хочу сюда!
 

Orchid

42 года, козерог, познакомится с парнем в возрасте 35-45 лет

Сказание об Астамаре

         Это "стихотворение" является неотъемлемой частью 4-й главы "Обсидианового Змея".

         Я неспроста назвал эту историю "сказанием": это не колыбельная и не сказка. Скорее, легенда. Возможно. Дракончики любят подобные истории перед сном, но маленьким детям я бы такое не читал: больно суровая и противоречивая она у меня получилась. Однако не написать её я не мог)
        



Сказание об Астамаре



                В краю туманов и нагорий, среди равнин и лиственных лесов,
                Веков десяток поживали драконы с красной чешуёй.
                Средь них росли три брата, что гордо на носу рога носили,
                Потомки Змея из Рубина, наследники его великой силы.

                Втроём играли они в детстве, взмывая над макушками вершин,
                Охотились порОзнь, но кушали все вместе - союз их был несокрушим.
                Ишгарр, Эрзарк и Астамар частенько в далях в одиночку пропадали,
                А возвращаясь, собирались дома, делясь друг с другом тем, что повидали.


                Но время шло, текло неумолимо: пути трёх братьев скоро разошлись:
                Дух каждого нашёл свой огонёк, и каждому своя
была дарованная высь,
                Ишгарр любил чужие земли, других драконов древние преданья,
                Эрзарк преград себе не знал, своим он предан был желаньям.

                Астамар же был внимательным во всём, не упускал из виду ни пылинки:
                Всё вокруг ценил он и берёг: и гор простор, и мелкую песчинку.

                Драконы очень изменились, но дружба крови их крепка была как прежде,
                И на то, чтоб с семьями собраться вместе, у них всегда жила надежда.
              

                На том бы кончилось сказанье, и судьбы их остались бы в забвеньи,
                Пока деньком погожим на поляне вдруг не случилось столкновенье:
                Откуда не возьмись, с земель соседних, равнины древние заполонив,
                Зверьё пугая, птиц встревожив, прибыл людей невиданный наплыв.

                 Узрев поток гостей незваных, драконы были люто взбешены:
                 И с неба встретив чужаков, им страшный рык послали с вышины.
                 Толпа людей заворошилась: кто закричал, кто просто разбежался,
                 Лишь единицы только тех остались, кто на ногах на месте удержался.

                  Им рык драконий страшен был, но отпор они-таки сумели дать,
                  Достав кто копья, а кто стрелы - угрозу с неба попытались разогнать.
                  И вдруг сквозь стрел поток, сжигая те, что были на его пути,
                  К воинственному люду приземлился огня хранитель во плоти.

                  Вся чешуя его в багровом цвете горела в солнечных лучах,
                 Пред ними стал Старейшина, драконов красных патриарх.
                 Бойцов он скоро усмирил, могучим взглядом затушив их волю,
                 И солнце крыльями закрыв он слово первым стал глаголить:

                  — Бегите прочь, наземные созданья! Оставьте вы в покое эти земли,
                  Я знаю, из какого вы прибыли края - туда и возвращайтесь, за пределы!
                  — Нет, нам вернуться не удастся, - ответил самый смелый из пришельцев:
                  — Пути у нас обратно нету, змей. На родине теперь мы чужеземцы.

                  Враг ворвался в наши земли, стирая то, что было нам всего дороже,
                  Нам чудом удалось спастись, от ихних зверств у нас мороз по коже!
                  И рассказал тот человек драконам, о силе той, что земли прежние у них забрала,
                  О той жестокости, которая дракона ни разу в снах не посещала.

                  Старейшина лишь хмуро усмехнулся: — Вы, люди, сами в этом виноваты,
                  Всего всегда вам будет мало: за добро чужое сгубите и брата.
                  А погубив его, получите вы то, отчего теплей на время станет,
                  Но проживёте с тем недолго, пока расплаты час к вам не нагрянет...

                  — Пусть остаются! - вдруг раздался рык из-за его спины,
                  Старейшину прервал юнец с гребнём рубиновой волны.
                  Рога его были прямы и взгляд уверенный в глазах читался,
                  И среди прочих его черт заметно рог на носе выделялся.

                 — Все эти земли нам дарованы природой, ничьей здесь воли никогда не будет -
                 В нас кровь одна течёт, и брат по крови брата не загубит.
                 Мать у нас у всех одна, её землёй у вас ещё зовут,
                 Она нас кормит и взрастает, всем одинаково дарует свой приют!

                  Вокруг возникла тишина, и
даже ветер стих с его словами,
                  На смену смутной суете, покой настал под небесами.
                  Старейшина молчал, но знал, что тем не кончится всё дело,
                  И обратился он к тому дракону, как только толпы снова зашумели:
                                                                                 
                 — Ты что себе надумал, Астамар? Эти люди от других ничем не лучше!
                  Взгляни на них, на их орудья, они и этот край со временем задушат.
                  — Такому не бывать, пока огня наш дух все эти земли охраняет,
                   А люди, испытав потери страх, цену поступков сами осознают.

                  — По дедовым стопам решил пойти, наследник духа Змея?
                  Ну что ж, пусть братья слово скажут - тебе мешать я не посмею.
                  На том людей оставили драконы, сказав до завтра их решить судьбу,
                  И с них они же взяли слово ни в коем случае не начинать борьбу.

                  Так, на рассвете дня другого собрались
в Доме Клана все драконы,
                  И окружив старейшину с юнцом их стали слушать увлечённо.
                  Астамар был твёрд в своих словах и верил в то, что говорил,
                  Но несмотря на пламенный свой пыл, он многих так не убедил.

                  Тогда Ишгарр с Эрзарком вместе стали
на защиту брата,
                  Пусть даже им тогда в людей поверить было трудновато.
                  Узрев их братскую поддержку, драконы клана восхитились,
                  И дать покой народу люда они на время согласились.

                  Но с людей они потребовали слова, такого, чтоб звучало громко:
                  Чтоб жили они только на равнине, не занимая древних гор обломки,
                  Никто помоями ручьи не смел ни разу засорять,
                  Зверей
лишь только для еды им дозволялось убивать.

                  Ни в коем случае никто не смел развязывать войну,
                  А тот, кто слово вдруг нарушит, кровью возместит вину.
                  Коль враг-завоеватель посмеет эти земли захватить,
                  Тогда его драконий дух его без боя сам испепелит.

                   Победою довольный Астамар в тот день не медля к людям прилетел,
                   И встретив люд вооружённый он их старейшину позвать к себе велел.
                   Князёк людской дракону слово дал, и сам поклялся головою,
                   Что мир он в землях сбережёт и заявил об этом гласно пред толпою.
                  
                   Но такового было мало змею, доверья знак он требовал у них,
                   И к утру завтра им созвать изволил смельчаков десятерых.
                   Народ весь был встревожен, но храбрецы в его рядах нашлись,
                   И утром ранним близ обрыва, у Круглокамня они вместе собрались.

                   Астамар их встретил сам: других драконов не было кроме него.
                   И
зорким взглядом из десятерых он заприметил одного,
                   В отличье от собратьев, тот без латов был и безоружен,
                   Но взгляд его твердил о том, что так ему и было нужно.

                   — Готовь орудье, человек! - рычаньем змей призвал его к ответу.
                   Мужик лишь только усмехнулся: — На мне, дракон, орудий нету.
                   У меня лишь кулаки да сами руки - с собой другого более не брал.
                   Сюда позвал ты только смельчаков, но про орудия ни слова не сказал.
                   
                   Дракон с иронией заметил: — Коль нападу я, что тогда?
                   Человек с улыбкою ему ответил: — Не беда.
                   Друзья мои тебе ответят, я им оружие девятерым ковал,
                   Но сжечь посмеешь одного - убью тебя того оружием, кто пал.

                   Смелостью такою Астамар был очень впечатлён.
                   На фоне остального люда кузнец был явно одарён:
                   Мечи да копья, и топор - остры были, заточены до блеска,
                   И на доспехах без изыска светилась каждая железка.

                   Без сомнений-колебаний
предложил змей службу храбрецу,
                   Стать голосом его среди людей, что было бы ему к лицу:
                   Внятным словом
мудрость Змея людям передать,
                   Чтоб им с драконами друг друга стало легче
понимать.
                  
                   Кузнец с сомнением не принял предложенья,
                   Предать людей не мог он
в это время становленья:
                   Он инструменты работягам должен был скорей ковать,
                   И на прочие дела не мог он времени терять.
 
                   Тогда дракон ему дозволил близ руд железных кузницу построить,
                   И взять к себе учеников в подмогу, чтоб дело его каждый мог освоить.
                   На том условии кузнец дракону дал своё согласье,
                   Так Астамара Голосом человек стал в одночасье.

                  Других девятерых людей, что слушая стояли мирно,
                  Дракон вниманьем наградил, назначив стражами равнины:
                  Поручено им было земель их общих охранять покой,
                  Хоть Астамар таким считался, ещё расставшись с скорлупой.

                  С тех пор порядок в Кремнекаменном краю держался,
                  Бродячий люд осел на реках и к нагорьям близко не совался.
                  За камни и земли богатства Оккулат* толково отвечал -
                  Так в дружбу добрый Астамар своего Голоса прозвал.
*Оккулат в переводе с драконьего "металлу придающий форму"

                   Кузнец старел, но духом год от года всё моложе становился,
                   Живя в согласии с землёй, со временем с природой породнился.
                   Дракон учил его тому, что знал, взамен же от него он ждал вестей:
                   О том, что люди скоро намечают, об урожаях, собранных с полей.

                   Астамар теперь подрос порядком: вертеться успевал повсюду:
                   Как в запредельях братьев повидать, так снова возвращаться к люду.
                   В клане он сумел преобразиться, оставаясь верным воле деда,
                   И совершенствовал уменья за Старейшиною следом.

                   Но вдруг однажды днём погожим близ кузни заклубился красный дым:
                   Сей знак наш змей приметил сразу и тотчас отправился за ним:
                   Кузнец таким манером Астамара звал к себе по важным вестям,
                   И встречал его он на утёсе, на условленном их месте.

                   Дракон узнал от Оккулата, что волнения засели в мыслях у людей,
                   После того как днями ранее среди раскидистых полей
                   Повадился один дракон из пастбищ красть людских овец,
                   А затем вдогонку хлев разрушить там успел ещё наглец.

                  На том драконе чешуя была темна, как будто та на солнце потускнела,
                  И тут герой наш обомлел, узнав того, чьих лап всё это
было дело.
                  Астамар решил с драконом тем по душам сам поговорить,
                  А до тех, до пор, просил он страх среди людей не разводить.

                  Оставив с миром кузнеца, отправился он к лесу близ нагорий,
                  Где под твёрдыми скалами располагался дом драконий.
                  В пещере той, в которой Астамар родился сам когда-то,
                  На пороге встретил он Эрзарка, своего родного брата.
 
                  Чешуя того за лет десяток на порядок потемнела,
                  А брюхо его лишь недавно отчего-то располнело.
                  Брата змей принял тепло, и о своём драконьем долго говорил,
                  Но Астамар ему, дождавшись слова, о тревоге люда заявил.

                  Дослушав брата до конца Эрзарк не принял его слов:
                  — Какое дело людям до того, какой себе я выхватил улов?
                  Овцы сами вольные созданья, хозяина они себе не выбирают:
                   Их плоть достанется тому, кто в пасть себе её засунуть успевает"

                   О хлеве сломанном Эрзарк и вовсе был немногословен:
                   — Наука людям будет - дома из прочных нужно строить брёвен.
                   Упёртость брата Астамар ещё из детства помнил хорошо -
                   Без уговоров мирно он оставил брата, и из пещеры прочь ушёл.

                  По пути решил он равноценно всю потерю люду возместить:
                  И в нагорьях первым делом сумел овечек тамошних словить.
                  Увы, дракон не мог собрать людей строенье из обломков,
                  Потому взамен он в гротах отыскал красивый яркий самородок.

                 Ценили люди эти камешки дороже дома, жизней и свободы,
                 Но это были лишь осколки древних гор, дарованных природой.
                 Отдав своими лапами овец и камень "потерпевшим",
                 Дракон собой доволен стал и с Оккулатом начал думать о дальнейшем.

                 Но затишье в этих землях долго не продлилось,
                 Когда затихший страх людей
наружу проявился,
                 После того, как тёмный змей принёс к ним снова разрушенья,
                 И нескольких людей тогда он сжёг ещё в одно мгновенье.

                 В тот день же эта весть известна стала Оккулату,
                 И он, отсеяв домыслы со слухами, поведал Астамару правду:
                 Пламя поглотило целиком дружину стражника равнины,
                 И теперь кузнец под гнев людской дракону не подставит спину.

                 Астамар скорее ветра вновь нагрянул к брату,
                 Но тот его не ждал совсем и даже встретил грубовато:
                 — Скажи мне сразу, брат, людишек снова защищать пришёл?
                 Тогда взгляни сейчас ты на меня, чтобы понять, чего я зол!

                 Эрзарк раскрыл пред Астамаром спрятанные в мраке крылья:
                 Они, усеянные оба дырами, местами вообще разорванными были.
                 — Тогда сказал ты, что вернул всем этим людям долг,
                 Но они теперь напали сами - и я воздал им каждому, как мог!
                 
                 — Эрзарк, покинь скорее наши земли, пока беды похуже не случилось! -
                  Воскликнул брат, но тёмный змей лишь только пуще рассердился:
                  — Они порвали мои крылья, теперь я дом
родной покинуть должен?!
                   Пущай князёк
их новый отвечает, на его плечи груз этот возложен.

                   К брату Астамар не достучался, и вновь его оставил, как и прежде,
                   Теперь на рассудительность людей монарха оставалась в нём надежда.
                   Такого человека для дракона отыскать было совсем несложно,
                   Поживал тот, как обычно, в залах своей крепости роскошной.

                   Дракона стража встретила прохладно, направив на него оружья,
                   Но тот спокойно с неба заявил, чего ему от князя было нужно.
                   С охраною людей правитель к змею скоро подошёл,
                   И в разговоре с ним замять проблемы вскоре способ он нашёл:

                   Металла жёлтого да камешков редчайших к себе просил он принести,
                   Взамен же князь пред змеем и людьми Эрзарка должен был простить,
                   К тому же обязался он с казны своей сожжённых семьи обеспечить,
                   Чтоб о возмездии драконам ни у кого не шло и речи.

                   С князьком договорившись Астамар забрал с собой мешков десяток,
                   И сам отправился туда, где гор богатств лежало больше на порядок.
                   Там, за далёкими краями, за морями и высокими горами,
                   Зелёные драконы обитали, поживая тихо долгими веками.

http://s020.radikal.ru/i711/1407/9f/320971ef060d.jpg


0

Комментарии