хочу сюди!
 

Ліда

49 років, водолій, познайомиться з хлопцем у віці 46-56 років

Замітки з міткою «стихи мои»

Его я в небо отпустил.

Простившись с ангелом своим,

Тепло поручкавшись с крылатым,

Его я в небо отпустил

Подальше от земного ада.

 

Устал бедняга в трудоднях,

Поистрепал белёсы крылья.

От демонов моих зачах,

Мои дороги запылили.

 

Его талант как оберега

И тот уже на ладан дышит.

Оставь, сердешный, человека,

И к братьям возносись повыше.

 

Мне жаль тебя, мой бедный ангел.

Прости мою судьбу злодейку,

За все невзгоды что давала,

За счастья сущие копейки.

 

Несись, мой свет, на облака,

Там выспись, отдохни и здравствуй…

А ну-ка черти! Вот он я!

Для ваших козней не опасный…

© Ветер Города

Очнувшись.

Кричу в эфиры проводами,

В слова плету корявы буквы.

О, вы! живущие ролями,

Все те, кто лишь играет судьбы.

 

Не заиграйтесь ненароком,

И не вживитесь в персонаж.

Душа не выдержит чужого,

Её проломит лжи тоннаж.

 

В своей игре, на вид блестящей,

Есть риск и жизнь всю проиграть.

И средь типажного засилья

Себя как личность потерять.

 

Настанет день и вы очнётесь

Не в мире благостных забот,

А в душной, тёмной гардеробной

Среди надуманных чеснот.

© Ветер Города

Весточка.

…А ветер треплет её волосы

И пробегает шелковою лентой.

Она глотает тихо слезы

Кусая губы незаметно.

 

Под сапогом взрывая пыль,

Чеканя шаг и пряча взгляд,

Почтовый голубь к ней летит

Примерив человеческий наряд.

 

Из чёрной сумки вырван лист,

С одной чернеющей строкою:

Мы все скорбим, ваш сын погиб,

Он храбро пал на поле боя.

 

Земля обмякла под ногами,

И солнце потеряло свет.

Дорога стихла тополями,

И с вишен облетел весь цвет.

 

В тиши чуть слышен только стон.

Не крик, не ор, не голос боли.

Срываясь мать ушла в поклон

Земле в которой спит соколик.

 

Склонились травы до земли,

Удушлив амбр растущей мяты.

Весь мир погиб, весь мир поник,

Для матери у белой хаты.

© Ветер Города

Ещё чуть-чуть.

Ещё совсем чуть-чуть и будет осень.

И каплей вновь окошко зарябит.

И родственника старческая проседь

В который раз на кофе пригласит.

 

Ещё чуть-чуть и с ветви лист сорвётся.

Всю жизнь он выдохнет бронзатом утолясь.

Похолодеет и вода в колодце

Готовясь попримерить зимню вязь.

 

Ещё немного мёдом упиваться.

Цветенье пчёлам скажет свой «адью».

И томная брюнетка на матрасе

На шубу поменяет облик ню.

 

Лишь капля лета. Лишь глоток тепла,

Остался нам от бодрого светила.

И вновь прохлады зябкая рука

Закроет нас в отопленных квартирах.

© Ветер Города

Возвращение.

Разлетелись орущие вороны,

Во хатах образа заслезили.

Возвращались до дома воины,

На телегах с соломою сизой.

 

А лошадки трусили копытами,

И хлыстами свистели деды.

Под залитыми кровью свитами,

В свои хаты приходят сыны.

 

Тишина по околице ходит,

И не смеет петух прокричать,

Лишь отцы головами воротят,

Ухватив крепко накрепко мать.

 

Бьются в горюшке стары лебёдушки,

И проклятия льются на век,

Что ж ты боженька отнял соловушку

Да во младость сослал на тот свет.

 

Озарятся свечами светёлки,

Непослушной от горя рукой

Зашивают мундиры сестрёнки,

И колодезной моют водой.

 

Ну а с утром деревня проснётся,

И вздохнёт криком сотен дворов,

В потускнелом от слез свете солнца,

Провожают пришедших сынов…

© Ветер Города

Возмездие.

В спину ножа холодное жало вонзается,

Сталь по ребрам скрипит.

Он импульсивно рукою потянется,

И испугано захрипит.

 

Но рукою дрожащей недостать клинка,

Пара взмахов и присест на колено.

Удар точен был, в лёгкое, наверняка,

Он глазами вращая глядит одурело.

 

Дикий шрам на лице из трясущихся губ,

Скрежет белых зубов и откушен язык.

В голове мысль одна «лишь минута и труп»,

С уголка струйка крови за воротник.

 

Он щекою своею коснется земли,

И последний выдох попросит прощения.

За словами его - роты в землю легли,

Не простят матеря. Лишь отмщения...

© Ветер Города

Пришедшее.

Своих богов я за тебя благодарю.

За то, что зазевавшись на олимпе,

Для сумерек моих явили ту зорю,

Взошедшую в своём нежнейшем нимбе.

 

Благодарю погоду за дожди,

За тихий стон ветров, за скрипы веток.

За то, что мир оставил нас одних

Качаться в гамаке согретых летом.

 

Спасибо говорю всем безучастным,

Кто не пытался действием помочь.

Ведь всё одно, доподлинно несчастным

Не объяснить какой бывает ночь.

 

Благодарю я солнце золотое,

За свет его, за правильность лучей,

Что осветили стан твой в моём взоре

Средь тысячи мелькающих людей.

 

Мне хочется кричать «я не достоин».

Да только сердце так неистово стучит,

Замучилось в бескровном сухостое,

Теперь же ослеплённое спешит…

© Ветер Города

Безразличие.

Изучаю знакомый рисунок обоев.

Запирает постель в тот же сон не корясь.

Тянет камнем обыденность в мёртвое море,

На котором из мыслей красуется рябь.

 

Сизый дым папиросы и коньяк в грязной рюмке,

Да бумаг бледнолицых глаза в пустоту.

Без пожатий остыли раньше тёплые руки,

И трясясь пролагают из строк борозду.

 

Да кому это надо? Кто прочтёт тут же сплюнет,

А коль явишь кому – то воротят свой взор.

Постепенно утопнешь в своих тяжких думах.

Ведь народ восхищает лишь оградки узор.

© Ветер Города

Сон.

Потоптали хлеба копыта,

Пронеслись оставив следы.

Онемела земля от крика

И оглохла от тишины.

 

Клюют вороны чьи-то головы,

До белой кости обнажая.

То, что утром проснулось воином,

Черепушкой пустой засыпает.

 

С животами мясом раздутыми,

Бродят своры собак облезлых,

Во раскрытых мечами трупами,

Пробираясь клыком меж одежды.

 

Просят милости Бога люди,

Убиенного обирая.

Смрадом воздух наполнен лютым,

Коим дышит земля родная.

© Ветер Города

Позвольте.

Отпустите меня пожить.

Разожмите пальцы, ослабьте хват.

Дайте мне из ручья попить

И позвольте росу собрать.

 

Разрешите смотреть вперёд.

Не кажите рукой в былое.

Я хочу ощутить свой взлёт,

С высоты посмотреть на море.

 

Покоряя вершины гор,

Не нужны мне слова про холод.

Обогрею я видом взор,

И снегами умерю голод.

 

Разрешите любовь постичь.

Медовухи позвольте кружку.

Без неё ведь совсем не жизнь,

И без боли - её подружки.

 

И ума мне насыпьте горсточку,

Но без горочки, чтоб не канючило.

Дайте жизнь, ну хотя бы напёрсточком,

Чтобы приторность вкус не мучила.

© Ветер Города