хочу сюда!
 

Irksa

42 года, телец, познакомится с парнем в возрасте 35-45 лет

Заметки с меткой «сумрачное»

Из сумрачного для Брайс. Маньяк без трусов

Ночь... Она уже поглотила улицы города. В вязкой и жаркой темноте одинокие автомобили прорываються домой. 

Так уж выпали кости судьбы что мы с тобой в этом доме одни. Ты сидишь у меня за спиной. И по ноткам в твоём высоком голосочке я слышу заинтересованность во мне. Я твоя сегодняшняя цель, пожива и добыча если можно так выразиться. Так до тебя думали многие. Хе-хе. Но у меня совершенно другие планы на тебя. И они совершенно противоположны твоим планам. Сейчас ты усядешся поудобнее, затихнешь на минутку и всё свершиться...

...Это очень хорошо заходить со стороны спины. Ты ничего не видишь до самого последнего момента. Да и по правде на этом видение у многих завершается. Итак, в моих руках сегодня новое орудие убийства. Старые ношенные трусы. Я их скручиваю рукой что бы хват был удобным и не соскользнул. Точный и быстрый удар.. Твоё хрупкоке тельце мгновенное обмякает. Вытираю кровь со стены. Окончательно уничтажаю твои останки. Мне эти напоминания о тебе не нужны. Я совсем не романтичен. Всё таки в убийстве трусами есть что то сакральное. Нет, можно конечно потом лезвием отпарывать частички твоего тела. Но это не для меня. Я же психически здоровый человек, а не какой то там ненормальный.

Теперь можно спокойно будет спать. И никто не побеспокоит меня до самого утра. Потому как здоровый сон и чистая совесть - это польза для всего организма.

Из сумрачного №5. Высокооктановая муза.

Ты меня нашёл. И я тебя нашла. Мы оба нашли друг друга. Теперь ты без меня не можешь. Мне это приятно. И я вдохновляю тебя на покорения новых высот, пределов, скоростей. Ты уже не можешь без ощущения скорости. Без этой тяжести в груди. Без чувства ускорения в венах рук. Ты с удовольствием слушаешь низкий рокот двигателя. Он для тебя самая мягкая музыка. Он успокаивает и возбуждает тебя одновременно. Ты на вид и запах различаешь премиум от стандарт, как другие Советское игристое и Кристал. Ради меня ты давно перестал считаться со временем, и расстоянием. Скорость решает всё. Потому что это расстояние разделенное на время. И ты сам делишь его на секунды как тебе заблагорассудиться. Ради меня ты наращиваешь число лошадей как коннозаводчик. Ты кормишь их только отборным маслом. Втулка? Прокладка? Поршень? Только оригинал. Да дороже, но твои деньги ничто ради меня.... 

Ради меня ты будешь постепенно сходить с ума. Твоё безумие будет для меня забавным, но недостаточным что бы я тебя полюбила. Но это только сначала....

А потом я заберу тебя к себе... навсегда...                

          А пока что береги себя...

Сумрачное №6. От клинка....

     Вот она наша первая встреча. Я в твоей руке. Мы как одно целое, наши мысли на одной волне. Даже более того, они в резонансе. Мечутся как мотыльки в банке. Время летит незаметно. Ты не можешь налюбоваться мной. Ты хочешь меня попробовать. Это нормально. Каждый у кого тестостерон выше среднего не откажется от меня, а тем более от пробы. Прочь бумажки, картон и тряпки, они не дают полного ощущения вкуса. Они его воруют. Только плоть. Упругая. Свежая. Живая. Ты горяч, импульсивен. Тебе нравятся мои линии и формы. Ты очарован тем что я могу делать в твоих руках. Мне это тоже нравиться.

     Ну что попробовал? Молодец. Теперь оботри кровь и спрячь куда то тело. Оно только будет мешать нашей дальнейшей любви. Мы будем с тобой неразлучны до самой смерти....одного из нас.

Кома.

где то в Никее 

Яркий свет в тысячу свечей заливал операционную. Очередного пациента на стол.

Автомобильная авария. Три трупа и этот один, случайно выжил.

Дежурный врач Лахесис бегло осматривает раны. Глубокие. Не понятно за что только держится жизнь.

- Сестра Клото, подготовьте нить. Возьмите из персонифицированных.

- У него очень большой остаток. Сестра Антропа, сколько рекомендуете отрезать?

- Берите весь. Пусть живёт долго.

- Шов уже сделан. Обрежете нить?

- Нет. Режьте рядом по живому и сразу зашивайте. Чем больше идёт на шов нити - тем он дольше будет жить.

- Но разве это жизнь? Остаток времени провести как растение...

- Это желание его родственников. Мы не можем идти против него... Поэтому резать и сразу зашивать, резать и зашивать... Тем более что за возможность с ним побыть его родственники готовы платить дорого...

Бегемотик-облачко. Из сумрачного для Брайс.



Перед ним простирался огромный мир. Поначалу он был разноцветный, как измазанная маслом палитра художника. Рассвет острыми мазками, как хирург скальпелем, обнажал от тьмы цвета. Тут и сочный зелёный малахит листвы, и изумрудная трава, и глубоко голубые реки и озёра, в которых отражался он - Бегемотик-Облачко. Так назвала его мама. Она выдохнула его имя когда он появился на этот свет. Неспешно перепрыгивая ручьи он смеялся над своим смешным отражением в бурлящем хрустале воды.
Хорошо быть Облачком, и хорошо быть Бегемотиком. Такой себе пузатый карапуз.

В какой то момент пришло осознание того что он один. Он ещё раз рассеянным взглядом оглядел окрестности. Нет, точно - никого нет. Даже не видно тех мест откуда он выбрался. Теперь окружающий мир его уже не радовал.
Жёсткое солнце жгло своим не моргающим взглядом. Ледяной ветер толкался в спину и вырывал куски тепла из тела.
- Мама, мама!!! Мамочка!!! Я хочу к тебе назад. Забери меня отсюда!!!
Хотелось плакать от удушающего одиночества. Но внутри не было даже капли, способной упасть на землю. Он сжался изо всех последних сил. Которые покидали его с каждым порывом ветра...


Из сумрачного для Брайс №7. Ресторатор.

Мне не нужно знать твоего имени. Для меня это лишнее. Всё что мне надо знать ты уже сам мне сказал. Столик у окна. Свои пристрастия ты отметил в листе меню пальцем. Они же и подсказали дальнейшее. Ну и ещё немного мелочей. Цвет лица. Форма ногтей. Влажные руки. Это всё не остаётся без внимания. Всё это будет учтено. Ужин, хороший, сытный, пьяный. Сегодня это твоё наслаждение вкусом, жизнью. Сегодня это твой последний яд. Который ты сам же выбрал в меню.

Ты умер этой же ночью. Во сне. Это был приступ который никто не узнал. Поэтому и лечили его как обычно. Уголь, минералка, звонок в неотложку. Поздний звонок. Патологоанотом написал что это было обострение старого хронического заболевания печени.

Но мы то знаем что это была расплата за первый из смертных грехов.

Добро пожаловать на трапезу.

Джеки Кэррол (диалоги Сатаны)

1888 г.

Рваный туман в свете газовых уличных рожков размывал контуры. Влажная брусчатка скупо отражала и без того тусклые отблески. Ещё не ночь, но солнце уже давно скрылось за грязными крышами старого Лондона. Это Уайтчепел. Славное место. Место плотских страстей. Вот парочка скрывается в тени ночи. Слышен шёпот. Немного смеха. И резкий вздох. Вернее выдох. И хрип. Позже из тьмы выскальзывает фигура и тут же скрывается в другой подворотне. Двигается быстро. Уверенно. Но не бежит. Знает дорогу. На ходу вытирает лезвие о носовой платок. В одной из улочек к нему присоединяется ещё одна фигура. Двигается так же быстро. 

- Добрый вечер мистер Кэррол.

- Добрый вечер, сэр.

- Как ваши успехи?

- Не так хорошо как хотелось бы. Не справляюсь я в одиночку.

- Вы про произведения?

- Ах вы имели ввиду книги... Да сейчас как раз дописываю одну. Про булочки

- Будет такая же интересная как "Алиса"?

- Думаю да. А ещё она будет полезной. И не только для маленьких девочек....

- Хммм, вот смотрю я на тебя Джек, и не понимаю. Кто из нас двоих Сатана...

Из сумрачного для Брайс. Первый снег.


Опять ночь. Добрая, светлая.
Скупой свет фонарей отражается в небо от свежего снега. Он ровным толстым одеялом укрывал старую листву.

Я ждал этого снега. Сегодня я опять маньяк. Она аккуратно связана и молча лежит в коридоре. Гайдай бы позавидовал качеству обвязки. Виток к витку. Плотно и любовно. Со знанием дела.

Скоро полночь. Моё время. Я взваливаю тебя на плечо. Беру в руки орудие для экзекуции. Нет сегодня это не банальная палка и даже не изысканный хлыст. Сегодня я возьму пластиковую выбивалку. Она хорошо лежит в руке. В меру гибкая и если приложиться правильно, то будет очень чувствительно... Ты уже трепещешь...

Снежинки переливающимся белым конусом сыпятся из фонаря над входной дверью. Я со своей ношей быстро пересекаю этот световой круг и устремляюсь к центру двора. Окна выходящие во двор тёмные, все уже спят. Я бросаю тебя в снег. Он сперва обжигающе холодный. Но это меня не сильно волнует. Разворачиваю тебя на снегу как мне удобно. Беру в руку выбивалку. Примеряюсь. Первый удар хлёстко прикладывается к тебе. Ты от удара вздрагиваешь. Я поправляю тебя и опять замахиваюсь. Теперь удары идут ритмично. Раз-два-три-четыре. Раз-два-три-четыре. Раз-два-три-четыре. Ты даже не стонешь, или может быть я слишком глух что бы слышать тебя.  Или меня не интересуют звуки которые ты издаёшь. Скорее именно так.

Отхлестав тебя с одной стороны я оттаскиваю тебя в соседний, ещё не тронутый сугроб. Переворачиваю тебя на другую сторону и продолжаю экзекуцию.
Опять та же порция ударов....

Я удовлетворён проделанным. Ведь я же маньяк. Сгребаю тебя и снова связываю, так же плотно. Теперь уже неспешно возвращаюсь в серой полутьме в белому кругу света под домом. Поднимаюсь к себе. Развязываю тебя и расстеляю тебя в коридоре. Теперь у меня дома в коридоре чистая, пахнущая свежим снегом ковровая дорожка.

Спокойной ночи и всем добра...

Из сумрачного для Брайс. Один из семи.


Гарнитура в ухе шипела белым шумом. Никто из шести братьев не отзывался на позывные.
Он негромко выругался и снова тихо потянул воздух носом. Этот посторонний запах в его шахте. Тонкий, сладкий, волнующий, манящий. Но в тоже время лишний. Его здесь быть не должно было. Здесь могло пахнуть железом, маслом, потом, но только не этим.
ПНВ показывал что впереди в тоннеле никого нет. Но нос говорил об обратном. Где то далеко в темноте мерно падали на камень капли. Как часы, отмеряя брызгами чью-то судьбу.
Кто то нас выследил. Надо уходить от сюда. Он резко развернулся с намерением покинуть эти шахты и нос к носу столкнулся с тем самым источником запаха. То самое постороннее существо. Бледная кожа, тонкие черты лица, черные волосы и кроваво красные губы. Они медленно складывались в едва уловимую улыбку. Тёмные глаза смотрели в его глаза. Он так же смотрел не отрываясь на лицо, глаза и губы. Зрелище его гипнотизировало. И только через несколько секунд обжигающая боль в груди вывела его из гипноза. Солоноватый вкус крови на губах. Медленно сползая с лезвия торчащего у него из груди, он оседал на пол.
- Но...??? - язык уже не слушался его.
- Потому что это любовь, детка - облизнув лезвие розовым языком сказала Белоснежка, - Не скучай, меня ждёт принц.

Красное кепи (неоконченное)

Входная дверь тихо скрипнула и опять вернулась на своё место. Тень скользнула внутри дома. Не включая свет она уверенно двигалась во внутреннем пространстве. Комната, переход, ещё комната. Вот и оружейный тайник. Быстро в сумку перекочевали картонные коробки патроны с патронами. Не густо. Но на десяток полных обойм хватит. Едва слышимый шорох в соседней комнате остановил перегрузку патронов. В доме - чужой. Теперь Она явно слышала его слабый запах. Внезапно левую часть горла обжёг холод бритвы.  И шипящий шепот:

- Малышка, я так долго тебя ждал. Ты не представляешь на сколько тяжело одиночество. Я скучал по тебе. По твоим запахам, шеи, волос, рук...

Он ещё раз вдохнул её запах её волос. Она медленно развернулась вокруг своей оси и оказалась лицом к лицу с Волком. Лезвие бритвы прочертило тонкой царапиной горло. Мелкие капли крови в лунном свете выглядели тонким ожерельем. Теперь живот Волка прогибался от ствола её пистолета. 

- Надеюсь в этот раз будет без глупостей? - спросил Волк. 

- Конечно, сегодня у меня 9 мм ПАРА. 

- Это лучше чем в прошлый раз. А то навылет как то глупо и пошло.

Она нащупала стволом шрам от старых пулевых ран. Волк поморщился, но не отстранился. 

- В лесу Охотники. Но я вроде бы оторвалась от них.

- Глупышка. Охотники уже давно взяли в кольцо этот домик. Они тебя специально сюда запустили. Теперь время будет играть против нас...

Шорох у входной двери дал знать что Охотники были уже в помещении. Они уже убили Бабушку и съели все пирожки...

и кто хочет флешмобить 

Страницы:
1
2
предыдущая
следующая