохая идея, к тому же всю информацию о прожитых мною восьми жизнях легче уместить на бумаге, чем в бесконечном монологе, плавно перетекающим в бредни сумасшедшего.  Хм... Короче, я начну. А начну я рассказ с момента, произошедшего задолго до моего рождения...  Ля-ля-ля... Декорации сменяются, вы теперь в лесу следите за разговором двух индивидуумов, (иначе я их назвать не могу) а говорят они о...

Моногамия, парт ван

начало тут

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 ТО, ЧТО ПРОИЗОШЛО ДО ТОГО, КАК ВСЁ ПРОИЗОШЛО.  ...нет, не о совершенстве сакральных материй, а о полуживом котёнке, которого они нашли в куче опавших листьев.  - И, что нам с ним делать? – спросил один индивидуум другого.  - Как ты думаешь, он сдох?  Охотник, а это, наверное, были два охотника, (сомневаюсь, что домохозяйки, запоздало, занялись бодибилдингом, отрастили бороду и купили по ружью, только потому, что в одном из женских журналов они прочитали, что это привлекает мужчин) грубо ткнул пальцем в маленькое тельце.  - Не, он живой. Наверное, мамашу сожрали, интересно, где остальной приплод?   - Издох или тоже стал кормом для изголодавшихся жителей леса, - индивидуум задумался... или сделал пародию на задумчивый вид, в общем, какие-то мыслительные процессы явно произошли, и он выдал судьбоносную фразу:   - Давай заберём его к Инге, она же всё-таки любит зверушек.  - Зверушки и полуживые зверушки – это разные вещи. Ладно, потащились, а то не дай Бог ещё лапы оттянет по пути.   И два горе-охотника, как вы догадались без добычи, бодро направились в деревню, к счастью дорога была близкой. И вот, вскоре они уже стучались в дверь к доброй Инге.    Та их встретила с радушной улыбкой (если вам улыбаются, это ещё не значит, что вам рады) и пригласила на чай (без лимона, сахара, заварки и, в общем, без чая), но, узнав о причине их визита, взяв на руки котенка, выпроводила индивидуумов вон.  Я тоже выпровожу их из своего дневника, чтобы никогда уже о них не упомянуть.   Так вот, Инга внимательно оценила наметанным глазом проценты жизнедеятельности котёнка и пришла к неутешительным выводам, что этих самых процентов не так уж и много.  - Умереть тебе прийдеться дружок, - печально покачала она головой. – Но не зря же тебя ко мне принесли. Может, мы что-то устроим.   Когда добрые тёти, типа Инги отчаиваются достигнуть желаемого с помощью традиционных методов, они прибегают к магии.  Ну, конечно, как же без магии? Трах-тибидох-тибидух... Ха, но не тут-то было. Магия прикольная, у неё есть свои правила. Вспомнили физику? А закон сохранения энергии? Надеюсь, что да, потому что напоминать я вам не собираюсь. В магии так же, чтобы получить что-либо, надобно что-то отдать взамен.  Инга хотела дать котёнку жизнь, в конечном итоге она ему её дала. И это произошло не без моего участия.   В общем, вся фишка заключалась в том, что я котёнку отдаю свою жизнь, а он мне – свои девять. Классно, скажете вы. А вот и нет, вскоре я расскажу почему.  Вы можете спросить, почему именно мне дали возможность пережить девять смертей... Нет, я не буду плести всякую фигню про соединение магнитных полей и перескок чужих хромосом в моё ДНК, просто это невозможно объяснить, почему.   Вы так же можете сказать, что невозможного не существует и объяснению подлежит абсолютно всё, тогда я скажу:  - Блин, не умничайте, а слушайте дальше, тоже мне эрудиты хреновы.  Хотя, я скажу несколько по-другому, но в моём дневнике стоит жёсткая цензура, которую я не смею обойти.  По-моему я отошла от темы. И ещё мне надоело писать, поэтому далее все выводы покороче:  А) Инга – дура.  Б) Я лентяйка.  В) О следующих событиях читайте в следующей части.

Моногамия, парт сикс (2)

не нажимать!!!!

     Она проделывала те же манипуляции, что и я, поочерёдно подходя к бассейнам и разглядывая лица эмбрионов. Бабочка прошла и мимо того места, где пряталась, я, но, не разглядев в этом аквариуме ничего примечательного отправилась к последнему. Там она простояла довольно долго, после чего привычным жестом достала из кармана часы и глянула на время.  Это было совсем не смешно, смотреть на себя со стороны. Вторая «я» ещё немного постояла, поглядывая на часы, а затем, как бы, что-то, услышав, устремилась к месту, где на данный момент перебывала настоящая я.   Только дойти она не успела, из проёма вылетел нож и попал несчастной прямо в спину. Бабочка, как подкошенная упала на пол и рассыпалась в прах.  Я тогда находилась в таком состоянии, что и не передать. Это было дико, видеть, как ты умираешь в реальном времени, ничего не в силах с этим поделать. Ну, а продолжение банкета явно не сулило ничего хорошего. Вслед за первой бабочкой на сцене погорелого театра появилась вторая.  «О, нет, - подумала я и взглянула на часы. – О, НЕТ», - подумала я во второй раз, после увиденного.   Прошёл ещё час...  Хм... По-моему в этом мире неполадки со временем. Хоть одна радость. Рождество в этом году наступит гораздо быстрее.  «Надо что-то с этим делать. Бабочки могут умирать штабелями, но время не ждёт...»  И я подбежала ко мне, (правда странно звучит) и подёргала меня (ну, это уже ни в какие рамки не лезет...) как раз, когда я (лучше промолчу) подошла к первому аквариуму.   - Ты меня слышишь? – крикнула я.  Но, похоже, Бабочка отличалась поразительной глухотой и меня упорно игнорировала, идя по своему маршруту. Около получаса, (по меркам этого мира) я пыталась пробудить к своей особе со стороны Бабочки, хоть какой-нибудь интерес, но всё тщетно. Тогда я решила изменить тактику и побежала в тоннель, в поисках чего-то, что могло бы помочь мне.   Тёмный тоннель, если и не был пуст, то, по крайней мере, был достаточно тёмен для того, чтобы я в этом была уверена (в смысле, что он пуст). Добежав до того места, где недавно (бр-р-р!) умер червь, а точнее его разорвало, я принялась искать какое-то чудо. Как должно выглядеть это самое чудо и, как именно я его должна применять, разумеется, меня не информировали.   Мне стало очень плохо от длительного копания в вонючей жиже. На поверхность всплыли пористые кости каких-то существ, а также прогнившие и пропитанные выделениями червя тряпки.   Это, как вы себе представляете, весьма увлекательное занятие заняло у меня кучу времени. Кучу... Кучу?! А-а-а!! Осталось пять минут!  Для того, чтоб сварить яйцо в мешочек требуется ровно пять минут. Для того, чтобы Супермен спас мир, тоже нужно как раз пять минут. Ну, а мне? Ни яйцо в мешочек, ни пресловутый Супермен не могут мне дать, хоть какой-то вразумительный ответ. А, если точнее, их совершенно не интересует моя драма (всплакнём)...  Как это всегда (или почти всегда) бывает в самый последний ... или предпоследний... короче, миг, я кое-что нашла. Этим кое-чем был кинжал с довольно тонким лезвием (ну, что Супермен, обосрался?). Теперь драма начала превращаться в боевик.   Взяв ноги в руки, я устремилась в обратную сторону. И, как раз вовремя. Когда я добежала, вторая я уже посматривала на часы. Осталось несколько секунд... Или минут... Обычно в таких ситуациях особо не задумываешься. Там: накал страстей, кровь стынет в жилах... Знаю, одно с другим не вяжется, но всё же...  Я размахнулась и швырнула ножик остриём прямо в Бабочку. Тогда я не сильно соображала, что делаю.   Он полетел точно в цель, а так как целью была спина, (для справки, не самая маленькая часть нашего тела) то было логичным предположить, что нож попал.  Бабочка покачнулась и упала. Всё было так же, как и тогда, только смотрела я с другой стороны. Нет, я не в прямом смысле. Тогда я смотрела со стороны случайного свидетеля, а теперь – со стороны убийцы. Правильнее даже сказать, самоубийцы.  Когда тело Бабочки рассыпалось в прах, я почувствовала лёгкий зуд в районе моего кармана. Это электронные часы превратились в десяток огромных тараканов и расползлись по углам. Или... ну... по чему там обычно расползаются?   «Моё время вышло, - подумала я, но не оценила весь спектр тревожности. Как будто я уже отмучалась за эти часы. А я отмучалась, точнее мои другие «Я». – Теперь есть время подумать над вопросом».  Мой мозг активно заработал, переворачивая всё увиденное мною за эту жизнь. Маленькие тела безликими пятнами проносились у меня в сознании, живые дети, которые были такие же мёртвые, как и зародыши. Я, которая по несколько раз заходила в эту комнату, заново открывая этот мир... А мир этот был пустым, он, кажется, менее всего подходил к ТАКОМУ вопросу.   Зачем человеку дается шанс? А зачем его забирают? Эти дети, что живые, что мёртвые были лишены этого самого шанса. Пустые оболочки, в реальном мире таких не существует. Там, где обитает Жизнь, нет места пустоте. Есть люди с пружинками, как заводные куклы, вот они есть, а зачем, никто не знает. Есть люди круглые, без углов, не обо что за них зацепится, они ускользают, как вода. Есть люди липкие, как мёд, только ты знаешь, что это не пчелиный мёд, а гнилой мёд из-под мух. Есть люди разные, но пустых нет. Их попросту не бывает. Так я думала до-сегодня. Но, наверное, это не люди...  Значит, ты не есть человек, раз тебе не дан шанс. Тогда, получается, всем людям он даётся...  - Поняла, - воскликнула я. – Шанс не дают, его отнимают. У всех при жизни есть этот шанс, но...  Но его забирают. Это, как штамп о непригодности. Вот, человек есть, а вот его уже нет, у него забрали билетик и он вынужден ходить туда-сюда, чтобы этот билетик вернуть... или он должен умереть... Нет, не правильно. Если ты не живёшь, значит, умереть ты не можешь, тебя попросту должно не стать.   И этих зародышей не стало. Может, какая-то будущая мать должна была одного зачать, но так и не сделала это. Но, ведь не она решает... А кто? Глупо полагать, что человек всесильный.  Эти мысли дались мне очень тяжело. Обычно у меня такое ощущения, (я только сейчас это поняла) что за меня думает кто-то другой. Телевизор, компьютер или ещё кто-то, кому не лень. А это всё сообразила я исходя из данной ситуации. Может это щедро, может расточительно, но я одарила шансом каждого...

Моногамия, парт фоур (2)

начало

Это не была фабрика игрушек, те предметы, которые я изначально увидела, не были частями кукол, а были самыми настоящими частями человеческого тела.  Меня обычно не тошнит, и в данный момент я этому обрадовалась, как никогда. Я только слегка покачнулась от лёгкого помутнения, вызванного скорее запахом, чем увиденным.   Вива моей психике! Стальной непоколебимой психике, которая в районе шестой жизни меня предала. Тогда я подверглась таким тортурам, которые сложно описать, (но мне прийдеться) зато я себя тешу одной мыслью, что это всё я пережила и оно, (я надеюсь) не повторится.    Вкратце опишу строение всех здешних машин (оно между собой схожее). Это были большие металлические коробки, (основной фарш и секрет производства надёжно покоились внутри) сбоку находились маленькие дверцы из которых, полагаю, должны были вываливаться готовые «изделия». Сверху имелось квадратное отверстие, а механическая рука, (я думаю, вы имеете представление, как она должна выглядеть) поочерёдно бросала туда части тел. Вот, в общем-то, и всё, кроме того, что эти автоматики были изрядно политы уже засохшей кровью, а части тел начали потихоньку сгнивать, хотя в ангаре было довольно-таки холодно. Я отошла подальше от машин, к огромной груде пёстрых коробок. Она занимала порядочное место и резко отыгрывала на контрасте по сравнению с всеобщей обстановкой помещения. Для справки, ангар имел серые мрачные стены и ни одного окна, свет обеспечивали продолговатые лампы, как в больницах. Иногда они слабо мерцали, иногда гасли, а потом снова загорались, и это ещё больше нагнетало итак не самую позитивную атмосферу.  Сев на корточки я начала разбирать коробки, все оказывались пустыми. На самом дне кучи я подцепила что-то тяжёлое и большое, и мне стоило немалых усилий вытащить это на всеобщее, (пока что, только моё) обозрение.   Эта коробка была ярко розового цвета, красивая, немного больше моего роста. Знаете, как коробка для кукол. У неё ещё спереди плёночка за которой находится игрушка. Я перевернула её и...   Пока что я не буду говорить, что я там увидела, а лучше расскажу, как долго я переворачивала коробку. Хм, это было очень долго. Сначала я напрягла все силы... Потом... М-да, вижу, вы не сильно горите желанием дослушать мой рассказ до конца. Ладно, вас никто заставлять не будет.  ... это была девочка лет тринадцати. Лицо у неё было достаточно красивым, ну, а всё остальное, прямо скажем, не очень. Она, как будто была сшита из разных кусков тел очень многих людей. Одна рука у неё была мужской, другая маленькой, как у пятилетнего ребёнка. Туловище я видеть не могла, одета девочка была в беленькое платьице-балахон, которое скрывало её фигуру. Ноги, слава богу, были одинаковыми... почти... На одной ноге было шесть пальцев, а на другой – четыре. Всего в суме выходит десять, так что это за видимый изъян не считаем. Волосы у неё были каштановыми и сильно крутили...  - А-а-а!!! – закричала я.   Девочка открыла глаза. Но это было ещё не самое страшное, страшным было то, что у неё не было зрачков, только одни белки. Тогда мне это казалось чем-то из ряда вон выходящим... поверьте, за это время белки без зрачков перестали быть для меня пугающими, я даже прониклась к ним симпатией... в отличие от всего остального.    - Ты!  Хм, где-то я уже это слышала...  - Да, я...  - Ты узнала ответ на вопрос?  А-а-а... Паника, я даже помню, где я это слышала... Попробую соврать.  - Да, конечно.  - Ну и кто ты? – девочка криво ухмыльнулась и поцарапала пальцем плёнку.  Уф... Хоть пальцы не костлявые и то хорошо.   - Я человек, - сказала я первое, что пришло мне в голову.  - Нет... – девочка отчего-то мигом взбесилась. – Ты не человек, я человек, а ты кукла! Кукла, и ты должна быть на моём месте!  Это, что у них такая маниакально-навязчивая идея, винить меня в своих несчастьях? Что скелет, что эта с топором... С топором?! Этого в моём сценарии милой беседы не предвиделось.  Кукла расцарапала плёнку, и выскочила на меня, размахивая топором, который неизвестно откуда взялся у неё в руке. И, как назло в сильной мужской руке.   - Я убью тебя, - заорала девочка-мутант. – Разрублю на фарш и сделаю из тебя коробку с пластилином!  - Не надо, - запротестовала я. – Может, мы найдём какой-нибудь компромисс? Например, ты уйдёшь обратно в коробку, а я тихонько уйду?  - А ещё, - продолжала кукла, как будто не слыша меня. – Я выну твои кишки, а вместо них посажу тебе ленточного червя. Очень толстого червя, который станет пожирать твои внутренности...  «А качество пластилина от этого не ухудшится?» - хотела спросить я, но промолчала, мне пора было уже бежать.   И я побежала, я бежала быстро, как гепард, ловко, как лань, легко, как... А упала я, как ленивец с гриля.  «Она меня сейчас убьет, может, ещё не поздно пересмотреть короткометражный фильм, о том, как Бабочка провела жизнь... или две жизни... Бабочка, - запоздало пронеслось у меня в голове. – Меня зовут Бабочка».  Хрясь. Топор пронёсся около моёй ноги... Что-то неприятно хрустнуло.  «Эта сука сломала мне щиколотку, - данная мысль пробежала у меня в голове, забирая все надежды на счастливое будущее. – Я не смогу подняться».  В отличие от первой жизни, во второй я ощутила всю гамму болевых ощущений. Меня буквально плющило от боли, пока этот мутант замахивался для решающего удара.  Хрясь...  Я успела откатиться и чувствительно ударилась об одну из машин. Видимо от встряски или от каких-либо других причин, не важно, факт в том, что автомат заработал, и из бокового отверстия вышло новое творение сумасшедшей фабрики. Этот монстр мало отличался от первого, разве что был мальчиком, и вместо руки у него была припаяна раскалившаяся бензопила.  - Ты! – воскликнула девочка. – Ты должен сдохнуть, чтобы я жила.  Скорее всего, второй монстр вполне разделял её мнение и оба они начали зверски кромсать друг друга. Я быстренько откатилась, к сожалению, сломанная щиколотка не позволила мне так далеко убраться, как мне хотелось.  Мальчик с бензопилой скоро одержал победу над дурной мутантихой. Затолкав разорванное тело в машину, он сел на пол, видно не соображая, что делать дальше.   Он просидел так довольно долго, вдруг, машина перестала работать. Плоть куклы забила её и она сломалась. В этот момент в голове у мальчика, вроде бы, что-то переключилось, и он уверенно зашагал ко мне.    Я наскоро помолилась, но это не помогло, монстр всё приближался и приближался.  - Мне конец, - прошептала я.  Мальчик замахнулся нормальной рукой и легонько стукнул меня по голове, но этого вполне хватило, чтобы сознание на время отключилось. 

Моногамия, парт сри (2)

нажми

После бесполезных попыток наладить контакт с губами я пришла к неутешительному выводу, что раз здесь только рот, значит, ЭТО слышать меня не может, потому что для этого, как минимум, нужны уши.   - Что делать, - захныкала я и устремилась к разделу буквы «С». – Сны, я хочу узнать всё о снах.  Голова, (слава богу, целая) подняла на меня глаза и я с ужасом узнала Ингу.   - Вы?   - Я? – грустно вымолвила голова, наверное, не до конца понимая суть вопроса.  - Вы – Инга? – уточнила я.  - Не знаю, - голова понурилась, и я увидела слезы, выступившие на её глазах. – Скажи мне, что я здесь делаю?  - Не... Откуда... – растерялась я. – Так вы не Инга?  - Инга... Инга... Так меня зовут Инга? Скажи, что это так! А, как мои дети?  - У вас нет детей.  - Нет... – голова снова впала в апатию. – А как же, нет. У меня и тела нет, какие уж тут дети. Так, что тебя интересует?  - Я хочу узнать о снах, - выдавила я, теша себя мыслью, что это не Инга, а просто паршивый глюк.   - Каких снах?   - Ну-у... Необычных снах. Вот, как сейчас.  - Это не сон. Хотя, ты выглядишь вполне живой, и я могу предположить, что попала ты сюда по случайности. А точнее через пространственное сновидение.  - И в чём отличие?  - В том, что, побывав в таком состоянии час, твое тело, как будто бы проживаешь неделю в реальном мире. Многие так и умираю, блуждая здесь в поисках ответов на вопросы.  - Мне тоже надо найти ответ на один вопрос, что будет, если я не найду его?   - Ты останешься здесь, если в твоём доме тебя ничто не держит.  - А тело, что с телом? – я уже начинала слегка паниковать.  - Оно умрёт так, как обычно умирают тела.  - Бля-я-я. Кажется, я попала в ловушку. И это не сон. И что мне делать? Я же старею-ю.  Выбежав из библиотеки, я села на парковую скамью. Но мне по понятным причинам на этой самой скамье не сиделось.  - Что делать, - я напрягла память. – Надо вспомнить, может я где-то слышала своё имя.  Самое смешное, что в данный момент я не помнила даже своего настоящего имени, ни то, что какого-то абстрактного.  Встав, я побрела вдоль аллеи с мертвяками обратно домой. Больше мне было некуда идти. Наш город состоял из школы, библиотеки, супермаркета (ну, как же без него) и многочисленных построек. А всю остальную площадь, вокруг города, занимали поля. Голые, сухие, бескрайние поля...    Около моего дома меня поджидало неприятное открытие. Я матернулась, потом ещё раз матернулась, а потом так МАТЕРНУЛАСЬ, что мертвяки около меня заново поумирали.  Мой дом не имел двери, он, к слову, не имел икон. Точнее всё это было в наличии за исключением маленькой детали: все дырки, через которые люди привыкли ходить туда-сюда, были нарисованы. Нарисованная дверь, нарисованные окна, дымохода в наших домах не было, то есть о мечте зайти в родной хаус можно было благополучно забыть.   Обстановка у соседей меня не порадовала. Всё так же глухо. Я обошла несколько улочек и вот, о чудо! В одном доме на крыше была открыта форточка. Я, как и моё астральное тело, большими габаритами похвастаться не могла, так, что в отверстие вполне могла пролезть.   Кстати, я очень боюсь высоты и не боюсь покойничков. Поэтому и обратилась к рядом висящему субъекту подсадить меня. Он с радостью согласился в обмен на мою душу. Когда я сказала, что душа не продаётся, он немного помаялся и всё-таки решил мне помочь.  Ой, лучше бы он не соглашался...  Когда я достигла апогея (выше я никогда не залазила) свой смелости и количества адреналина, (вскоре моя адреналиновыделялка сломалась, и я стала тем, кем я есть сейчас) то ловко ухватилась за раму и встала на неё. С этой высоты я увидела место, где по идее должна была находиться моя школа, но там присутствовало красивезное кладбище.   «Наверно мест не хватило, - подумала я. – Вот и пришлось трупы на деревья вешать».   Видимо не вовремя я подключила думалку, вот и сорвалась вниз, (форточка оказалась не форточной, а здоровенным окном, просто с земли его было плохо видно).   Падала я не долго, но с пользой. Уже в полете, я успела отметить, что площадка для моего падения – это не паркет или, в крайнем случае, деревянная мебель, а самый что ни на есть настоящий бассейн.  Весь дом, как банка был наполнен водой, и я нежданно-негаданно была приглашена покупаться. Только покупаться не вышло, я сразу начала тонуть. Утопала я гораздо дольше, чем падала, мне даже это успело надоесть.  Ур-ра!!! Подводное путешествие закончилось. И гид указал на последний экспонат в моей жизни.  Это был скелет. Он сидел прямо на паркетном дне прикованный к скале, которая шла прямо из пола.  - Ты! – сказал скелет.  - Ну, я. И что?  - Ты нашла своё имя?  - А ты знаешь? – я разом прониклась уважением к этой груде костей.  - Знаю, - ухмыльнулся скелет и я начала замечать удивительные метаморфозы, которым он подвергся. Это называется стриптиз-наоборот, когда кости вдруг начинают обрастать мясом. И скелет вдруг начинает приобретать человеческий облик.  Пардон, оговорка. Это был не просто человеческий облик, это была я, только синяя и мёртвая, с не обросшей плотью кистью руки.  - Я знаю, как тебя зовут. Но ты! – и моё мёртвое Я указало на меня костлявой рукой. – Ты, не знаешь!  Казалось, скелетон находится на грани нервного срыва, он брызгал слюной, (под водой это было почти незаметно) и махал свободной рукой. Для справки, свободная, это та, что не прикованная.  - Не знаешь! А я должна страдать за тебя! Ты умрёшь! Умрёшь!  И в ярости скелет воткнул свои пальцы мне в горло. Последнее, что я помню, это были облака крови, растворяющиеся в воде и смех ненормального мешка с костями.  Ах, он посмел меня убить, да, как он мог? А как я могла... смогла... разговаривать в воде. М-да... Мне не следовало тонуть. А сейчас я захлёбываюсь, (уже по-настоящему) в собственной крови!  OK, that’s all.