хочу сюда!
 

Галина

39 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 38-50 лет

Заметки с меткой «аллен»

Любить значит страдать

... Любить значит страдать. Чтобы избежать страданий, нужно не любить. Но тогда ты будешь страдать от отсутствия любви. Поэтому любить значить страдать, не любить значит страдать, страдать значит страдать. Быть счастливым значит любить, следовательно, быть счастливым значит страдать, но страдание делает тебя несчастным, поэтому, чтобы быть несчастным, ты должен любить, или любить, чтобы страдать, или страдать от чрезмерного счастья. Надеюсь, ты меня понимаешь. 
© "Любовь и смерть". Вуди Аллен, 1975

Аллен Гинсберг "Смерть + слава"

Меня не волнует, что станется с моим телом, когда я умру:
пепел развеют ли по ветру, рассеют ли его над Ист-Ривер,
захоронят ли урну на Элизабет Нью Джерси, на Бнай Брит
Но я желал бы большой церемонии в Соборе Св.Патрика, в Церкви Св.Марка, в сабой большой синагоге Манхэттена
Во-первых, там семья, брат, племянники, бойкая в 96 мачеха Эдит, солнышко-тётя из старого Ньюарка, доктор Джоул, кузен Минди, брат Гин (одноглазый, одноухий), свояченица блондинка Конни,пять племянников, сводные братья + сёстры, их внуки, компаньон Питер Орловски, опекуны Розенталь + Хейл, Билл Морган......
Затем, учитель Трунгпа-Ваджрачарья светлая голова, Гелек Рингпоче, там Сакьён Мифам (хранитель далай-ламы) (может, посетят Америку), Свами Сатчитананда Шивананда, Баба Деhораhама, Кармапа XVI, Дудждом Ринпоче, призраки Бейкера от Судзуки Роши + Катагири , Вейлен, Дайдо Лури, Хвон, божий одуванчик Капло Роши, лама Тарчен......
Затем, самое важное, любовники за постолетия с гаком
Дюжины, сотня, больше, старые лысые приятели + богатые молодые парни, с которыми недавно голышом встречались в постелях, толпы удивлённо рассматривающих друг друга, бесчисленные, интимные, оравы обменивающихся воспоминаниями:
"Он научил меня медитировать, а я вот уже старый ветернан, тысячу дней отпрактиковал......"
"Я музицировал в сабвее, я верен, но любил его за то ,что он любил меня......"
"Я ощутил это: в мои 19 он любил меня больше, чем кто иной......"
"Мы бы полежали вовсю болтая обо всём, читали мои стихи, жались + целовались брюшком к брюшку обнимались мило"
"Я всегда ложился бы в его постель раздетым до белья + утром моя прислуга стояла наготове за дверью"
"Японец, мне всегда хочется подставлять задницу мастеру"
"Мы говорили бы всю ночь о Керуаке + Кэссиди сидели в лотосах затем спали б в его капитанской кровати"
"Он выглядел таким выразительным, не стыдно осчастливить такого"
"Голышом я был с ним в кровати не одинок, как ни с кем другим, он был столь не жен мой живот трясся когда он водил пальчиком от моих сосков к бёдрам......"
"Я просто лежал спиной к нему, он возбудил меня ртом + пальцами вдоль талии"
"Он здорово давал сосать"
Так вот, быть там толкам любовников поколения 1948-го ,остатку тусовки Нила Кэссиди и молодой поросли 1997-го и удивлениям ...... "Ты тоже? А я думал, ты верен!"
"Я верен, но Гинсберг- исключение, в некотором смысле он нравился мне"
"Я забыл, был ли я верным геем или путаником, был собой, нежно и благодарно отдавался поцелуям в макушку, в лоб горло сердце + солнечное сплетение, в пуп, в залупу, его языку щекочущему пой зад и спину"
"Мне нравилось ,как он декламировал "Но за моей спиною вечно слышно крылатой колесницы века дышло" голова к голове, лицом к лицу на одной подушке......"
Среди возлюбленных один симпатичный юноша с откляченным задом:
"Я учился на его поэтическом семинаре, 17-летним юнцом, бегал бывало по делам в его балаган-квартиру, соблазнил меня упиравшегося, заставил зайти, я потом домой, не видал его больше не хотел такого..."
"Он не мог вытворять такого, но любил меня", "Опрятный старик."Он было убедил меня, что я вхожу первым"
Таковы наиболее удивительные чествования толпы на месте захоронения......
Затем поэты + музыканты...... юношеские грандж-группы колледжей ... звёзды "Битлз" в годах, верные гитаристы-аккомпаниаторы, лидеры гей-классики, неизестные элитарные джазовые композиторы, робкие трубачи, чёрные гении саксофона, фолк-исполнители с банджо тамбуринами гармонями мандолинами гуслями свистками + казу
Затем, артисты итальянские неореалисты поднаторевшие за 60-е годы в индийской мистике.
Поздние фовисты, тосканские живописцы-поэты, классический график, масса-
чусетские сюрреалисты-нахалы с жёнами из Старого Света, бедные мастера рисунка гипса масла акварели из американской глубинки
Затем университетские преподаватели, одинокие ирландцы-библиотекари, деликатные библиофилы, дамы асексуальные:
"Я встречался с ним дюжины раз он не запомнил моего имени я
все равно любила его, настоящего художника"
"Неврастенчку после менопаузы, юмор его поэзии спас меня от лечебниц для самоубийц"
"Шарман, гений со скромными манерами, мыл раковины, блюда, гость моей студии неделя в Будапеште"
Тысячи читателей, "Сколь он изменил мою жизнь в Либертивилле, штат Иллинойс"
"Увидав его на встрече в Монтклерском государственном учительском колледже, решил стать поэтом......"
"Он направил меня, я начал с гаражного рока ,исполнял свои песни в Канзас-Сити"
"Его "Каддиш" - я оплакивал себя + своего живого отца в Невада-Сити"
"Смерть отца" смирила меня когда в 1982-м моя сестра умерла в Бостоне"
"Читал его интервью в журнале, прозрел, понял вас тут, подобных мне"
Глухонемые быстро блестяще жестикулирующие барды
Затем журналисты, секретари редакторов, агенты, портретисты & привер-
женцы фотографии, рок-критики, искусствоведы, историки
культуры придут почтить присутствием историческую траурныю церемонию
супер-фаны, ценители поэзии, снова битники + металлисты, охотники за
автографами, выдающиеся папарацци, интеллигентные зеваки
Каждый будет знать, что он оказались частью "Истории", все они кроме покойника
который не знал в точности, что происходит даже при моей жизни

перевод с английского Терджимана Кырымлы  heart rose

Death & Fame 

When I die
I don't care what happens to my body
throw ashes in the air, scatter 'em in East River
bury an urn in Elizabeth New Jersey, B'nai Israel Cemetery
But l want a big funeral
St. Patrick's Cathedral, St. Mark's Church, the largest synagogue in
Manhattan
First, there's family, brother, nephews, spry aged Edith stepmother
96, Aunt Honey from old Newark,
Doctor Joel, cousin Mindy, brother Gene one eyed one ear'd, sister-
in-law blonde Connie, five nephews, stepbrothers & sisters
their grandchildren,
companion Peter Orlovsky, caretakers Rosenthal & Hale, Bill Morgan--
Next, teacher Trungpa Vajracharya's ghost mind, Gelek Rinpoche,
there Sakyong Mipham, Dalai Lama alert, chance visiting
America, Satchitananda Swami
Shivananda, Dehorahava Baba, Karmapa XVI, Dudjom Rinpoche,
Katagiri & Suzuki Roshi's phantoms
Baker, Whalen, Daido Loorie, Qwong, Frail White-haired Kapleau
Roshis, Lama Tarchen --
Then, most important, lovers over half-century
Dozens, a hundred, more, older fellows bald & rich
young boys met naked recently in bed, crowds surprised to see each
other, innumerable, intimate, exchanging memories
"He taught me to meditate, now I'm an old veteran of the thousand
day retreat --"
"I played music on subway platforms, I'm straight but loved him he
loved me"
"I felt more love from him at 19 than ever from anyone"
"We'd lie under covers gossip, read my poetry, hug & kiss belly to belly
arms round each other"
"I'd always get into his bed with underwear on & by morning my
skivvies would be on the floor"
"Japanese, always wanted take it up my bum with a master"
"We'd talk all night about Kerouac & Cassady sit Buddhalike then
sleep in his captain's bed."
"He seemed to need so much affection, a shame not to make him happy"
"I was lonely never in bed nude with anyone before, he was so gentle my
stomach
shuddered when he traced his finger along my abdomen nipple to hips-- "
"All I did was lay back eyes closed, he'd bring me to come with mouth
& fingers along my waist"
"He gave great head"
So there be gossip from loves of 1948, ghost of Neal Cassady commin-
gling with flesh and youthful blood of 1997
and surprise -- "You too? But I thought you were straight!"
"I am but Ginsberg an exception, for some reason he pleased me."
"I forgot whether I was straight gay queer or funny, was myself, tender
and affectionate to be kissed on the top of my head,
my forehead throat heart & solar plexus, mid-belly. on my prick,
tickled with his tongue my behind"
"I loved the way he'd recite 'But at my back allways hear/ time's winged
chariot hurrying near,' heads together, eye to eye, on a
pillow --"
Among lovers one handsome youth straggling the rear
"I studied his poetry class, 17 year-old kid, ran some errands to his
walk-up flat,
seduced me didn't want to, made me come, went home, never saw him
again never wanted to... "
"He couldn't get it up but loved me," "A clean old man." "He made
sure I came first"
This the crowd most surprised proud at ceremonial place of honor--
Then poets & musicians -- college boys' grunge bands -- age-old rock
star Beatles, faithful guitar accompanists, gay classical con-
ductors, unknown high Jazz music composers, funky trum-
peters, bowed bass & french horn black geniuses, folksinger
fiddlers with dobro tamborine harmonica mandolin auto-
harp pennywhistles & kazoos
Next, artist Italian romantic realists schooled in mystic 60's India,
Late fauve Tuscan painter-poets, Classic draftsman Massa-
chusets surreal jackanapes with continental wives, poverty
sketchbook gesso oil watercolor masters from American
provinces
Then highschool teachers, lonely Irish librarians, delicate biblio-
philes, sex liberation troops nay armies, ladies of either sex
"I met him dozens of times he never remembered my name I loved
him anyway, true artist"
"Nervous breakdown after menopause, his poetry humor saved me
from suicide hospitals"
"Charmant, genius with modest manners, washed sink, dishes my
studio guest a week in Budapest"
Thousands of readers, "Howl changed my life in Libertyville Illinois"
"I saw him read Montclair State Teachers College decided be a poet-- "
"He turned me on, I started with garage rock sang my songs in Kansas
City"
"Kaddish made me weep for myself & father alive in Nevada City"
"Father Death comforted me when my sister died Boston l982"
"I read what he said in a newsmagazine, blew my mind, realized
others like me out there"
Deaf & Dumb bards with hand signing quick brilliant gestures
Then Journalists, editors's secretaries, agents, portraitists & photo-
graphy aficionados, rock critics, cultured laborors, cultural
historians come to witness the historic funeral
Super-fans, poetasters, aging Beatnicks & Deadheads, autograph-
hunters, distinguished paparazzi, intelligent gawkers
Everyone knew they were part of 'History" except the deceased
who never knew exactly what was happening even when I was alive

February 22, 1997

Allen Ginsberg

Аллен Гинсберг "Блюз Бати-Смерти"

Блюз Бати-Смерти

Эй, Батя-Смерть, лечу домой я
Эй, беднячок, а ты одинокий
Эй ,старый папик, я знаю, куда мне

Батя Смерть рот закрой пустой
Мама здесь, загляни в подпол
Братка Смерть накрывай нам стол

О Детки Смертки дышать во все отверстья
Рыдающие грудки облегчат ваши Смерти
Боль долой, слёзки смоют отрепья

Тётка Старая Смерть не тряси скелетом
Дядька Старый Смерть мне ревёшь приветы
О Сеструха Смерть плачь сласти поэта

Ангел Смерть это твой покрой
Любик Смерть телом не со мной
Отче Смерть я иду домой

Гуру-Смерть ты прав, угрюм
Мастер-Смерть я тя благодарю:
научил, вдохновил ты меня,- вот те блюз
 
Буддhа-Смерть, бодрюсь с тобой
Дhарма-Смерть, твой взгляд иной
Сангhа-Смерть, проработаем всё

Кто родился страдает
Глупость нас опускает
Страшных правд не врубаю

Братец Вздох попрощаемся снова
Дал родиться мне было здоровым
Будь что будет, и так не хреново.

перевод с английского Терджимана Кырымлы heart rose


Father Death Blues 
 
Hey Father Death, I'm flying home
Hey poor man, you're all alone
Hey old daddy, I know where I'm going

Father Death, Don't cry any more
Mama's there, underneath the floor
Brother Death, please mind the store

Old Aunty Death Don't hide your bones
Old Uncle Death I hear your groans
O Sister Death how sweet your moans

O Children Deaths go breathe your breaths
Sobbing breasts'll ease your Deaths
Pain is gone, tears take the rest

Genius Death your art is done
Lover Death your body's gone
Father Death I'm coming home

Guru Death your words are true
Teacher Death I do thank you
For inspiring me to sing this Blues

Buddha Death, I wake with you
Dharma Death, your mind is new
Sangha Death, we'll work it through

Suffering is what was born
Ignorance made me forlorn
Tearful truths I cannot scorn

Father Breath once more farewell
Birth you gave was no thing ill
My heart is still, as time will tell.

Allen Ginsberg