хочу сюда!
 

Елена

41 год, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 40-48 лет

Заметки с меткой «анна ривелотэ»

Исповедь алкоголика (много букофф)

"Уважаемые старые и убежденные алкоголики - а также уважаемые непьющие - могут пропустить то, что находится дальше. 

Итак, если вы молоды и пьете, вам совершенно необходимо знать, что вас ждет.

Извините, если для кого это удар ((с) emve), но радоваться жизни на всю катушку осталось лет 10-15 при лучшем раскладе. У меня был лучший. Мой организм был устроен таким чудесным образом, что весь попадающий в него алкоголь трансформировался в чистую радость и чувственные озарения. Кроме того, природа наделила меня неземной красотой, недюжинным умом и разнообразными талантами, что было неплохо само по себе. Но алкоголь многократно усиливал мое чувство превосходства над окружающими. Я гордилась тем, что могла пить наравне с крепкими мужчинами, не заблевывая чужих гостиных, не болея с похмелья и не теряя координации. В начале девяностых я не мявкнув выпивала полбутылки спирта "Экстра", от которого мухи дохли на лету, - при весе в 44 кг. Два раза в жизни я допивалась до слепоты, слава богу, кратковременной, и несколько раз превышала смертельную дозу алкоголя в 5 промилле. Начиная с октября 2001 г., в течение пяти с половиной лет, я принимала алкоголь ежедневно, что, как мне кажется, дает мне право говорить с полным знанием дела. Единственное, чего алкоголь еще со мной не сделал, - это не убил. Кроме того, некоторое время мне пришлось прожить рядом с крепко пьющими людьми, и с другой стороны полюбоваться на этот праздник мне тоже довелось.

Приблизительно через пять лет упорной алкоголизации вы приобретаете похмельный синдром, не имеющий ничего общего с последствиями перепоя вашей юности. В первую очередь вас начнет беспокоить не желудочно-кишечная, а нервно-паралитическая фаза похмелья, которая растянется не на первую половину дня, а на сутки-двое. Вы не сможете спать, а будете тупо и бессильно валяться и бредить в луже собственного вонючего пота, страдая от невыносимого отвращения к самому себе - часами, день за днем, время от времени вставая, чтобы выйти в туалет. Там вас будет рвать подозрительной и горькой желтой водой, но вы этого не заметите, потому что ваш мозг будет оглушен и затуманен токсинами. Смутно припоминаю, что однажды с похмелья я умывалась водой из унитаза, засовывая в него руку по локоть. Как-то раз мы с приятелем ни с того ни с сего выпили сорок банок крепленого пива. Я не утратила сознания, но под утро не видела ни беса и передвигалась только на четвереньках. Из алкогольной комы меня вынимали двое суток.

Когда вы освоитесь в этом виде похмелья, как космонавт в открытом космосе, вы поймете, что есть препараты, которые смогут восстановить потерянное химическое равновесие. Настанет черед витаминов группы В, бензодиазепинов, калия и магния. Любая, даже самая безобидная, пирушка будет оканчиваться для вас уколами и горстями таблеток: цианкобаламин, пиридоксин, феназепам, имодиум, аспаркам, гепа-мерц, зорокс, карсил, эссенциале-форте. В этом состоянии можно жить, но только оттого, что деваться больше некуда. Каждый вечер вам нужно будет подливать. В идеале - утро, но утро под запретом. Если вы начнете делать это по утрам, срок службы вашего организма автоматически уменьшается вдвое.

Но даже в этот период вы будете думать, что у вас все в полном порядке. Точнее, за вас будет думать алкоголь. Как это возможно?.. Все читали Кастанеду? Помните телегу о веществах-союзниках? Кроме шуток, у психоактивных веществ есть душа. И душа алкоголя победит вашу собственную. У вас сформируется так называемая алкогольная субличность. Отныне она будет все решать за вас. Она будет за вас знакомиться с девушками, которые вас потом забесят, посылать их на хуй, когда вы не ожидали. Она будет звонить друзьям-алкоголикам, когда вы твердо решили завязать. Она отнимет все ваши достижения, а вы будете ответственны за все ее провалы. Вы утратите себя, раздружитесь с собой и попадете в тотальный и окончательный плен. Все, что предпримете вы лично, будет отдавать плесенью. Вам будет убийственно неинтересно жить вне алкоголя, вы потеряете всяческую мотивацию. Вас уволят с работы и прогонят из семьи.

Существует ли еще что-то, чтоб пасть еще ниже?.. О да! Когда вы, бодрый и пьяный, отправитесь за новой бутылкой, вам под горло подкатит депрессия. Смешно?.. В этом состоянии я однажды выбросилась с балкона и сломала позвоночник, обездвижив себя на три месяца. Вспомнить, как это было, я не смогла до сих пор. Депрессия будет истязать вас подолгу, всё время, которое вы сумеете проводить вне запоя. Вы будете рыдать и охуевать над бездной отчаяния, в которую вас ввергнет нарушение химического баланса. Я зуб даю, да все зубы, что это невозможно подавить ресурсами вашей охуенной психики. Для вас останется лишь два момента: момент пьянства, когда вы непобедимы, - но это лишь иллюзия алкогольной субличности, - и момент черной меланхолии, когда смерть желаннее, чем что-либо еще. Либо вы повеситесь, либо обречете себя на дальнейшие адские, бля буду, муки.

А самое интересное, к чему вас может привести алкоголь, - вы не сможете больше пить.

Все ваше существо превратится в единый плазменный сгусток, одержимый желанием выпить. Ваши глаза навсегда станут пустыми и горькими. Ни одно существо на белом свете не захочет отдать вам свое тепло. Вы будете нескончаемо мерзнуть в аду, который создали сами. Зашьетесь вы или нет, нет разницы. Однажды жажда окажется сильнее. Вы можете двадцать лет не пить, но остаться горчайшим алкоголиком. Это как любовь - бросить невозможно. Если вы не пили двадцать лет, выпив, вы все равно попадете в жестокую похмельную мясорубку. И наутро за стопку водки продадите душу. Химию не обмануть никакими крошечными писяриками. Часы запущены, они тикают, азоханвэй. Вы поедете в такси в ночной клуб, говоря себе: я сегодня не пью. И всю дорогу вы будете чувствовать горячую, лютую сухость в горле, да ладно в горле. Жажда живет в сердце, непобедимая, тоскливая и тягучая, жгучая, невыносимая жажда алкоголика. Всё в этой жажде многократно тебя оправдывает, это как любовь. Бросить невозможно.

И вот, наконец, приехав, вы берете пятьдесят. Вы давно научили себя не размениваться на вино и пиво. Вы выпиваете, и - все читали Воннегута? - лед девять, у вас внутри все схватилось. Даже если вы не выпьете больше ни грамма, заснуть в этот вечер вам не удастся. Вы будете нескончаемо бредить в луже собственного вонючего пота, а самые удачливые - мочи, страдая от невыносимого отвращения к самому себе - часами, день за днем. И все это время, всегда, вас будет мучить ЖАЖДА"

(Анна Ривелотэ)

childfree (Анна Ривелотэ)

"когда я захожу в кафе и вижу за столиком людей с детьми, то выбираю место к ним спиной. когда я захожу в парк и вижу много людей с детьми, я выхожу из парка. когда я захожу в метро и вижу детей на скамейке, я иду в другой конец вагона. наверное, у психиатров есть для этого специальное слово. а я просто хочу быть свободной от присутствия детей. потому что дети - они такие маленькие, такие мягкие, такие зайки и цветочки; они пахнут молоком (ненавижу молоко кстати) и карамелью (карамель ненавижу), хочется их схватить, прижать, обернуть платком, и бежать, бежать, через темный лес, сбивая ноги, от огней подальше, от собачьего лая, озираясь, скуля, замирая, туда, где родители не достанут. зарывать их в мох и потом караулить, отгоняя нечисть и комаров. и твердить в помешательстве: не отдам, не отдам девочку, не отдам мальчика, зная, что не моё, что догонят, отнимут, и вилы в бок, чтоб не скалилась, чтоб не зарилась, чтоб не портила, не пугала чтоб. не впивалась чтобы губами в лоб, не баюкала, не качала, от нежности не дичала, не доила кровавое молоко, не водила по полю далеко, где васильки и где маков цвет, и не грела чтоб, не любила, нет.

и всё время сбиваюсь на белый стих; есть специальное слово: псих. и вот, такая вся чайлдфри, ем в кафе свой картофель фри, сидя спиною к гостям с детьми, чувствуя всеми своими костьми, как дышат дети с ясными лицами, как бьются венки между ключицами. вот они, фрукты чужой любви, - ходят, двигаются, говорят, так и должно быть, так и должно. только в моей любви, как в домино: пусто-пусто семь раз подряд. женщины с бедрами чуть пошире милым моим сыновей рожают, а я привыкла, что я чужая, но иногда меня накрывает: хочется тупо мочить в сортире женщин с бедрами чуть пошире. хватать детей, завернув в платок, бежать через город и через лес, стыда не ведая, страха без, и огрызаться седой волчицей, когда с дрекольем, когда с милицией. и это глупо, и это дико - видеть, как горе мое многолико, оно толпится, оно хохочет, оно повсюду меня не хочет. я б стала спокойной, как лао-цзы, но меня перманентно ебут отцы, ебут, а потом уезжают к детям ну и еще к матерям вот этим. и я говорю себе: не ори, ты не такая, ты чайлдфри.........