М.М. Жванецкий "Красивая женщина"

  • 05.12.13, 09:42
Красивая женщина лучше своей внешности.

Глубже своего содержания.

И выше всей этой компании.

Ее появление мужчины не видят, а чувствуют.

Некоторые впадают в молчание.

Кто-то вдруг становится остроумным.

Большинство, вынув авторучки, предлагают помощь в работе и учебе.

Даже врачи декламируют что-то забытое.

У некоторых освежается память. Кто-то садится к роялю.

Неожиданно – «Брызги шампанского» с полным текстом.

Сосед волокет диапроектор, жена с присвистом сзади: «С ума сошел!..»

И наконец, самый главный посылает своего помощника: «Тут должна быть распродажа… Если есть проблемы… по этому телефону лучше не звонить, а по этому всегда…»

«Мы спонсоры конкурсов красоты.

Если есть проблемы, у нас влияние. Я член жюри.

Тем более если вас это интересует…»

«Мы, извините, снимаем фильм…"Обнаженная и очень опасная"

Мне сдается, вы не без способностей.

Не хотите ли на фотопробы… в любое время… я как раз режиссер… Нет… не самый он, но я его самый непосредственный помощник.

Говоря откровенно, он уже… Так что милости просим – 233-28-22. Грех скрывать такую красоту 233-28-22…

Я еще хотел… Извините… Может, вам чего-то налить?..

Молодой человек, я же разговариваю…

Дама попросила меня… Нет, позвольте… 233-28-22…

Вы так не запомните… 28… Нет… 28 предыдущая…

Молодой человек, позвольте подойти, дама сама просила…

Нет-нет, 413-й не мой… А 28, предыдущая… там 22…

Ну, хорошо…»

У нее один недостаток - ею нельзя наслаждаться одному.

У нее одно достоинство - она не бывает счастливой.

Красивая женщина - достояние нации. Их списки и телефоны хранятся в специальных отделах ЦРУ, КГБ - сервис.

Красивая женщина разъединяет мужчин и сплачивает женщин. Она творит историю и меняет ход войны. Она, она, она... Она, оказывается, еще и поет на некотором расстоянии при ближайшем рассмотрении. И неожиданно что-то вкусно взболтнет в кастрюльке в фартучке, который так обнимает ее своими ленточками, что каждый мужчина на его бы месте висел бы, свесив голову, обжигая спину горячими брызгами, и молчал, принимая на себя все пятна и удары...

Красивая женщина пройдет по столам, не опрокинув бокалы, и опустит взгляд, под который ты ляжешь. У нее нет хозяина, но есть поклонники...

- А что делать некрасивым? Повеситься? - спросила меня какая-то студентка и посмотрела с такой ненавистью, что мы не расстаемся до сих пор.

За несколько лет до революции

  • 21.11.13, 21:12
Письмо Л.Н. Толстого Николаю II
1902 г. Января 16. Гаспра

Любезный брат!

Такое обращение я счел наиболее уместным потому, что обращаюсь к вам в этом письме не столько как к царю, сколько как к человеку - брату. Кроме того еще и потому, что пишу вам как бы с того света, находясь в ожидании близкой смерти.

Мне не хотелось умереть, не сказав вам того, что я думаю о вашей теперешней деятельности и о том, какою она могла бы быть, какое большое благо она могла бы принести миллионам людей и вам и какое большое зло она может принести людям и вам, если будет продолжаться в том же направлении, в котором идет теперь.

Треть России находится в положении усиленной охраны, то есть вне закона. Армия полицейских - явных и тайных - все увеличивается. Тюрьмы, места ссылки и каторги переполнены, сверх сотен тысяч уголовных. политическими, к которым причисляют теперь и рабочих. Цензура дошла до нелепостей запрещений, до которых она не доходила в худшее время 40-вых годов. Религиозные гонения никогда не были столь часты и жестоки, как теперь, и становятся все жесточе и жесточе и чаще. Везде в городах и фабричных центрах сосредоточены войска и высылаются с боевыми патронами против народа. Во многих местах уже были братоубийственные кровопролития, и везде готовятся и неизбежно будут новые и еще более жестокие.

И как результат всей этой напряженной и жестокой деятельности правительства, земледельческий народ - те 100 миллионов, на которых зиждется могущество России, - несмотря на непомерно возрастающий государственный бюджет или, скорее, вследствие этого возрастания, нищает с каждым годом, так что голод стал нормальным явлением. И таким же явлением стало всеобщее недовольство правительством всех сословий и враждебное отношение к нему.

И причина всего этого, до очевидности ясная, одна: та, что помощники ваши уверяют вас, что, останавливая всякое движение жизни в народе, они этим обеспечивают благоденствие этого народа и ваше спокойствие и безопасность. Но ведь скорее можно остановить течение реки, чем установленное богом всегдашнее движение вперед человечества. Понятно, что люди, которым выгоден такой порядок вещей и которые в глубине души своей говорят: "apres nous le deluge" *, могут и должны уверять вас в этом; но удивительно, как вы, свободный, ни в чем не нуждающийся человек, и человек разумный и добрый, можете верить им и, следуя их ужасным советам, делать или допускать делать столько зла ради такого неисполнимого намерения, как остановка вечного движения человечества от зла к добру, от мрака к свету.

* после нас хоть потоп (фр.)

Ведь вы не можете не знать того, что с тех пор как нам известна жизнь людей, формы жизни этой, как экономические и общественные, так религиозные и политические, постоянно изменялись, переходя от более грубых, жестоких и неразумных к более мягким, человечным и разумным.

Ваши советники говорят вам, что это неправда, что русскому народу как было свойственно когда-то православие и самодержавие, так оно свойственно ему и теперь и будет свойственно до конца дней и что поэтому для блага русского народа надо во что бы то ни стало поддерживать эти две связанные между собой формы: религиозного верования и политического устройства. Но ведь это двойная неправда. Во-первых, никак нельзя сказать, чтобы православие, которое когда-то было свойственно русскому народу, было свойственно ему и теперь. Из отчетов обер-прокурора Синода вы можете видеть, что наиболее духовно развитые люди народа, несмотря на все невыгоды и опасности, которым они подвергаются, отступая от православия, с каждым годом все больше и больше переходят в так называемые секты. Во-вторых, если справедливо то, что народу свойственно православие, то незачем так усиленно поддерживать эту форму верования и с такою жестокостью преследовать тех, которые отрицают ее.

Что же касается самодержавия, то оно точно так же если и было свойственно русскому народу, когда народ этот еще верил, что царь - непогрешимый земной бог и сам один управляет народом, то далеко уже несвойственно ему теперь, когда все знают или, как только немного образовываются, узнают - во-первых, то, что хороший царь есть только "un heureux hasard" *, а что цари могут быть и бывали и изверги и безумцы, как Иоанн IV или Павел, а во-вторых, то, что, какой бы он ни был хороший, никак не может управлять сам 130-миллионным народом, а управляют пародом приближенные царя, заботящиеся больше всего о своем положении, а не о благе народа. Вы скажете: царь может выбирать себе в помощники людей бескорыстных и хороших. К несчастью, царь не может этого делать потому, что он знает только несколько десятков людей, случайно или разными происками приблизившихся к нему и старательно загораживающих от него всех тех, которые могли бы заместить их. Так что царь выбирает не из тех тысяч живых, энергичных, истинно просвещенных, честных людей, которые рвутся к общественному делу, а только из тех, про которых говорил Бомарше: "Mediocre et rampant et on parvient a tout" **. И если многие русские люди готовы повиноваться царю, они не могут без чувства оскорбления повиноваться людям своего круга, которых они презирают и которые так часто именем царя управляют народом.

* счастливая случайность (фр.)

** "Будь ничтожен и подобострастен и всего достигнешь" (фр.). Толстой не совсем точно цитирует Бомарше ( "Женитьба Фигаро", 3-й акт, реплика Фигаро: "Раболепная посредственность - вот кто всего добивается". - Перевод Н. Любимова).

Вас, вероятно, приводит в заблуждение о любви народа к самодержавию и его представителю - царю то, что везде при встречах вас в Москве и других городах толпы народа с криками "ура" бегут за вами. Не верьте тому, чтобы это было выражением преданности вам, - это толпа любопытных, которая побежит точно так же за всяким непривычным зрелищем. Часто же эти люди, которых вы принимаете за выразителей народной любви к вам, суть не что иное, как полицией собранная и подстроенная толпа, долженствующая изображать преданный вам народ, как это, например, было с вашим дедом в Харькове, когда собор был полон народа, но весь народ состоял из переодетых городовых.

Если бы вы могли, так же как я, походить во время царского проезда по линии крестьян, расставленных позади войск, вдоль всей железной дороги, и послушать, что говорят эти крестьяне: старосты, сотские, десятские, сгоняемые с соседних деревень и на холоду и в слякоти без вознаграждения с своим хлебом по нескольку дней дожидающиеся проезда, вы бы услыхали от самых настоящих представителей народа, простых крестьян, сплошь по всей линии речи, совершенно несогласные с любовью к самодержавию и его представителю. Если лет 50 тому назад при Николае I еще стоял высоко престиж царской власти, то за последние 30 лет он, не переставая, падал и упал в последнее время так, что во всех сословиях никто уже не стесняется смело осуждать не только распоряжения правительства, но самого царя и даже бранить его и смеяться над ним.

Самодержавие есть форма правления отжившая, могущая соответствовать требованиям народа где-нибудь в центральной Африке, отделенной от всего мира, но не требованиям русского народа, который все более и более просвещается общим всему миру просвещением. И потому поддерживать эту форму правления и связанное с нею православие можно только, как это и делается теперь, посредством всякого насилия: усиленной охраны, административных ссылок, казней, религиозных гонений, запрещения книг, газет, извращения воспитания и вообще всякого рода дурных и жестоких дел.

И таковы были до сих пор дела вашего царствования. Начиная с вашего возбудившего негодование всего русского общества ответа тверской депутации, где вы самые законные желания людей назвали "бессмысленными мечтаниями" *, - все ваши распоряжения о Финляндии ** о китайских захватах ***, ваш проект Гаагской конференции, сопровождаемый усилением войск **** ваше ослабление самоуправления и усиление административного произвола, ваша поддержка гонений за веру, ваше согласие на утверждение винной монополии, то есть торговли от правительства ядом, отравляющим народ, и, наконец, ваше упорство в удержании телесного наказания, несмотря на все представления, которые делаются вам об отмене этой позорящей русский народ бессмысленной и совершенно бесполезной меры, - все это поступки, которые вы не могли бы сделать, если бы не задались, по совету ваших легкомысленных помощников, невозможной целью - не только остановить жизнь народа, но вернуть его к прежнему, пережитому состоянию.

* Николай II в своей речи, произнесенной перед представителями от земства и дворянства, предостерег их от "бессмыссленных мечтаний об участии в делах внутреннего самоуправления" и заявил, что будет "охранять начала самодержавия".

** Царское правительство проводило жестокую политику русификации Финляндии. В 1900 г. русский язык был объявлен официальным языком; 29 июня был введен новый закон, по которому финны должны были отбывать воинскую повинность в русской армии.

*** Имеется в виду интервенция ряда иностранных государств (Германии, США, Англии, Франции, Японии, Италии, Австро-Венгрии, царской России) в Китае 1900-1901 гг. для подавления так называемого "боксерского" восстания.

**** В 1899 г. по инициативе России была созвана мирная конференция в Гааге. В то же время царизм вел подготовку к новой войне на Дальнем Востоке.

Мерами насилия можно угнетать народ, но нельзя управлять им. Единственное средство в наше время, чтобы действительно управлять народом, только в том, чтобы, став во главе движения народа от зла к добру, от мрака к свету, вести его к достижению ближайших к этому движению целей. Для того же, чтобы быть в состоянии сделать это, нужно прежде всего дать народу возможность высказать свои желания и нужды и, выслушав эти желания и нужды, исполнить те из них, которые будут отвечать требованиям не одного класса или сословия, а большинству его, массе рабочего народа.

И те желания, которые выскажет теперь русский народ, если ему будет дана возможность это сделать, по моему мнению, будут следующие:

Прежде всего рабочий народ скажет, что желает избавиться от тех исключительных законов, которые ставят его в положение пария, не пользующегося правами всех остальных граждан; потом скажет, что он хочет свободы передвижения, свободы обучения и свободы исповедания веры, свойственной его духовным потребностям; и, главное, весь 100-миллионный народ в один голос скажет, что он желает свободы пользования землей, то есть уничтожения права земельной собственности.

И вот это-то уничтожение права земельной собственности и есть, по моему мнению, та ближайшая цель, достижение которой должно сделать в наше время своей задачей русское правительство.

В каждый период жизни человечества есть соответствующая времени ближайшая ступень осуществления лучших форм жизни, к которой оно стремится. Пятьдесят лет тому назад такой ближайшей ступенью было для России уничтожение рабства. В наше время такая ступень есть освобождение рабочих масс от того меньшинства, которое властвует над ними, - то, что называется рабочим вопросом.

В Западной Европе достижение этой цели считается возможным через передачу заводов и фабрик в общее пользование рабочих. Верно ли, или неверно такое разрешение вопроса и достижимо ли оно или нет для западных народов, - оно, очевидно, неприменимо к России, какова она теперь. В России, где огромная часть населения живет на земле и находится в полной зависимости от крупных землевладельцев, освобождение рабочих, очевидно, не может быть достигнуто переходом фабрик и заводов в общее пользование. Для русского народа такое освобождение может быть достигнуто только уничтожением земельной собственности и признанием земли общим достоянием, - тем самым, что уже с давних пор составляет задушевное желание русского народа и осуществление чего он все еще ожидает от русского правительства.

Знаю я, что эти мысли мои будут приняты вашими советниками как верх легкомыслия и непрактичности человека, не постигающего всей трудности государственного управления, в особенности же мысль о признании земли общей народной собственностью; но знаю я и то, что для того, чтобы не быть вынужденным совершать все более и более жестокие насилия над народом, есть только одно средство, а именно: сделать своей задачей такую цель, которая стояла бы впереди желаний народа. И, не дожидаясь того, чтобы накатывающийся воз бил по коленкам, - самому везти его, то есть идти в первых рядах осуществления лучших форм жизни. А такой целью может быть для России только уничтожение земельной собственности. Только тогда правительство может, не делая, как теперь, недостойных и вынужденных уступок фабричным рабочим или учащейся молодежи, без страха за свое существование быть руководителем своего народа и действительно управлять им.

Советники ваши скажут вам, что освобождение земли от права собственности есть фантазия и неисполнимое дело. По их мнению, заставить 130-миллионный живой народ перестать жить или проявлять признаки жизни и втиснуть его назад в ту скорлупу, из которой он давно вырос, - это не фантазия и не только не неисполнимо, но самое мудрое и практическое дело. Но ведь стоит только серьезно подумать для того, чтобы понять, что действительно неисполнимо, хотя оно и делается, и что, напротив, не только исполнимо, но своевременно и необходимо, хотя оно и не начиналось.

Я лично думаю, что в наше время земельная собственность есть столь же вопиющая и очевидная несправедливость, какою было крепостное право 50 лет тому назад. Думаю, что уничтожение ее поставит русский народ на высокую степень независимости, благоденствия и довольства. Думаю тоже, что эта мера, несомненно, уничтожит все то социалистическое и революционное раздражение, которое теперь разгорается среди рабочих и грозит величайшей опасностью и народу и правительству.

Но я могу ошибаться, и решение этого вопроса в ту или другую сторону может быть дано опять-таки только самим народом, если он будет иметь возможность высказаться.

Так что, во всяком случае, первое дело, которое теперь предстоит правительству, это уничтожение того гнета, который мешает народу высказать свои желания и нужды. Нельзя делать добро человеку, которому мы завяжем рот, чтобы не слыхать того, чего он желает для своего блага. Только узнав желания и нужды всего народа или большинства его, можно управлять народом и сделать ему добро.

Любезный брат, у вас только одна жизнь в этом мире, и вы можете мучительно потратить ее на тщетные попытки остановки установленного богом движения человечества от зла к добру, мрака к свету и можете, вникнув в нужды и желания народа и посвятив свою жизнь исполнению их, спокойно и радостно провести ее в служении богу и людям.

Как ни велика ваша ответственность за те годы вашего царствования, во время которых вы можете сделать много доброго и много злого, но еще больше ваша ответственность перед богом за вашу жизнь здесь, от которой зависит ваша вечная жизнь и которую бог дал вам не для того, чтобы предписывать всякого рода злые дела или хотя участвовать в них и допускать их, а для того, чтобы исполнять его волю. Воля же его в том, чтобы делать не зло, а добро людям.

Подумайте об этом не перед людьми, а перед богом и сделайте то, что вам скажет бог, то есть ваша совесть. И не смущайтесь теми препятствиями, которые вы встретите, если вступите на новый путь жизни. Препятствия эти уничтожатся сами собой, и вы не заметите их, если только то, что вы будете делать не для славы людской, а для своей души, то есть для бога.

Простите меня, если я нечаянно оскорбил или огорчил вас тем, что написал в этом письме. Руководило мною только желание блага русскому народу и вам. Достиг ли я этого - решит будущее, которого я, по всем вероятиям, не увижу. Я сделал то, что считал своим долгом.

Истинно желающий вам истинного блага брат ваш

Лев Толстой.

16 января 1902. 


Если под рукой нет сковородки

Слабонервным, детям и идиотам повторять не рекомендуется. Играемся с высоким напряжением! Опасно для жизни!!!

Что нужно:

1. Розетка на 110-220 вольт
2. Вилка с проводом, отрезанная от чего-либо
3. Две обычных столовых вилки (желательно которых не очень жалко, а то я упарился их потом чистить), можно несколько иголок. Главное чтобы выдеражли большой ток.
4. Два крокодиличька
5. Сосиски!

6. Кетчуп


Что делать:

Зачищаем провода, прикручиваем к ним крокодильчики, втыкаем вилки в торцы сосиски, и на каждую вилку вешаем крокодильчик. Разумеется всё должно быть на сухом, диэлектрическом покрытии.

Дополнительные методы предостережения:

Убираем детей, домашних животных,тёщу, жену из комнаты. Отходим подальше от сосиски. Включаем вилку в розетку. Внимание! Никаких манипуляций с продуктом, после включения в розетку НЕ делать - это ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ! Подключайте всё заранее. 

Как узнать о готовности блюда:
Лёгкий дымок от разогреваемой большим током сосиски - показание что у нас реальное напряжение! Дом быстро наполняется зловонием горелого мяса.Дальше сосиска откровенно дымит, горит, шумит, а главное смердит! Выглядит дико, плюс она ещё начинает взрыватся. Говорят , если отрезать попы, куда вставлялись вилки (ибо там гальваническая реакция идёт), то её можно есть. Однако, я попробовал дать своему коту и собаке, которые за кусок мяса могут убить - есть отказались. А я им больше доверяю, чем остальным всем источникам. Так что есть я сам не стал, и вам не рекомендую.

Родина дремлющих ангелов...

...или нетерпеливый платит дважды, а терпеливому все достается бесплатно

Украина — это капище невозмутимых мудрецов. Наш главный религиозный ритуал — упорное ожидание бесплатного чуда.
Говорят, что под лежачий камень вода не течет. Украинцы с этим не согласны. Мы триста лет сидели сиднем в центре Европы и ждали “самостийности”. Бог не выдержал такой наглости и свершил чудо. Удовлетворенные результативностью своей религии, мы ожидаем других чудес. Например, процветания и благополучия. При этом нас не пугает время и кратковременность жизни. Мы ведем себя, как бессмертные люди, которым не падает на голову кирпич, но зато падают мешки с твердой валютой.
Украинцы — это нация, полностью лишенная комплекса неполноценности. Из всех видов ожидания мы избрали самую зрелую философскую форму. Как индивидуумы с окончательно сложившимся представлением о мире, мы вгоняем окружающую жизнь в понятные нам алгоритмы развития. Все “зная”, мы пребываем в постоянном ожидании, опираясь на заготовленные ярлыки. Очередной парламент для нас — ничто. Очередной премьер для нас — никто. Флот — это то, что делится само по себе. Гривна — это рубль. Свинья — это сосед. А сало — это продукт.
Активные деловые люди в наших глазах выглядят, как озабоченные меркантильные дураки, лишенные традиционной украинской духовности. А с другой стороны, они подтверждают ожидаемые нами чудеса. Не двигаясь с места и не предпринимая каких-либо усилий, мы наблюдаем за переменами вокруг: нашествием иномарок, строительством новых магазинов, появлением диковинных товаров. Мы смотрим на все это, как на закономерное следствие своих ожиданий. Теоретически у нас все есть. Главное — этого дождаться.
Незыблемость тихого украинского рая очевидна. Турки с москалями приходят и уходят, а девочки с веночками и дедушка с бандурой пребывают вечно. Свою главную религиозную песню мы сделали государственным гимном. “Згинуть нашi вороженьки, як роса на сонцi” — то есть сами по себе... “Запануєм i ми, браття, у своїй сторонцi” — то есть когда-нибудь, сейчас нам не до этого. “Ще на нашiй Українi доленька доспiє” — другими словами, сытый украинец незрелыми плодами питаться не привык.
Для нас судьба — это не факт настоящего времени, а нечто до сих пор несуществующее. Все, что с нами происходит, не имеет никакого значения, потому что в каждом украинском доме обитают монахи похлеще буддийских, знакомые с невиданным чувством нирваны.
Нам странно наблюдать за поведением американцев, англичан, французов, русских и так далее. Они постоянно лезут в мировую историю, что-то декларируют, “выпендриваются”, нападают на соседей. То есть ведут себя, как ущербные люди. Сидя на пороге своей хаты, которая с краю, мы медленно жуем галушку и не можем понять, чего это немцы постоянно лезут к нам во двор. Может, они нам завидуют? Этих гансов не разберешь: то они корову забирают, то гуманитарную помощь суют. Складывается впечатление, что весь мир танцует перед нами на задних лапах и пытается привлечь к себе внимание. Наверное, окружающие нас народы не могут догадаться, что нам на них даже плевать скучно.
Украина самодостаточна. Это российскую птицу-тройку постоянно гоняют или на Аляску за снегом, или в Порт-Артур за мордобоем. А нашим задумчивым волам ходить некуда и незачем, ну разве что в Крым за солью.
Украинская философствующая душа не приемлет резвых нордических мыслей или поступков. Ведь ожидание чуда — это сложнейшая внутренняя практика. Она не позволяет нам отвлекаться на суетное. Только хрущи, которые “над вишнями гудуть”, имеют право тревожить нас по вечерам. Нас бессмысленно чем-либо соблазнять. Изначально поместив себя в центр Вселенной, мы существуем в ином измерении. Нам не нужна целеустремленность. Мы сами являемся целью. Мы ни в ком не испытываем нужды, но в нас нуждаются все: варяги любили у нас пожить, татары — поживиться, Петр I не мог без нас построить Петербург, его дочь не могла спать без нашего мужчины. Сталину мы помогали охранять лагеря, а Гитлеру — воевать. У нас так много чудотворного здоровья, что даже Чернобыль мы согласились взять на себя.
Мы запросто помогаем решать проблемы соседям, потому что своих проблем у нас нет. Люди наблюдательные это давно заметили. Русский писатель Иван Бунин был яростным хохломаном. Он неустанно повторял, что украинцы — это абсолютно реализованная, эстетически совершенная и гармонически развитая нация. Что ничего подобного в мире больше нет. Бунин, конечно, не ошибся.
Украинцы превосходны не в своем умении ожидать, а в том, что они сами являются чудом. Как совершенные создания, мы ничего не создаем. Откровенно проявленная гениальность обиженного “кріпака” Шевченко — это неприятное исключение, подтверждающее правило: совершенство в декларации и развитии не нуждается; оно помогает развиваться только тому, что существует за его пределами. Украинские священники, писатели, поэты, художники, политики, полководцы, режиссеры, актеры, певцы, конструкторы, ученые, изобретатели, умельцы вечно разъезжают по миру и объявляют себя русскими, американцами, турками, поляками, французами — кем угодно, чтобы бедные, ущербные народы имели повод гордиться собой.
Украина — родина дремлющих ангелов. Ее безмолвное ожидание наполняет чудесами планету. Ее нельзя завоевать, поработить или уничтожить. Она не чувствительна к событиям. Ее жизнь не протекает и не происходит. Она вне событий и времени. Она не помнит свой день рождения и не знает своего возраста. Она сама себе достойный собеседник. Ей не с кем спорить и нечего доказывать. Для нее уже все произошло.

© Густав Водичка
http://vodichka.com.ua/library/54/

Страшнее смерти

Один человек совершил преступление. Его поймали и привели на суд к королю. За его деяние полагалась смертная казнь, но король предложил ему самому выбрать свою судьбу: либо быть повешенным, либо попасть за большую, черную, страшную стальную дверь. Преступник подумал и выбрал виселицу.
Когда на шею ему накинули петлю, он вдруг сказал:
- Мне стало любопытно: что там, за той дверью?
Король рассмеялся:
- Да вот, понимаешь ли, забавная штука получается. Я всем предлагаю этот выбор, и все выбирают виселицу.
- А за дверью-то что? - допытывался преступник. - Я все равно никому не скажу, - добавил он, указывая на петлю.
Помолчав, король ответил:
- Там свобода. Но люди так боятся неизвестности, что предпочитают ей веревку!

Песня жизни

В восточной Африке существует племя, для которого днем рождения ребенка является не тот день, когда он появился на свет, или был зачат, но тот, в который его матери впервые пришла мысль о нем. Осознав желание зачать ребенка с конкретным отцом, женщина уходит и сидит под деревом в одиночестве до тех пор, пока не услышит песню своего будущего ребенка. Услыхав ее, она возвращается в деревню и учит ей будущего отца. Занимаясь любовью, они поют ее вместе, приглашая ребенка присоединиться к ним в этом мире. Когда ребенок зачат, мать поет ему песню в утробу. Затем она учит этой песне старух и повитух деревни, чтобы во время родов те приветствовали ею ребенка. После его рождения, все в племени учат песню своего нового члена, и поют ее, когда он падает или ранится. Песня поется во время всех его торжеств или ритуалов и инициаций. Когда ребенок становится взрослым и вступает в брак, песня звучит на его брачной церемонии. В конце жизни родные и близкие собираются у его смертного одра, чтобы спеть ему его песню в последний раз.

Jack Kornfield "A Path with Heart"

http://www.co-intelligence.org/S-lifesong.html

Авторское право

Пол Хилд из Университета Иллинойса проанализировал книжный ассортимент Amazon и выяснил, что количество доступных книг из 1910-х и из 2000-х в нём примерно одинаково. При этом, книг из 1850-х вдвое больше, чем книг из 1950-х. Почему? Копирайт, распространившийся на произведения, созданные после 1923-го года, буквально раздавил книжный рынок в середине 20-го века: целые горы книг лишились полок и читателей. Хилд пишет:
«В значительной мере, копирайт связан с исчезновением книг, нежели с их доступностью. Вскоре после того, как произведения созданы и запатентованы, они пропадают из открытого доступа и возвращаются в него по истечению копирайта в гораздо меньшем ассортименте»

Исследование Хилда обнаружило, что новые издания книг из 1910-х появляются сегодня гораздо чаще, чем новые издания книг из 2000-х. Издания, попавшие под защиту копирайта, доступны примерно в тех же количествах, что и издания из первой половины 19-го века. Больше всего страдают книги последних десятилетий, например, из 1980-90-хх, для которых характерен особенно разительный разрыв между спросом и предложением. Хилд утверждает:
«Издатели не хотят продавать свои книги на Amazon дольше, чем пару лет после того, как они были изданы. Существующая модель издательского бизнеса заставляет книги исчезать вскоре после их публикации и задолго до того, как они попадут в открытый доступ. Копирайт сдерживает переиздание книг на срок своего действия».


Но даже столь критичный график Хилда приуменьшает эффект воздействия копирайта, поскольку исходит из предположения, что в каждом десятилетии появлялось одинаковое количество новых книг. В действительности это не так: по причине распространения грамотности и развития технологий, ежегодное количество новых книг в 21-м веке значительно превышает ежегодное количество книг в веке 19-м. Подробная статистика ежегодного количества книг за последние 200 лет недоступна. Хилд, однако, решил эту проблему, обратившись к WorldCat – библиотечному каталогу, содержащему данные 72 тыс. библиотек по всему миру.

Исследование WorldCat показало, что в 1980-х было напечатано в восемь раз больше книг, чем в 1880-х, но количество книг, доступных на Amazon за эти два десятилетия примерно одинаково. Это значит, что у книги, изданной в 1880-х гораздо больше шансов оказаться сегодня в печати, чем у той, которая была издана в 1980-х.

Защитники копирайта долго и успешно навязывали обществу убеждение, что копирайт позволяет правообладателям зарабатывать на своей интеллектуальной собственности, и что этот заработок стимулирует доступность и распространение книг. Однако исследование Хилда доказывает, что всё с точностью до наоборот: копирайт «заставляет книги исчезать»; истечение копирайта – вот что возвращает их к жизни.

Source: Rebecca J. Rosen / the Atlantic

http://loooch.com/blog/copyright-vs-culture

Запретный образ смерти

В самой сердцевине разрушения и распада мы можем обнаружить потрясающие свидетельства зарождения и жизни.

Элвин Тоффлер


Если ты не считаешь, что права человека – это пропаганда гомосексуализма, то понимаешь, что такие вещи как свобода слова и отсутствие дискриминации – в твоих интересах.


В обществах, где больше не принято выть на луну, тот факт, что ты женщина, гей или негр больше не является поводом для того, чтобы использовать тебя в качестве пепельницы. Однако же и в таких обществах «некоторые – равнее». Дискриминация никуда не делась – просто сегодня у неё другие мишени.

То, что я, живя в Нью-Йорке, могу спокойно лупиться в жопу с другим парнем – слава богу. Но это ещё не означает, что моё тело действительно моё. Если я завтра попытаюсь перерезать себе вены на Тайм Сквер, кто-то обязательно вмешается и попытается меня остановить. Никто не станет уважать мою волю. Объяснить, что я встаю из-за стола не потому, что еда не вкусная, но потому,
что уже сыт – в данном случае, тщетно.

Пресловутая Декларация прав человека гарантирует мне право на жизнь. Но как насчёт права на смерть? Почему бы не рассматривать самоубийство точно так же, как право на свободу убеждений или аборт?

Да, есть страны, где ты, будучи старушкой в состоянии физической агонии, можешь надеяться на эвтаназию. Но если ты молодой, а муки твои носят чисто экзистенциальный характер – не мечтай: ты не сможешь как следует проститься с близкими, провести с ними последние дни. Умирать тебе придётся тайком.

Что примечательно, самоубийство запрещено даже на уровне фантазий. Доказательством тому служит свежий скандал с журналом VICE. Опубликовав fashion-story, где модели продают вещи в образах известных женщин-самоубийц, издание столкнулось с такой волной общественного негодования, что укакалось и удалило со своего сайта «преступные» изображения. Многие посчитали возмутительным то, что кто-то решился продавать чулки, используя образ писательницы Сань Мао, повесившейся на оных.

Ранее в этом же месяце произошел другой скандал. Саймон Кричли, учитель философии из York Prep, задал ученикам домашнее задание: написать предсмертную записку. После того, как об этом написала Post, родители подняли вой. «Мы платим столько денег, чтобы отправить наших детей в школу! Это возмутительное задание!». «Я вообще не понимаю, почему это кажется кому-то недопустимым, – говорит Кричли. – Если это так, значит самоубийство является табу. Я полагаю, нам следует думать о наших табу рационально».

Как бы ты не относился к самоубийству, уже сам факт вытеснения этой темы из публичной дискуссии указывает на проблему.

Символическое – это сама суть культуры. Благодаря тому, что мы обладаем воображением и создаём миры из слов и образов, у нас есть возможность заглядывать в себя, примерять разнообразные ситуации, принимать спокойные и взвешенные решения, высвобождать социальное напряжение.

Устанавливая здесь запреты, делая фантазию недопустимой, мы стимулируем собственное безумие и рискуем превратить общество в фестиваль психопатов.

Ничто не застраховано от смерти. Ни запрет на символическое самоубийство, ни его отсутствие не могут гарантировать, что реальных самоубийств станет меньше. Однако если выбирать жизнь, то в мире, где ты можешь умереть с достоинством – например, по собственной воле.

Российская комиссия по морали Роскомнадзор запретила этот материал у себя в сигменте интернета.

http://www.looo.ch/2013-06/856-pravo-na-smert

Оскорбление чувств неверующих

1. Российская Федерация является светским государством, в котором проживают миллионы неверующих, которым Конституцией гарантировано право оставаться таковыми.
Поэтому любое открытое и публичное проведение религиозных обрядов и других проявлений оскорбляет чувства миллионов неверующих граждан.

2. Запрещаются любые религиозные проявления в публичных местах, в т.ч. на улице, кроме специальных мест, предназначенных для этого: молельных домов, церквей, соборов и пр.

3. Ношение религиозной одежды, головных уборов, одежды с религиозной символикой, крестов, чёток и пр. в публичных местах запрещено. Это может оскорбить чувства неверующих. Эти предметы могут использоваться только внутри религиозных заведений.


4. Каждый гражданин России рождается неверующим.
Будет ли он верующим и какую религию может выбрать, неизвестно. Поэтому запрещена любая пропаганда религии в отношение детей до 18 лет.
4.1. В семьях, где есть несовершеннолетние дети, запрещена любая религиозная атрибутика. Как то: иконы, свечи, кресты, чётки, библия, коран, религиозная литература, плакаты, фильмы и пр. Запрещаются также любые разговоры на религиозные темы.
4.2. Дети до 18 лет не допускаются в храмы, церкви и другие религиозные заведения, чтобы не подвергнуться насильственной религиозной пропаганде и не быть оскорблёнными. 
4.3. В школьных учебных и иных заведениях запрещено изучение всего, что связано с религией, кроме исторического контекста. Вход священнослужителям в детские учреждения запрещён. В детских учреждениях запрещена любая религиозная атрибутика, одежда, предметы.

5. Внешний вид религиозных заведений не должен никак выделяться среди остальных зданий. Иначе это может оскорбить проходящих мимо неверующих граждан. Внутри помещения могут быть оформлены по желанию верующих. Существующие храмы, церкви, колокольни, имеющие явные внешние признаки религиозности, должны быть национализированы и превращены в музеи.

6. Запрещается уличный колокольный звон, публичные молитвы, призывы к молитвам, уличные крестные ходы и пр. Это несомненно оскорбляет множество неверующих, которые всё это вынужденно слышат и видят.

7. Запрещено молиться, креститься, читать молитвы на улице, в т.ч. перед храмами. Это могут увидеть или услышать неверующие и это их оскорбит.

8. Появление служителей церкви и обсуждение религиозных тем запрещено на телевизионных каналах. Эти каналы смотрят в т.ч. и неверующие, и просмотр таких передач оскорбит их чувства. Религиозная тематика разрешается только на специализированных религиозных каналах.


9. Государственным чиновникам любого уровня запрещается в рабочее время принимать какое-либо участие в церковной жизни и появление в религиозных учреждениях.
Работа чиновника оплачивается налогоплательщиками, в т.ч. и миллионами неверующих, которые будут оскорблены использованием их налогов в религиозных целях.


10. За нарушение данного закона и оскорбление чувств неверующих предусматривается административная ответственность в виде штрафа в размере от 300 000 руб. до 500 000 руб. или общественными работами в нерелигиозных организациях до 240 часов.

Индейские мудрости

 Не нужно много слов, чтобы сказать правду.


 Люби землю. Она не унаследована тобой у твоих родителей, она одолжена тобой у твоих детей.

Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, — только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть.

 В первый год женитьбы молодожены смотрели друг на друга и думали, могут ли они быть счастливы. Если нет — они прощались и искали себе новых супругов. Если бы они были вынуждены жить вместе в несогласии, мы были бы так же глупы, как белый человек.


Великий Дух несовершенен. У него есть светлая сторона и темная. Иногда темная сторона дает нам больше знаний, чем светлая.


Мы не хотим церквей, потому что они научат нас спорить о боге.


Почему вы берете силой то, что не можете взять любовью?

Старое время было чудесным. Старики сидели под солнцем у порога своего дома и играли с детьми до тех пор, пока солнце не погружало их в дрему. Старики играли с детьми каждый день. А в какой-то момент они просто не просыпались.

Правда — это то, во что люди верят.

В этом мире слишком много говорят те, у кого вообще нет права говорить.

 Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.

 Тот, кто рассказывает истории, правит миром.

Стремись к мудрости, а не к знаниям. Знания — это прошлое. Мудрость — это будущее.

 Когда ты родился, ты плакал, а мир смеялся. Живи так, чтобы, умирая, ты смеялся, а мир плакал

http://sadalskij.livejournal.com/?skip=10