хочу сюда!
 

BESTиЯ

36 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 32-43 лет

Загадка Путина-что за беда под номером три в России?

Утром премьера ждали в одном из псковских дворов. Журналистам в кинотеатре "Октябрь" утром показали документальный фильм про город. В фильме автор, стоя на фоне крепостных стен и глубокого рва, рассказывал, что "Псков — это неагрессивный, толерантный, доброжелательный город". 

Лично я поверил в это, только когда мы приехали в псковский дворик, куда должен был перед совещанием, посвященным проблемам местного самоуправления (о нем см. материал на стр. 6), приехать и Владимир Путин. Двор готов был принять премьера наполовину: дети рассказали, что ярко раскрашенную детскую игровую площадку завезли "уже давно, почти неделю назад", что заасфальтировали двор недавно, пару дней назад, а траву уложили кубиками только день тому назад, и то не во всем дворе. Здесь еще лежали горы песка, зато, как ни удивительно, по детской площадке не бегали бультерьеры и овчарки, как это обычно бывает на детских площадках, а на дорогах возле домов я не увидел ни одной припаркованной машины: их, как выяснилось, убрали еще неделю назад. 

Ко мне подошла шестилетняя девочка и тихо спросила: 

— Извините, вы не знаете, когда Путин уедет, нам траву доделают? 

Я сгоряча пообещал ей это. 

Увы, Владимир Путин не только не уехал, но и не приехал в этот двор. 

Вдруг собрались тучи, задул ветер, поднялась дорожная пыль, сразу стало темно и холодно... Псковичи, возможно, решили, что так всегда бывает перед появлением Владимира Путина. 

Но нет, это шел на город грозовой фронт, и шутка насчет того, что он столкнулся с народным, уже через пять минут казалась избитой. Тем не менее народный фронт отступил, и поездку во двор в связи с ураганным ливнем отменили: премьер сразу поехал в свою общественную приемную, где его ожидали активисты нескольких общественных организаций города Пскова (впрочем, поздно вечером, когда все прояснилось, премьер до этого двора все-таки доехал). 

В приемной Владимир Путин поделился с активистами соображением по поводу того, что создать ОНФ ему пришло в голову в связи с выборами в Госдуму, но идея оказалась гораздо серьезнее и шире, чем он даже предполагал. Присутствующие горячо поддержали его. Лидер интернет-сообщества "Убитые дороги Пскова" Александр Васильев рассказал: 

— Когда люди пересекают границу России, они сразу понимают, что они в России, потому что едут по российским дорогам. 

Когда эти люди приезжают во Псков, они понимают, видимо, что они в самом сердце России. Но члены интернет-сообщества не опускают руки. Они стали фиксировать ямы на дорогах и доводить данные до сведения властей, которые к инициативе отнеслись благосклонно. Причину благосклонности со знанием дела объяснил премьер: 

— Когда деньги на строительство дороги уже украдены и подрядчика не найти и ничего с него не взять — это одно. А когда власть узнает о проблемных дорогах сразу, она может заставить подрядчика в течение года сделать гарантийный ремонт. А это уже другое. 

Почему власть не может сама контролировать состояние дорог, тем более новых (их в городе, прямо скажем, немного), я не понял. 

— Псков начинает задыхаться в пробках,— продолжил Александр Васильев.— Проблема и в мостах тоже. Не достроен участок кольцевой дороги... Я сейчас дойду и до народного фронта, конечно... Два вопроса: можно ли достроить объездную дорогу и можем ли мы, хотя и не зарегистрированы как общественная организация, войти в состав координационного совета народного фронта? 

Александр Васильев, надо сказать, намертво увязал два этих вопроса. 

— А сколько километров надо достроить? — озабоченно переспросил премьер. 

— Пять-шесть. И мост... 

Премьер пообещал поговорить по поводу дороги с губернатором, а насчет народного фронта высказался однозначно: 

— Когда я говорил об идее ОНФ, я имел в виду, кроме всего прочего, его незабюрокраченность. И в данном случае непринципиально, зарегистрирована организация или нет. Она фактически существует — это главное. Так что возможно и даже очень желательно... 

Александр Васильев обрадованно кивнул. Трудно сказать, чему он обрадовался больше: возможности увидеть достроенную дорогу или вступить ради исполнения этой мечты в народный фронт. 

— Да,— задумчиво сказал премьер.— Три беды у нас... Не буду говорить какие... 

— Какие? — нетерпеливо переспросил господин Васильев.— Дураки, дороги — и... 

— Не буду говорить,— упрямо повторил премьер, возможно, потому, что до сих пор их было только две. 
0

Комментарии