хочу сюда!
 

Dreamer

39 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 33-50 лет

Новогодние приключения электромеханика (комичная история)

1986, декабрь, 31, 8:23 AM  по Гринвичу.

Советская Украина. Небольшой городок, население 17008 человек.

Районный узел связи, автоматическая телефонная станция АТС-54.

Где-то внутри огромного электромеханического организма, стрекочущего шаговыми искателями и звенящего сигнализацией, затерялся я, двадцатидвухлетний электромеханик четвертого разряда АТС.

Я восстанавливаю  сработавший   термопредохранитель, разогревая его внутреннюю оловянно-свинцовую начинку, проводя манипуляции на шине питания стойки. Потрескивая, завораживающее тянется яркая бело-синяя электродуга… 

Неожиданно раздается резкий громкий  звук… 

Я вздрагиваю… 

Сердце в пятки…

«О, чёрт!»  –  я поворачиваюсь в сторону звука и вижу, хихикающего  дежурного по ЛАЗ, который незаметно подкрался ко мне и ударил по защитному щитку, пугая меня таким образом.  Трехэтажный мат вместо приветствия отправляется в сторону развеселого парня Валеры. Сегодня он заступил на дежурство по  линейно-аппаратному залу (ЛАЗу). 

ЛАЗ – соседнее помещение с телефонной станцией, в котором установлена аппаратура междугородней связи. Рядом с ЛАЗом и АТС располагался радиоузел, из которого шло вещание по проводным радиоточкам района. Там же был  и свой дежурный. Сегодня ответственность за работу радио нёс суровый Андрюха. Он же и сурово контролировал входную дверь нашего третьего этажа. По звонку в которую, требовалось отреагировать: сурово спросить  по громкой связи кто пришел, и если свой –  нажатием кнопки открыть задвижку электрозамка.

Установив термитку на место, мы с Валерой пошли на радиоузел к Андрюхе, обсудить вопрос новогодней ночи, нам выпало провести ее на работе.

Радиоузел представлял собой транзитное помещение между ЛАЗом, АТС и центральным входом на этаж. Посредине помещения стоял большой стол-пульт, с вмонтированными радиоприемниками, для приема центральной и областной радиостанций. Рядом, сбоку от пульта, к окну прилегал письменный стол, а за пультом, по фронту, вдоль стены стояли большие металлические шкафы мощных усилителей, из которых, усиленный сигнал уходил в проводную радиосеть.

Сегодня интерьер радиоузла был еще дополнен старым, черно-белым, ламповым телевизором. Он, неловко, ютился себе в сторонке, стоя на своих четырех ножках, рядом с проходом на АТС и не вписывался в окружающую геометрию помещения.

Вчера, во время шестичасовой послеобеденной смены, начальник узла связи пригласил нас, дежурных, к себе в кабинет и убедительно просил, чтобы мы в новогоднюю ночь, будучи на работе, не употребляли алкоголь. И, чтобы нас как-то утешить, он предложил взять себе из его кабинета телевизор. Мы поблагодарили самого главного за чудо-ящик и заверили его, что алкоголь на смене в новогоднюю ночь – «ни-ни», что только лимонад «Буратино» и, традиционная, программа «Голубой огонек» скрасят наше новогоднее дежурство.

10:45 AM по местному времени

Радиоузел.

Трое дежурных решают ключевой вопрос сегодняшнего дня, почти как Гамлет, «пить или не пить». В течении десяти секунд, без дебатов, этот вопрос решается общим консенсусом, с формулировкой, что смотреть «Голубой огонек» в неизменённой форме сознания не правильно и даже вредно, наш организм его просто не примет.

Для правильного просмотра «Огонька» быстро была рассчитана доза взбадривателя. Две по ноль пять горькой на троих за ночь – в самый раз. Хорошее настроение гарантированно и узел связи останется под контролем. В 14:00 откроется вино-водочный отдел гастронома – пойдем, возьмём, спрячем. В 15:00 нашу смену сменят,  а 21:00 мы вернёмся на ночное дежурство, захватив из дому закуску.

Первый вопрос был решен быстро и без затруднений. Осталось решить последний вопрос: как нам выглядеть невинными ягнятами с голубыми чистыми  глазами, если ночью придет проверяющий.

Коллективный разум зашуршал в поиске решения. Мной был выдвинут план, который был отшлифован, прорепетирован и выглядел так: сидим мы в помещении радиоузла  за маленьким столиком трое дежурных, неспешно празднуем Новый год. Раздается звонок  входной двери. Андрюха спрашивает по громкой связи кто, чего, зачем, размер сапог… короче, тянет время. Тем временем, я и Валера уносим маленький стол с закуской-выпивкой в помещение ЛАЗа, где помещаем его в одном из стенных шкафов. Валера закрывает шкафчик  на ключ и усиленно имитирует работу на своем участке. Я, тем временем,  через второй выход ухожу на АТС, где тоже занимаюсь работой по регламенту. Проверяющий посетив наш этаж, остается довольный нашей службой и ходатательствует перед высочайшим руководством о выписке нам денежной премии. Идиллия!

Реальность же начинает выстраиваться несколько иной. Через несколько часов после нашей репетиции со столиком и шкафчиком, приходит начальник ЛАЗа Петр Петрович, где-то предварительно уже провожавший старый год. Он, краснощекий, с не фокусирующимся взглядом и с мозгом на холостых оборотах, проходя рядом со шкафчиком, замечает, что приборы почему-то не в нём, а на полу рядом.

«Непорядок…»  – думает Петр Петрович  и собирается их сложить назад в шкафчик. Он дёргает ручку дверцы, она не открывается…

«Что за  черт?..» – пытается сообразить  Пётр Петрович. Он, не знает, что сегодня на дверцы появился замок, установленный мною. Начальник применяет больше силы, замок не спорит с весомыми аргументами начальника и дверцы открываются. Петр Петрович видит внутри шкафчика  пустой столик. Он смотрит на него в недоумении, непонимая, что он там делает. Дежурный ЛАЗа стоит рядом с начальником и видит перед собою, на верхней полке, торчащие за телеграфными аппаратами, бутылки с водкой…

Штирлиц никогда не был так близок к провалу…

Ему повезло – «Мюллер» был низкорослым и со своего уровня глаз не видел, открывшуюся картину. Он вытащил стол, а  на его место положил приборы с пола.

Таким образом, мой сверхгениальный стратегический план оказался несостоятельным и навернулся медным тазом. Даже, если бы мы его и применили, то  в нём не было бы никакого смысла. Разве, было бы недостаточно видеть трех пьяных дежурных, усердно имитирующих работу.

11:00 РМ Радиоузел.

Трое дежурных сидят за маленьким столиком, заставленным разной праздничной едой и выпивают по первой стопке, провожая 1986 год. После этого бутылка водки и стопки прячутся в ящик, рядом стоящего письменного стола. Это наш новый простой план: если приходит проверяющий, на столе водки нет – только еда и лимонад.

11:25 РМ  Звонок в дверь…

Напряг…

Водка спрятана…

Стопки стоят – не сообразили…

Андрюха по громкой спрашивает: «Кто?..»

В динамике раздается голос Бориса, по кличке Болик – это дежурный из релейки, которая находится через двор в другой постройке. Он контролирует передачу телепрограмм по радиорелейной линии из телецентра на ретранслятор. 

Щелчок электрозамка и в дверях появляется Болик,  держа в одной руке бутылку водки, а в другой электрочайник, в котором лежит, только что сваренная картошка в мундирах. Он посылает свою работу, релейку,  в хвост и в гриву, жалуясь на то, что ему в новогоднюю ночь невыносимо сидеть там одному. Мы приглашаем беднягу за стол. Раздается специфическое бульканье, затем звон стеклянных стопок…

11:46 РМ Звонок в дверь… напряга уже нет… никто и не думает прятать водку…

Я – расслаблен и лениво созерцаю  рыбную кость, валяющуюся на полу. Андрюха припал к микрофону и раздраженно спрашивает: «Кого еще там черти носят в эту пору?»

Заходит мужичок – это кочегар Василий. Он ставит бутылку водки на стол, ему одному не хочется встречать Новый год в подвале кочегарки.

Идет спешный розлив водки, через несколько минут куранты из телевизора известят о приходе Нового 1987 года.

00:23 АМ Гаснет свет, и уже который раз  за вечер. Только дежурные, тусклые лампочки, освещают помещения этажа. Связь вся держится на аккумуляторах. Если не появится электроэнергия в сети ближайшие пять минут, то Андрюхе придется идти в дизельную, и в очередной раз запускать дизель-генератор.

Хух! Заморгали неоновые лампы – электросеть заработала.

Поступает предложение включить музыку, «Огонек» не вставляет даже при расширенном алкоголем сознании.  Я пошел на АТС за магнитофоном-бобинником.

Магнитофон использовался на АТС в системе оповещения для войсковой части, расположенной в центре города. При поступлении сигнала оповещения, дежурный АТС включал оборудование, из которого подавался вызов на все телефоны офицеров. В трубке телефона раздавался текст «Сбора по тревоге». Иногда дежурные приносили с собою бобины из дому, использовали магнитофон для прослушивания музыки. Однажды, кто-то из дежурных забыл и оставил свою бобину в магнитофоне. Другой, включил его по тревоге, офицеры услышали дискотеку в трубках своих телефонов. Это был залёт. После этого случая, магнитофон был заменён на проигрыватель. На нём прокручивали пластинку – открытку, записанную в студии звукозаписи. С этим проигрывателем я один раз чуть не влип в историю. Однажды, был объявлен сбор по тревоге и я включил стойку оповещения. Пошёл вызов, а в трубке была тишина, в проигрывателе не работал двигатель. Я, недолго раздумывая, начал крутить диск пальцем, стараясь делать это как можно плавнее,  контролируя звук в телефонной трубке. Таким образом, я вышел из критического положения. Но это будет в будущем,  а сейчас я шёл за магнитофоном, чтобы музыкой украсить нашу новогоднюю ночь.

01:16 АМ Радиоузел наполнился музыкой…

01:35 АМ В дверь кто-то позвонил и, в нашем теремке прибыло. Двое друзей Андрюхи зашли его проведать.

Новогодние тосты…

Звон стопок…

Сигаретный дым…

И снова, новогодние тосты…

Звон стопок…

Сигаретный дым…

01:55 АМ Дверь  на лестничную клетку уже совсем никого не напрягает. Она, вообще, уже открыта и подпёрта табуреткой. Вентиляция. Нарушен баланс экосистемы радиоузла – курильщиков больше, чем кроликов в Австралии.

02:27 АМ Гости разошлись.

Андрюха и Валера захотели в туалет, но, почему-то, надели шубы, для похода на второй этаж. Я один остался скучать на третьем этаже.

Прошло десять… двадцать минут… полчаса, дежурные не возвращались. Я снаряжаюсь в экспедицию на поиски пропавших.

Второй этаж пуст… первый тоже не показывает никаких признаков присутствия «гуманоидов». Вышел на улицу – падает снег… Релейка закрыта… тишина… Болик спит… С кочегаркой тоже самое… Возвращаюсь назад.

Я  один несу службу. Захожу в зал АТС –  привычный звуковой фон работы приборов станции, можно назвать тишиной. Изредка, последовательно застрекочут шаговые искатели, кто-то набирает номер… не дождавшись ответа кладёт трубку. Цепочка шаговых искателей, почти синхронно, пружинисто возвращается в исходную позицию. Электромеханический организм станции пребывает в полусне…

Внезапно, гаснет всё освещение. Снова пропадает питание центральной электросети. Узел связи переходит в аварийный режим. Разворачивается эпическая картина «Титаника», идущего ко дну. Весь третий этаж наполняется разноголосьем сигнализаций, оспаривающих друг у друга, внимание дежурного. Во мраке залов, сигнальные лампочки высвечивают оборудование, мигая в такт звуку, въедливо пилящему мозг. Я, вооружившись горсткой  термиток, начинаю сбрасывать «истерику» сигнализаций на станции, затем перехожу в ЛАЗ. Там моя компетенция заканчивается, я не рискую щелкать тумблерами и нажимать  кнопки, чтобы вообще не вырубить междугороднюю связь. Дежурных всё нет и нет. Дизель-генератор некому завести. Насколько времени хватит аккумуляторов, которые поддерживают киловатты оборудования узла, я не знаю. Замаячила перспектива района стать черной дырой на карте связи области. Время начинает растягиваться, каждая минута ощущается как десять…

Заморгали белым светом  потолочные неоновые лампы – хороший знак, значить заработала центральная электросеть. От сердца отлегает тяжесть.

Вскоре, раздаётся звонок в дверь. В помещение радиоузла входят Андрюха и Валера, занося с собою прохладную свежесть с улицы и веселье из ресторана. Оказывается, они умудрились попасть еще в ресторан. Парни, стояли передо мною в шубах, без шапок  и в тапочках. На улице снежная морозная зима, а  ресторан  то в метрах четырёхстах от узла связи. Валера сообщил, что возле ёлки собрался народ.

Городская ёлка находилась перед фасадом кинотеатра, а это в метрах семидесяти чуть правее нашего здания. Мы перешли из радиоузла на сторону АТС, где из  окна зала станции, увидели тусовку, возле светящейся гирляндами ёлки. Для народа, возле ёлки, Валера предложил сделать музыкальную озвучку. Нам с Андрюхой идея понравилась, и я, уже тянул электропереноску и магнитофон к окну. Андрюха с Валерой тащили колонки и усилок из радиоузла – оборудование, которое применялось во время государственных праздничных демонстраций, для озвучки спикеров на трибуне.

Окно было расконсервировано и открыто, колонки увидели ёлку и громко, музыкой на всю площадь объявили о своём участии в празднике. Народ на площади оживился, несколько человек подошли к  нам под окно и начали, выкрикивая, махать нам руками, приветствуя нас. Мы, трое ди-джеев, стояли в проёме окна и вскидывали руки над головами, смыкая их в замок, в свою очередь, приветствуя народ. Люди на улице предложили нам выйти и присоединиться к ним. «Почему бы и нет» –  подумали мы.

Морозная свежесть и небольшой падающий снег встретил нас на улице. Справа от нашего узла связи было здание районной администрации и райкома КПУ. Перед ним на пьедестале стоял гранитный мужик с небольшой бородкой и хитрыми глазами, вытянутою рукою указывая нам прямо на ёлку – он знал, где праздник!

Вот мы уже и у ёлки. И веселые добрые люди, с широкими улыбками, наливают нам в бокалы шампанского или предлагают водку на выбор. Бутерброды, мандарины, конфеты на закуску ждут нас. Конечно, мы давно уже сытые и пьяные, но разве откажешь этим милым людям и не поддашься общему коллективному настроению и соблазну. Мы себя не ограничиваем, заниматься аскетизмом в новогоднюю ночь –  нелепо. Коктейль из людей, музыки, водки пузырится, искрится бенгальскими свечами, стреляет хлопушками конфетти…

04:17 АМ Возле ёлки пусто.

Мы уже из последних сил приводим в исходное состояние наш третий этаж. Потом мы расходимся вздремнуть. Щелчки замков на дверях наших помещений, разделяют зону нашей ответственности.

Дежурному по АТС не полагается спать, поэтому кровать импровизируется с подручных средств. Я в помещении кросса собираю ложе из пяти квадратных стульев без спинок, с поролоновым верхом, обитых дермантином. Вместо матраца служит дорожка, вытянута  из нычки и сложенная вдвое. Сложенный шарфик стает подушкой, шуба идет за одеяло.

06:20 АМ Сон слетает пуганной птицей, я открываю дверь и «снимаю Галку с кнопки звонка». Она заходит с двумя клумаками в руках и сумкой через плечо, затягивающим голосом произносит: «Сы-сы… Новым годом, Пашша-а-а!». Галка сообщает мне, что пришла на смену вместо Сашки, а почему так рано не в девять, так она, мол, только из-за стола и не рискнула уже ложиться спать. «Как сы-сы- станция?» – спрашивает Галка. «Нормально, се-се-сердце бьётся… не кашляет» – отвечаю я и достаю журнал «Приёма и сдачи дежурств». Сдачу и прием дежурства на АТС закрепляем подписями. Затем Галка из клумака достает солидную подушку, взбивает её и бросает на уже не моё ложе, при этом  говоря: «Дежурство принято!»  Оказывается, она в клумаках принесла постельные принадлежности. Я тогда представил, какой обед скрывается в её сумке.  Да, она –  настоящий дежурный, мне ещё учится и учится, и набираться опыта!

Я иду домой, по уже сонному, после новогодней ночи городу, свежевыпавший, пушистый снег легко разлетается под ногами. Еще темно, но уже чувствуется предрассветная пора, первое утро 1987 года.

Паша-абзац

24.12.17


6

Комментарии

Гость: Zubchanin

128.12.17, 19:10

МолодцА,прям как мой.)

    228.12.17, 19:15

      328.12.17, 19:37

      як все знайомо. от тільки декадок не застав

        428.12.17, 19:44

        усі єлектромехи - ледацюги, і пьяндиги!