История развития телевидения (c)

  • 15.08.12, 17:50


ИССЛЕДОВАНИЯ в области телевидения заняли более чем 30 лет в жизни ученого и привели к открытию, принесшему ему мировую известность и послужившему основой для развития современного телевидения. Зарождение телевидения относится к 70-м годам прошлого столетия. Оно неразрывно связано с развитием электротехники и ее практическими применениями, в частности для связи на большие расстояния.

Возможность быстрой передачи сообщений на большие расстояния в виде электрических сигналов наводила на мысль об использовании аналогичных принципов для передачи изображения на расстояние. Первые проекты систем для электрической передачи изображений были предложены вскоре после изобретения телеграфа и относились еще не к телевидению в современном понимании этого слова, а к фототелеграфии. т. е. передаче единичных неподвижных изображений (чертежей, рисунков и т. п.). Они основывались на использовании химического действия тока и применении различных механических устройств в передающем и приемном аппаратах. Передача сигналов осуществлялась по про водам, принимаемые изображения фиксировать на бумаге.

Начало развития фототелеграфии связано с проектами А. Бейна (1842 г.), Ф. Бэйкуелла (1847 г.) и Дж. Казел- ли (1862г.). Фототелеграфия не давала возможности наблюдать удаленные объекты в движении в момент передачи независимо от расстояния и оптических препятствий. т. е. не решала в полной мере задачу видения на расстоянии.

Различие между фототелеграфией и телевидением пример но такое же, как между фотографией и кино. Первые успехи в передаче неподвижных изображений по линиям связи привлекли внимание ученых и изобретателей к проблеме телевидения. Но для перехода от фототелеграфии к телевидению, т. е. к непосредственной пере даче движущихся изображений, требовались новые методы и технические средства, необходимо было преодолеть огромные технические трудности.

Телевидение, или видение на расстоянии за пределами непосредственного зрительного восприятия объектов человеком, могло быть осуществлено на основе преобразования света в электрические сигналы. Принципиальная возможность осуществления телевидения появилась после того, как в 1873 г. английские ученые Дж. Мей и У. Смит открыли светочувствительность химического элемента селена, т. е. изменение его сопротивления под действием света. В результате изучения этого явления вскоре в различных странах были предложены многочисленные проекты "видения на расстоянии при по мощи электричества", в которых использовались свойства селена для светоэлектрического преобразования. В большинстве случаев эти проекты основывались не на каких-либо теоретических исследованиях и практических опытах, а на догадках и зачастую на неверных исходных положениях и поэтому не могли быть практически осуществлены.

В некоторых проектах и предложениях со держалось рациональное зерно, но необходимые для их реализации элементы и приборы были еще несовершенны или вообще отсутствовали. Отдельные изобретатели пошли по известному в истории техники пути простого копирования явлений природы и пытались построить телевизионную систему по аналогии с устройством зрительного аппарата человека. Такая система была предложена в 1875 г. американцем Дж. Керн. Светочувствительной сетчатке глаза в ней соответствовала панель с большим количеством миниатюрных селеновых фотосопротивлений, составлявшая основу передающего устройства.

Центры коры головного мозга, где создаются зри тельные восприятия, представлялись источниками света (например, лампочками накаливания) , расположенными на второй панели в месте приема. Каждое фотосопротивление па панели передатчика было связано с соответствующим источником света на панели приемника парой электрических проводов, выполнявших роль зрительных нервов. Преобразование оптического изображения в электрические сигналы в системе Кери должно было осуществляться одновременно и непрерывно всеми фотосопротивлениями.

Все изменения передаваемого изображения отражались бы в изменении яркости свечения источников света в приемном устройстве, что позволяло в принципе производить передачу движущихся изображений. Эта система, получившая название многоканальной, не могла быть осуществлена практически вследствие ее сложности даже при не большом числе элементов изображения. Для практического решения проблемы телевидения нужно было найти такой способ передачи изображений, который позволял бы заменить большое количество линий связи между передающим и приемным устройствами од ной линией, т. е. перейти от сложной многоканальной системы к более простой, одноканальной.

Этот переход означал замену одновременной передачи всех элементов изображения поочередной. Такая замена оказалась возможной на основе применения развертки изображения и использования инерционности зрительного восприятия. Первые одноканальные системы передачи, основанные на этих принципах, были предложены в 1877-1878 гг. независимо французским инженером М. Санлеком, португальским физиком А. де Пайва и русским студентом, впоследствии известным физиком и биологом П. И. Бахметьевым.

Переход от многоканальной системы передачи изображений к одноканальной был связан с введением в телевизионную систему механических элементов. В отличие от чисто электрической статической системы Кери, не содержавшей никаких механических движущихся частей, в системы Санлека, де Пайва и Бахметьева требовалось применение более или менее сложных механизмов для развертки или разложения изображения на элементы. В последующие годы было предложено еще много проектов телевизионных систем, основанных на использовании светочувствительности селена и применении различных механических устройств. Передающее устройство в большинстве этих систем представляло собой сочетание теленового светоэлектрического преобразователя и механизма для развертки изображения.

Такое направление в построении телевизионных систем не случайно. Оно было обусловлено общей тенденцией промышленно-технического развития во второй половине прошлого века, характеризующегося изобретением остроумных механизмов и совершенствованием машин, и опиралось на хорошо развитые отрасли науки, техники и промышленности.

Известно более ста проектов систем передачи изображений, появившихся в разных странах в период с 1880 по 1900 г. Однако лишь немногие из этих проектов имели практическое значение для развития телевидения. Важным шагом в деле практического решения проблемы телевидения явилось изобретение в 1884 г. П. Нипковым (Германия) простого оптико-механического устройства для построчной развертки и воспроизведения телевизионных изображений.

Основным элементом в передатчике и приемнике его системы был развертывающий диск, получивший название диска Нипкова. Он представлял собой непрозрачный круг большого диаметра, у внешнего края которого расположены по спирали небольшие круглые отверстия на одинаковом угловом расстоянии одно от другого. Каждое последующее отверстие смещено на величину своего диаметра к центру диска. В передатчике диск находился между передаваемым объектом и селеновым фотосопротивлением. Изображение передаваемого объекта фокусировалось объективом на плоскость диска. При вращении диска сквозь его отверстия свет проходил на фотосопротивление поочередно от отдельных элементов изображения.

Таким образом осуществлялось разложение светового потока изображения на элементарные световые потоки. Каждое отверстие давало одну строку изображения. За один оборот диска на фотосопротивление последовательно воздействовал свет от всех элементов изображения, что соответствовало передаче одного кадра. Число строк в кадре равнялось числу отверстий в диске. В приемке такой же диск располагался между глазом наблюдателя и источником света, модулируемым фототоком передатчика; этот диск вращался синхронно и синфазно с диском передатчика.

При наблюдении источника света через отверстия вращающегося диска наблюдатель мог видеть передаваемое изображение в плоскости диска. Для модуляции источника света Нипков предполагал использовать открытое Фарадеем вращение плоскости поляризации света в магнитном поле, а также колебания мембраны телефона. Телевизионная система с дисками Нипкова содержит в себе основные элементы оптико-механических телевизионных систем.

Проект Нинкова относится к немногим проектам начального периода истории телевидения, в которых имелись оригинальные идеи, приблизившие решение задачи видения на расстоянии, но он был неосуществим в то время из- за несовершенства отдельных элементов системы. Основная трудность состояла в невозможности получить достаточно сильный сигнал изображения вследствие невысокой чувствительности селенового фотосопротивления. В таком состоянии находилось телевидение, когда эта проблема привлекла внимание Б. Л. Розинга.

Начало его практических исследований в области передачи изображений, которую он называл электрической телескопией, от носится к 1897 г. В Константиновском училище Борис Львович познакомился с преподавателем электротехники, капитаном артиллерии Константином Дмитриевичем Перским. Это был широко эрудированный человек, принадлежавший к числу передовых русских офицеров.

Так же как и Борис Львович он интересовался вопросами передачи изображении на расстояние и следил за всеми новыми достижениями в этой области. К. Д. Перскому принадлежит приоритет на термин "телевидение", который он впервые употребил в докладе "Современное состояние вопроса об электровидении на расстоянии (телевизирование)", прочитанном им на 1-м Всероссийском электротехническом съезде в 1900 г., а за тем на Международном электротехническом конгрессе в Париже.

Не достигнув положительных результатов с различными вариантами электрохимических систем передачи изображений и убедившись в их бесперспективности, Б. Л. Розинг настойчиво ищет новые пути и средства решения задачи. Быстрое развитие естествознания и физики и ряд важных научных открытий и изобретений, сделанных в конце ХIХ и начале XX а., подготовили необходимую научно- техническую базу для разработки новых методов телевидения.

Открытие внешнего фотоэффекта, изобретение электронно-лучевой трубки, изобретение радио оказали решающее влияние на развитие телевидения. Работая в лабораториях с осциллографическими трубками Брауна и наблюдая, как электронный луч вычерчивает на экране трубки сложные светящиеся фигуры, Б. Л. Розинг пришел к мысли использовать электронный луч для воспроизведения изображений в системе электрической телескопии.

В 1902 г. Б. Л. Розинг применил электроннолучевую трубку в приемном устройстве системы с электрохимическими элементами на передающей стороне. Трубка имела две пары отклоняющих электромагнитов, расположенных взаимно, перпендикулярно и соединенных со стержнями электролитической ванны. Луч света был заменен металлическим штифтом. При движении штифта по слою медного купороса пятно на экране трубки перемещалось в со ответствующую точку. Электронный луч чертил вензеля и буквы, выводимые металлическим штифтом на отравительной станции. Затем отклоняющие электромагниты трубки соединялись на передающей стороне с реостатами, движки которых перемещались по кругу. Одновременным изменением положений движков можно было получать такой же эффект, как и при перемещении штифта в электролитической ванне. Но таким способом можно было передавать не оптическое изображение, а только простые рисунки, буквы, цифры, тогда как целью изобретателя было осуществление передачи на расстояние живых сцен. Впоследствии стало известно, что аналогичный способ передачи рисунков и письменного текста с воспроизведением их на экране электроннолучевой трубки разрабатывался в то же время в Германии М. Дикманом и Г. Глаге и был запатентован ими в 1906 г.

Так шаг за шагом Борис Львович создавал свою систему электрической передачи изображений, настойчиво экспериментируя и проверяя практически каждое ее звено. И только после того как вся схема и все ее элементы были тщательно продуманы, он подал заявку на выдачу ему привилегии на изобретение "Способа электрической передачи изображений". Это было 25 июля 1907 г., т. е. спустя 10 лет после начала первых опытов.

В том же 1907 г. Б. Л. Розинг подал патентные заявки на свое изобретение в Германии и в Англии. Интересно отметить, что патенты в этих странах он получил раньше, чем в России (в Англии - 25 июня 1908 г., в Германии - 24 апреля 1909 г., в России - 30 октября 1910 г.) Таким образом, приоритет Б. Л. Розинга на открытие нового способа приема изображений в телевидении был неоспоримо закреплен в полученных им русском и иностранных патентах. Новая схема телевизионной системы Розинга с использованием модуляции скорости движения электронного луча в приемной трубке была запатентована им в 1911 г. в России, а затем в Англии, Германии и США.

Отмечая заслуги Б. Л. Розинга в области электрической телескопии. Русское техническое общество присудило ему в 1912 г. золотую медаль и премию имени почетного члена общества К. Ф. Сименса. Эта премия присуждалась один раз в два года за выдающееся изобретение, усовершенствование или исследование в области электротехники. Но несмотря на все это, работой Розинга не заинтересовались ни правительственные учреждения, ни военное ведомство, очевидно потому, что она не могла сразу дать конкретно ощутимые результаты. Поэтому ученому пришлось проводить свои эксперименты, не получая никакой поддержки.

После первых успешных опытов передачи изображений Борис Львович продолжает кропотливую работу по усовершенствованию своей системы. Полученные результаты не удовлетворяли его. Он ясно отдавал себе отчет в том, что они только подтверждали правильность принципов построения системы, но не могли считаться приемлемыми с практической точки зрения.

Однако эти результаты оказались настолько грубыми, -писал он,- что я решил вновь подвергнуть переработке на этот раз все части прибора: оптическую систему, фотоэлектрическую цепь, синхронные приспособления и брауновскую трубку" . Большое внимание было обращено на совершенствование оптической системы передающего устройства. Нужно было добиться того, чтобы на зеркальную грань падал световой луч минимального сечения, а переход его с одной строки на другую совершался практически мгновенно. Оказалось, что эту задачу можно решить, направляя свет от передаваемого предмета на зеркало через оптическую трубу Кеплера с большой светосилой. Важным шагом в усовершенствовании приемного устройства, имевшим большое значение для дальнейшего раз вития электронного телевидения, был переход от газона полненной трубки с холодным катодом к вакуумной трубке с накаливаемым катодом и магнитной фокусировкой электронного пучка.

В 1924 Б. Л. Розинг воссоздал свою систему и внес ряд усовершенствований в передающее и приемное устройства. Была разработана новая оптическая система для "по лучения неискаженного в отношении яркости, отчетливости и увеличения изображения". Для повышения четкости изображения число граней барабана, вращающегося вокруг горизонтальной оси, было увеличено до 48, а второй барабан замешан одним зеркалом. Это зеркало при помощи эксцентриков совершало колебательное движение, двигаясь равномерно в одну сторону в течение 0,1 сек., затем быстро возвращалось в исходное положение и снова начинало движение в прежнем на правлении. Такая система развертки обеспечивала правильное чередование строк без всяких перерывов. Изображение разлагалось на 2400 элементов.

Была также изменена схема получения отклоняющего напряжения для электроннолучевой трубки. Оно снималось с конденсатора, соединенного через большое сопротивление с источником тока. Конденсатор заряжался за время поворота барабана на одну грань и разряжался практически мгновенно. Благодаря этому к трубке подводилось отклоняющее напряжение пилообразной формы. В другом варианте пилообразное отклоняющее напряжение получалось от схемы с катушкой индуктивности. Подверглась изменению и электроннолучевая трубка приемного устройства.

Основное внимание Б. Л. Розинг сосредоточил на получении тонкого электронного пучка, уменьшении аберраций и устранении взаимодействия фокусирующего и отклоняющего полей. Опыты, проведенные С. Л. Розингом в ЛЭЭЛ в 1924- 1928 гг., показали полную работоспособность его телевизионной системы и правильность принципов, на которых она строилась. В лабораторных условиях можно было передавать простые изображения с четкостью 48 строк.

Изображения на экране трубки получались вполне точные и настолько яркие, что их можно было фотографировать. В 1928 г. Б. Л. Розинг предложил новую телевизионную систему, интересную во многих отношениях. В середине 20-х годов телевидение сделало свои первые практические шаги. Некоторые изобретатели в США, Англии и СССР осуществили передачу на небольшие расстояния силуэтных движущихся изображений при помощи оптико-механических телевизионных систем. Сопоставляя два шути развития телевидения, Б. Л. Розинг выступает как убежденный сторонник и пропагандист электронного телевидения.

В ряде статей, опубликованных в различных журналах, он доказывает, что задача телевидения может быть решена только при помощи электронных средств. "В отношении катодной телескопии предсказания являются несравненно более благоприятны- и, чем в отношении механической,- писал он в 1928 г.,- поэтому решение задачи электрической телескопии в смысле получения легкого и простого прибора для широкого пользования нужно ожидать скорей всего на этом пути"

Развитие электронного телевидения в эти годы проходило в борьбе с противодействием сторонников механического телевидения, пессимистически оценивавших перспективы электронных систем из-за больших технических трудностей, связанных с их созданием. Но идея электронного телевидения, как самая прогрессивная, оказалась наиболее жизненной. В 20-х годах в ряде стран были предложены системы телевидения, являвшиеся вариантами системы Б. Л. Розин- га. Для передачи изображения в них применялось то или иное оптико-механическое устройство, а для приема - электроннолучевые трубки, аналогичные трубкам Розинга. Такие системы были запатентованы Никольсоном и Сэбба в США, Довийе и .Валенси во Франции, Дикманом в Германии и др.

Некоторые из этих изобретателей построили свои системы и добились определенных практических результатов. Работавший в области телевидения французский ученый Фурнье, оценивая влияние Б. Л. Розинга на развитие телевидения, писал в 1926 г.: -Систему русского профессора Бориса Розинга можно рассматривать как прототип современных приборов телевидения. Передающая телевизионная трубка, в которой оказалось возможным практически использовать эффект накопления электрических зарядов, была изобретена в 1931 г. в СССР С. И. Катаевым. Несколько позже, в том же 1931 г. аналогичная трубка, названная иконоскопом, была разработана независимо от Катаева американским специалистом В. К. Зворыкиным бывшим учеником Б. Л. Розинга по Технологическому институту.

Работы в области телевидения Зворыкин начал под влиянием Б. Л. Розинга. Сам он так говорит об этом: "Когда я был студентом, я учился у профессора физики Б. Розинга, который, как известно, первым применил электроннолучевую трубку для приема телевизионных изображений. Я очень, интересовался его работами и просил разрешения помочь ему. Много времени уходило у нас на беседы и обсуждение возможностей телевидения. В это время я полностью понял недостатки механического телевидения и необходимость применения электронных систем" . Иконоскоп Зворыкина не имел каких-либо принципиальных отличий или технических преимуществ по сравнению с трубкой Катаева. В дальнейшем название иконоскоп стало применяться как к трубке Зворыкина, так и к трубке Катаева, и широко вошло в специальную литературу, как сама трубка вошла в технику телевидения.

Изобретение иконоскопа явилось поворотным пунктом в истории телевидения, определившим направление его дальнейшего развития. Стало совершенно ясно, что никакая из существовавших в то время оптико-механических систем, несмотря на все усовершенствования, не может конкурировать с электронной телевизионной системой. Иконоскоп обеспечивал телевизионные передачи с большим числом строк. С появлением иконоскопа завершился период искания путей практического осуществления передачи изображений на расстояние и становления электронных телевизионных систем.

Переход от смешанных телевизионных систем (оптико-механические передающие и электронные приемные устройства) к полностью электронным системам начался практически с 1934 г. и был завершен в разных странах в течение 3-4 лет.

В дальнейшем были разработаны другие, более чувствительные, чем иконоскоп, и более совершенные пере дающие телевизионные трубки. Важная роль в создании этих трубок принадлежит советским ученым П. В. Шмакову. П. В. Тимофееву, Г. В. Брауде, Л. А. Кубецкому, Б. В. Круссеру и др. На всех этапах развития телевидения ученые нашей страны находили самостоятельные, принципиально новые и правильные решения сложных задач, во многих случаях значительно опережавшие со ответствующие достижения зарубежных специалистов.

В результате работ советских и иностранных специалистов, внесших свой вклад в решение отдельных задач телевидения, и благодаря быстрому развитию радиоэлектроники телевизионная техника достигла такого уровня раз вития, когда стало возможным создание систем цветного и объемного телевидения и широкое применение телевизионных установок в различных отраслях народного хозяйства, для научных исследований и т. д.

Мечта человека о возможности видеть на любые расстояния отражена в легендах и сказках многих на родов. Осуществить эту мечту удалось в наш век, когда общее развитие науки и техники подготовило основу для передачи изображения на любое расстояние. Первые передачи телевизионных изображений по радио в СССР произведены 29 апреля и 2 мая 1931 г.

Они были осуществлены с разложением изображения на 30 строк. За несколько дней до передачи радиостанция Всесоюзного электротехнического института "ВЭИ" сообщила следующее: 29 апреля впервые в СССР будет произведена передача телевидения (дальновидения) по радио. Через коротковолновый передатчик РВЭИ-1 Всесоюзного электротехнического института (Москва) на волне 56,6 метра будут передаваться изображения живого лица и фотографии. Телевидение проводилось тогда по механической системе, т. е. развертка изображения на элементы (1200 элементов при 12,5 кадра в секунду) проводилась с по мощью вращающегося диска.

По простоте устройства телевизор с диском Цинкова был доступен многим радиолюбителям. Прием телевизионных передач осуществлялся во многих отдаленных пунктах нашей страны. Однако механическое телевидение не обеспечивало удовлетворительного качества передачи изображения. Различные усовершенствования механической системы телевидения привели к созданию сложных конструкций с применением вращающегося зеркального винта и др. На смену механическим системам пришли электронно-лучевые системы телевидения, сделавшие возможным его подлинный расцвет. Первое предложение по электронному телевидению было сделано русским ученым Б. Л. Розингом, который 25 июля 1907 г. получил "Привилегию за № 18076" на приемную трубку для "электрической телескопии". Трубки, предназначенные для приема изображений, по лучили в дальнейшем название кинескопов.

Создание электронно-лучевого телевидения стало возможным после разработки конструкции передающей электронно-лучевой трубки. В начале ЗО-х годов передающая телевизионная электронно-лучевая трубка с накоплением заряда была предложена в СССР С. И. Катаевым. Использование трубки с накоплением заряда открыло богатые перспективы для развития электронного телевидения. В 1936 г. П. В. Тимофееву и П. В. Шмакову было выдано авторское свидетельство на электронно-лучевую трубку с переносом изображения. Эта трубка была следующим важным шагом в развитии электронного телевидения. Исследования в области передающих и приемных электронно-лучевых трубок, схем развертывающих устройств, широкополосных усилителей, телевизионных передатчиков и приемников, достижения в области радиоэлектроники подготовили переход к электронным системам телевидения, позволившим по лучить высокое качество изображения. В 1938 г. в СССР были пущены в эксплуатацию первые опытные телевизионные центры в Москве и Ленинграде.

Разложение передаваемого изображения в Москве было 343 строки, а в Ленинграде - 240 строк при 25 кадрах в секунду. 25 июля 1940 г. был утвержден стандарт разложения на 441 строку. Первые успехи телевизионного вещания дали возможность приступить к разработке промышленных образцов телевизионных приемников. В 1938 г. начался серийный выпуск консольных приемников на 343 строки типа ТК-1 с размером экрана 14Х18 см. И хотя в период Великой Отечественной войны телевизионное вещание было прекращено, но научно-исследовательские работы в области создания более совершенной телевизионной аппаратуры не прекращалась.

Большой вклад в развитие телевидения внесли советские ученые и изобретатели -С. И. Катаев, П. В. Шмаков, П. В. Тимофеев, Г. В. Брауде, Л. А. Кубецкий А. А. Чернышев и др. Во второй половине 40-х годов разложение изображения передаваемого Московским и Ленинградским центрами было увеличено до 625 строк, что существенно повысило качество телевизионных передач.

Бурный рост передающей и приемной телевизионной сети начался в середине 50-х годов. Если в 1953 г. работали только три телевизионных центра, то в 1960 уже действовали 100 мощных телевизионных станций и 170 ретрансляционных станций малой мощности, а к концу 1970 г.- до 300 мощных и около 1000. телевизионных станций малой мощности. Накануне 50-летня Великой Октябрьской социалистической революции, 4 ноября 1967 г. вступила в строй Общесоюзная радиотелевизионная передающая станция министерства связи СССР, которая постановлением Совета Министров СССР названа имени "50-летия Октября". Основным сооружением Общесоюзной радио- телевизионной передающей станции в Останкино является свободно стоящая башня, имеющая общую высоту 540 м. Она превышает высоту знаменитой Эйфелевой башни в Париже на 240 м.

Конструктивно она со стоит из фундамента, железобетонной части высотой 385 м и стальной трубчатой опоры для антенны высотой 155 м. Ввод в действие телевизионной башни в Останкине обеспечил: увеличение одновременно действующих телевизионных программ до четырех; увеличение радиуса уверенного приема всех телевизионных программ от50 до 120 км и обеспечивает уверенный прием всех про грамм на территории с населением более 13 млн. чело век; значительное улучшение качества приема изображения; резкое увеличение напряженности электромагнитного поля телевизионного сигнала, что позволило устранить влияние различного рода помех при приеме телевизионных программ; дальнейшее развитие междугородного и международного обменов телевизионными программами по радиорелейным, кабельным магистралям и каналам космической связи; значительное увеличение объема внестудийных передач путем одновременного приема сигнала от десяти передвижных телевизионных станций и стационарных трансляционных пунктов: обеспечение передачи радиовещательных программ через УКВ радиостанций для населения и на радиотрансляционные узлы Московской области, а так же автоматическое включение и выключение радиоузлов путем подачи в эфир кодированных сигналов.

Общесоюзная радиотелевизионная передающая станция в Останкино располагает мощным современным техническим оборудованием, позволяющим транслировать телевизионные передачи в черно-белом и цветном изображении в эфир и по кабельной, радиорелейной и космической сетям СССР. Одновременно с началом работы Общесоюзной радиотелевизионной передающей станции в Москве в Останкине начал работать Общесоюзный телевизионный центр, оснащенный совершенным телевизионным оборудованием.

Общая площадь помещения телевизионного центра составляет 155 тыс.кв. м. Он имеет в своем составе 21 студию: две студии площадью по 1 тыс.кв. м, семь студий по 700 кв. м, пять студий по 150 кв.м. и др. Все телевизионное оборудование рассчитано на создание передач, идущих как непосредственно на передатчики, так и для записи на магнитную ленту. Телевизионный центр в Останкино насыщен комплексом совершенной аппаратуры, позволяющей художественно оформлять передачи любых программ.

Технический комплекс обеспечивает видеозапись цветных и черно-белых программ, производство телевизионных художественных фильмов и выпуск хроникально-документальных программ на кинопленке и в видео записи. Телецентр оснащен техническими средствами записи монтажа, озвучивания и тиражирования видеомагнитофильмов. Ведется строительство новых высотных телевизионных башен в Вильнюсе и Таллине. Каждая из этих башен имеет свою оригинальную архитектуру. Еще в 1925 г. наш соотечественник И. А. Адамяр предложил систему цветного телевидения с последовательной передачей трех цветов: красного, синего и желтого.

В 1954 г. Московским телевизионным центром на Шаболовке были осуществлены первые опытные передачи с поочередной передачей цветных составляющих. Турникетная антенна, предназначенная для пере дача сигналов цветного изображения и звукового сопровождения, была установлена на металлической башке, сооруженной рядом с Шуховской башней. Прием цветного телевидения производился на телевизоры "Радуга" с вращающимся светофильтром.

Однако такая система требовала значительного расширения спектра видеочастот и была не совместима с существовав шей системой черно-белого телевидения. В 1956 г. в лаборатории Ленинградского электротехнического института связи им. М. А. Бонч-Бруевича разработали и изготовили под руководством П. В. Шмакова установку цветного телевидения с одновременной передачей цветов. В январе 1960 г. состоялась первая передача цветного телевидения в Ленинграде с опытной станции Ленинградского электротехнического института связи. В это же время для приема передач цветного телевидения были изготовлены опытные телевизоры.

В течение ряда лет в Советском Союзе и в других странах проводились испытания различных систем цветного телевидения. В марте 1965 г. было подписано соглашение между СССР и Францией о сотрудничестве в области цветного телевидения на основе системы СЕКАМ. 26 июня 1966 г. было принято решение избрать для внедрения в Советском Союзе совместную советско-французскую систему цветного телевидения СЕКАМ-111.

Первые передачи по совместно советско-французской системе начались в Москве с 1 октября 1967 г., к этому же времени был приурочен выпуск первой партии цветных телевизоров. В день 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции (7 ноября 1967 г.) состоялась первая цветная телевизионная передача с Красной площади парада и демонстрации трудящихся. Внедрение цветного телевидения открыло широкую возможность для повышения качества передач и позволило значительно повысить эмоциональность восприятия телевизионных передач и увидеть изображения в естественных красках

Первый радиолюбитель украины (с)

  • 14.08.12, 21:37
автор статьи - Георгий Члиянц (UY5XE)


Сокращенный, доработанный вариант текстовой части из авторской книги [13].

alt

На протяжении нескольких лет (конца уже прошлого века), на страницах разных радиолюбительских СМИ и другой литературы периодически появлялся разрозненный материал о Сергее Степановиче Жидковском - уникальном человеке с трудной и сложной судьбой. И это
неудивительно. Документально зафиксированная, более 95 лет назад, его радиолюбительская деятельность, позволяет нам более чем на десять лет назад отодвинуть "планку" возникновения на территории Украины радиолюбительского движения.

В начале марта 1914 г. на ст. Жмеринка Юго-Западных казенных железных дорог был
арестован служащий киевского железнодорожного телеграфа Сергей Степанович
Жидковский, который построил у себя дома ЛРС беспроволочного телеграфа и подозреваемый в перехвате радиограмм местной военной станции "искрового" телеграфа. "Изобретатель или шпион?"... – пестрели тогда заголовки материалов многих газет.

Приведу (в современном написании) некоторые из газетных выдержек 1914 г.:

- "Во время обыска... власти нашли много записей, из которых видно, что Жидковский сносился из Жмеринки с Берлином, Гамбургом, Парижем и другими городами за границей" ("Русское слово" от 16 марта);

- "В квартире Жидковского найдена прекрасно оборудованная станция беспроволочного телеграфа. Арестованный считался молодым изобретателем..." ("Петербургская газета" от 16 марта);

- "В Жмеринке вдруг перестал работать телеграф в то время, когда шли секретные военные телеграммы. Тут и явилось подозрение, что телеграф испорчен умышленно Жидковским, чтобы перехватывать военные телеграммы и передать их по своему беспроволочному телеграфу за границу" ("Новое время" от 18 марта);

- "Жидковский оборудовал свою станцию за 200 рублей, тогда как устройство такой станции обходится в несколько десятков тысяч рублей" ("Петербургская газета" от 19 марта);
 
- "... изобретение [Жидковского - прим. авт.] давно были продемонстрированы на некоторых конкурсах в Париже и Вене" ("Вечернее время" от 21 марта);

- "... радиотелеграфный аппарат его не примитивный и не самодельный, а системы Маркони, стоит дорого, но им не покупался, а получен из-за границы" ("Новое время" от 21 марта).

Вместе с тем, пресса отмечала, что "... существование и работа самодельной станции беспроволочного телеграфа не составляли тайны и были хорошо известны не только железнодорожному начальству, но и жандармской полиции, ... ибо Жидковский не только не скрывал своих успехов, но, наоборот, хвастался ими" ("Русское слово" от 18 марта).

В действительности же не было ни новейших изобретений в области радиотелеграфии и их демонстрации на конкурсах (выставках) за границей, ни переписки с Маркони и его помощи, ни заграничного происхождения обнаруженных аппаратов, а тем более шпионажа. Имела место ЛРС, правда, с весьма хорошими для того времени техническими характеристиками, сконструированная и изготовленная С. Жидковским, и используемая им исключительно в любительских целях.

Еще в 1909 г, во время учебы в Киевском техническом училище железнодорожного транспорта, Сергей Жидковский все свое свободное время отдавал радиолюбительству и изучению основ зарождавшейся радиотехники. В этот период он с большим увлечением работал над исследованием свойств различных детекторов и разработал несколько конструкций детекторных приемников. По окончанию училища в 1910 г молодой радиолюбитель был зачислен на двухлетнюю практику в Службу телеграфа при ст.Жмеринка Юго-Западных железных дорог.

Примечание: В 1918 г. училище было преобразовано в электромеханический техникум, который позже стал носить имя Н. Островского.

После завершения практики и сдачи экзаменов он с 1 января 1912 г. был назначен надсмотрщиком телеграфа при ст. Казатин, а затем - при ст. Жмеринка. Имея достаточно хорошую теоретическую и практическую подготовку по электротехнике и желая расширить свои познания в новой для себя
области - беспроволочной телеграфии - Жидковский посещал находящуюся в Жмеринке "искровую" станцию Военного ведомства, где получил первые сведения по устройству и работе радиостанций. Тогда же он приступил к конструированию, сборке и регулированию своей ЛРС, которая начала работать весной 1912 г.

Следует отметить, что радиотехника в те годы (и не только в России) была еще в относительно зачаточном состоянии, являясь достоянием сравнительно узкого круга специалистов, работающих в этой области. Но в военном деле беспроволочная телеграфия уже имела довольно обширное применение. Вступая в 1914 г. в  Первую мировую войну царская Россия имела радиосвязь с союзными державами: в Петербурге уже работала 100-киловатная радиостанция для связи с Англией и Францией, а в конце 1914 г. была открыта в Москве и Ходынская радиостанция.

Примечание: Привожу выдержку из письма писателя Ю. Смолича, который был свидетелем деятельности в Жмеринке "искровой" станции, которую посещал Жидковский: "... Я приехал в Жмеринку в двенадцатом году и радиостанция уже была. Находилась она на территории Десятого полка, как раз подле футбольного поля (сначала мы играли в футбол на территории 10-го, а потом перешли на территорию 9-го). Три высоких, метров по 30-40 деревянных столба, соединенные вверху сетью проволок-антенн. А под ними небольшой деревянный павильончик с широкими стеклянными окнами - сама радиостанция. Во время передач или приема из павильончика слышно было треск и на выходах проводов вспыхивали искры, такие же искры вспыхивали вверху - на антеннах. Само собой разумеется, что было все это очень примитивно. Называлась станция - "станция беспроволочного (или "искрового") телеграфа. И солдаты, обслуживавшие ее, тоже так и назывались - "искровики". От них приходилось слышать всяческие новости с театра военных действий, а когда началась революция, то и сведения о событиях в Петрограде...

Неудобством в ведении радиообмена было отсутствие второй работающей ЛРС. Поэтому С. Жидковскому на первых порах приходилось довольствоваться только приемом радиограмм, передаваемых местной станцией Военного ведомства. Однако, вскоре была собрана вторая ЛРС, которую Сергей установил на квартире своего товарища телеграфиста М.М. Бубновского, жившего в двух верстах от него.

В это же время, в связи с поступившими сообщениями о начале использования радиосвязи на железных дорогах за границей, по инициативе начальника Службы телеграфа Управления Юго-Западных железных дорог А.А. Коркушко в 1912 г. был поднят вопрос об ознакомлении Службы телеграфа с основами беспроволочной телеграфии и о постановке хотя бы в ограниченных объемах опытов по применению беспроволочного телеграфа в России. При подборе персонала для будущих исследований выяснилось, что на ст. Жмеринка служит надсмотрщиком телеграфа
С.С. Жидковский, большой знаток радиотелеграфа и как радиолюбитель уже работающий на этом поприще. Таким образом, в августе 1912 г. Сергей Степанович прикомандировывается к Службе телеграфа в Киев, а с 1 января 1913 г. зачисляется в ее штат на постоянно. Перед ним была поставлена задача собрать радиостанцию в Службе телеграфа и добиться приема сигналов точного времени и метеобюллетеней, передаваемых радиостанцией Эйфелевой башни в Париже.

В дальнейшем, под руководством инженера А. Гера, им была сконструирована и изготовлена в мастерских Службы телеграфа модель переносной радиостанции для проведения опытов по радиосвязи поездов во время движения. Есть сведения, что данные радиостанции заинтересовали императорскую Академию наук, которая предложила использовать их во время солнечного затмения в 1914 г.

С переводом в Киев Жидковский мог работать на своей ЛРС только по выходным дням, когда он приезжал домой. Его "искровой" передатчик, построенный с ведома А.А.Коркушко, имел максимальную мощность 50 Вт и состоял из самодельной катушки Румкорфа (обе катушки которой были погружены в банку с маслом и дающей длину искры до 150 мм), плоского конденсатора (выполнен из двух металлических пластин размеров в 0,5 листа писчей бумаги, помещенных в стеклянную банку), искрового разрядника (использовался пополам распиленный металлический стержень, укрепленный на фарфоровой подставке), телеграфного ключа и выходной катушки
(содержащей 8 витков 5-мм провода без изоляции, соединенной подвижными контактами с катушкой Румкорфа и антенной). Основные детали передатчика были закреплены на потолке и стенах помещения. Питание осуществлялось от батареи из 10-15 мешковых гальванических элементов Сименса. На передачу использовалась Г-образная антенна с наклонным снижением длиной в 14 саженей (30 м) и высотой подвеса - 2 и 4 сажени (5 и 9 м соответственно).

Примечание: Указом от 1835 г. размер сажени был определен в 7 английских футов или 84 дюйма и что соответствовало 3 аршинам или 48 вершкам по тем временам и равняется нынешним 213,36 см.

Прием проводился приемником собственной конструкции с трансформаторной связью
(их было изготовлено 2 шт.). Антенна состояла из нескольких проводников (сначала - 2, в дальнейшем - 5) длиной 6-7 саженей, поднятых на высоту 3 сажени. Входная катушка приемника была аналогична выходной катушке передатчика и соединялась подвижным контактом с катушкой L2 (200 витков тонкого провода в изоляции, намотанного на картонный цилиндр диаметром около 200 мм). По образующей цилиндра изоляция у провода катушки была снята и по образовавшейся
"дорожке" шириной в 3 мм при настройке приемника на станцию двигались подвижные контакты. Детектор был изготовлен из стальной иглы и пирита, а головные телефоны были изготовлены из "капсул" телефонных аппаратов, обмотки которых были изменены на сопротивление в 2000 Ом.

На своей ЛРС Жидковский проводил эксперименты, не выходящие за пределы чисто  любительских опытов: прием метеобюллетеней с Эйфелевой башни, которые он по проводам передавал в Киев; систематические наблюдения за влиянием атмосферы на радиоприем; прием на длинных волнах передач радиостанций Киева, Одессы, Бобруйска, Берлина, Гамбурга и Парижа.

Стоимость одной ЛРС, по словам Жидковского, была равна около 50 руб., что составляло его двухмесячную зарплату (будучи практикантом, он получал 80 коп. в день). Столь значительная разница в оценках стоимости его ЛРС, данной прессой (хотя и во многом завышенная) и фактической, объясняется просто: соответственно существующим расценкам кристаллический детектор для приемника в магазине стоил 60 руб., стоимость его при изготовлении в мастерской выражалась в 3 руб., а при самостоятельном его изготовлении расходы же составляли всего 15-20 коп.

В конце февраля 1914 г. заведующий Жмеринской военной станцией "искрового" телеграфа капитан К. Старинкевич, знавший о существовании ЛРС С. Жидковского, донес об этом местному приставу. Пристав, при очередном докладе, доложил о наличии на ст.. Жмеринка ЛРС губернатору, после чего последовал приказ об аресте  Жидковского. И колесо завертелось! В усадьбу, где была установлена в сарае его ЛРС, в воскресенье 2 марта явился, бряцая саблей, ротмистр Козуб в сопровождении чинов подольского жандармского управления. Он провел повальный обыск, долго и подозрительно разглядывал сводки барометрических наблюдений и еще раз отметил, что мачты "представляют собою безусловно беспроволочный телеграф, вполне пригодный для действия". В результате, он был объявлен "опасным государственным преступником" и ему грозила смертная казнь. Конструктор "подозрительной" радиостанции был заключен в одиночную камеру Винницкой тюрьмы. Ему инкриминировалось (в современном написании) "устройство без надлежащего разрешения станции беспроволочного телеграфа с целью способствовать иностранному правительству или агенту иностранного государства в собирании сведений, касающихся внешней безопасности России или ее вооруженных сил, или сооружений, предназначенных для военной обороны страны". На предварительном следствии, под руководством местного радиоспеца штабс-капитана Урванцева, были произведены опытные работы на самой радиостанции, которые показали возможность приема ("перехвата", как было подчеркнуто в обвинительном акте) радиограмм на больших расстояниях.

Началось обстоятельное и серьезное следствие... .  Так как, согласно предварительному заключению экспертов, ЛРС Жидковского (в современном написании) "считалась образцово оборудованной, могущей вести разговоры" 20 мая 1914 г. специальная комиссия в составе следователя по важным делам Винницкого окружного суда А.Ф. Назаренко, ведущего по этому делу следствие, а также товарища [заместителя - прим. авт.] прокурора суда С.М. Пинкевича, начальника розыскного бюро при штабе Киевского военного округа подполковника Белевцова и
привлеченного в качестве эксперта командира 4-ой "искровой" роты капитана Муращенко провела следственный эксперимент. ЛРС Жидковского была размещена на Жмеринской радиостанции Военного ведомства и в течении всего вечера производился контрольный прием радиограмм из Киева, Одессы и Бобруйска; иногда прослушивалась работа радиостанции, расположенной на Эйфелевой башне и неизвестных английских, германских и французских радиостанций. При работе ЛРС Сергея Жидковского на передачу ее сигналы смогла принять лишь сама
Жмеринская военная радиостанция. В процессе эксперимента члены комиссии были поражены примитивностью приборов, оригинальностью их исполнения и необычайной легкостью, с которой достигалась настройка станции.

С окончанием следственного эксперимента, 24 мая Жидковский был еще раз (десятый по счету) допрошен, после чего мера присечения ему была изменена на освобождение из-под стражи под гласный надзор полиции. До этого более двух месяцев он находился в одиночном заключении, свидания не разрешались, изредка предоставлявшиеся прогулки не совпадали с прогулками всех остальных арестантов: в таких условиях содержались заключенные по политическим преступлениям.

После освобождения С. Жидковский продолжил свою работу в Управлении Юго-Западных
железных дорог.

Людей, производивших последующее дознание и следствие по делу Жидковского, нельзя упрекнуть в том, что они отнеслись к своим обязанностям поверхностно и несерьезно. Наоборот, в течение целого года, они с кропотливой усидчивостью собирали все новые и новые подтверждения "виновности" молодого изобретателя. Любой факт, любой документ они старались истолковать так, чтобы придать делу желаемый для них оборот. Даже письмо Жидковского на имя редактора журнала "Вестник знания", в котором он справлялся об условиях получения разрешения на установку радиостанции, также было оценено следствием как неоспоримый факт умышленной незаконности существования "частной радиостанции".

27 октября 1914 г. товарищ [заместитель - прим. авт.] прокурора Одесской судебной палаты подписал обвинительный акт о крестьянине Высоколитовской волости, Брестского уезда, села Росна, Сергее Степановиче Жидковском, заподозренном в государственной измене и шпионаже. Обвинительный акт, изложенный по всем правилам судопроизводства, на 8 с. начинается следующим детективным вступлением (приведено в современном написании): "В конце февраля
1914 г. заведующий Жмеринской военной станцией искрового телеграфа капитан Кронид Старинкевич случайно узнал от некоего Горлецкого о том, что в городе Жмеринке Винницкого уезда, по дороге к казармам 11-го и 12-го стрелковых полков, есть какие-то мачты, по своему виду очень напоминающие беспроволочный телеграф". Далее весьма последовательно излагается весь ход событий: как капитан Старинкевич доложил о сделанном им "открытии" вновь назначенному местному приставу С. Александрову, как был направлен для тайной проверки
"переодетый нижний чин" и как, наконец, полиция установила, что таинственные мачты есть действительно не шесты скворешен, а мачты станции беспроволочного телеграфа... .

18 февраля 1915 г., с благословения Главного управления генерального штаба в лице капитана фон Нидермиллера, над Сергеем Степановичем Жидковским начался "шемякин суд" - на выездной сессии Одесской судебной палаты при закрытых дверях было заслушано дело по обвинению Жидковского в устройстве без разрешения с целью шпионажа радиотелеграфной станции в г. Жмеринка.

Читаем (написание сохранено) "Дъло N 1360 С.С. Жидковского": "Вчера въ выездной сессiи Одесской судебной палаты при закрытыхъ дверяхъ было заслушано дело надсмотрщика службы телеграфа Юго-Западныхъ железныхъ дорогъ С.С.Жидковского по обвинению его в устройстве безъ надлежащего разрешения съ целью шпионажа въ г. Жмеринке радiотелеграфной станцiи... С.С. Жидковский былъ въ марте 1914 года арестованъ въ г. Жмеринка за то, что въ усадьбе Ф. Житника, где проживала мать Жидковского, устроилъ станцiю беспроволочнаго телеграфа съ
прiемником столь большой мощности, что могъ принимать радiотелеграммы съ Эйфелевой башни. Им же была устроена радiотелеграфная станцiя въ г.Кiеве при управлении Юго-Западных ж.д. ...".

Но этот суд не оправдал надежд "создателей" громкого дела. Дело в том, что они не сумели сохранить в тайне всех своих натянутых и подтасованных "доказательств", и дело о "подозрительной" радиостанции попало еще до суда на страницы печати.

Либеральные газеты "Русское слово" и "Киевская мысль" в те дни весьма прозрачно
намекали на скудоумие и пристрастность следственных властей. Появились злые
карикатуры на "излишнее усердие". Даже правая печать (газеты "Новое время" и
"Киевлянин") весьма осторожно говорила о том, что надо как следует проверить
"возможность шпионажа". Дело Жидковского просочилось даже в заграничные газеты,
которые также, весьма зло высмеяли "палочную" политику следственных властей.

Таким образом, на суде с предельной ясностью выяснилась вся несостоятельность
предъявленных Жидковскому обвинений в шпионаже. Суд превратился в комедию, а
судьи - в жонглеров, неумело орудующих терминами "внешней опасности" и
"шпионажа". Как ни хотелось представителям "правосудия" расправиться знакомым
способом с пионером радиолюбительского движения, они не могли не считаться с
общественным мнением либеральных кругов. Обвинение свелось только к нарушению
С. Жидковским права на разрешение установки радиостанции (в чем обвиняемый
признавал себя виновным и до суда), а по обвинению в шпионаже был оправдан.
Чтобы избежать чересчур громкого скандала, приговором суда обвиняемый был
приговорен к месячному тюремному заключению, которое он уже фактически
отбыл во время производства следствия. Защищавший Жидковского в суде присяжный
поверенный В.И. Карнаухов был уверен, что решение судебной палаты можно было бы
обжаловать в Сенате с целью полной реабилитации своего подзащитного. Однако
руководство Управления железных дорог Министерства путей сообщения России, не
желая продолжения каких-либо разбирательств по этому вопросу, рекомендовало
в Киев (в современном написании): "... в случае, если последний [Жидковский -
прим. авт.] обратится за советом к своему начальству, надлежит преподать совет:
удовлетвориться приговором судебной палаты и не приносить жалобу в Сенат".

Дело быстро замяли, но его общественное значение затушевать конечно не удалось.

Чтобы ответить на вопрос, возможно ли было свободное развитие радиолюбительства
в царской России, обратимся к действующему в тот момент законодательству по
использованию радиотелеграфных установок. В 1905 г., для выработки "Положения о
радиотелеграфных станциях", было образовано межведомственное совещание из
представителей заинтересованных министерств (военного, морского, внутренних дел, финансов, путей сообщения, торговли и промышленности). Разработанный совещанием проект "Правил", состоящий из 15 статей, предусматривающий также и устройство частных радиостанций, был внесен на утверждение в Совет министров. 13 декабря 1907 г. Совет министров постановил (в современном написании): "Просить министра внутренних дел исключить из проекта статьи о частных радиотелеграфных станциях, так как, с одной стороны, издание в настоящее время
таких постановлений, при новизне у нас радиотелеграфирования, вряд ли вызывается
практической надобностью, с другой же, осторожность требовала бы не устанавливать общих условий для разрешения частных радиотелеграфных станций до всестороннего изучения этого нового дела и всех всех затрагиваемых им государственных, общих и частных интересов". На основании этого Постановления Совета министров министром внутренних дел 20 февраля 1908 г. было утверждено "Положение о радиотелеграфных станциях", состоящее из 6 статей и предусматривавшее устройство частных радиотелеграфных станций на судах, а на суше - только ученым обществам и учебным заведениям для производства научных опытов и исследований.

Не было внесено сколь-нибудь существенных изменений в отечественное законодательство и после того, как в 1913 г. встал вопрос о приеме сигналов точного времени и метеорологических телеграмм из Парижа. "Правила об установках учреждениями и частными лицами приемных радиотелеграфных аппаратов для проверки времени и получения метеорологических сведений" (название в современном написании) по-прежнему устанавливали разрешительный порядок их установки с пристальным контролем за их работой министерства внутренних дел в лице Главного
управления почт и телеграфов (ГУПиТ). Как и прежде, учреждения, лица и общества, желающие установить радиоприёмники для приема сигналов Парижской станции, должны были подать об этом ходатайство в ГУПиТ с приложением технического проекта установки, её схемы, краткого описания приборов и антенны с указанием станции, от которой предполагается принимать сигналы. С получением положительного решения по ходатайству, разрешалось провести установку приемной аппаратуры, после чего производилось ее освидетельствование и только после этого ГУПиТ выдавало владельцу разрешительное свидетельство на право эксплуатации. Кроме всего этого, получивший свидетельство владелец радиоприемника обязан был дать подписку следующего содержания (в современном написании): "Я, нижеподписавшийся, сим обязуюсь сохранять в совершенной тайне содержание случайно принятых моей установкой радиотелеграммы, равно как не открывать посторонним лицам, кем и кому радиотелеграммы были поданы, в чем и даю сию подписку, в противном же случае подвергаюсь ответственности по всей
строгости законов".

При обсуждении вышеприведенных "Правил" возникли определенные затруднения в определении как перечня наказуемых деяний владельцев частных радиоприемников, так и применяемых к ним карательных мер. В конце концов пришли к заключению, что для обеспечения сохранения тайны корреспонденции на частных лиц следует распространить ответственность такую же, как на должностных лиц почтово-телеграфных учреждений. В соответствии с законом, мерами взыскания, налагаемыми за нарушение данных "Правил" являлись: арест до трех месяцев или
денежный штраф в размере до 300 рублей, лишение свободы на срок от одного месяца до одного года. Кроме того, решением суда радиоаппаратура могла быть конфискована.

Как видно из вышеизложенного, все действия С.С. Жидковского были в противоречии с существовавшими в то время требованиями по устройству и эксплуатации радиотелеграфных приборов и ограниченность развития радиолюбительства является скорее следствием правовой неурегулированности этого вопроса, нежели отсутствием способных и инициативных людей, желающих по примеру С.С. Жидковкого, заниматься созданием ЛРС собственной конструкции и их применением.

Примечание:

Россия в этом плане не являлась исключением. Следует отметить, что в те годы не только в царской России, а и во многих других странах (Австрия, Бельгия, Англия, Норвегия и др.) существовала разрешительная система по устройству частных радиостанций. А, например, в Германии законодательным актом до середины 20-х годов была даже категорически запрещена. Частичным исключением являлось лишь законодательство США.

В 1911 г. Конгресс США начал рассматривать вопрос о целесообразности дальнейших
экспериментов на радиоволнах. Узнав об этом, член Гарвардского радиоклуба Элберт Хаймэн послал сенатору Уелшову копию своего научного труда "О целесообразности проведения радиолюбителями своих экспериментов", которая была выполнена в стенах Гарвардского университета. Ознакомившись с присланным научным трудом сенатор предложил Элберту выступить с докладом перед членами Конгресса и сделал все возможное, чтобы такое выступление состоялось. Хотя на нем присутствовало много противников радиолюбительских экспериментов (представители всевозможных коммерческих фирм и военного ведомства, занимавшихся радиосвязью) запретительных решений принято не было, а спустя год решением Конгресса от 13 августа радиолюбительство в США было узаконено - т.н. "Radio Act 1912". В соответствии с данным законом не требовалось разрешения на
устройство любых радиостанций, но не превышающих дальности действия одного штата ("не нарушающих юрисдикцию других штатов"). Видимо вышеприведенное и способствовало более раннему развитию радиолюбительства в США. Таким образом, де-юро были узаконены, работавшие до этого решения ЛРС США, что также послужило прецендентом и в других странах узаконить радиолюбительское движение.

Действия царской "фемиды" (арест, следствие и суд), очевидно, наложили свой негативный отпечаток на дальнейшую судьбу Жидковского-коротковолновика. Видимо это и объясняет тот факт, что среди первых владельцев тринадцати позывных ЛРС, которые были выданы в соответствии с решением Народного комиссариата почт и телеграфов (НКПиТ) СССР от 25.10.1926 г., его фамилии нет.

С 1925 по 1935 гг., уже будучи инженером, Сергей Степанович Жидковский внес 24 рационализаторско-изобретательских предложений, почти все из которых были внедрены и дали Управлению Юго-Западных железных дорог тысячи рублей экономии.

Его имя было хорошо известно и за рубежом. Так например, в 1928 г. из Марселя на имя Жидковского пришло письмо, в котором редакция журнала "La telegrapfie Jans fils Moderne" просила Сергея Степановича написать статью-воспоминание о его радиолюбительской деятельности, но (по известным читателю проблемам тех лет) редакция журнала его статьи так и не дождалась.

Дальнейшая судьба талантливого человека и пионера радиолюбительского движения
на территории бывшего СССР неизвестна. Как и не сохранились, к сожалению,
архивные данные как с мест учебы и работы С.С. Жидковского, так и во всевозможных судебных органах, а также и в фондах Центрального государственного исторического архива (ЦДIА) Украины.


Литература и источники:
1. "ОБ'ЯВЛЕНИЕ". (Радио-Отдел НКПиТ, Москва, 25 октября 1926 г, 2 с.).
2. Юрий Добряков. "Дело крестьянина Жидковского" ("Радифронт", #13/1935, с. 7-8).
3. Письмо Ю. Смолича к Г. Брилингу от 12 мая 1969 г. ("Особый фонд Г.Г. Брилинга"
в Винницком архиве: "Материалы по истории, физкультуре и спорту на Винничине").
4. Р.Н. Бикенин, А.А. Глушенко, М.А. Партала. "Криминальный" итог начала радиолюбительства в России" ("КВ журнал", #2/1998, c.55-60).
5. Георгий Члиянц (UY5XE). "История развития радиолюбительства и радиоспорта в Украине" (Львов; 1999, с. 3-4).
6. Микола Хiхлач (UT3NQ). "Дещо з iсторi• радiоаматорства на Вiнничинi" ("QUA-UARL", #2/1999, с. 47-48).
7. Георгий Члиянц (UY5XE). "У истоков мирового радиолюбительского движения
(Хроника: 1898-1928)" (Львов: 2000; с. 5-7).
8. Г.А. Члiянц (UY5XE). "У витокiв радiоаматорського руху" (доповiдь на мiжнар. конф. "Радiоаматор-2000"; Київ; НТТРЕЗ; с. 3).
9. Георгий Члиянц  (UY5XE). "Международному Союзу Радиолюбителей (IARU) - 75
лет" ("Радиохобби", #3/2000; с. 2).
10. Ответы автору на запросы:
- ЦКАДР "Укрзалiзницi" (##: 647 от 30.05.2000, 726 от 14.06.2000);
- Архива Казатинского отделения Ю-ЗЖД (# НОДАА-2-Ч-268/10 от 3.07.2000);
- Архива Жмеринского отделения Ю-ЗЖД (# НОДАА/Ж- 231 от 06.07.2000);
- Военная прокуратура южного региона Украины (# 25/1590 от 04.07.2000);
- ЦДIАУ (#1042 от 25.09.2000).
11. БСЭ (третье изд.). (М.: "Советская энциклопедия", 1975; т. 22, с. 496).
12. "Одесская судебная палата" (ЦГИАУ; Киев; ф. 348, с. 71-77, 146-147).
13. Георгий Члиянц (UY5XE). "Наш первый радиолюбитель" (Львов: 2000. 14 с., ил.).

 


античный компьютер (с)

  • 05.08.12, 14:41

Не так уж и давно произошло событие, которое сначала было принято как шутка. Нескольким сотрудникам Лондонского музея науки удалось воссоздать антикитирский механизм. Это устройство считается первым компьютером на земле. По предположительным данным, первый компьютер на земле был создан в Греции около 2000 лет назад.

1_komp_1.jpg

Он был обнаружен в 1900 году около острова Антикитира при обследовании затонувшего древнегреческого корабля. Механизм состоял из 37 шестеренок и циферблатов. После его исследования, стало понятно, что он предназначался для расчета движения небесных тел


shema-kompa_1.jpg

Ранее считалось, что дифференциальная передача была изобретена в XVI веке. Но найденный механизм сдвинул эту дату, так как в нём используется именно эта передача

Rekonsruirovan_1.jpg

Ранее существовало много попыток воссоздать древний компьютер, но они не давали нужного результата. В 2002 году специалист по механическим устройствам Лондонского музея науки предложил свой вариант, который, как он считает, максимально отображает работу первого компьютера. По его словам, первый компьютер мог рассчитывать движение Солнца, Луны, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера, и Сатурна.

Благодаря совместному проекту Antikythera Mechanism Research Project, в который были вовлечены учёные из Англии и Греции, удалось обнаружить ещё несколько фрагментов механизма. С помощью компьютерной томографии удалось определить точное расположение всех шестерёнок устройства. И в 2008 году самый древний компьютер в мире был собран и запущен

история транзистора (с)

  • 04.08.12, 10:10
Первыми изобретенными транзисторами, как ни странно, были полевые. Австро-венгерский физик Юлий Эдгар Лилиенфельд в 1928 году запатентовал принцип работы полевого транзистора, который основан на электростатическом эффекте поля. Полевые транзисторы намного опередили биполярные, может быть из-за более простого принципа их работы. Сам полевой транзистор был запатентован в 1934 году немецким физиком Оскаром Хейлом.История первого действующего биполярного транзистора началась 16 декабря 1947 года, когда он был продемонстрированисследователями Джоном Бардином, Уильямом Шокли и Уолтером Брайтейном. При помощи нехитрого устройства, состоящего из скрепки для бумаг, небольшого количества германия и золотой фольги они смогли увеличить входящий ток в сотню раз. Уже через неделю, 23 декабря они официально представили первый действующий транзистор. Эта дата стала днем рождения первого биполярного транзистора. В июне 1948 года появились радиоприемник и телевизор на транзисторной платформе. С этого момента привычные и распространенные в то время электронные лампы стали постепенно уходить в прошлое.

Поначалу при производстве транзисторов лишь каждый пятый получался не бракованным, но технология быстро развивалась. Уже в 1953 году вышел первый транзисторный слуховой аппарат, который ознаменовал начало коммерческого применения нового радиоэлемента. Через год в продажу поступил транзисторный радиоприемник. В 1956 году Джон Бардин, Уильям Шокли и Уолтер Брайтейн были удостоены нобелевской премии за свое открытие. В 1958 году, когда пара транзисторов была помещена на один кремниевый кристалл, в мире появилась первая интегральная схема. Сегодня на одном кристалле их помещается более миллиарда.

С изобретением транзистора маховик научно-технического прогресса был запущен с новой силой. В 1960 году Sony выпустила портативный телевизор. В 1971 появился карманный калькулятор. В 1983 году с изобретением мобильного телефона началась эра мобильной связи.

самый-самый партизан! (с)

  • 03.08.12, 22:54
В 1944 году младшему лейтенанту японской армии Онода Хиро был отдан приказ возглавить партизанский отряд на филиппинском острове Лубанг. Потеряв в боях своих солдат, Онода сумел уцелеть и скрылся в джунглях. В 1974 году Онода Хиро был найден на том же острове, где до сих пор вёл партизанскую деятельность. Не поверив в окончание войны, лейтенант отказался сложить оружие. И лишь когда на остров прибыл непосредственный командир Оноды и приказал сдаться, тот вышел из джунглей, признав поражение Японии.

находчивый зимбабвиец (с)

  • 03.08.12, 18:26
В Зимбабве водитель автобуса остановился немного отдохнуть в нелегальном баре за маленьким стаканчиком. В это время пассажиры его автобуса – 20 пациентов из психиатрической лечебницы, перевозимых в Булавайо из Хараре – сбежали. Водитель не растерялся. Он на ближайшей остановке набрал пассажиров в нужном количестве, посулив бесплатный проезд. А в психушке предупредил, что пациенты большие фантазеры. Врачам потребовалось 3 дня на выяснение ситуации.

Сделал себе подарок -

  • 02.08.12, 12:55

- купил наборные гантели. Протащил по жаре 2 остановки сумочку, а тут еще и лифт не работает...

Бонус! smile

РоманТыкам -

  • 02.08.12, 00:42

- ну не ставьте зажженную свечку на телевизор... Можно же взять блюдце, или другой несгораемый предмет.

Корпус телевизора заменить? Там стекляшки? Квартира съемная?

Ну... Это уже не ко мне, сорри...

п.с:

Хоть и не очень часто - но такое бывает. Обращайте внимание на мелочи, и ваша радость не омрачится огорчением.

Присивесет!

  • 01.08.12, 10:09

Яса вспосомнисил осодисин ясазасык, исим особсчасалисисьсяся есещесе в шкосолесе. Посонасачасалусу яса нисичесегосо несемосог расазособрасать, носо посослесе тосогосо, касак ососвосоисил есегосо присынцысыпысы - всесе срасазусу стасалосо посонясатносо.

 

 

интересно - а что же там,

  • 31.07.12, 12:04
за горизонтом жизни?