хочу сюда!
 

Оксана

47 лет, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 45-55 лет

Заметки с меткой «сокровенное»

Дебют!

Всегда , читая тут стихи некоторых поэтов про любовь, завидовала силе чувств и тоже так хотела, чтоб аж до мурашек. и картинка , чтобы была подстать.
вот, сочинила и тем самым приобщилась к сонму острочувствующих и любовнопищущих.
Как говорится, и секс, и позы, и любовь.


Любовь-корейская   морковь
На сердце шрам
и душу в хлам
Всю ночь курю табак,
а в голове сплошной бардак.
Любовь-застыла в жилах кровь
От страсти поседела бровь!
Ревнуя, дергаю усы,
купила в рюшиках трусы.
И говорю артикулярной дикцией:
Я вожделею твои фрикции!



Истина познается в молчании



Сокровенная Истина находится за пределами ума и познается только в молчании. Любые слова искажают и убивают Истину.

Однажды к Будде пришёл человек и, коснувшись его ног, спросил, есть ли Бог? 

Извечный вопрос! Будда посмотрел на него пристально и сказал:
— Когда я был молод, я очень любил лошадей и различал четыре типа. Первый — самый тупой и упрямый, сколько её ни бей, она все равно не будет слушаться. Таковы и многие люди. Второй тип: лошадь слушается, но только после удара. Много и таких людей. Есть и третий тип. Это лошади, которых не нужно бить. Ты просто показываешь ей хлыст, и этого достаточно. Ещё существует четвёртый тип лошадей, очень редкий. Им достаточно и тени хлыста.

Говоря все это, Будда смотрел в лицо человеку. Затем он закрыл глаза и замолчал. Человек тоже закрыл глаза и сидел в молчании с Буддой. При этом присутствовал Ананда, и что-то внутри него стало протестовать. Он решил: 

«Это уж слишком! Человек спрашивает о Боге, а Учитель говорит о лошадях». Рассуждая таким образом внутри себя, Ананда не мог не видеть, какая воцарилась тишина, какое великое молчание! Оно было почти осязаемым. Ананда смотрел на лица Будды и человека, переживавшего трансформацию прямо у него на глазах! Будда открыл глаза, а человек просидел в таком состоянии еще час. Лицо его было умиротворённым и светлым.

Открыв глаза, человек коснулся ног Будды с глубокой признательностью, поблагодарил его и ушёл. Когда он вышел, Ананда спросил Будду:
— Для меня это непостижимо! Он спрашивает о Боге, а ты говоришь о лошадях. Я видел, как он погрузился в глубокое молчание. Как будто он прожил с тобой много лет. Даже я никогда не знал такого молчания! Какое единение! Какое общение! Что было передано? Почему он так благодарил тебя?

Будда ответил:
— Я говорил не о лошадях. Я говорил о Божественном, Но об этом нельзя говорить прямо. Когда я увидел, на какой лошади он приехал, я понял, что такую лошадь мог выбрать только истинный ценитель. Вот почему я заговорил о лошадях. Это был язык, который он мог понять, и он понял его. Он редкий человек. Ему было достаточно и тени хлыста. И когда я закрыл глаза, он понял, что о высшем говорить нельзя. О нём можно только молчать; и в этом молчании Оно познается. Это трансцендентальный опыт, и он находится за пределами ума.

Вскоре и я его забыл. Но надолго осталось неприятное чувство



Буду экономить слова. Законченность и лаконичность. Последнее время стараюсь избегать пустого и лишнего. Жалко, некому научить рисовать иероглифы. Долго рассматривать белый лист.., и сразу в несколько касаний,  без дублей и правки. Распечатка мысли за несколько секунд. Отпечаток. Если получается четким - невероятное облегчение. Уже потом расслабившись приятно неторопливо перекатывать от извилины к извилине и смаковать выплеснутую одним плевком эмоцию, сравнивая отпечаток с оригиналом. Добавлять оттенки серого или привкус кардамона. Или запах мысли.

Сегодня получилось. Белый лист. Тишина. 10 минут напряженного ожидания - карандаш замер и подрагивает в превкушении. Где будет первое касание бумаги? Что сейчас будет? Лишь бы не фальстарт. Пора! Первая линия... Вторая... Еще одна. Ого, а я знаю. Знаю и этого человека и эту эмоцию. Это рыжая. Она из моей реальной жизни, сумбурная, озорная, паническая, делающая огромные глаза и срывающаяся на визг. Странная, противоречивая, но она абсолютно настоящая. За пять секунд...

Когда то в детстве во сне придумал анекдот. Так смеялся во сне, что чуть не уписался и от этого проснулся. Еле дождавшись утра, в школе на первой же перемене с трудом сдерживая распирающий смех, рассказал его одноклассникам. Только никто не смеялся. Даже не улыбался. Вскоре и я его забыл. Но надолго осталось неприятное чувство. Это было больно и почти всерьез. Первый звоночек. 

Все меньше и меньше хочется делиться сокровенным. Вот и сейчас, глядя на сегодняшний отпечаток мыслеобраза - я вижу определенного человека, его веснушки, даже слышу его голос и запах. А Вы видите только несуразную детскую каку-маляку. И это вполне нормально для сегодняшнего меня. Мне уже все равно. Давно перестал огорчаться из-за того, что мои сны или анекдоты не смешные. Я просто перестал их кому попало рассказывать. 

ps: вышло похоже почему-то сразу на нескольких рыжих из жизни. А с рыжими у меня дружба не ладится. Даже Агата и та в курсе. Ничего личного.