хочу сюда!
 

Татьяна

54 года, телец, познакомится с парнем в возрасте 50-54 лет

Заметки с меткой «повесть»

Короленко В.Г. - повесть "Без языка", рекомендую почитать

В повести В.Г. Короленко "Без языка" рассказывается как двое сельских жителей с Волыни в конце 19 века поехали искать счастья в Америке, отстали от парохода и потеряли адрес своего родственника, к которому ехали. И вот они остались в Нью-Йорке, не зная языка и американских обычаев...
onewayticketfrom.ru/books/korolenko_bez_yazika.htm

Повесть о настоящем человеке…

Повесть о настоящем человеке… 
Эта история 100% достойна экранизации. Уж больно она необычная и яркая. Хуанг Янфенг, 45-летний китаец, родился и вырос в отдаленной деревушке в Китае. Потом уехал на заработки, карьера пошла вверх, разбогател. А потом ему был поставлен страшный диагноз – рак в запущенной стадии. 
Попробовать вылечить можно, но стоит очень дорого, однако шансы на исцеление весьма призрачные. Деньги у господина Янфенга были, хватило бы на несколько попыток. Но он решил распорядиться ими по-другому.



Как заявил сам больной, у перед ним встал выбор: потратить все деньги на попытки вылечиться, которые скорее всего всё равно не приведут к успеху. Или сделать за свои деньги что-то хорошее и полезное для людей, смирившись со смертельным недугом. И он вернулся в родную деревушку в южной части Китая, которая так и осталась связана с миром какими-то тропами. И оставив жене достаточно денег для комфортной жизни, а дочери на обучение в приличном колледже, вложил все деньги в строительство дороги, которая уже после его смерти свяжет ту самую деревню с «большой землей». – Здесь сложно жить, в этих местах. Вокруг высокие горы и быстрые реки, но когда моя дорога будет закончена, людям станет проще. И туристы сюда поедут, тут очень красиво! – улыбается Хуанг Янфенг.



Пока мужчина жив, он каждый день приходит на стройку с термосом чая и печеньем, и сидя на раскладном стуле наблюдает, как его проект постепенно превращается в настоящую дорогу.


Стругацкие. Гадкие лебеди. 1967г. (отрывки)

Повесть «Гадкие лебеди» о вторжении в повседневную жизнь провинциального городка таинственных сил, олицетворяющих будущее. Это будущее не во всем понятно и приятно герою, писателю Виктору Баневу, но оно все-таки лучше, чем откровенно деградирующее настоящее; окончательный и безжалостный приговор существующему порядку выносят дети, все как один, уходящие из разлагающегося и гибнущего города к своим воспитателям.

[ Читать дальше ]

Strongly recommended (XI)

Смею обратить ваше внимание на то, что эта глава - ОДИННАДЦАТАЯ по счёту. Для того, чтобы адекватно воспринимать действительность, описанную ниже, рекомендовано начать чтение с главы номер ОДИН. Она - здесь.

Чтение, смею предположить, хоть и долгое, но не утомительное)

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. ТЕБЕ НУЖЕН ПЕРЕВОДЧИК?

Расстрел сразу не задался. Если его и хотели уничтожить – а в этом у Максимилиана сомнений не было - способ был выбран не самый удачный. Стреляли зомби из рук вон плохо.

Мужик не стрелял. Свою способность к осмысленным действиям он доказывал иным способом. Для Макса и это не стало хорошей новостью: мужик доставал из закромов патроны и сноровисто перезаряжал двустволку. После чего передавал ружьё стрелкам.

Происходившее до того напоминало дикий, отвратно срежисированный фарс, что какое-то время он не считал нужным напоминать о своём присутствии яростным сопротивлением. Авось, справились бы и без него. Авось, его присутствие здесь – не более, чем роль зрителя в 5-D кинотеатре. Всё казалось нереальным, нестойким, как дым от шашек в фан-секторе киевского «Динамо».

Его одноклассники – зомби?! Кто поверит в эту сивокобыльную чушь?!

[ Читать дальше ]

100%, 2 голоса

0%, 0 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Новая повесть временных лет

Я вёл свой род от Рюрика. Писцы, коих лечили в этой же палате, твердили, что мой предок под уздцы подвёл коня бухой варяжской знати. А знать та знать не знала ни меня, ни род мой конокрадов из Тюмени. Им только дай усесться на коня и радостно скакать к ебене-фене.

Их главный конунг, значитца Олег, свекольным рылом изрыгая мат площадный, решил коня объездить имярек. И лезет тушею на круп лошадный.  

С отверзтым ртом я летописцам внемлю:  Олег  не с той ноги встал в стремено и так с размаху ёбнулся о землю,  как могут ёбнуться ну разве что в кино. Лежит плашмя - фатальная поломка.  И всякий протрезвел окрест  варяг: "Что рассказать нам конунга потомкам?! Что он нажрался – и с коня хуяк?!" 

"Да и потомков нет. Был молод  конунг, страдал заболеванием крестца. Он двигался на жонке every morning, да только всё без должного конца". 

Но кое-как восстановили орднунг – и подозвали Нестора-писца. 

"Смотри, писец, песец Олегу. Жалко, но что попишешь?! Резвый был юнец. Гляди! История – о двух концовках палка, а надо, чтобы был один конец. Вот тот конец, который вижу я: Олег в зените славы обретался, вела на юг его мирская колея. Как вдруг из черепа, что под ногой валялся, его язвит хазарская змея. Для виду наш Олег ещё потрепыхался – и всё, трындец! Ни славы, нихуя. Последнее писать не надо, Нестор. А чтоб в гробу коловращался Ежи Лец, блюди иносказаний славный вектор. Всё понял? Ну иди, пиши, писец".

"А как же род продолжить?"

"По закону о праве сильного – кто конунга убил, тому и править от Невы до Дона, тому и ублажать Олегову матрону. Эй, лысый пень!  Поди найди гондона, кто тут коня Олегу подводил".     


80%, 12 голосов

20%, 3 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Варшавская мелодия (повесть). Часть 1

В июле Олесю пригласили в профсоюзную поездку в Варшаву. Она с радостью
согласилась, потому что ее жизнь в последнее время была серой и
обыденной - цифры, отчеты, накладные, одним словом, скучная
бухгалтерская работа.

Отъезд был назначен на субботу, которая венчала собой долгую и трудную
рабочую неделю. В 9 утра работники центрального киевского офиса и
региональные представители сели в большой комфортабельный автобус.
Руководители, однако, отказались ехать в автобусе с подчиненными и взяли
билеты на самолет. Некоторых региональных представителей Олеся знала,
других видела впервые. Она была скромной девушкой, и поэтому
контактировала с ними исключительно в том случае, если надо было решить
производственные вопросы.

Олеся достала "Сагу о Форсайтах", которую все никак не получалось
закончить, и настроилась читать. Но такой возможности не представилось. К
Олесе сразу же подсел ее хороший знакомый из Ужгорода Роман, известный
общественный активист, гуцул и ценитель женщин. Внешностью он напоминал
Че Гевару, только постарше и  потолще. Роман был настроен провести
поездку весело, о чем свидетельствовали несколько бутылок водки в его
сумке.

Подобное алкогольное настроение наблюдалось и у некоторых других
пассажиров. Например, у низкорослого и круглолицого представителя
Луганска Александра. Он был одет в стандартную одежду украинского
молодого мужчины, который плевать хотел на моду и красоту - серо-зеленая
невыразительная футболка, серые шорты из какой-то китайской химической
ткани (с виду все приобретенное на дешевом вещевом рынке), и босоножки с
черными носками. Олеся для себя отметила, что абсолютно безвкусное
сочетание босоножек с носками украшало ноги почти всех пассажиров
мужского пола.

Не успели отъехать от Киева, как Василий из Львова, словно стюард на
межконтинентальном лайнере, начал раздачу напитков и еды. Он открыл
первую бутылку водки и начал резать бутерброды. Все остальные, чтобы не
выглядеть жадинами, вынули свои стратегические запасы - нарезанные
батоны, нарезанный сыр, колбаску, вареные яйца, помидоры.

Девушки морщили носы от перспективы пить водку, или даже вино, в десять
утра. Кто смог, ограничился соком, но некоторым не удалось отказаться.
Звучали тосты за профсоюз, за дружескую Польшу и традиционно - за любовь
и женщин. Большинство пассажиров выпили по три рюмки и успокоились.

Однако представитель Луганска с автобусной галерки все звал Романа к
себе. Оказалось, он там искал компанию для распития лечебного бальзама
"Седьмое небо", но отнюдь не в лечебных дозах. С другой стороны, крепкий
Тарас из Дрогобыча звал Романа допить огромную бутылку водки
"Немирофф". Она была уже наполовину пустой. Роману пришлось согласиться.


С седьмого неба падать было жестко. Через пару часов Александру стало
плохо, и автобус совершил непредусмотренную маршрутом длительную
остановку. 45 минут все пассажиры стояли на улице, пока Александр мылся
сам и отмывал автобус. Тарасу тоже было нехорошо, но он вовремя успел
подставить пакетик, и поэтому в отмывании транспортного средства не
участвовал. Но когда автобус пересекал границу, он был все еще пьян, и
мы переживали, что его не пропустят пограничники.

За окном пышно и упоительно расстилалась под высоким голубым небом
гостеприимная польская земля, украшена красными лентами маков. Конец
путешествия в автобусе прошел спокойно, за просмотром фильмов,
разговорами и снами. Роман громко храпел, и поэтому Олеся нормально
уснуть не смогла.

Также незаметно прошел профсоюзный форум стран Восточной Европы. Часть
участников из Украины была невыспавшаяся, другая - с похмелья… Почти все
жаловались, что не смогли хорошо выспаться в дороге. Днем все гуляли по
Варшаве, покупали сувениры и пили польское пиво со смешным названием
"EB", отмечая, как старая часть города похожа на Львов.

И обещанное из когда-то убранного...

Маленькая повесть о тех временах, когда нам приходилось изрядно туго :)

ВЫПЕЧКА