Искать


Поиск заметок «притча» в архиве пользователя «Ninellelya»

Зачем мы здесь?

(неожиданная притча в пьесе "Вечность и еще один день" Милорада Павича)

Мокадаса
(садится вместе с послушниками под навесом, на котором изображен небесный свод со звездами). Сегодня я вам поведаю нечто о моли. (Обращаясь к послушнику.) Видишь моль? Вон там высоко, у самой стены. Ее можно различить только потому, что она летает. Если допустить, что этот навес - небо,  то можно подумать, что это птица под сводом небесным.

Послушник. Моль, наверно, так и полагает, и только нам известно, что это не так. Но ей неизвестно, что мы это знаем.
Она вообще не ведает о нашем существовании. Она знает о существовании нашей одежды, которая составляет ее пищу.

Мокадаса. Да, приблизительно так. Но перейдем к делу. Можешь ли ты этой моли что-нибудь объяснить, неважно что, но так, чтобы она тебя поняла, а ты был бы уверен, что она это уразумела?

Послушник. Я не уверен, что смогу. А ты, Учитель?

Мокадаса. Могу. И кто угодно может. (Привстав и всплеснув руками, убивает моль и показывает на ладони то, что от нее осталось.) Думаешь, моль не поняла, что я хотел ей сказать?

Послушник. Но таким образом ты можешь доказать свое существование и свече, которую гасишь двумя пальцами.

Мокадаса. Естественно, если только свеча способна умереть. Но представь себе, что существует Некто, знающий о нас ровно столько, сколько мы знаем о моли. Некто, для кого наше небо - не более чем этот навес. Кто не может к нам приблизиться и дать знать о своем существовании иначе, как только убивая нас. Некто, чьей одеждой мы питаемся, кто несет в своем теле нашу смерть - единственное средство общения с нами. Убивая нас, этот Неведомый дает о себе знать. Когда кто-то из нас умирает, это значит, что Неведомый хотел нам передать нечто важное. Любая смерть есть, в сущности, слово. Все наши смерти, вместе взятые, составляют великое неразгаданное послание...


Жить или существовать?

Два зернышка лежали рядом на плодородной весенней земле.

Первое зернышко сказало: "Я хочу вырасти! Я хочу пустить корни глубоко в почву подо мной и пустить ростки над землей... Я мечтаю распуститься нежными почками и возвестить о приходе весны... Я хочу ощутить теплые лучи солнца и капельки росы на моих хрупких лепестках!" И зернышко выросло, превратившись в цветок.

Второе зернышко сказало: "Я боюсь. Если я пущу корни в землю, то неизвестно, с чем они столкнутся там, в темноте. Если у меня вырастут нежные стебли, то они могут повредиться... А если появятся бутоны, то их обглодает какое-нибудь насекомое. А если из бутонов распустятся цветы, то их сорвут или затопчут ногами. Нет уж, лучше я подожду, когда наступит безопасное время". И второе зернышко стало ждать. Курица, бродившая в поисках корма, увидела лежащее на плодородной земле зерно и мгновенно склевала его.

Мораль этой истории: тех, кто боится рисковать и двигаться вперед, жизнь обязательно "заклюет".

/ Т. Рузвельт/

Невероятный зануда. притча

НЕВЕРОЯТНЫЙ ЗАНУДА

Один пожилой набожный человек молился пять раз в день, тогда как его делового партнера ни разу не видели в церкви. В день своего восьмидесятилетия старик обратился к Богу с молитвой:

О Господи! С самого детства я ни единого дня не пропустил без утреннего визита в церковь; я молился пять раз в день. Ни одного поступка, ни одного решения, важного или пустякового, я не совершил без упоминания имени Твоего. Сейчас, когда я постарел, я стал совершать в два раза больше благочестивых дел и молиться Тебе беспрестанно, денно и нощно. Но при этом остался таким же бедным, как церковная мышь. Посмотри же на моего делового партнера. Он пьет, играет в азартные игры и, несмотря на почтенный возраст, проводит время в компании девиц сомнительного поведения, и при этом еще купается в роскоши! Не думаю, что хотя бы одна молитва слетела с его губ.

Господи, я не прошу Тебя наказать его, это было бы не по-христиански. Но, пожалуйста, ответь мне: за что, за что, за что... ты уготовил мне такую печальную участь, а его наградил богатством?

За то, — ответил Бог, — что ты такой невероятный зануда!

В монастыре не говорили: «Молчи!» В монастыре говорили: «Не разговаривай, если способен развиваться в тишине!»

Разве нельзя то же самое сказать и о молитве?

/Энтони де Мелло/