хочу сюда!
 

Александра

43 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 37-50 лет

Заметки с меткой «иное»

Мясник и птица

Время шло к обеду. Волосатые руки, воспользовавшись удобной позицией сверху, схватили птицу за крыло и шмякнули ее об стол. На столе было все необходимое под рукой. Панировочные сухари, куркума, лопатка, разделочная доска и нож. Мясник, недолго размышляя, пригласил к столу поваренка, а сам, удобно расположившись в плетеном кресле с предвкушением наблюдал смачное действо. В мыслях было желание распотрошить эту курицу и изжарить. Однако приглашенные гости могли бы оскорбиться простым блюдом. Пришлось чуть растянуть процесс. 
-шеф, а разве это курица?
- Любопытной Варваре на базаре ..что оторвали?
-понял. Молчу. Назовем ее курицей. Но ведь следует ее все ж приготовить, а иначе в сыром виде она может и крыльями взмахнуть, несмотря на то, что мы ей их уже обломали.
-поспешишь, людей насмешишь!
-понял. Будем включать сообразительность.
-соображай на троих.
-а кто третьим будет?
-без труда не выловишь и рыбку из пруда.
-понял. Буду стараться, дабы не быть третьим.
-новогодние праздники уже подходят к концу, а где блюдо?
-чтобы и волки были сыты и овцы целы?
-ты в мои приемники не меть! Фамилия у тебя не та!
-понял. Так все же что мне выбрать? Лопатку или нож?

Мяснику наскучило ждать. Он подошел к птице, схватил ее за беспомощную лапку, размахнулся и бросил ее, с желанием размозжить об оконную раму то, что более всего его раздражало в этом странном создании.
Это был  самый важный день для птиц. Как только произошло насилие, душа птицы превратилась в огромную стаю. Множество белых крыльев захлопали отовсюду. На землю, белыми хлопьями спускалось иное, лучшее и непревзойденное, накрывая  и хороня навечно все то, что считало себя важным и бесконтрольным.

Сказ о мятежном кролике

Очень первая глава (букв много)

Вот я выращиваю ... допустим кроликов.
На мясо выращиваю, на шкурки, на лапки и когти. Они у меня живут в аккуратных клетках, получают пищу в виде сена, соломы и капусты, воду получают в виде воды и иногда с моей подачи лакомятся свежим разнотравьем.
У кроликов у моих своя собственная жизнь. Они облагораживают клетки на свой вкус, посильно креативя в интерьере; грызут "что бог послал", не догадываясь что все это послал им я; ищут любовь и другие доступные средства взаимоотношений,культурно и контркультурно отдыхают и напрягаются; рожают детенышей "ути-пути" и воспитывают их на своих "системах ценностей", прививая им свое кроличье мировоззрение, а по итогу передают эстафету от подобного к подобному.
Иногда в их совместной социальной жизни происходят события не только позитивные и радостные, но и тоскливые - уходят члены их общины.
Куда уходят соплеменники кроликам неведомо, почему и отчего так происходит они тем более постичь не в силах. Так просто происходит, так заведено - и все тут!

Думается, у них есть кой-какие предположения насчет "края вечнозеленой травы", где исчезают их серые, серо-белые, пегие и другие сородичи. Но надо сказать,что предположениями своими они не очень-то заморачиваются в большинстве своем. Мало того, они мало с кем делятся своими доктринами, очевидно боясь неосторожно навязать их непосвященным. У непосвященных же, в свою очередь создается ошибочное предубеждение о кроликах как о существах насквозь атеистических и наглухо лишенных какой-либо духовной платформы. Это сильно не так. Есть там все что положено. Но кроличьи догмы и доктрины сплетены и сотканы из такого мудреного материала, такими тонкими категориями, такими хитрыми терминами перепутаны,  что существам сторонним они кажутся чуждыми до эфемерности. Непостижимыми настолько, настолько недостижимыми, что их как-бы и нет вовсе! Раз невидимо, раз неосязаемо, то и не существует в природе как-бы.

Да и с какой радости загружаться людям, ну или кому бы то ни было еще, кроличьей жизнью?! Разве нет своей,человечьей? Есть, еще как есть! А раз есть жизнь людская, пусть и текущая где-то сбоку от кроличьей, то и жить ее нужно с точки зрения человека, не отвлекаясь на точку зрения кроликов. Чтобы жить по-кроличьи, кроличьим существованием проникнуться, нужно быть ни больше ни меньше чем кроликом. Нужно уши иметь такие, такие лапы, такую шерсть, когти и точно такой же темперамент. А иначе ничего не выйдет, не получится ничегошеньки. Только интеллектуальная жвачка и жонглирование только что открытыми терминами перед их закрытием. Без всех своих составных частей мир кроликов закрыт для человека, закодирован и заколдован, в виде закрытого общества, банды или ложи. При всем желании человек может надеяться стать недокроликом или полукроликом, взамен оскопившись до недочеловека или четвертьчеловека. Так, раскорячившись и застрянет не то исследователь не то шпион меж двух миров - кроличьим и человечьим - и тем не став и прежнем перестав быть. Маугли из такого человека выйдет, а не исследователь!

И вот смотрят кролики из недр своих тюнингованных клеток на человека пытливого, на его потуги и напрасные попытки, качают головами иронично, будто откуда-то догадываясь о тщете его деятельности и ... нет, не идут навстречу, не помогают, не смеются над ним и не сочувствуют ... а жуют и плодятся... Будто и нет вокруг них битв, штормов и потуг героических.


Самая вторая глава (есть буквы)

К чему я столько всего написал не щадя карандаша, а впоследствии и драгоценной электронной бумаги? К чему графоманил бесчеловечно и так же бесчеловечно гонял по строчкам читателя, к чему аванс внимания мотал так беспечно?
А просто все! Просто хотел провести по околице, околотками подвести к простой в подумке мысли, воспламенить одну идею на секунду в темноте головы и попотчевать внимание кисло-сладким гибридом - мыслью о том,что раз уж суждено человеку родиться человеком, то в этом что-то есть. Есть некий промысел, какая-то задумка и гениальный план, не меньше. Знать судьба такая у человека - сидеть в человечнике, в тесной клетке, жевать пищу в виде сена для людей, пить воду в виде жидкости и продолжать генеральную линию, на которую нанизан род человеческий.
Не так уж широк люфт от "быть" к "быть человеком", не так уж велики шансы выбраться из клетки, не так уж и обширны возможности быть кем-то еще кроме...

Сильно третья глава (много букв)

А теперь, раз уж я так растерзал читателя, раз уж так вовлек в повествование, раз уж так заинтересовал - для тех кого вовлек и заинтересовал - десерт!
Случается иногда такое, что в тщательно подогнанную цепь кроличьей предопределенности вкрадывается ошибка. Подобно монолиту сплошной неприступной дамбы, в котором появляется трещина. Наступает день и все идет слегка не так как задумано.
Феномен в том, что однажды количество кроликов (раз я говорю о кроликах) перестает сходиться с проектным. Баланс рвет, как говорится. Вот, только что, с утра, было допустим 47 особей, а к вечеру на выходе получается 46. Куда девается кролик? Любой новый пересчет дает точно такой же результат - 46 тушек (прописью). Снова разложены, переложены все тушки, снова проверены все клетки ... сорок шесть! Где кролик?!
Этот феномен когда-нибудь настигает всякого, кто имеет дело с количеством большим 1. В мире всегда существует прореха, куда проваливается неучтенная мелочь. Время от времени щель расширяется, раскрывает свой зев и заглатывает предметы или даже существа. В этой щели пропадают деньги, перчатки, автомобили и даже исчезают люди!
Детальному исследованию этот феномен не поддается. В противном случае люди давно бы заткнули насовсем утечку чего-либо и взяли на учет неучтенные усушки и утруски. Но феномен испокон веков маячит поблизости, оставаясь инкогнито и невозбранно выхватывает из реальности своих жертв. Жертвы, или освободившиеся предметы и существа, выпадают из мира людей бесследно.
Случайно ли это происходит? Что происходит дальше с освободившимся кроликом и куда он попадает - вопросы древние как мир и такие же непостижимые доселе. Непостижимые именно потому, что постижение их лежит за пределами обитаемого мира, в другом мире, то ли не отрытом, то ли брошенном, где совсем другие правила, действующие лица и совсем другая обстановка.

Но вернемся к кролику. Свободным именно этот конкретный кролик стал не случайно. Какой бы вид свободы он не обрел, он нашел именно то, для чего был назначен. Он воплотил в себе такие качества, собрал вокруг себя такие сгустки, которые обусловили его освобождение.
Необходимо заметить, что исчезнувший кролик не сразу обзавелся своими свойствами, однажды сделавшими его свободным от мира людей, нет. Он собирал их по крупицам, отнимал у друзей, коллег и соплеменников, считавших эти качества не только бесполезными, но и обременительными. Он выскальзывал из среды себе подобных, смазывался, отстранялся, отчуждался и наконец собрав критическую массу, смылся!
Нужно отметить, что на дороге к свободе кролик должен пройти обязательную цепь специфических преобразований, пройдя определенные стадии трансформаций.

- Сначала он перестает быть центральным, обесцентривается, становится "вне центра". На этой стадии он постепенно прекращает вдохновенно заниматься тем, чем занимаются остальные кролики. Он плавно переходит на другую систему координат и шкалу приоритетов. По своей воле он так трансформирует себя или вынужден подчиниться неуклонной логике обстоятельств - сейчас неважно. Он просто делает так - и все!

- Потом наш кролик десоциализируется. Он делает связь со своими соплеменниками максимально тонкой. У него с вчерашними коллегами появляются разные сферы интересов, круги общения и точки фокусировки внимания. Поступая так он плавно поворачивает окружающий мир. Обегает он мир самостоятельно и на своих лапках или вращает мир вокруг неподвижного себя - сейчас неважно. Он просто делает так - и все!

- На следующем этапе кролик становится "тусклым". Соплеменники уже замечают его все реже, обращают на него внимание какими-то урывками, фрагментами и временами. С разной степенью интенсивности он готовит себя к полной относительной невидимости для окружающих. Все меньше вещей, явлений и предметов, на которых кролики концентрируются совместно, все меньше точек соприкосновения, все дальше круг их интересов, все тоньше связь их миров. Миры, в которых они обитают расходятся и поляризуются. Сам кролик обгрызает нити, связывающие его с племенем или они рвутся за ненадобностью - сейчас неважно. Он просто делает так - и все!

- После кролик должен стать максимально собранным, эластичным и неподвижным.В этот момент он должен подвесить себя, зафиксировать себя в таком состоянии и полностью обратиться в ожидание. Малейшая вибрация мира, минимальная рябь по воде - и он вырывается на свободу. Сам он выскакивает или его что-то выталкивает - сейчас неважно. Он просто делает так - и все!

Знаю-знаю что находится на кончике языка читателя "Заморился* кролик! И сдох". Я бы и сам встал на эту точку зрения, простую и незамысловатую, объясняющую все и не оставляющую кривотолков и белых пятен. Встал бы, но...

Но тушек по прежнему 46...


Ну и традиционный дайджест для тех кому некогда или лень читать мелкий шрифт:
Кролики такие бубочки - мягкие, пушистые и безобидные.
Но иногда на кролика находит.
И тогда он становятся совсем-пресовсем сепаратистом.
Как и человек, впрочем.



зы
Да, бывает групповой сепаратизм и даже массовый.
Но об этом как-нибудь в другой раз...


*здесь -заморился- не от слова -устал-, а от слов -замор-, -заморыш-.

Парадигма Люцифера (дщери тьмы)

А дочерей своих ты будешь приводить ко мне в пещеру. Я позабочусь о том, чтобы сумрак преддверия моих чертогов они принимал за свет. Божий день отныне они будут принимать за тьму, а огоньки, мигание и блеск моих владений будут восприниматься ими как свет. Оттого и стремление и притяжение их ко мне будут искренними, фанатичными и слепыми.

Дочерей твоих я тщательно вышколю и лучших из них возможно определю к себе в наложницы. Остальных попросту оплодотворю и выпущу на свет, который станет для них сумеречным. Потому что подслеповатость должна стать их уделом. Они должны искренне и слепо презирать тебя и стыдиться тебя до конца твоих дней. Ритуальное ослепление я назову просвещением, ритуальное оскопление назову образованием, ритуальное потрошение назову бизнесом, ритуальное убийство назову необходимостью.

Ты примешь все это потому что я внушу тебе убеждение в том, что иначе быть не может, тебе не с чем будет сравнить мои деяния и усомниться в их справедливости. «Да будет так, ибо иначе не бывает!» - должно стать твоим девизом; тьма должна стать твои культом; мои императивы должны стать твоими концепциями и счастье отдать все мне на потеху должно стать твоим наивысшим наслаждением.

 

А за это…

А за это я оставлю тебя чуть живым, я позволю тебе прожить еще немного, еще немного послужить мне для моих целей и послужить в моих рядах, скрипя, пыхтя и зябая.

В конце, на самой кромке твоего существования я обязан немного приоткрыть для тебя настоящее положение вещей, распахнуть мешок, в котором держу тебя и позволить увидеть луч настоящего света, от которого я тщательно оберегал тебя, твои глаза, сознание и чувства на протяжении всей твоей никчемной жизни.


Мир должен быть перевернут, черт побери!

Мир должен быть перевернут дважды!!!

По ту сторону



По миру тенью,
рыцарем бледным,
тенью последней,
как привиденье.

Призрачным шагом,
эхом невнятным,
с трепетом флага,
чуждый объятий.

Полупрозрачный,
чуждый аффектам.
Траур без плача -
призрачный некто.

Путник бездомный,
странник усталый,
весь невесомый -
страшен и жалок.

Звуком без эха,
плотью без тени -
тень человека,
узел мучений.

Зыбким, бесцветным,
серым на сером,
сумерек вечных
бледным примером.

Голод и жажда
без утоленья.
В вечности страждет
плотью без тленья...