хочу сюди!
 

Ксения

38 років, риби, познайомиться з хлопцем у віці 28-40 років

Замітки з міткою «література»

Школа ненависті. Урок 7. Сгущонка



Увага! Текст написаний свнсбчим суржиком для більш глибоко розуміння контексту. Тому особливо чутливим та вагітним можна читати лише останній абзац нижче.

Однажды активный коллаборрант с коммунонацистским режимом СССР Евгений Евтушенко сподобился написать прозу. Поэт он был плохонький, а писатель выдался и того никчемнее. Но во времена "перестройки" его роман "Ягодные места" выглядел смело, написанным без особенных штампов (хотя, там такие шедевры руссонацистской пропаганды прямо с первых абзацев, что можно обрыгаться и дальше не читать). В принципе, этот "роман" и заслуживает такого отношения.

Но тогда его прочла вся прогрессивная совковая вшивая интелигенция. И восторженно обсуждала под водочку с селедкой на прокуренных папиросами "Сальве" кухнях, пока его поругивали цепные псы режима в "Литературке".

В общем, роман говно и не стоило и вспоминать ни о нем, ни об авторе. Мне лично он запомнился только тремя пассажами.
Первый - у одного из антагонистов на двери висел плакат с портретом Ринго Старра (что было абсурдно. т.к. отдельно Ринго никто не печатал, неходовой был товар).
Второй - что Харрисона по соло можно узнать с двух нот. Очевидно, аффтар послушал песню "This day only" из альбома 79 года и не знал, что как раз это соло играл Джефф Линн :)))
Третий момент был самый запоминающийся и врезался в память навсегда.

Чтобы показать отвратительность главного антигероя, комуняцкий холуй Евтушенко призывает на помощь... сгущенку. Да-да, именно этот суррогатный продукт, который в отсутствие нормального молока в Эсэсэсэре строителям коммунизма втюхивали как "лучшую в мире молочку".
Я застал самые темные времена умирающего совка. Такие, как сейчас на Россее.

Очереди за всем. Мрачные одежды, постоянное легкое чувство голода (что такое голодные обмороки я узнал потом, в 90-е), постоянная самоцензура, потому что донести мог кто угодно (правда, ничего бы не сделали, но по кабинетам бы погоняли на "лекции о преимуществах социалистического строя"), постоянная тень войн в далеких бабайстанах.

Даже солнце, как мне казалось, светило тускнее, чем сейчас. Но при этом, при пустых прилавках магазинов и пирамидах из консервов с морской капустой, сгущенка не была пределом мечтаний. Ее вполне можно было "ухватить", пройдя несколько гастрономов. А в "Кооператоре" она вообще стояла, но, правда, дороже на 20 копеек (целую буханку хлеба). Кстати, именно из банки сгущенки и буханки хлеба и состоял очень часто мой школьный обед. Хотя, родители, конечно, давали деньги на тарелку резиновой пшонки с вонючей столовской котлетой.
В общем, трагедии со сгущенкой в 1979-82-х годах не было. В отличие от мяса, сыра или молока того же.

Но вот у Евтушенко в романе антигерой совершал по мнению автора страшные преступения. Он брал банку сгущенки, делал в ней две дырки и один, не поделившись с голодающими детьми Африки, выпивал ее. Такое поведение характеризовало героя как подлейшего подонка и в результате привело его к гибели на таежной речке. Думаю, его, переполненное сгущенкой за все годы тело, пришлось по вкусу местным медведям 🙂

Ну то есть, каким больным надо быть, чтобы тебя так давила жаба по отношению к тому, кто может взять и выпить банку сгущенки. Кстати, это сделать самому очень проблематично, а уж срачка потом на пару дней обеспечена стопроцентно. Так что неизвестно, кому повезло больше - голодному Евтушенко или этому молодому геологу с портретом Ринго Старра (да, это была именно его дверь).

Я долго думал, откуда у обласканного режимом бумагомараки, жравшего искру с шампанским в Массолите, такая зависть к простым радостям обычных советских пролетариев? И вот совсем недавно наткнулся на еще одно его творение.
Почему и вспомнил о романе. И о нем, и о сгущенке.
Читаем, не обляпаемся. 

Е. Евтушенко

Сгущенка


Мечты о сладком – детства горькие мечты
среди безрадостной, бессладостной Москвы.
Я бредил тортами, грильяжем и халвой,
и сахар сыпал в глотку ложкой суповой.
Конфеты «Мишка» мне во сне просились в рот.
Вот почему так любит Шишкина народ.
Я пачку «Норда» с краю ловко надрывал
и рассыпные папиросы продавал,
но в сорок пятом, в День Победы, у Кремля
их раздавал, в толпе давая кругаля.
И видел я: у инвалидов, у солдат
мои салютинки, светясь, в зубах сидят.
Американец «Кэмел» выдернул из губ
и взял мой «гвоздик» с уваженьем: «Вери гуд!»
Он жвачку дал мне и обертку открутил.
А я подумал, что конфета. Проглотил.
И мир казался мне ирисочной горой
над белым озером сгущенки даровой.
Я отоварился сгущенкой как-то раз.
Ее я вылил из бидона в медный таз,
и огольцы, что и не видели коров,
хлебали ложками ее со всех краев.
На демонстрацию наутро шли мы все,
боясь попасться карамели, монпансье.
Мы поднимали пионерские флажки,
а от сгущенки этой слиплись все кишки.
Так мне урок дала пожизненный Москва,
что сладость может быть пожизненно мерзка.
С тех пор, как тонкостями кто-то ни тоньшит,
меня от сладенькой поэзии тошнит…

23 июня 1979



Бросьте жертву в пасть Ваала!

Увага! Мовний дисклеймер:
Написано языком врага, потому что это адресовано скорее им, нам и так давно все понятно все последние 400 лет истории.


Ваал, один з богів давнього світу

Жил в одной провинциальной но беспокойной на голову стране один писатель. Не мыслитель, поскольку мыслить в той стране было запрещено уже несколько столетий, а так - созерцатель и написатель. Копипастер реальности, если коротко. Звали его Леонид Андреев. Копипастер был он знатный. Образы были у него рельефные, мускулистые и запашистые. Потому у интеллигентских подсвинков был он в чести. Даже русский нацист Толстой уступал Андрееву в популярности и плел какие-то козни в писательстком гадюшнике. Но Леониду все было пох. Он живописал жизнь обычных людей, восхищался их мелкими подлостями, глупостями, жадностью и жестокостью, приговаривая: вот она - душа-то руууская. Зато как напьется такое жывотное, изобьет жену, детей, щенка-котенка ногами запинает до смерти, потом сидит и плачет скупою слезою. Добрый потому что где-то внутри. Загадочный. Понемногу продвигал идеи религиозного русского нацизма. Живописал прелести коррупции, мол, воруют чиновники, а что делать? Жалование-то мелковато. а люди они добрые где-то внутри.
За это писателю платили достойно, и он эти большущие деньжищи пробухивал с бомжами на возкалах и в кабаках с чернью. Ну, писатели и артисты - они все такие. Жалкие позеры.
Да и хер бы был с этим Леонидом Андреевым, но случился у него сын по имени Даниил. Тоже писатель, как вы понимаете. Не коммерсант и не слесарь вышел. Бездельник, одним словом.
Жил бы он себе тоже в надрывном живописании кизяков в Сормове и смертельных бухачках в притонах как папаша, но случилась жопа. Оказалось, что у «русского» народа есть еще более поганая часть. И именно она и взяла верх.
Схватили бездельника Даниила большевики да и упекли в тюрячку за то, что "антилигент", в самый что ни есть Владимирский централ. И там чувак и поехал кукухой. В чем его обвинять совершенно нельзя, поскольку хуже нечеловеческой жизни на московии есть только московитская тюрьма.
Медленно сходящий с ума на протяжении десяти лет, Даниил описывал творения своего больного разума. И создал книгу, сколько страшную и вредную, сколь и достойную места в пантеоне наикриповейших творений человечества. Чем и заслужил место между Вергилием, Данте (это не герои DMC) и Сведенборгом (не считая экзистенциалистов 20-го века).
Книга объединила набор разрозненных глав и получила название «Роза мира».
И хер бы был с этой мракобесной книгой, но она стала библией для разного рода русских нацистов – от преподавателей йоги до членов тайных сообществ на Старой площади.
Потому что Даниил Андреев там описал все, что видел своим помутившимся взором: великих «уицраоров» - демонов государственности, «античеловечество» «игв», живущее с нами на одной планете (о, да, мы знаем), «ангелов», «демонов», «низвергнутых богов» и многослойные духовные и ментальные миры.
Писатель-недоучка своего времени, он изложил все мракобесные теории, блуждавшие тогда в модных салонах столиц, экзерсисы Одоевского, фантазии Гофмана, рассуждения Галилея, Ньютона, Уильяма Блейка и еще чорт знает кого – все, что он успел узнать и прочесть до тюрьмы.
И главной проблемой этой книги было то, что именно на «русский» народ, как всегда, была возложена миссия спасения мира, борьбы с Антихиристом и утверждение своей, «русской» правды над всем миром.
Самое оно для начинающего нациста. Все в одном наборе. Тайное знание, «С нами Бог», «Особый путь», «Мы всех спасем, а кого не спасем – уничтожим».
В общем, ничего нового.
И хер бы с этим всем, как и со всем московитским. Но я увидел одну коренную проблему всего «русского». Которая их и погубит. В которой и есть спасение для всех остальных. Яйцо в зайце. Игла в яйце.
Да, обезумевший от ужасов заточения в бесчеловечной тюрьме писатель почти реально видел то, что описал.
И Непостижимого Гагтунгра. И монументы Великого Игвы. И темные города Античеловечества. И Остров отступника, на котором заточена душа Иуды и зарево от его страстных молитв о прощении. И Антихриста, который "будет невысокого роста, скромный интеллигентный европеец и вместо войны он сначала будет торговать". И Спасителя, который выйдет на свет где-то в Сибири.
Я даже допускаю, что это реально.
Что Андреев действительно прозревал в другие миры.
Что он действительно это видел, или ему это показали.
Но проблема в том, что он не понял показанного.
И не сказал своему народу от гнилого семени.
Что это именно они – Античеловечество. Что зловещий демон власти, пожирающий миллионы душ – это их божество. Что Великий Игва – это их лидеры, ведущие стада на убой уже пятый век. Что все они от рождения поражены этим проклятием.
Что Спаситель, Ангелы и воины света – это другие люди, это те, кто борется с этой проклятой ордой уже пять веков.
И самое главное – что описанный им крах Тьмы – это их крах. Уничтожение и исчезновение первородного чистого зла на этой планете.
И то, что Спаситель явится в Сибири и нанесет решающий удар – верный символ. Мы же знаем, чья Сибирь. Сибирских угнетенных народов, живших в понимании с природой и умевших правильно толковать ее знаки.
Зная, что они есть сторона Зла, русские нацисты по-другому сложили бы концепцию своего существования. Мы видели пример немецких нацистов. Которые сознательно построили свою идеологию на темной мистике. Было достаточно эффективно. До поры.
А теперь абзац для нас.
Нельзя воспринимать московитов хотя бы в какой-то степени позитивно. Нельзя их гуманизировать. Нельзя легитимизировать их раскольническую веру. Она не имеет ничего общего с христианством, что бы мы не имели в виду под этим названием.
Потому что это – воинство античеловечества и путь их – только вниз, в ад, на свалку Вселенной. Где валяются лишь скорлупки от уничтоженных звериной яростью демонов их душ.
Это сам Андреев написал, да. И главное понимать, о ком.
Урок литературы окончен. Домашнее задание: напишите в комментах рецензии 😊))

Чоловіки і Жінки_3

Продовження: http://blog.i.ua/user/290876/2365172/

Перепалка Літераторів.

Сьогодні вашій увазі пропонується третій «опус» -- 

Завтра вашій увазі буде запропоновано четвертий «опус» 

Маєте хист підключитись до перепалки Літераторів?



 

ТавтоГрама "В" -- "Ворона ввечері"

Серед  студентської  спільноти  свого  часу  було  поширене змагання  на  складання  оповідання,  у  якому  би  всі слова  починались  на  одну  і ту саму букву -- ТавтоГрами. 

В російсько-мовному змаганні відоме оповідання  «Отець Онуфрій»:  http://blog.i.ua/user/290876/2029464/

До уваги пропонується оповідання, де всі слова починаються на букву «В»  (понад  200 слів)…

 

Ворона вперше в Великдень, в вівторок,  взялася варити вечерю.

Внесла велике відро води, всипала в воду вівсянку.

Варила-варила, вирішила виявити винахідливість: влила вершки,

вкинула вчорашній вінегрет.

 В відрі весело вирувало.

Ворона-вертихвістка  вертілася всюдибіч: витягла високоякісну вермішель, відкрила вишневе варення, відщипнула вісімнадцять виноградин, відламала восьмушку ванілі.

Все вкинула, вимішала, випестила...

Вариво видалось вельми вегетаріанським.

 Ворона вирішила вкрасти вирізку.

Вигасила вогонь, вирушила в “Варус”.

 Відважно влетіла всередину.

Всі відвідувачі “Варуса”, вгледівши Ворону, влаштували вереск.

 Виручили випадкові військові: взялись виганяти вертихвістку

 віниками,  вербою…

Втікаючи, Ворона втрапила в віддалений від виходу відділ.

Вгледіла “Віскас”. Вхопила. Вправно вилетіла.

Вдома відновила вогонь, вкинула влучно в відро віднайдені вишкварки, вкрадений “Віскас”.

- Все, вже вистачить, - впевнено вимовила вголос.

Вельми вдоволена вмостилась відпочивати.

Влетів вайлуватий Ворон.

- Вау! Вечеря! Вельми вдячний! - вигукнув.

- Втомився, вельмишановний? Виголодався? Всідайся! - відповіла весело Ворона.

Впевнено влила вариво в ваганки* -- виглядало вдало.

Ворон взявся видзьобувати.

Враз - випрямився витріщився-вилупився !!!

Ворона викрикнула: - Вдавився?! Викликати ветеринара?!

- Води, - вимовив втишено Ворон, випльовуючи вариво.

Випив воду, відкашлявся.

- Відпустило... - видихнула Ворона.

Вона відвернулась.

Ворон вмить вилив вариво в відкрите вікно.

- Виїв все! - виголосив, віддаючи Вороні випорожнені ваганки.

- Вечеря вдалась? - взялась вона випитувати.

Ворон вирішив відбрехатися (вважатиме вередою, втратяться

взаємини, вивітриться ввічливість).

Вдавано ввічливо вимовив: - Вдалась... Вражений...Візьми Валюту, - всучив.

Ворона вийшла вимити ваганки .

Вдивляючись в вже вимите відро відверто відразливого варива, Ворон важко видихнув: - Вмру...

Вернувшись, Ворона весело відрапортувала:

- В вівторок варитиму вареники, випікатиму ватрушки!

Ворон вперше ввечері випив валер’янки...

На вулиці йде дощ...

На вулиці вже зо дві години йде монотонний дощ... 
моя дружина весь цей час тоскно дивиться у вікно...
якщо дощ і надалі буде продовжуватись, прийдеться таки впустити її в дім...

(як називається цей жанр літератури? )
Сторінки:
1
2
3
4
5
6
7
8
12
попередня
наступна