хочу сюда!
 

Алла

38 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «все плохо»

Печальная рыба в очках с оранжевыми плавниками

Все очень хреново. Поэтому только рисуночек.

Сегодня ДР у самого старого друга - полтинник лет дружим. Но в последнее время никак не пересекаемся. Раз в год или в два письмо. Последний раз по телефону общались четыре года назад.  Настоящая дружба не требует доказательств. К чему это я?

Ну написал коротенькое письмо-поздравлялку. Не факт, что вообще прочтет. Ну и ладно.

Двухлетняя девчонка сегодня была - почки и сердце. Нашу визжащую корову с фонариком во лбу отдавать категорически не хотела. Только в обмен на конфету (и то, после получасовіх переговоров-уговорв). Зато получилось и почки посмотреть и сердце. Фальшхорда и элонгация евстахиева клапана. Пусь кардиологи ее больше не разводят на всякую кардиомиопатию и кучу лекарств.

Free Image Hosting at FunkyIMG.com

Map


Сложное про любовь, кошек и подтекания



Больше недели я её выхаживал, жертвуя пальцами, коленками и криками силы воли, теряя сознание. Мыл жопу, запихивал таблы, готовил самые вкусные вкусняшки по первому требованию. А сегодня вечером она мне полусекундным броском разрвала вену на правой кисти.

Это - любимая кошка. Правая рука замотана, кровь сочится даже после трех перебинтовываний.

Ну, такой день. Еще и дозу преднизолона пришлось превысить сильно. Уборка, пылесос, снова текущий кран. Короче - полная жопа. Завтра снова ликвидировать громадную течь, а пока мы в лице нашего дома (квартиры) - обезвожены моим волевым решением.

Плохо, что ходить не получается.  Иначе бы быстренько сбегал за нужными сантехническими причиндалами и все починил (надеюсь), превозмогая себя.

А так - одно расстройство. В прямом и переносном.

Map

Про удаление сисек и яичников. Сложно



Ссылок давать не буду, умные люди и сами знают кое-что и про онкомаркеры и вероятности развития рака в случае обнаружения оных и пр. Тут каждый решает сам. Есть много исследований, статей и даже телерепортажей на тему этого и особенно Анджолины Джоли (не уверен, что правильно написал - но мне простительно). Да вот и вчера на дожде целый Козырев онлайн был посвящен проблеме этой. От себя говорить ничего не буду, ибо сказано пересказано все тысячу раз всеми. И даже за три тысячи лет до того как. Как и совсем недавно и постоянно мной тоже (даже специально блох завел в свитере для "сеять разумное, доброе, вечное").

А если вот недалеко - лет на сто с небольшим углубиться (что немного ближе, чем Парацельс, Галлен или Авиценна), то  мысли умных докторов (не в смысле - успешных, а в смысле - умных) - просто как из сегодня. Все те-же проблемы. И ведь ничего не изменилось. А перечитал я многих, в том числе и письма Сенеки к Луцилию. Люди одинаковы всегда. Уймите и примитесь. Ой, наоборот. Примите и уймитесь.

Медицина есть наука о лечении людей. Так оно выходило по книгам, так выходило и по тому, что мы видели в университетских клиниках. Но в жизни оказывалось, что медицина есть наука о лечении одних лишь богатых и свободных людей. По отношению ко всем остальным она являлась лишь теоретическую наукою о том, как можно было бы вылечить их, если бы они были богаты и свободны; и то, что за отсутствием последнего приходилось им предлагать на деле, было не чем иным, как самым бесстыдным поруганием медицины.

Ко мне приходит прачка с экземою рук, ломовой извозчик с грыжею, прядильщик с чахоткою; я назначаю им мази, пелоты и порошки – и неверным голосом, сам стыдясь комедии, которую разыгрываю, говорю им, что главное условие для выздоровления – это то, чтобы прачка не мочила себе рук, ломовой извозчик не поднимал тяжестей, а прядильщик избегал пыльных помещений. Они в ответ вздыхают, благодарят за мази и порошки и объясняют, что дела своего бросить не могут, потому что им нужно есть.
В такие минуты меня охватывает стыд за себя и за ту науку, которой я служу, за ту мелкость и убогость, с какою она осуждена проявлять себя в жизни.

В деревне ко мне однажды обратился за помощью мужик с одышкою. – Все левое легкое у него оказалось сплошь пораженным крупозным воспалением. Я изумился, как мог он добрести до меня, и сказал ему, чтобы он немедленно по приходе домой лег и не вставал.
– Что ты, барин, как можно? – в свою очередь, изумился он. – Нешто не знаешь, время какое? Время страдное, горячее. Господь батюшка погодку посылает, а я – лежать! Что ты, господи помилуй! Нет, ты уж будь милостив, дай каких капелек, ослобони грудь.
– Да никакие капли не помогут, если пойдешь работать! Тут дело не шуточное, – помереть можешь!
– Ну, господь милостив, зачем помирать! Перемогусь как-нибудь. А лежать нам никак нельзя: мы от этих трех недель весь год бываем сыты.
С моею микстурою в кармане и с косою на плече он пошел на свою полосу и косил рожь до вечера, а вечером лег на межу и умер от отека легких.
(Викентий Вересаев "Записки врача")


Ну и еще чуток от себя - практически все болезни, так и есть - профессиональные. Моя правая рука, левая нога и вторая нога (правая), спина, шея, глаза, сосуды, перчатки даже при +12. Вот уж лет десять-пятнадцать как приходится жертвовать своими органами ради профессии. И так, поверьте, у всех. Нет ни одной профессии, которая бы не вызывала профессиональных заболеваний. У вас еще нет? Вы просто не дождались. Как?, уже ушли на пенсию и все еще ни чем не болеете?

Ну знаете... Либо Вы либо счастливец, либо редкий подлец.

Верьте мне. Или не верьте. Я, в отличие от пророка Мохаммеда или любого из апостолов, совершенно не озабочен тем, будут или не будут  помнить каждое моё слово через тысячу лет. Или хотя бы послезавтра.

Map

Какой ты нафиг танкист

В моей душе метут метели, А ты врываешься без стука, И хочешь, чтоб с тобой летели… В глазах твоих – сплошная скука, На языке – скульптуры Циретели… НЕ СЫПЬ МНЕ СОЛЬ НА РАНЫ, СУКА! Вы, лживая мадам, мне надоели…

Оп. А я не хочу... быть танкистом. вот так вот. "Течет вода, открылись люки... Не волнуйтесь, это глюки"© Кто-то