хочу сюди!
 

Марта

48 років, козоріг, познайомиться з хлопцем у віці 50-60 років

Замітки з міткою «исповедь»

Детская исповедь

Детская исповед

Иногда на исповедь приходит совсем маленький ребенок, и когда священник заговаривает с ним о грехах, он смотрит на батюшку и не понимает, о чем идет речь. Тогда священник спрашивает его: «А тебе бывало когда-нибудь стыдно?» «Да», – отвечает ребенок и начинает рассказывать, когда ему бывало стыдно: когда маму не слушался, когда брал что-то без разрешения… И тогда батюшка говорит ему: «Вот это и есть грех, раз твоя совесть подсказывает тебе, что ты сделал что-то нехорошее». Стыд – самый первый индикатор греховности как для взрослых, так и для детей.

Подробнее...

Заноза на память. Исповедь в никуда.



Уже несколько лет частенько вечерами сажусь за свой текст восьмилетней давности. Сажусь с окончательным намерением наконец-то опубликовать. И каждый раз с одной и той-же мотивацией - "Если не сегодня, то уже никогда". Но вновь и вновь всегда что-то останавливало, слишком личное, слишком больное. Мне данный текст представляется чем-то вроде квинтэссенции из автобиографии. То есть - самое важное из того что было и про что надо рассказать. А еще хочу, чтобы его прочло некоторое количество очень близких мне людей. Неважно, насколько я им близок. Я просто хочу рассказать именно это, то что самое главное.

Возможно, именно сегодня как раз тот день, когда я решусь. Здоровье стало преподносить такие неожиданные сюрпризы, что будет жалко, если вдруг пропадет так никем и не прочитанным. Выходит тогда - жизнь прожил зря?

Итак, попробую. Это повествование о некотором отрезке моей жизни, которое по насыщенности перекрыло и детсад, и школу, и институт, и первую любовь, и мамину смерть, и даже все остальное вместе взятое. Постараюсь не быть очень нудным в предисловии и уложиться в несколько абзацев.

Исходный текст - останется без правки вообще. Написанное по горячим следам нельзя опошлять редактированием через долгих восемь лет. Всё, что будет после кучки звездочек ******** - это и есть исходный текст. Таким я его нашел у себя в компе несколько лет назад. Таким он и останется, ибо править его кощунство над собой, рыдавшим над ним тогда. Писалось это как откровение-исповедь другу (как я думал). Писалось долго, сквозь слезы и депрессию. А потом друг оказался вовсе и не другом, а откровенным говнюком. А вот текст написанный - остался, ни одной буквы не менял. А папы не стало почти 8 лет назад. В позавчерашнем високосном 2008 году.

** формат сайта не позволяет вставлять лонгриды, поэтому дальше по любой из ссылок **
***************************
Map

С М И Р Е Н И Е

            Почему русская Церковь, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл не реагируют на неадекватное поведение и фашистские публичные выступления депутата Русской гос.думы Жириновского о угрозе истребления целых народов?  «Сдохните все сто 120 миллионов…» http://blog.i.ua/user/1494975/677972/

 Молчание - знак поощрения.  Понятно, президент Путин и ему подобные, в корыстных интересах играют с целым миром в опасную военную шахматную игру силы и обмана неугодных народов, умышленно создавая внутри их вражду, выискивая среди них крупинки единомышленников, создавая искусственную финансовую, информационную, международную войну с целью подчинить всех под своё влияние. Дезинформацией, запугиванием, шантажом  народ России, средства массовой информации и вся русская православная Церковь, превратились в зомби. Забыли понятие – грех!

            Православной Церкви и правителям, всем народам, как истинным христианам необходимо бороться над своими страстями, исповедаться в грехах, претерпеть испытания Богом, приложив мудрость и смирение, тем самым развивая дружбу, любовь, братство и взаимопонимание, ещё не поздно.

Бог долго терпит...

Бог долго терпит...

«Ты это делал, и Я молчал»
(Пс.49:21)


Это говорит Господь. Он молчал, и ты поэтому воображал, что Он не замечает, что тот или другой грех может укрыться от Него и остаться без последствий. «Не скоро совершается суд над худыми делами, – говорит Священное Писание, – от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло» (Еккл.8:11).
До поры до времени позволяет Бог плевелам расти вместе с пшеницей, но придет время, когда Он заговорит и, припоминая человеку все то, что он забывал, скажет ему: «Ты это делал». И теперь уже говорит с нами слово Божие, ясно обличая наши грехи; говорят с нами также жизнь и опыт, сталкивая нас с последствиями того или другого греха. Началось с малого: тонкой ниточкой сперва обвила тебя та или другая дурная привычка, и теперь эта тонкая ниточка превратилась в толстую веревку, которая связала тебя по рукам и по ногам. В детях твоих, в ближних, в делах твоих тебе встречаются следы твоих грехов и говорят тебе: «Ты это делал»; но ты отворачиваешься и грешишь дальше. Наконец, обличающий голос Божий прозвучит в беспечной душе твоей, и ты услышишь от Него не только – «ты это делал», но и – «изобличу тебя и представлю перед глаза твои грехи твои; уразумейте это – забывающие Бога».
Внемли этому голосу, он тебе правду говорит, и припади в сердечном покаянии и сокрушении к тому любящему Господу, Который обличает тебя, чтобы ты уразумел. Он может и хочет беззакония твои простить и изгладить и, дав тебе новое сердце, поставить тебя на «путь новый и живой».

Но только не сейчас

Каждый раз, когда мои уста громко произносили: "Господи, дай мне дар целомудрия", мое сердце шептало: " Но только не сейчас".

***
Блаженный Августин.

Подготовка ко Святому Причащению в иных поместных Православных Ц

Подготовка ко Святому Причащению в иных поместных Православных Церквях в наши дни

иеромонах Клеопа,
монастырь Петрас, Греция

Очень интересное слово о. Николая Балашова на пастырском семинаре: «Подготовка ко Святому Причащению: историческая практика и современные подходы к решению вопроса».
В докладе рассматривается современная практика Исповеди и Причастия в иных православных Церквях, прежде всего в Греции, Болгарии, Сербии и Православной Церкви в Америке.

Если мы рассмотрим подготовку ко Святому Причащению и требования, предъявляемые к причащающимся в других Поместных Православных Церквях, то увидим, что эти условия не единообразны. Внутри каждой из Поместных Церквей существует многообразие практик.

В Греческой Православной Церкви частота причащения мирян довольно широко варьируется. В Греции есть много мирян, которые причащаются раз-два или три-четыре раза в год. В таких случаях духовники рекомендуют поститься здоровым неделю, больным — три дня, тяжело больным — один день. Подобные рекомендации можно прочесть во многих популярных брошюрах, распространяемых в греческих храмах. Причем для здоровых предписывается при этом строгий пост без масла, пища состоит из овощей и морепродуктов, рыбу постным продуктом не считают. В отношении супружеского общения в греческой благочестивой литературе рекомендуется воздерживаться от такового за два дня до причастия и один день после.

Вместе с тем, от тех, кто старается причащаться часто (к чему призывает мирян большинство известных греческих духовников), не требуется соблюдения иных постов, кроме общих, установленных для всех Церковью. Так, например, архимандрит Даниил Аэракис в книге «Когда и как причащаться», изданной в 2000 году в Афинах, пишет: «Повторяем истину, находящую подтверждение в Писании и Священном Предании: пост — это одно, а Божественное Причастие — другое. Постимся не потому, что будем причащаться, а причащаемся не потому, что постились». Другой греческий богослов Димитрий Панагопулос пишет: «Телесная пища не связана с духовной, потому что одна питает тело, а другая — душу. После Божественного Причастия мы вкушаем мясо, не обращая внимания на то, что едим. Хотя незадолго до этого через Божественное Причастие в нас вошел Сам Спаситель. В противном случае Он не передал бы Таинство Своим ученикам на Вечери, но до нее и после поста».

Практика Греческой Церкви сильно отличается от принятой у нас в отношении исповеди. В греческих церквях, как правило, для исповеди назначается особый день недели. Исповеди во время литургии не бывает, а накануне, за вечерним богослужением, можно наблюдать крайне редко. Таинства Евхаристии и Покаяния настолько не связываются друг с другом, что нередко в греческих монастырях можно наблюдать следующее. Паломники, приехавшие в воскресный день, утром за литургией все причащаются, а после обеда многие из них расходятся по кельям к своим духовным отцам и там исповедуются. Исповедь и причастие могут быть разделены промежутком времени от нескольких дней до нескольких недель и даже месяцев. Это последнее рассматривается как нормальная практика в монастырях, где бывает частое откровение помыслов старцу или старице, которые дают благословение на причащение.

Но, как отмечают греческие авторы, в отношении мирян такая практика исповеди, к сожалению, часто приводит к тому, что в дни больших праздников, да и не только, многие приступают к причастию или совсем без исповеди (бывает, что люди вообще в жизни еще ни разу не исповедовались), или давно неисповеданными.

Некоторые священники в таких случаях непосредственно перед Чашей задают вопрос о наличии благословения на причащение, и многих это приводит в смущение. В той же книге архимандрита Даниила Аэракиса говорится: «Если верующий имеет благословение от духовника на частое (каждое воскресенье) причащение, пусть исследует свою совесть. Если она не обличает его в тяжких грехах, тогда пусть переходит к подготовке к Божественному Причастию — нет необходимости исповедоваться перед каждым причастием».

Молитвенное правило ко святому причащению по рекомендации Греческой Церкви состоит примерно из такого же как у нас последования: канон и молитвы. Покаянный канон, канон Божией Матери и Ангелу-хранителю рассматриваются как часть монашеского правила и в рекомендации для мирян не включаются.

Страницы: 1 2

Исповедь в советское время

Надежда Киценко

Исповедь В российской империи, начиная с конца XVII в. и до 1917 г., все православные были обязаны исповедовать­ся. За соблюдением прихожанами этой нормы благочести­вого поведения следили как светские власти, так и, собственно, сама Церковь, преимущественно через своих священников, обя­занных делать подробные записи о состоявшихся в их приходах исповедях и ежегодно представлять эти записи в епархиальные консистории.

Документация консисторий, полицейские отчеты, церковные и богослужебные издания, воспоминания, картины, элементы оформления храмовых интерьеров, рассказы для де­тей, произведения классической литературы — все эти источни­ки сходятся в одном: говение — недельная подготовка к исповеди и причастию — являлось важным маркером религиозной жизни всех слоев русского общества. Исповедание грехов священнику было в дореволюционной России не только глубоко личным де­лом прихожанина, но и наглядным подтверждением лояльности самодержавному государству.

Что же получилось после того, как подобный симбиоз испове­ди как индивидуального соучастия в церковном таинстве и де­монстративного публично-политического действа перестал су­ществовать? Хотя точно определить время прекращения этого симбиоза крайне сложно, в качестве своего рода маркера, обо­значившего кардинальное изменение ситуации, можно приве­сти пример, зафиксированный в документах Казанской духовной консистории. Один рабочий был осужден за убийство в пьяной драке. Сведения о нем были внесены в специальное полицейское дело, куда помещалась информация об осужденных и их преступ­лениях. Это дело обычно автоматически передавалось в консисто­рию, чтобы помимо наложенного судом наказания преступники были еще подвергнуты и епитимии. Разумеется, казанская поли­ция знала и об обратной стандартной процедуре — сокращении вдвое срока епитимии, если гражданским судом назначалось тю­ремное заключение или какое-либо иное наказание. Существо­вала разработанная практика согласования между собой сроков этих обоих наказаний — тюремного заключения по приговору светского суда и церковной епитимии по решению консистории. Когда казанская полиция в конце февраля 1917 г. направляла в консисторию информацию о деле осужденного за убийство ра­бочего, чтобы он был подвергнут епитимии, она поступала в пол­ном соответствии с отработанной рутинной процедурой. Однако в начале апреля — уже по прошествии месяца после отречения Николая II и формирования Временного правительства — проку­рор Казанского окружного суда направил в консисторию краткую записку, в которой, в частности, говорилось: «Прошу оставить без исполнения все мои сообщения, последовавшие до 17 марта сего года, относительно предания лиц, осужденных по приговорам су­дов, к церковному покаянию, сделав также о сем распоряжение подведомственным консистории учреждениям»1.

После Февральской революции прекратилась не только рас­смотренная выше практика. Последнее дело об исповеди в че­тырех главных консисториях империи датировано началом 1917 г. С 1918 г. все консистории были закрыты. Как только не стало консисторий, прекратилось ведение и централизован­ной епархиальной документации. Отдельные священники в своих приходах продолжали делать в метрических книгах записи о кре­щениях, венчаниях и отпеваниях. В некоторых случаях они сооб­щали и об участии в исповеди. Однако более уже не существовало ни формуляра запрашиваемых епархиальным начальством сведе­ний об исповеди, ни самих консисторий, в которые направлялись бы подобные отчеты.

В этой принципиально новой ситуации собственно и заклю­чается главная проблема изучения исповеди в советскую эпоху. В дореволюционной России имелись четкие официальные пред­писания, касавшиеся названного таинства. Но в советское время аналогичные документы просто отсутствовали. В отличие от при­нятого Петром I в 1721 г. Духовного регламента, определившего новый порядок церковно-государственных отношений, советское законодательство, отделив Церковь от государства, вообще не ка­салось проблемы исповеди2. Притеснения, которым подверга­лись священники при советском режиме (запреты церковно-при­ходского образования, издательской деятельности и публичных богослужений вне храмовых помещений), не распространялись на исповедь. Фактически для исследователей, занимающихся до­революционным или постсоветским периодами, изучение испо­веди в советское время является своего рода методологическим вызовом. Когда большинство храмов были закрыты, существова­ла ли вообще исповедь как таковая? Имеются ли какие-либо сле­ды того, что она сохранилась?

Реконструкцию истории исповеди в эту эпоху осложняют и многочисленные предположения. Например, уже в первые годы советской власти священники испытали на себе мощное давление со стороны ЧК и созданных вместо нее впоследствии органов го­сударственной безопасности. Эти структуры требовали нарушить тайну исповеди и информировать их о том, в чем каются прихожа­не у аналоя своим духовникам3. (В этом есть доля истины: в 1923 г. священник Дмитрий Флерин был отправлен в Соловецкий лагерь за отказ нарушить тайну исповеди4.) Прямое и косвенное давление на священников вынуждало их искать способы преодоления чини­мых властями препятствий. Батюшки и их духовные чада приду­мывали новые способы исповедования. Причем миряне не толь­ко сами пытались скрыть то, что они верующие, но и стремились оградить священников от того двусмысленного положения, в ко­торое их усердно заталкивали враждебные Церкви представители советского режима. В результате традиционная приватная форма исповедования на ухо священнику вскоре исчезла, и вместо нее стали практиковаться новые способы принесения покаяния. Об­щая исповедь стала одновременно и нормой, и своеобразной ха­рактеристикой церковной жизни при советской власти5.

Но в этой общепринятой модели есть одна проблема: для нее нет прямых подтверждений. В советское время не появилось эк­вивалента составленного при Петре I дополнения к Духовному ре­гламенту — «Прибавления о правилах причта церковного и чина монашеского». В нем священники от имени престола уполномочи­вались (точнее, им это вменялось в неукоснительную обязанность) сообщать властям обо всех изменнических замыслах, услышанных ими во время исповеди6. С другой стороны, одно отсутствие за­конодательства в советское время само по себе ничего не значит. До революции это предписание существовало на бумаге, но край­не редко осуществлялось на практике7. Могла ли эта тенденция после 1918 г. измениться на противоположную? Никаких офици­альных предписаний со стороны властей не было, но тем не ме­нее существовала практика доноса? Советская власть так никогда и не признала, что священники обладают неким законным правом сохранять в конфиденциальности сведения о контактах со своими прихожанами. Осуждение по анонимным обвинениям не только допускалось, но и всячески поощрялось при судебном разбира­тельстве дел так называемых врагов народа8. Даже если люди зна­ли, что их священник был агентом НКВД, из этого вовсе не сле­довало, что он передавал в органы сведения, полученные во время исповеди. Если священник имел намерение кого-либо обвинить, то он мог сделать это вообще без более или менее веского дока­зательства. Поэтому неважно, основывалось бы такое обвинение на факте, полученном во время исповедования9, или нет.

В этом, кстати, заключалась и еще одна причина, по кото­рой дореволюционные гражданские суды отказывались рассма­тривать информацию, услышанную священником на исповеди. Эта информация с правовой точки зрения заслуживала не боль­ше доверия, чем любая другая10. На Украине в 1928 г. предста­вители духовенства всех вероисповеданий, включая меннонитов, лютеран, мусульман и иудеев, работали осведомителями отно­сительно своих единоверцев. Причем они даже получали за по­добную деятельность от советского государства некоторое де­нежное вознаграждение11. Но в любом случае таинство исповеди не было каким-то особо ценным источником информации, так как в большинстве конфессий оно не практикуется. Наказать мог­ли за обыкновенное присутствие в храме, пускай и непродолжи­тельное — исключительно из любопытства, или за ношение на­тельного креста. Посещение или непосещение исповеди здесь не играло никакой роли. То есть проблема остается: очень труд­но с достоверностью утверждать, раскрывали ли священники под давлением органов госбезопасности сведения, полученные ими во время исповеди, и тем более делать заключения, основанные на таком предположении.

Страницы: 1 2 3 4 5

Так бывает.

Я, иногда, себя понять не в силах
И тут в сети, и там в реале...
Как, полюбить одну и привязаться к ней,
Коль  я люблю Вас всех.....

И что за бред, такое слово,
-Определись скорей.
А как? Как дать, себе, вот ладу?
Сам не знаю...

И видимо судьбою уготовлено 
Любить и не одну, а сразу всех.
Ведь в жизни говорят такое,
Что от судьбы не убежать.

Наверное, судьбу свою не встретил...
Ни тут в сети, ни там в реале...
Сижу и кнопки нажимаю,
К себе- тем самым привлекая...

Не думая, наверное о том,
Что- может быть, кому то
Боль я доставляю.
Не виноват, простите... Так бывает. 
                                                                       А58
Красивая анимационная картинка любовь Девушка с короткими волосами в белом платье мечтает о любви
BEST-ANIMATION.RU

Опыт построения исповеди по десяти заповедям. Десятая заповедь

Окончание. Начало Здесь

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего

Не желай жены ближнего твоего, не желай дома ближнего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни скота его и вообще ничего, что есть у ближнего твоего.

1. Десятой заповедью Закона Божия нам запрещаются порочные чувства, мысли и желания, запрещается останавливаться на них, удерживать их в себе, развивать, услаждаться ими. Какие это мысли?
Это желания сладострастные, корыстолюбивые, самолюбивые, горделивые, своекорыстные и плотоугодные. Все мы обуреваемы потоком этих желаний!

Господи, прости нас, грешных!

2. Мы грешим. Господи, против этой заповеди Твоей недовольством своей участью и впадаем в грех зависти. Кайтесь, кто завидует богатству, счастью, здоровью, способностям, красоте, успехам ближних наших.

Господи, прости нас, грешных!

3. Не радовался ли кто несчастью другого? Проверьте себя, не злорадствовали ли вы, особенно когда недруг ваш попадал в беду?

Господи, прости нас, грешных!

4. Желали ли, особенно обидчикам вашим, болезни или смерти?

Господи, мы грешны и в этом, прости нас!

Читать далее »

Какой должна быть исповедь

преподобный Никодим Святогорец

Όσιος Νικόδημος ο Αγιορείτης/ Преподобный Никодим Святогорец

О том, что грехи должны открыться или здесь, или там

Одно из двух: или здесь одному духовнику тебе нужно открыть грехи свои, брат, или там страшному Судии. Если ты скроешь их здесь, знай, что там их несомненно выставит на позор перед всеми ангелами и людьми страшный Судия к твоему великому обличению: Обличу тя, — скажет Он тебе, — и представлю пред лицем твоим грехи твоя1.

Читать далее »