хочу сюда!
 

Ірина

36 лет, водолей, познакомится с парнем в возрасте 31-45 лет

Заметки с меткой «кощунство»

То є – кощунство!

"Украинская певица Светлана Лобода, завоевала титул Женщина-2017 России по версии журнала Glamour."


В борделях рашенських біда
Жінки там – як яйце протухле
Й так "спрацювалась" Лобода 
Що в неї навіть губи спухли...




Я ще – ого-о))) І шал збудив 
У мене вигляд Лободи... 
Дівкам подібного покрою*
Я б кожен день – давав "героя"))))


* – "дівки подібного покрою" – Лобода, Брежнева, Лорак, Барських, Повалій, Ротару...


зі... стерво продажні! Нагорода від ворога під час війни – то є кощунство!


20.11.17

Лжемиссионерство не стоит на месте

О. Максим Курленко Недавно на нашем сайте опубликована статья, в которой рассматривается проблема современного лжемиссионерства, в частности профанации проповеди Православия при использовании в миссионерских целях неподобающих средств. Журналистка «ПК» попросила священнослужителей и компетентных мирян прокомментировать пришедшее в редакцию газеты письмо от православных верующих из города Тулы, обеспокоенных лжемиссионерством посредством рэп-музыки, распространенным в их епархии.

И вот на днях тема получила продолжение. Газета «Комсомольская правда» напечатала кощунственную статью «Священный рэп: Чувашский „Охлобыстин“ учит подростков любви и смирению речитативом», посвященную деятельности бывшего ди-джея и рэпера, а ныне — «священника-рэпера» Максима Курленко.

«Отец Максим записал целый альбом под творческим псевдонимом Nastoyatel. И получилось на удивление здорово. Впрочем, это не простая случайность: в миру Максим Курленко был ди-джеем на одной из радиостанций Екатеринбурга. Там он познакомился с музыкантами, с которыми впоследствии создал рэп-команду EK Playaz, стоявшую у истоков русского рэпа», — говорится в статье, пестрящей различными кощунствами и издевками над святыми для православных христиан понятиями (например, заголовки: «Святой ди-джей», «Интернет в помощь» и т.д.).

Новоиспеченный лжемиссионер не так давно пришел в Церковь, однако уже успел стать настоятелем храма и даже возглавить Епархиальный отдел по работе с молодежью. О себе он рассказал: «В 2004 году я ушел из музыки, для меня открылось нечто новое: Господь коснулся меня своей благодатью, вся жизнь изменилась. Я переехал в Чувашию, но с ребятами продолжаю общаться, и друзей-рэперов у меня по-прежнему много. <…> Я подумал: а почему бы не наполнить субкультуру хип-хопа более глубоким смыслом? Ведь когда на Руси появилось Православие, язычество не стали рубить на корню. Существующие обряды просто стали наполнять другим содержанием... Так же, я думаю, и сейчас: рэп, рожденный жесткими ритмами города, можно переосмыслить и сделать созидательным».

С приведенными словами лжемиссионера о. М. Курленко никак нельзя согласиться. По сути он возвел хулу на Русскую Православную Церковь, обвинив ее в язычестве, чтобы оправдать свое недостойное христианского пастыря пристрастие к рэп-музыке.

В житии святого равноапостольного князя Владимира читаем: «Трудно переоценить глубину духовного переворота, совершившегося молитвами святого равноапостольного Владимира в русском народе, во всей его жизни, во всем мировоззрении. В чистых киевских водах, как в „бане пакибытия“, осуществилось таинственное преображение русской духовной стихии, духовное рождение народа, призванного Богом к невиданным еще в истории подвигам христианского служения человечеству. – „Тогда начал мрак идольский от нас отходить, и заря Православия явилась, и Солнце Евангельское землю нашу осияло“. В память священного события, обновления Руси водою и Духом, установился в Русской Церкви обычай ежегодного крестного хода „на воду“ 1 августа, соединившийся впоследствии с празднеством Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, общим с Греческой Церковью, и русским церковным празднеством Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице (установленным святым Андреем Боголюбским в 1164 году). В этом соединении праздников нашло точное выражение русское Богословское сознание, для которого неразрывны Крещение и Крест.

Всюду по Святой Руси, от древних городов до дальних погостов, повелел святой Владимир ниспровергнуть языческие требища, иссечь истуканов, а на месте их рубить по холмам церкви, освящать престолы для Бескровной Жертвы. Храмы Божии вырастали по лицу земли, на возвышенных местах, у излучин рек, на старинном пути „из варяг в греки“ — словно путеводные знаки, светочи народной святости. Прославляя храмоздательные труды равноапостольного Владимира, автор „Слова о законе и благодати“, святитель Иларион, митрополит Киевский, восклицал: „Капища разрушаются, и церкви поставляются, идолы сокрушаются и иконы святых являются, бесы убегают, Крест грады освящает“. С первых веков христианства ведет начало обычай воздвигать храмы на развалинах языческих святилищ или на крови святых мучеников. Следуя этому правилу, святой Владимир построил храм святого Василия Великого на холме, где находился жертвенник Перуна, и заложил каменный храм Успения Пресвятой Богородицы (Десятинный) на месте мученической кончины святых варягов-мучеников (память 12 июля)».

Как видим, лжемиссионер пересказал историю с точностью до наоборот: после Крещения Руси язычество отвергалось осознанно, было полностью заменено Святым Православием: идолы сокрушались, языческие обряды, праздники, предрассудки были оставлены, на месте капищ намеренно воздвигались святые храмы.

К сожалению, приходится сознавать, что лжемиссионерство не стоит на месте. Еще лет семь-десять назад первые проповеди лжемиссионеров на рок-концертах вызывали острые дискуссии. Сегодня уже никого не удивишь «священником-рокером», «священником-рэпером», «дьяконом-металлистом» и т.п. персонажами, позорящими священный сан. Весь этот путь уже давным-давно пройден западными католическими и протестантскими «священниками». Результат: распродающиеся с молотка кирхи и костелы.

Скудость улова современных лжемиссионеров объяснима их отрывом от Православной миссионерской апостольской традиции. Если бы они были истинными христианами, если бы соблюдали заповеди Божии, церковное законодательство и святоотеческие наставления, тогда бы наш народ давно покаялся, и произошло бы возрождение Святой Руси. Однако беда в том, что рэп- и рок-служителей это, похоже, мало заботит. Им, видимо, доставляет личное удовольствие заниматься чем угодно: музыкой, театром, спортом, и т.д, только не спасением соблазняемых их лжемиссией душ человеческих.

Дмитрий Мельников

источник


О святом кулаке, окаянной шее и христианской любви...

Что должен делать православный христианин, когда сталкивается с проявлениями богохульства и кощунства? К сожалению, в наши дни такой вопрос давно уже перестал быть риторическим, поэтому все чаще можно услышать слова о целесообразности его силового решения. Или, как говорил один из Шукшинских персонажей – святым кулаком, да по окаянной шее. И все дела! Причем, не следует думать, будто это точка зрения каких-то там околоцерковных маргиналов. Формальные основания для нее существуют весьма и весьма серьезные.

Вот что говорил по этому поводу святитель Иоанн Златоуст в своих знаменитых «Беседах о статуях»: «Но раз у нас зашла теперь речь о хуле, то я хочу просить всех вас об одной услуге, взамен этой речи и рассуждения, – именно, чтобы вы унимали в городе тех, кто богохульствует. Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом…»

Жутко звучит? Шокирует? Подождите, дальше будет еще интереснее: «…И если судья пред судилищем потребует ответа, смело скажи, что он похулил Царя ангелов, ибо если следует наказывать хулящих земного царя, то гораздо больше оскорбляющих Того (Царя). Преступление – одного рода, публичное оскорбление, обвинителем может быть всякий, кто хочет. Пусть узнают и иудеи и эллины, что христиане – хранители, защитники, правители и учители города; и пусть то же самое узнают распутники и развратники, что именно им следует бояться рабов Божиих, дабы, если и захотят когда сказать что-либо подобное, оглядывались всюду кругом и трепетали даже теней, опасаясь, как бы христианин не подслушал, не напал и сильно не побил.»

Все. Теперь, казалось бы, можно с полной уверенностью в собственной правоте приступить к практическому исполнению рекомендации величайшего святого и «освятить руку ударом» (а поводов к этому нынче более чем достаточно). Однако, несмотря на авторитет Златоуста, торопиться с таким благочестивым мордобоем все же не следует. И не только потому, что подобная практика противоречит современным правовым нормам (которые, прямо скажем – сильно отличаются от тех, что существовали во времена Златоуста). Есть еще одна причина, в духовном плане куда более важная.

Дело в том, что в христианской этике мотивация поступка не менее важна, чем его содержание. Ведь, даже несомненно добрый поступок может быть мотивирован в человеке причинами, весьма сомнительными в нравственном отношении. И когда звучат объяснения мотивов нынешней борьбы православных с кощунствующими, право же – очень трудно бывает согласиться с некоторыми из них. Вот, например: «мы защищаем Бога от поругания». Казалось бы – все верно, так и следует поступать. Однако в Писании прямо сказано, что …Бог поругаем не бывает (Гал 6:7). И, кстати, тот же Иоанн Златоуст говорит об этом вполне определенно: «Тот, кто бросает вверх камень, не может пронзить неба и даже достичь его – камень падает ему на голову. Так и тот, кто хулит блаженное Существо Божие, никогда не может нисколько повредить Ему, ибо Оно столь велико и высоко, что недоступно ни для какого вреда, но сам изощряет меч на свою душу, оказываясь неблагодарным Благодетелю…Богохульство не унижает величия Божия и потому не должно побуждать тебя к ярости. Кто богохульствует, тот наносит раны самому себе»

Итак, Бог в нашей защите не нуждается. Тогда ради чего следует «освятить руку ударом»?

Еще одно распространенное сегодня объяснение: ради защиты оскорбленного религиозного чувства верующих. Но ведь есть всем известные слова апостола Иоанна Богослова о том, что …весь мир лежит во зле (1 Ин 5:19). Так неужели же свою скорбь от любого из проявлений этого мирового зла мне следует рассматривать как достаточный повод к боевым действиям? В конце концов, Христос и не обещал нам бесскорбного существования в этом мире, пропитанном злом: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир ( Ин 16:33).

В периоды гонений религиозное чувство христиан оскорблялось куда как сильнее, чему убедительным примером является прошедшее столетие отечественной истории. И храмы разрушали, и кресты сбрасывали, и иконы рубили… Да что там храмы и иконы – священников, случалось, закапывали живьем, а простых прихожан за одну только веру во Христа гноили в лагерях. Богохульство творилось страшнейшее. А вот дотянуться до «окаянной шеи» советских властных структур было тогда никак невозможно (да и в голову никому в те страшные времена такое не могло прийти).

Тем не менее, эта безответность христиан на оскорбления их религиозного чувства вовсе не погубила нашу Церковь в эпоху коммунистического террора. Напротив, десятки тысяч новомучеников и исповедников Российских своей жизнью и смертью засвидетельствовали, что такие оскорбления в итоге приводят к еще большему прославлению Христа, молившегося на Кресте за своих оскорбителей.

Так какой же силой христианство призвано побеждать мир, лежащий во зле и богохульстве? Ответ, думаю, известен всем. Конечно же, любовью. Той самой, парадоксальной и непонятной для нехристианского мира любовью к врагам, которую заповедал своим ученикам сам Господь. Эта любовь, на мой взгляд, и должна быть основной и единственной мотивацией всех наших претензий к современным кощунникам.

Ведь ясно, что Бога они оскорбить не могут, поскольку Бог – бесстрастен и недоступен ни для какого вреда. Личное же мое религиозное чувство куда как более оскорбляют мои собственные грехи и страсти, нежели эпатажные выходки и сомнительные художественные эксперименты не очень умных людей. Следовательно, остается единственный смысл борьбы с их кощунством: наше сострадание к ним, христианская забота о состоянии душ этих людей и их единомышленников. И вот с этой точки зрения призыв Златоуста уже невозможно рассматривать просто как оправдание благочестиво-рефлекторной реакции верующих на богохульные перформансы. На первый план здесь выходит именно – причина, мотив, побудивший человека пресечь кощунство силовым методом.

Сегодня слова об «освящении руки ударом», для одних христиан звучат как призыв к действию. У других они же вызывают смущение своим несоответствием духу и букве Евангелия. Но возникает такое разделение мнений только потому, что цитата (как это, увы, часто бывает нынче) вырвана из контекста. Всего лишь двумя абзацами далее, в той же самой «Первой беседе о статуях» Святитель прямо говорит о причине и конечной цели таких жестких мер в отношении к кощунствующим:

«…Не безрассудно ли в самом деле, что если мы увидим драку на площади, то бежим и мирим дерущихся; да, что говорю я – драку? Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку и поставить его на ноги; а о гибнущих братьях не заботимся? Богохульник – тот же осел, не вынесший тяжести гнева и упавший. Подойди же и подними его и словом и делом, и кротостью и силой; пусть разнообразно будет лекарство. И если мы устроим так свои дела, будем искать спасения и ближних, то вскоре станем желанными и любимыми и для самих тех, кто получает исправление».

Что ж, видимо, бывает и так, что зарвавшегося в своем безумии человека можно привести в чувство лишь хорошей затрещиной. Так же, как бьющегося в припадке истерики, приходится хлестать по щекам. Но если конечной целью подобных силовых действий со стороны христиан окажется не любовь к заблуждающемуся кощуннику, не стремление спасти его от последствий его же собственного духовного ослепления, а – наше возмущение, гнев или что-либо еще в этом роде, то вряд ли стоит в таком случае оправдывать себя словами Иоанна Златоуста.

Прежде чем приступить к «освящению» собственных кулаков, каждому из нас не худо было бы остановиться хотя бы на минуту, и задуматься: все ли прочие средства, упомянутые Златоустым пастырем мы применили? Сказали ли слово увещевания? Пытались что-либо сделать для того, чтобы богохульник смог увидеть в наших поступках красоту и праведность Евангелия? Проявили ли при этом заповеданную нам кротость? Если все это мы посчитали для себя излишним, махать кулаками можно будет сколько угодно, но вот той самой цели, к которой призывает нас святитель Иоанн Златоуст, мы не добьемся, даже если сотрем себе эти кулаки по самые плечи. Потому что он-то говорил как раз о том, что даже при употреблении «кулачного вразумления», движущим мотивом в христианах все равно должна оставаться искренняя любовь и сочувствие к тем, кто творит кощунства, будучи ослеплен духовно.

Должно здесь присутствовать стремление хотя бы таким способом вывести их из этого погибельного состояния. Иначе смысл любой борьбы с богохульниками может незаметно перейти в плоскость обычного идейного противостояния, где с одной стороны окажемся «мы», а с другой – «они». И тогда вместо слов Иоанна Златоуста, останется нам утешать себя разве что грустной шуткой о том, как «добро обязательно победит зло, поставит его на колени, и зверски убьет».


Биография:
Обозреватель журнала "Фома", многодетный отец, печник, живет в г. Жиздра Калужской области.
+