хочу сюда!
 

Оля

43 года, скорпион, познакомится с парнем в возрасте 35-50 лет

Заметки с меткой «сказочные истории»

Сила сказочных снов.

  Роману уже далеко за тридцать, а его личная жизнь всё не складывается. Нельзя сказать, что у него нет хороших знакомых девушек. Но ему всегда что-то мешает решиться на серьезные отношения и выбрать себе ту, с которой готов прожить всю оставшуюся жизнь.

  Будь жива его подружка детства, всё бы сложилось по-другому. Но её жизнь унес нелепый трагический случай…

  Её звали Катя, и она не перестает ему сниться, хотя прошли годы, как её уже нет. И эти сны не становятся покрытыми дымчатой пеленой забвения. Даже наоборот – они с течением времени становятся ярче. Сны иногда такие яркие, что Роман не сразу понимает, сон ли это, или уже явь.

  Иногда она ему снится задолго до трагедии, и Роман снова проживает те прекрасные дни, проведенные вместе.

  Но есть в его снах одна странная особенность – в них все события в точности такие, как были когда-то на самом деле. И он не в силах изменить даже отдельные движения, словно это давно снятый фильм, в котором кадры не подлежат редактированию.

  Эта особенность его снов вполне устраивает Романа. Кроме одного случая того самого дня. Он мог её удержать, и машина могла промчаться мимо. И как Роман не пытается во сне дотянуться до её плеча, ничего не получается. Он понимает, что уже ничего не изменить, но каждый раз в своем сне пытается до неё дотянуться.

  И чем ярче становятся сны, тем ближе плечо Кати, тем сильнее надежда её спасти. Пусть даже во сне.

  И вот в одну осеннюю ночь рука Романа в результате невероятных усилий дотягивается до плеча Кати и удерживает её от рокового шага. И словно оковы слетают с его тела, и он волен делать и говорить не только то, что было раньше наяву.

  Это был прекрасный сон. Они гуляли вдвоем по осеннему парку, собирали разноцветные опавшие листья и просто светились от счастья и возможности быть рядом.

  Просыпаться совсем не хотелось. Роман знал, что это сон, и что реальность с бессердечной жестокостью выбросит его в объятия одиночества.

  Привычно зазвенел будильник, но глаза открывать не хотелось.

– Эй, соня, ты собираешься подыматься! На работу опоздаешь.

  До боли знакомый голос Кати прозвучал так явно, что Роман вскочил с кровати, не понимая происходящего. С кухни доносились звуки ворчащей сковородки, перезвон посуды и свисток закипевшего чайника.

– Чайник закипел! Ты будешь чай или кофе?

  До последней клеточки пронзенный волшебными нитями счастья, Роман начинал понимать, что в своем сне, как в волшебной сказке, изменил всю свою жизнь. И его Катя, вот она, на кухне, здорова и жива. И уже было не важно где сон, а где явь. Он больше не упустит из рук своё счастье, и его сказка, и его Катя, всегда будет с ним на всю оставшуюся жизнь.

Последний танец уходящего лета.

  Последние дни лета всегда особенные. И если днем полуденное солнце ещё щедро поливает землю светом и теплом, то вечера уже совсем другие. Тепло стеснительно прячется в дальние уголки леса, а на смену ему приходит вечерняя прохлада. Она приносит с собою удивительный аромат подсыхающих трав и созревающих плодов. И ещё чего-то едва уловимого, присущего только осени.

  В такие минуты дышится легко и приятно. Хочется до краев наполнить легкие этим пьянящим воздухом, настоянным на осенних травах.

  Но неизменно во всем этом неслышно звучит грустная мелодия. Мелодия уходящего лета, уносящего с собою безмятежность, мечты о чем-то светлом и открытость души для тепла. И хотя всё это лишь ощущения, но тревожные нотки приближающейся осени всё увереннее складываются в душе в мелодию дождя и ветра.

  Я гулял по ещё летнему парку и словно хотел надышаться этой летней безмятежностью и запастись впрок теплом уходящего лета.

  И вдруг, как-то совсем неожиданно, моё внимание привлек силуэт женщины, сидящей на дальней скамейке парка. Она сидела, откинувшись на спинку скамейки, и надменным уверенным взглядом созерцала округу. Легкая, и казалось слегка презрительная улыбка на её лице, создавала впечатление готовящегося ею невинного коварства. Вершиной странности был венок на её голове из желтых и пурпурных листьев, словно собранных в осеннем лесу.

   Моё любопытство оказалось сильнее моей скромности, и я присел рядом на скамейку.

– Я не помешаю, если посижу рядом с Вами?

– Мне никто не сможет помешать. Садись, будем вместе любоваться прощальным танцем уходящего лета. Ему не долго осталось. Его последнее желание закон для меня. Пусть танцует свой последний танец.

– Извините, Вы так уверенно и снисходительно отзываетесь о лете, кто Вы?

Незнакомка повернулась ко мне и слегка наклонила на бок голову. Её лицо озарилось хитрой улыбкой, и сама она вдруг превратилась из надменной барышни в женщину с каким-то особым шармом.

– Ты меня не узнал? А ещё всегда говорил, что любишь меня. Я же твоя любимая Осень.

И она весело засмеялась. Потом поднялась со скамейки, помахала мне рукой и улетела, оставляя за собой шлейф падающих желтых листьев. А я остался и всё никак не мог насмотреться на последний танец уходящего лета.

 

 

Улыбка для феи.

  Средних лет мужчина, по выработанной годами привычке, спустился по эскалатору и зашел в вагон метро. И хотя свободных мест было много, мужчина не стал садиться, а стал пристально всматриваться в лица людей. На следующей станции он перешел в другой вагон.

  Но вот его взгляд остановился на молодой девушке. И на лице мужчины засияла добродушная улыбка.

– Хорошего Вам денечка сегодня.

  Грустное до этого лицо девушки вдруг оживилось, и было видно, что она пытается вспомнить, кто же это такой.

– Мы с Вами знакомы?

– И да, и нет. Я знаю, что вы фея. И вижу, что вас что-то тревожит. Но вы не волнуйтесь. Всё будет хорошо.

  После этого мужчина снял шляпу, поклонился и с улыбкой на лице куда-то ушел по своим делам. Странно, но такое незатейливое поведение  незнакомца подарило фее (а это была действительно фея) отличное настроение.

  Здесь нужно отметить, что у фей есть предназначение приносить людям радость и вдохновлять их на добрые дела. Успех этой непростой работы зависит от настроения. И у этой феи после встречи со странным незнакомцем день выдался великолепным, а настроение отменным.

  А незнакомец сменял вагоны и направления, и лишь взгляд его оставался пытливым. И он выискивал среди простых людей грустивших фей. Если грустинка была маленькой, незнакомец дарил фее улыбку. А если у феи настроение было хуже некуда, незнакомец садился рядом, и рассказывал фее добрые нежные сказки. Это всегда срабатывало, и грусть растворялась в лабиринтах подземелья. А феи наполняли мир радостью и добротой.

  Для тех, кто наполняет мир добротой и радостью, тоже нужен источник вдохновения. И если такой находится, тогда мир с их легкой руки становится добрее и светлее. И даже слегка становится сказочным.  

Продавец мечты.

  Покосившийся и обветшалый от времени ларек стоял одиноко в дальнем углу рынка. У его окошка не было покупателей, а тропинка к нему и вовсе заросла травой. Краски вывески давно выгорели на солнце, и уже с трудом можно было прочитать название: «Мечты на любой вкус».

  Если заглянуть в окошко ларька, то можно увидеть его аскетическую обстановку в виде стеллажа на всю стену, да один небольшой столик, за которым, собственно, сидел продавец мечты.

  Это был седой старик с глубокими морщинами на лице. Ему можно было дать лет сто, не меньше. Вот только глаза у него были с какой-то лукавинкой и словно смеющиеся. Именно они были единственным живым атрибутом интерьера, а остальное было словно покрыто вековой пылью.

  Чисто случайно проходя мимо этого ларька, я улыбнулся креативности его названия. Разве можно купить или продать мечту? И решив утолить любопытство , заглянул в узкое его окошко.

  Старик словно давно поджидал меня и, не дожидаясь вопроса, сразу обратился ко мне с ответом.

– Вы, юноша, сомневаетесь, что мечту можно купить? Зря, зря. Конечно, сейчас мечты не в моде и давно не востребованы. Люди стали крайне практичными. У них в приоритете цели, которые они стремятся достичь любой ценой, не замечая на своём пути всю красоту жизни.

  Но ведь это нормально чего-то хотеть и стремиться его заполучить.

– Я не спорю. Но в душе всегда должно оставаться место для светлой мечты.  И даже если она несбыточная, тем она краше и милее. Она поселяется в душе и наполняет её особенным светом. Ею можно жить и радоваться ей. И знаете, она способна подарить счастье. А что ещё человеку надо в этой жизни?

  И старик улыбнулся такой открытой и милой улыбкой, что не поверить в его слова просто было невозможно. И я купил у него одну мечту о дружбе. И знаете, я до сих пор об этом не жалею. Она мне дарит столько радости и душевного тепла, что все жизненные невзгоды как-то померкли в её свете. И на моём лице давно поселилась счастливая улыбка.

Тишина.

  В старом сосновом лесу с незапамятных времен жила затворница Тишина. Ей нравилось здесь жить. Здесь было мало птиц и весной они её не тревожили. Осенние дожди не тарабанили по опавшим листьям, а ветер не шуршал ими, разнося по кустам и пожухлым травам.

   Особенно нравилась Тишине зима. Белый снег падал с неба совершенно беззвучно, ложился белым ковром на землю, сковывая всё живое, что могло создавать хоть какой-то звук. И кругом воцарялось сказочное безмолвие.

  Только дятлу было позволено иногда нарушать покой Тишины. Его барабанная дробь служила контрастом и напоминанием, что звуки существуют, и что мир здесь чуждый для них. Ибо здесь было царство Тишины.

  А ещё Тишина не любила людей. У них была дурная привычка громко разговаривать и нарушать её покой. Некоторые даже позволяли в её лесу петь. Такую наглость Тишина не могла им простить, и плутали они по её воле, и уводила она их подальше от своего леса.

  Но однажды в этот сосновый лес пришла девочка за грибами. Она не пела и даже громко не разговаривала. Она лишь шепотом обращалась к разным букашкам и тихо радовалась найденным грибам.

  Тишина даже оживилась, что было совсем не свойственно ей, и не стала запутывать дорожки для девочки.

  А потом девочка совсем удивила Тишину,  когда присела отдохнуть и с улыбкой на лице восторженно промолвила: «Ах, какая здесь тишина. Как приятно её слушать. И как хорошо, что здесь никто и ничто  её не нарушает».

  Странно, подумала Тишина, неужели у людей бывают случаи, когда она для них желанна?

  После этого случая Тишина с уважением стала относиться к тем людям, кто её ценил и готов был слушать. И кто в свою очередь не имел привычки засорять окружающий мир звуковым мусором. Не говоря уже об угрожающих звуках.

Дедушкины очки.

  Когда у Димки и его друзей срывались намеченные планы, они всегда винили в этом невезение. Его вроде и не видно, но невезение представлялось ребятам уродливым созданием, всегда обозленным на людей и делающее им всякие пакости. Именно оно шептало взрослым на ушки, как те должны испортить детям настроение. Сами то взрослые любили своих детей.

  Дедушка так и сказал, что детей все любят, и что во всем виновато невезение, а не взрослые. Димка так своим друзьям и сказал, и они, хоть и с трудом, но в это поверили. Ведь дедушка Димки всё-всё на свете знал. Быть может, он был единственным человеком, который не боялся невезения.

  Бабушка говорила, что у дедушки розовые очки. И вовсе они не розовые, а обычные и прозрачные. Но все же у дедушки на вопросы Димки ответы были какие-то необычные. Как бы сказочные, что ли.

– Деда, а почему летом тепло? Нам в школе сказали, что летом больше солнца. Но ведь зимою, когда кругом снег, солнце вообще ослепительное, но холод от этого не уходит.

– Тепло приходит от теплых мыслей у людей. Зимою люди чаще думают о тепле, вот их мысли и материализуются, и приходит лето. А ещё от теплых мыслей тепло на душе. А от теплых слов рождается теплая улыбка. Так что не только солнышко дарит тепло.

  И дедушка улыбнулся своей особенной улыбкой. Димке нравилось, как дедушка улыбается, В такие моменты казалось, что в мире вообще нет никакого невезения и невзгод. Димка мечтал, что когда вырастет, обязательно научится так же улыбаться и видеть мир таким, каким видит его дедушка. Это же так прекрасно видеть мир цветущим. Он даже не будет обижаться, если и о нем будут когда-то говорить, что у него розовые очки.

  Но дедушкины очки все же как-то нужно будет попробовать надеть. И Димка улыбнулся почти такой же улыбкой, как и его дедушка.

Там, где много воды.

  В отличие от людей, век домового полностью определяется сроком существования вверенного ему дома. Надо сказать, что это утверждение не совсем соответствует истине. Пока в доме живут люди, домовой чувствует себя в полном здравии. А знаете почему? Всё дело в занятости любимым делом. Нет такого домового, который не любил бы приглядывать за домом и следить, чтобы строение было крепким и долговечным.

  Но так бывает только до тех пор, пока в доме живут люди. Брошенные дома, даже крепкие с виду, после выселения жильцов непонятным образом начинают постепенно разрушаться. А всё потому, что без людей в доме домовой начинает скучать и стареть. Он больше не поддерживает порядок, ибо смысл его жизни теряется.

  Вот и домовой Степан сидел на крылечке с прохудившейся крышей и грустил. Что теперь ему этот дом, если хозяева куда-то уехали.  Особенно он скучал по малышке Оле. Одной ей он позволял себя видеть, и они всегда играли вместе. Взрослые давно не обращали на это внимание, думая, что их дочурка просто славная фантазерка.

  Домового Степана частенько проведывал его сосед домовой Федор. Федору больно было смотреть на Степана, но помочь он ничем не мог.

– Тебе нужно на море смотаться на несколько дней. Делами ты уже не занимаешься, а значит, ты можешь себе позволить невиданную для домовых роскошь. Люди говорят, что это волшебное лекарство от хандры. А за это время может хозяева передумают и вернуться в свой дом.  И к тебе вернется прежняя жизнь.

– Не хочу я ни на какое море.

  И Степан снова погрузился в свои мрачные мысли.

  Но вот в один из воскресных дней, когда жаркое солнце устало обжигать всю округу и с ленцой покатилось на закат, вдруг привычно скрипнула калитка. И во двор вбежала маленькая девочка Оля с радостной улыбкой на лице. А за ней и её родители вошли.

– Привет, Стёпа! Ты, небось, скучал по мне. А мы на море были. Целый месяц. Там так великолепно!

  И маленькая Оля крепко обняла своего друга. Для Степана это было настоящим чудом, и он от радости и волнения чуть было не забыл стать невидимым для взрослых. Какое счастье, если у тебя есть друзья – подумал Степан. А минутой позже назойливой мухой прилетела к нему мысль: «Надо бы крышу над крылечком починить. Прямо завтра. Тем более, что завтра понедельник».

  А ещё он подумал, что эти люди странные существа. Они готовы бросить дом ради какого-то большого количества воды. Вроде им воды не хватает. Но если его подружка Оля от этого так счастлива, то может оно того и стоит.

В твоих мечтах.

  Сегодня уютное кресло совсем не казалось уютным. Ничего не хотелось делать. Даже любимые книжки утратили магическую притягательную силу. Компьютер скучал где-то в дальнем углу и уже был не в силах пригласить взглянуть в своё волшебное окно. Оно было зашторено невидимой тканью, сотканной из нитей-грустинок её души.

  Короткий летний вечер казался таким же длинным, как зимний. Но его тепло было изнурительной жарой, а не желанным наслаждением в приятном плену пледа с чашечкой ароматного чая в руках.

  Только легкая музыка ещё не утратила своё волшебство, очерчивая границы пустоты и не давая ей заполнить всё пространство.

  Усталость казалась вселенской. И лишь сон был в состоянии её заглушить. И он приходил в такие минуты, как лучший друг, чтобы укутать и защитить. И она засыпала.

  Ей снова снился сон, в котором она сидела на небольшом помосте, а ласковые волны лазурного моря плескались у её ног. Легкий освежающий ветерок был приятным, и, не спрашивая разрешения, играл с её волосами. На душе было спокойно и уютно.

  Но потом она вдруг начинала понимать, что это всего лишь сон, и волшебство момента начинало растворяться в предательской сизой дымке. Но только не сегодня, не в этом сне.

  В этот раз с нею рядом на помосте оказался некто, представившийся волшебником.

– Ты любишь море? А знаешь, любимых нужно уметь ожидать. Ожидание ведь то же волшебство, что и реальность. Ожидая, ты приглашаешь в свою душу мечту. Она начинает заполнять все её укромные уголки. С нею становится тепло на душе, а усталость уже не кажется такой тягостной. Распахни свою душу для мечты, впусти её в своё сердце, живи ею. И знаешь, она сбудется. Но это будет потом, а сейчас ты получишь частичку её радости, хоть пока и авансом. В любом случае жизнь того стоит, чтобы ею радоваться.

  После этих слов волшебник подмигнул ей, пожелал удачи, и, спрыгнув с помоста на искрящиеся волны, ушел куда-то за горизонт неба и моря. А море осталось. Хотя и во сне.

Странный подарок.

  Тот день был обычным летним днем. Рано наступившая жара была вездесущей. Она проникала в дома, до краев заполняла улицы, и даже тень не могла удержаться от её напора.

  На лицах изнывающих от жары людей совсем не было следа от радости наступившего лета. Всем хотелось прохлады, или хотя бы освежающего ветерка. В какой-то степени только мороженное на некоторое время дарило комфорт, и было  в такие дни желанным лакомством не только для детей.

  Она всегда любила мороженное, но в такие жаркие дни оно было для неё божественным наслаждением. И не удивительно, что в этот выходной день она решила прогуляться сквером, купить себе мороженное, и на дальней скамейке погрузиться в свои любимые мечты.

  Стоять в очереди было утомительно и скучно. Но вдруг к ней подошел какой-то паренек с большой коробкой в руках и представился курьером.

– Это просили передать вам. Распишитесь о получении.

– Вы меня с кем-то спутали. Я ни от кого не жду посылок.

  Но паренек без ошибки назвал фамилию и имя девушки и попросил его не задерживать.

– Скажите, от кого это?

– Заказчик пожелал остаться инкогнито, и я не имею права нарушать условия доставки.

  Она бережно взяла увесистую коробку и решила немедленно отправиться домой в надежде удовлетворить своё любопытство. Всё это было так странно и неожиданно, поэтому любопытство переполняло девушку и заставляло её волноваться.

  Дома она с некоторой опаской аккуратно открыла коробку, на которой не было обратного адреса, хотя её адрес был указан точно. Какое же было её удивление, когда внутри коробки в надежной термоизоляционной упаковке она обнаружила мороженное разных сортов.

  Будь это цветы или какой-то подарок, она бы меньше удивилась. Тогда это мог быть какой-то неравнодушный к ней парень. Но мороженное ставило в тупик все её предположения.

   Прошли годы. Судьба девушки сложилась самым лучшим образом. У неё было много логичных приятных подарков. Но по какой-то причине именно то подаренное мороженное оставило теплый след в её душе на всю жизнь. Она так и не узнала, от кого был тот подарок. И всегда, когда она брала в руки пачку мороженного, на её лице появлялась теплая улыбка и совсем-совсем маленькая грустинка. Может это была грустинка о чем-то несбывшемся, а может просто грустинка о былых годах своей юности. В любом случае это была самая светлая грустинка в её душе и её памяти.  

Древняя сказка.

  Это было так давно, что уже никто и не помнит. В землянке, оборудованной примитивной крышей, горел костер, согревая в зимнюю стужу её жителей. Языки пламени отплясывали на поленьях свой жаркий танец и рисовали причудливые скачущие тени на стенах.

  Взрослые были заняты своими житейскими делами. А детвора сидела вокруг костра и была занята своими детскими забавами. С ними сидела самая старая бабушка семьи и, ввиду своей старости, уже ничего не делала. Лишь иногда рассказывала ребятам всяческие сказки. Их у неё было не счесть.

– Бабушка, расскажи сказку о будущем. О том, что будет очень-очень когда-то.

– Ну что же, слушайте и не вертитесь. Это будет не совсем сказка.

  Когда-то, когда о наших временах все забудут. Всё будет по-другому. Вокруг будут со скоростью стрелы бегать железные повозки без коней, движимые волшебной силой. И будут они полностью послушны людям. А в небе будут летать невероятно большие железные птицы, и в утробе своей будут переносить спешащих куда-то людей, аж за самый горизонт.

  А вся округа будет опутана железной паутиной, по которой будет передаваться волшебная сила невероятной мощности. Она будет подчиняться людям, и будет способна гори сносить.

  А ещё будет такое волшебство, когда люди смогут разговаривать между собою, не взирая ни на какое расстояние.

– Ну, ты, бабушка, и фантазерка. Эта твоя сказка всем сказкам сказка. Такое никогда не может быть. Это же суперволшебство, а ведь даже простое волшебство под силу только шаманам.

  Но чуть поодаль от костра сидела маленькая девочка, очень внимательно слушавшая сказку, и высказала своё детское мнение.

– А я верю в сказки. Верю, что всё возможно, и что наступит время оживающих сказок. И этой сказки тоже.

– Правильно, внучка, сказки, если в них верить, непременно оживают. Мы сами творим чудеса и любая сказка нам по плечу. Мы самые сильные волшебники на свете. Важно только, чтобы мы стали добрыми волшебниками, тогда и мир, созданный нами, будет добрым.

 

 

Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая