хочу сюда!
 

Татьяна

51 год, телец, познакомится с парнем в возрасте 47-50 лет

Заметки с меткой «художественная фотография»

Секреты качественной фотографии. Снимаем винтажные автомобили

Photo captured by Joe Lohr

Автомобили, которые были изготовлены до конца Второй мировой войны (1945 г) классифицируются как ретро-автомобили в то время как те, которые производились в период между 1945 и 1975 годами относятся к категории классических автомобилей.  Перед началом съемки, не зависимо от того, какие автомобили вы собираетесь снимать - старинные или классические, стоит познакомиться с их основными структурными частями.  Экстерьер типичного автомобиля можно идентифицировать по таким его уникальным характеристикам, как контуры кузова, капот, бампер, передняя решетка, багажник, уникальный логотип и т.д.  Все современные автомобили классифицируются по типу кузова на такие группы как седан, универсал, купе, внедорожник, лимузин и спортивный автомобиль. Для винтажных и классических автомобилей, такая классификация подходит не всегда. Вы будете удивлены, узнав, что есть много старинных автомобилей, которые имеют двигатели в задней части кузова, а багажник спереди, под капотом.  Теперь, вернемся к самому процессу фотографирования этих красавцев. 

Одной из основных проблем в фотографировании старинных и классических автомобилей, является их поиск. Наилучшая возможность предоставляется во время проведения ралли или выставки, организованной в вашей местности или городе. Всегда помните, что на таких мероприятиях будут присутствовать другие фотографы, желающие сфотографировать этих красавцев. Будьте всегда вежливыми с другими фотографами, которые имеют такое же право на съемку, как и вы.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ >>>>>

Как сделали эту фотографию?


Уважаемые участники сообщества!

Увидел данную фотографию и стало интересно как можно получить такой же результат.

Приглашаю вас к обсуждению данной фотографии.

Интересует ваше мнение как можно добиться такого результата.

Черно-белые фото ню от Tomas Rucker

 Шикарные работы известного чешского фотографа, специализирующегося на съемке черно-белых фото ню, Tomas Rucker. Никакой пошлости, только удивительная красота женского тела, грациозные изгибы тел и тонкое сочетание с некоторыми элементами природы.

красивые черно-белые фото ню 

[ смотреть дальше ]

Виставка "Фотовернісажу на Покрову 2011" в Києві

 
Галерея "Мистецький коридор", вул. Борщагівська, 154, тц Аркадія,
Фотовистика
"Фотовернісаж на Покрову 2011. Дика природа, пейзаж. Частина перша".



Необыкновенный мир Жозефины Уолл! Волшебный сон, сказка!

Необыкновенный мир Жозефины Уолл! Волшебный сон, сказка!

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

«Картины Жозефины Уолл завораживают. Она создает целые миры, которые не устаешь узнавать и разглядывать — чем больше всматриваешься, тем больше находишь нового и необыкновенного. Добрые и светлые, они оставляют ощущения волшебного сна, сказки, потрясающей и фантастичной. Ее картины несут с собой в наш мир радость и тепло.

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Художница помогает смотреть на мир другими глазами, соединяет реальность и иллюзию, пробуждает воображение и фантазии давно забытых детских снов. Она и сама живет в сказке, превратив свой дом и окружающий его сад в место, где оживают мифы, а воздух наполнен ароматами цветов. Представляю, как радуются её внуки (их восемь от троих детей), попадая в сказочный мир любимой бабушкой.

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Жозефина родилась в мае 1947 года в небольшом английском городке Фарнхэм в семье профессора- филолога. С детства обладая интересом к свету и цвету, ярким воображением и необыкновенными особенностями визуального восприятия. Уже с четырех лет любимым занятием девочки было рисование. Она и теперь любит вспоминать, какой испытала восторг и счастье, когда в детстве ей подарили большую коробку восковых мелков. Джо знала, что живопись непременно станет её жизнью. Так и случилось.

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Родители поддерживали увлечение девочки живописью, которой она рано начала заниматься профессионально. Уже в 16 лет Жозефина продала свою первую картину. После окончания Художественного колледжа Джозефина занималась созданием глиняной посуды. Динамичные и смелые в плане цвета изделия активно продаются на аукционах и высоко ценятся специалистами. Она также занималась росписью по стеклу, скульптурой и даже создала свою линию одежды...

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Со временем стала писать картины, в которых реальность переплеталась с фантазией. Жозефина считает, что такой поворот её творчества был вполне закономерен — она с детства любила сказки, а затем увлеклась научной фантастикой и произведениями сюрреалистов. Художница любит повторять, что «фантазия дает мне возможность изобразить мир таким, каким я хотела бы его видеть».

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Художница работает, главным образом, с акриловой краской, которая позволяет ей рисовать быстро, и создавать много текстурированных и красочных эффектов. На одну картину уходит в среднем 2-4 недели в зависимости от размера и предмета рисования. В доме, который Жозефина с мужем приобрели на юге Англии в графстве Дорсет, все способствует творчеству. Из окон дома открывается прекрасный вид на лес, поля и зеленые холмы. Долетающий с моря ветерок разносит аромат цветущей глицинии, буквально обвивающей все здание. Этой глицинии более 70 лет, поэтому и свое жилище художница назвала «Дом глицинии». Работает она в большой мастерской-студи

и с громадными окнами. Из студии можно выйти на большой балкон, с которого широкая лестница ведет прямо в сад.

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Своим творчеством Жозефина стремится пробудить в людях желание «сделать все возможное, чтобы защитить нашу драгоценную и красивую планету, и излечить ущерб, который мы ей уже причинили». Она создает свои картины в стиле, который обычно называют фэнтези. Естественно, что в них нет социальных мотивов, но они красивы и добры, наполнены своеобразным очарованием и дарят ощущение погружения в счастливые детские сны. Да что там говорить, при всей своей любви к классической живописи, её картину многие бы с удовольствием повесили на стену.

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Картины Джозефины Уолл выставляются на ежегодной выставке в Лондоне, проводимой Обществом Искусства Воображения, а так же в галереях на всем протяжении юга Англии от Корнуолла до Кента. В последнне время работы Джозефины стали очень популярны в Америке, Европе и у нас.

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл


Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Волшебный сон, сказка, Жозефина Уолл

Как стать фотографом?

В наше время очень много людей фотографируют и хотят стать профессионалами в этом деле. Но это ведь непросто и часто обучение требует немалых временных и финансовых затрат. Как же стать профессиональным фотографом - самоучкой? Мастер-классы от специалистов и рекомендации: http://ladysmile.ru/life/fotograf-65.html

Удивительная история Viven Maie

[...]

Чикаго. John Maloof - 26 летний парень, работающий агентом по недвижимости, пишет книгу о жителях Чикаго. Однажды он попадает на аукцион, где за 400 долларов покупает несколько коробок со склада хранения, принадлежавших неизвестно кому. "Возможно это поможет в написании книги", - подумал John. На самом деле, в нескольких коробках он находит около 100 000 негативов и непроявленных пленок среднего формата. Когда он начал сканировать их, у него перехватило дыхание. Негативы стали превращаться в великолепные снимки жанра уличной фотографии, которые были сняты в 60-е, 70-е годы. Наконец, на одной из коробок John нашел имя фотографа - Vivian Maier

[...]

Читать полностью

----------------------------------

Натолкнулся на интересный ЖЖ:

RuGuru - masters of photography

=================

Владимир Жданкин. (Crazy Cat)

Кровь, бриллианты, миллиард долларов и фотография

 
ViewPoll(); <!-- #include virtual="/includes/partners.html"-->
Кровь, бриллианты, миллиард долларов и фотография
03.03.2011 

Михель Комте Фотографам, снимающим войну, война нужна. Они наркоманы войны, смертезависимы. Они вымрут, если войны прекратятся. И чтобы выжить, получить необходимую дозу адреналина, они годами смакуют под пулями и снарядами боль, страдания, жестокость. Я не слышал, чтобы фотограф принимал участие в финансировании гуманитарных программ, направленных на прекращение боевых действий или участвовал в послевоенном финансировании восстановлении страны. Фотографы ездят на войну обычно зарабатывать, а не тратить. Но вот, неожиданно такая личность всплыла. Это, наверное единственный и неповторимый человек в своем роде, фотограф от бога. Зовут его Михель Комте. Швейцарец.

Где-то на скалистых безлюдных землях между линиями фронта в Кабуле 7 2-миллиметровый снаряд врезался в стену рядом с его головой. Афганский боец, улыбаясь, извлек снаряд и вложил в руку фотографа, как амулет на счастье: тому, кто был так близок к смерти, можно уже ничего не бояться.

43-летний Михель Комте не боялся, даже когда афганскую столицу обстреливали из минометов и взрывы гремели буквально рядом. В тот же день он отправился в горы с миссией Красного Креста поближе к месту, откуда стреляли этим утром. Он хотел немного узнать о людях, которые чуть не убили его.

"Духи" сидели со скрещенными ногами, и пили чай. Они казались очень дружелюбными и подавали фотографу самую лучшую еду, которую только могли достать. Эти добродушные воины, перепоясанные патронташами, уверяли Комте, что они ничего не имеют против него лично. Они просто обстреливали все, что двигалось. В конце концов, это война.

И какая! Когда Комте попытался сфотографировать 12-летнего мальчишку, гордо патрулирующего с автоматом на плече, тот с криком убежал. Он никогда не видел такой фотоаппарат (Rolleflex), как у Комте, и испугался. Да, его испугала камера фотографа, хотя совершенно не страшила война, ведь это была его жизнь. Затем Комте встретил бойца, который приклеил фото Рэмбо на потертый приклад своего "Калашникова". Это был снимок, сделанный самим Комте несколько лет назад. "Совершенно нереальный момент. На тех голых холмах столкнулись два мира — один символизировало мое фото, другой — оружие Талибана. Я внезапно понял, что никогда не смогу убежать из того сладкого и спокойного мира", — говорит Комте.

Десять месяцев в году швейцарский фотограф живет и успешно работает в этом мире, мире блеска, в котором сам сияет, подобно звезде, хотя старается не привлекать к себе внимания. Он перелетает на "Конкорде" от одного заказчика к другому. Живет в парижском отеле "Ритц", где регулярно снимает кого-то из знаменитостей. У него мастерская в художественном квартале Манхеттена и тихое деревенское убежище в Коннектикуте. Его снимки публикуются в "Венити Фейр", "Вог", "Интервью", "Штерн". Он получает огромные гонорары за рекламные кампании самых известных домов мод.

Но два месяца в году его можно встретить в других местах. То в Кабуле с баулом старой одежды и большой сумкой, вмещающей фотопринадлежности. То в трущобах Гаити, по словам Комте, лаборатории великих держав, где испытываются средства разорения страны. То в Боснии, на самой бессмысленной, самой глупой из всех войн, которые когда-либо ему доводилось видеть. Здесь в одной деревне играют в карты, а в соседней режут и убивают друг друга. Или в Израиле, как раз тогда, когда реактивные снаряды Саддама Хусейна сыпятся с неба. Или в Ираке. И неизвестно, что в этой стране лучше — мир или война. Психологический террор здесь невыносим, а люди становятся полусумасшедшими от страха. "Каждый раз, когда я доставал фотокамеру, они безумно орали: "Уберите! Иначе мы встретимся на виселице!" — вспоминает Комте. Он устанавливает свой штатив с большим старомодным фотоаппаратом, нажимает на спуск и получает снимки, которые преследуют его даже в снах. Как фото иракских детей, покрытых мухами и умирающих на руках своих матерей, потому что нет ни лекарств, ни медицинской помощи: "Я никогда не забуду плач тех матерей", — с ужасом вспоминал фотограф. Никогда не забудет он и афганского ребенка, наступившего на мину, которого отнес в госпиталь. А потом снимал работу хирургов, спасших жизнь мальчику. Тогда он был совершенно спокоен. Шок наступил, когда фотограф напечатал свои снимки.

Иногда у него спрашивают, почему он, все бросив, едет в Кабул. На что Комте отвечает: "В моей работе очень просто утратить чувство реальности. Я делаю это, чтобы снова обрести почву под ногами". В Афганистане и Боснии он снимал репортажи о работе Красного Креста. А потом эти леденящие душу фото были выставлены на аукционе, устроенном фирмой Роmellato. Вместе с ее продукцией — изумительными драгоценностями... Комте, используя все свои связи, сумел расположить к себе эту всемирно известную фирму и собрал на аукционе добрую сотню состоятельных людей. Вырученных средств хватило на постройку ортопедического центра в Кабуле. Казалось бы, теперь он должен был бы остаться удовлетворенным. Но нет! Фотограф говорит: "Мне радостно сознавать, что я могу что-то сделать. И мне не важно, сколько денег я мог собрать. Просто слишком не многие люди делают это. Нести счастье в далекие маленькие миры, вот для чего все это".

Отношение к труду, а точнее кальвинистскую рабочую этику, Михель Комте унаследовал от богатого отца-протестанта, а любовь ко всему прекрасному и изысканному от матери, очень элегантной женщины. Жажду к путешествиям ему передал эксцентричный дедушка, который прилетел в Швейцарию на аэроплане, а позднее стал одним из основателей швейцарских воздушных сил (Swiss Air Forse).

Mихель Комте всегда хотел снимать, но его отец считал, что фотографией на жизнь не заработать, и отправил сына во французскую, а затем английскую закрытую школу. Комте заработал свой первый миллион, реставрируя современное искусство: наскоро подправил поврежденную водой работу Уорхол-ла и положил голубую основу на картину Ивса Кляйнса. Но в 25 лет он забросил кисти и занялся фотографией. Со своими первыми снимками Комте обошел множество цюрихских журналов, где ему отказывали. "Вы никогда не будете фотографом!" — только и слышал он от издателей. Но Комте не пал духом. "Самое лучшее, что можно было сделать, это убраться из Швейцарии", — решил он тогда. В Париже модный дизайнер Эммануэль Унгаро дал самоуверенному длинноволосому новичку работу. Потом его заметил неравнодушный к фотографии Карл Лагерфельд. А журнал "Вог" отправил молодого фотографа во Флориду снимать его первый показ мод.

В мире моды и тщеславия Комте чувствовал себя также уверенно, как чуть позже и на войне в Кабуле. Он понял, что в жизни надо уметь рисковать, рисковать всем, чтобы получить свое фото. И на Каннском фестивале он не пытался прорваться, как другие фотографы, сквозь барьеры, очерчивающие территорию звезд. Он просто перешел эту границу, чтобы попасть в мир роскоши, принимая его правила игры. Комте доставил в Канны свой роскошный старый 450-й "мерседес", нанял, шофера, облачился в смокинг, переодел ассистентов Берт и Тони в приличную одежду и явился на прием, как король Комте. Он спокойно преодолел цепь охранников и прошел па вечеринку для очень важных персон неприглашенным! Талантливый фотограф играл свой спектакль, и ему всегда сопутствовал успех, потому что он самоуверен, немного агрессивен и иногда даже нагл. Кстати, и лучшие снимки Комте именно с таким налетом.

Он не очень любит работать с известными, "раскрученными" фотомоделями. И не из-за того, что они капризны и неуживчивы, просто слишком часто они были перед камерой. В их красоте есть что-то наносное, неестественное, даже скучное. Потому-то Комте предпочитает снимать звезд, сохранивших свою оригинальность, неповторимый шарм. Таких, как Энтони Хопкинс, Гарри Олдмен, Бен Кингсли или Джереми Айренс. Вот как фотограф оценивает таких личностей: "Они самоуверенные и всегда делают то, что считают правильным, как Геральдина Чаплин. Или Софи Лорен". А вот с этой актрисой у него связаны особые воспоминания: "Я обожаю эту женщину. У нее потрясающее чувство юмора. Однажды я фотографировал ее в Лос-Анджелесе, и вдруг какой-то фанатик упал перед ней на колени. Юнец бормотал, что мечтает работать с ней. А она сбросила с себя платье и даже бюстгальтер, прижала его голову к своей обнаженной груди и воскликнула: "Я мать матерей!"

С такими звездами Комте работает также, как это делал неистовый Федерико Феллини: он знает, чего хочет, и не отступится, пока не получит снимок. Когда фотограф снимает, он превращается в скандального дервиша — волосы растрепаны, взлохмачены, пот струится по лицу. Он не беспокоится о всяких технических мелочах — аппаратуре, времени экспозиции и т. п. Этим занимаются его ассистенты. Фотограф берет на себя самую важную и трудную работу — создание атмосферы, в которой возможно получить хороший снимок.

Комте любит смотреть бой быков. Ему неважно, кто победит, в конце концов, каждый это знает. Но, как он считает, в таком захватывающем зрелище обе стороны должны быть на высоте. Съемка очень часто похожа на корриду, а фотограф на матадора, укрощающего чудовище.

Шарон Стоун швыряла в него своим нижним бельем, но в конце концов сдавалась и делала то, что хотел от нее фотограф. Самого Майка Тайсона Комте умудрился довести до слез. Вот что он рассказывал об этом: "В ночь перед съемкой у меня возникла идея сфотографировать его с белым голубем. И когда я вложил ему в руки птицу, глаза у Тайсона увлажнились. Оказывается, он ребенком разводил голубей в трущобах".

Похожей была реакция бритоголовых латинос из группировки "East", которых суд банды приговорил к тому, чтобы они, не предохраняясь, переспали с зараженными СПИДом проститутками. Когда Комте услышал об этом, он поехал к молодым гангстерам и уговорил их позировать ему обнаженными. Так фотограф выразил безумие большого города, где идет своего рода борьба за власть. Он сделал этот снимок для проекта "За безопасный секс". "Михель необычен, вы никогда не знаете, чего от него ждать, — говорит мировая знаменитость Синди Кроуфорд. — Он зажигает и заставляет действовать. Он всегда удивителен. Я просто люблю его стиль". О стиле фотографа действительно много говорят. В его снимках есть что-то такое, что раздражает глаз зрителя, вносит легкое беспокойство в его душу. Всмотритесь в портрет Софи Марсо. "Моя красота... Но я все же думаю, что людей больше трогает моя искренность", — говорит актриса. Однако на снимке Комте она напоминает посиневшего цыпленка из магазина для бедных. Неужели это ее истинный образ? А кто узнает в нездоровом юноше очаровательную Ким Бесинджер?

Похоже, мирные снимки Комте отдают дымом войны. Слишком сильно врезались в его впечатлительную голову жуткие картины смерти. Он подсознательно старается поймать у своих знаменитых героев состояния, близкие к тем, что обжигали его в Афганистане, он светом и тенью накладывает на их кожу копоть, а взгляды делает полусумасшедшими, такими, как у тех, кто бродил дорогами войны. Комте не трогают банальные переживания. Чувства на грани — на грани жизни и смерти — вот что ему интересно. 

 Автор: Александр Ляпин

что такое свобода?

.

У Лао Цзы ученик спросил: "Скажи мне, что такое свобода?"

"Какая свобода? - ответил мудрец. - Свобода бывает разная.
Первая свобода - глупость. Она как конь, который, встав на дыбы, сбрасывает с себя седока. И тем сильнее потом конь почувствует на себе твердую руку всадника.
Вторая свобода - раскаяние. Она подобна рулевому, который остается на тонущем корабле, вместо того чтобы спуститься в спасательную шлюпку.
И третья свобода - познание. Она приходит к нам после глупости и раскаяния. Она как стебель, который раскачивается на ветру, но не ломается, потому что гибок".



фото, как обычно, моё )