хочу сюди!
 

Светлана

45 років, близнюки, познайомиться з хлопцем у віці 42-55 років

Замітки з міткою «магический реализм»

По зову ветра



Молнии вспыхивали с пулеметной скоростью. Мир вокруг менял освещение с резко желтого до пронизывающе бесцветного. Незатихающий рокот грома бил по барабанным перепонкам. Ветер рвал одежду и трепал волосы.

Ганна знала, что все так и должно быть. Старая мольфарка предупредила, что будет страшно, но если Ганна поборет страх и не сбежит, то все получится.

Ганна сощурившись смотрела на свихнувшуюся природу. Страха не было. Когда узнала, что не может иметь детей – тогда было страшно. Как жить? Старая мольфарка – был ее последний. Ганна знала, что не упустит его.

Порывы ветра стали резче и сильнее. Показалось, что волосы отрываются. Брезентовый плащ раздулся парусом и очередной поток, хлесткий как удар плетью оторвал ноги Ганны от земли. Пронес ее и швырнул оземь. Тут же все стихло, исчезло.

***

Сегодня природа была податливая. У Виктора лишь слегка появился румянец на щеках. Сочные стебли кукурузы с утра подпитанные дождиком, сейчас, в полуденный зной нежились под солнечными лучами отфильтрованными легкими облаками.

Виктор создавал благоприятную, почти лабораторную обстановку, для молодой кукурузы Агрофирмы «Ганновское» уже третий месяц. Поливал дождем, создавал облачную тень в жаркие часы, сдувал ветром насекомых.

 

Впервые он понял, что отличается от других в пятилетнем возрасте. Лежал на крыше погребка под утренним солнцем и листал взглядом журнал «Веселые картинки». Мама Ганна увидев это встревожилась.

- Витя, ты у меня самый лучший – сказала и запустила пальцы в его черные непослушные волосы - Ты особенный. Люди не любят таких. Забудь, выкинь из головы свой этот вот ветер! И никому, ты слышишь, никогда не признавайся. Обещаешь?

- Да, мама, не плачь. Не надо – закивал Витя, ничего не понимая.

Обещание удалось выполнить наполовину. Никому не сказал ничего, но из головы выбросить не получилось. Как тут забудешь если хамоватые старшеклассники любят курить под деревом с сухим суком, а в институте девчонки так и просят ветерка для своих колышущихся юбчонок?

 

Послышался шум приближающегося автомобиля. Виктор догадался, что это его друг-однокласник, а по совместительству главный агроном АФ «Ганновское». Евгений Владимирович, выкатился из водительской дверцы служебного «Renault Duster» и подбежал к Виктору. При всей своей коренастости, не смотря на квадратное пузо двигался быстро и легко, как и говорил:

- Блин, Витя-Витек ну как, скажи мне, будь добр как ты умудряешься находить в двадцать первом веке такие пятачки, что на все звонки оператор отвечает, что абонент-импотент?

- В смысле? Ну нет здесь связи, так что из того? – Виктор умышленно выбирал места вне зоны покрытия. Так легче «работалось»

- Блин, ты уже настоящий американец стал, такой же тупой?

- …

- Набираю, а женский голос отвечает, что ты не можешь! Что я должен думать? Ладно, забей. Шутка. Поймешь как-нибудь. Я чего тебя ищу-то. В рабочее между прочим, время. Сегодня Коляныч, ну Рыжий наш, на побывку приезжает. Встреча в шесть-нуль-нуль, на нашем месте, и чтоб без опозданий, а то знаем мы вас, американцев, блин!

 

Ну вот уже и американец. За двадцать лет скитаний Виктору много где побывать пришлось, многое перепробовать. Нигде не получалось задержаться. Везде был свой потолок, рамки. Тесно ему было. Последние два года жил и трудился в Америке. Работа трейдером на Уолл-стрит давала свободу. Здесь отсутствовали рамки и правила. Никого не интересовало как. Вопрос был только сколько? Сколько ты стоишь, бро?

Кроме хватки и смекалки требовался еще и капитал. С этим было сложно. Пришлось привлечь инвесторов. И все равно сумма на торговом счете была смешная. Выход был только один – найти «бомбу» - бумаги, контракты, фьючерсы которые всколыхнут мир. Поставить на никому не известную лошадку – рекордсменку еще на старте…

 

Когда Виктор подошел на поляну, между озером и березовым гаем, друзья уже были там. Обнялся с Колянычем, поручкался с Женей. Присел возле бутылки «Гетьмана» и нехитрой закуски – сало, хлеб, огурцы.

- Вот у тебя нюх, Витек! Мы только думали по-первой наливать, и ты тут как тут. Бежишь, аж волосы назад, блин – Женя был тамадой в любой компании.

Виктор вспомнил дешевую репродукцию «Охотники на привале» когда-то, висевшую возле кровати его матери. Оглянулся, увидел белый зад Женькиного Рено.

- Между первой и второй, ну вы в курсе! Как же хорошо сидим, блин, Витек, Коляныч разбросало нас. Да!

- Первая колком, вторая соколком, следующие пять как ласточки летят. Американец, ты закусывай давай, а то совсем там одичал. Смотри на нас Колянычем и учись, блин.

Виктор взял огурчик, разрезал вдоль. Уверенными штрихами нанес паутинку из ромбиков на каждой половинке. Щепотка соли, соединил половинки, потер. Раскрыл, полюбовался блестящими капельками. С аппетитом захрустел.

- Ооо, не совсем еще потерян, для общества человек! – Женя потянул руку ко второй половинке.

Виктор придержал тянущуюся руку, отдал Колянычу. Тот благодарно кивнул. Женя сделал обиженное лицо.

- Я вообще не пойму, сидел в своей Америке и тут вдруг раз, все бросил и торчишь сутками возле моей кукурузы. Это мое ноу-хау …

 

Впервые Виктор узнал о кукурузе от облысения, когда искал ту самую «лошадку», которая пронесет его в новую жизнь. Это IPO* прошло бы мимо него, как и тысячи других если б не название производителя «Ганновское». Задержался, изучил. Позвонил Женьке. Тот объяснил, что лабораторные исследования дали первый урожай. Задумка работает – волосы растут. Но на полях трудно достичь идеальных условий. Требуется масса финансов для ухода. Единственный вариант привлечения денег – продать будущие доходы.

Виктор закупил акций «на всю котлету», т.е. вложил все деньги. И даже те, которые взял у инвесторов для совсем других целей. Приехал, чтобы обеспечить поля лабораторными условиями. Два месяца ежедневной работы с силами природы уже прошло. Еще месяц и уборка урожая. Акции вырастут в цене, люди будут с волосами, Виктор будет с деньгами. С настоящими деньгами, расширяющими все рамки до космических размеров. В том, что кукуруза подарит лысым новые волосы, Виктор не сомневался. Агроном, Женька, был от бога…

 

- Вить, ну ты слышишь, комары, ха-ха – наигранный смех Жени вернул Виктора – у них там, артиллерия, пушки то-да-се, а мы им комары. Нате вам! Коляныч, ну ты сам себя послушай. Смешно же! Бросай, блин, бросай играть в войнушку возвращайся в реальность. Я тебя пристрою здесь. Вот скажи нафига тебе гибнуть за этих олигархов?

- При чем тут олигархи? – голос Коляныча спокойный и рассудительный – По-боку, олигархи, плевать на власть. Понимаешь там все держится на простых обычных парнях и девченках…

- Ну так…

- Не перебивай – раньше Виктор не замечал такой твердости и уверенности в голосе Коляныча – Вот ты говоришь, вернись в реальность. Для меня реальность там, понимаешь? Я до этого как бы и не жил. Я там чувствую, что я нужен, что я делаю что-то важное. Проснулся вроде как…

- Комары, пацаны, при чем тут комары? – Виктор понял, что краешком сознания зацепился за что-то, и оно зудело в нем.

- Ты все еще с ветром в голове, летаешь где-то. Говорю пришел к нам в часть ботаник. Реальный ботан. Такой весь неопрятный с огромными линзами в очках. Оказалось, самый настоящий профессор биологии и еще чего-то там. Говорит так мол и так изобрел я новое оружие. Комары разносящие инфекцию. Принимайте меня к себе – зададим им жару, стало быть. Ну мы поржали. Достал тогда из кармана маленькую колбочку, в ней комар. Кто смелый, говорит. Вызвался Серый – корректировщик наш. Ботан открыл колбу, прижал горловину к руке Серого. Комар напился крови, а Серый два дня с температурой провалялся.

- Совпадение, блин, бывают же такие совпадения.

- Возможно и совпадение, но мы поверили все как один!

- А даже если и не совпадение. Нужно проводить исследования, тесты там всякие. Кароч, че он к вам приперся, если нужно к начальству.

- Тут, ты прав. Но пойди к командирам, начнется – проверки, перепроверки, взятки, патенты, конвенции и прочая муть.

Виктор почувствовал зуд в горле, чтобы унять спросил:

- Так запускайте на вражеские позиции комаров, пусть разносят там эту чудо-инфекцию. Как докажешь вашу причастность?

- Никак. Но и комара лететь в заданном направление заставить пока тоже никак не получается. На что уж профессор голова, а и он здесь бессилен.

- Ты когда в часть возвращаешься? – зуд прошел, на щеках проступил румянец. – Я с тобой!

 

 IPO* - первичное размещение акций, и/или других ценных бумаг


Магический бытовой реализм британского художника Стэнли Спенсера

СПЕНСЕР, СТЭНЛИ (Spencer, Stanley) (1891–1959), английский художник, представитель магического реализма, мастер религиозной и жанрово-бытовой картины.

  Stanley Spencer / Self-Portrait1939

[ Читать дальше ]