Профиль

black-victor

black-victor

Украина, Сумы

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Свежие обои

"Ты запомни, сынок, золотые слова..." (С)

Тебе не стать поэтом,
И никогда – провидцем,
Читаем Кастанеду
И смотрим Кустурицу.

Руки по мановенью
И во мгновенье ока
По щучьему веленью
Перестает жестокой

Быть жизнь. И в одночасье 
Все пишутся сонеты.
И слоги сладострастны
Твердят: «Не быть поэтом».

Беседа №3: О фрустрации, как неистощимом источнике вдохновения

Профессор Х.Ц.Склеротичный: Ни для кого не является секретом, что великое множество стихов было сложено под воздействием глубоких переживаних, навеянных разочарованием в объекте любви или привязанности.
Мнс Хрюндель: Говоря по-простому, любовный облом есть самым действенным мотиватором для создания поэтических шедевров. Возьмем горячо любимую феминистками и сторонницами жесткой гендерной политики песню Лолиты Милявской:
Пошлю его на … небо за звёздочкой
Конечно всё ху… же может кончиться
Ещё один му… чительный день пройдёт
И захочется, жить захочется
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Да, вот и знаковая фигура, я бы даже сказал, культурный феномен Украины – Верка Сердючка (не знаю, правда, куда это причислить: женская поэзия, мужская поэзия?) не обошла стороной данную тему:
Думала в любви – джек пот,
Оказалось – идиот!
Мнс Хрюндель: А вот моя бабушка по этому поводу всегда …
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Но вернемся к высоким материям. Образцом любовно-фрустрационной поэзии, вызванной несоответствием реальных характеристик объекта обожания и возникших в воспаленном мозгу поэта (поэтессы) ожиданий является короткий, но емкий стих известной представительницы русской лирики начала XX века Ганны Акмеитовой:
…А мне грезилось – ты настоящий!
И высокое, в думах, чело
Обещало так много без фальши… 
Оказалось – село ты селом!

Просто о сложном: к вопросу о смысле жизни

Ах успокойся, "любий друже",
Такие правила игры...
Ты создан, может, неуклюже
С единой целью - мыть полы.

Ты жизнь потратить, право, можешь
Ища ту Ариадны нить.
Предначертанье - непреложно:
С покорностью посуду мыть.

И все порывы и потуги
В конце концов сойдут на нет
Споет горн Гавриила буги:
"Уборки жаждет туалет!"

Из писем хитроумного Одиссея, адресованных Пенелопе

Путь между Сциллой с Харибдой
От богомерзких конформизмов
До дикой воли атавизмов
Пунктиром предопределен.

Не надо пальчиком стучать
По карте с завитками волн
Мой взгляд соленой влаги полон
И маникюр Ваш оценен.

О, хватит уж напоминать,
Подсказками меня мутузить
Как памятную грелку – Тузик
И вновь вещать, что посрамлен.

Я понял все, япона-мать!
Я сдал свой пост, анализ, тару,
Я разложил все карты таро
Из пачки «Made in China». Ждем

Знамений. Лика божества.
Конца недели и зарплату.
Прозренья. Сокровенных знаков
С символикой конца времен.

Увы, мой друг, вглядись в глаза
Американский президентов,
Князей, писак-интеллигентов
Чей вклад в сей мир ярит рублем.

Как удалась с грибами пицца! Отличный повод нам напиться!

Найдешь за каждой занавеской
Напиться водки повод веский:
Там сплин и многия печали,
И неразверзшиеся дали,
И кожа – в-точь гиппопотама,
И новый проигрыш Динамо,
Досуг – где нефинансов кризис,
И собеседник – телевизор,
И лучшие друзья – в Контакте,
И медицинские лишь карты,
И угрызенья – лиш клоповьи,
И вид на зад большой Прасковьи,
И благодать великих премий,
Полиартрит вновь у Голема,
Метаморфозы ежечасно
Лизнуть чтоб придержащих власти,
И с ПМСом вечным климат,
И кодекс чести – вновь не принят,
Мир внутренний – и столь богатый
Что просто лезет вон из хаты!
И иллюзорность всех мечтаний,
И мячик невротичной Тани...
И если глянуть быстро, резко,
За каждой ширмой, занавеской
Нас ждет то серп, а то и молот – 
Напиться в хлам серьезный повод.

Из неизвестных рубаев О.Хайяма

Если вдруг на тебя снизошла благодать,
И любого стихом можешь ты задолбать,
Но, святой человек, не обрушивай гнева
На того, кто от рифм не способен рыдать!

Из откровений Св. Иоанна Блогера

Я старый, толстый и плешивый,
То смысл ищу в Сети, то Шиву,
Коль был я статный, молодой - 
Я б в интернеты - ни ногой!

Беседа 2

Профессор Х.Ц.Склеротичный: Наблюдая за творческими взлетами поэтов-аматоров в рамках известного российского ресурса poetov.net, я часто задаюсь вопросом: «А как бы сложилась судьба отдельных классиков в современном онлайне?»
Мнс Хрюндель: С целью ответить на этот непростой и, я бы даже сказал, маразматический вопрос, лучшими программистами нашего НИИ Литературологии и поэтоведения разработан мощный инструмент для модулирования данной ситуации, получивший название Харизма 2.0. 
Профессор Х.Ц.Склеротичный: И каковы же результаты эмуляции столпов русской поэзии?
Мнс Хрюндель: После введения имевшихся у нас фактов в базу данных, мы смогли получить возможный результат участия поэта эээ… назовем его «Первым блогером XIX века» в сообществах «Гармон(ь)_и_я» и «Бла-бла, бла-бла, бла-бла», благополучно процветающих на ниве упомянутого выше ресурса poetov.net.
Профессор Х.Ц.Склеротичный: И?
Мнс Хрюндель: После полученных 3 плюсов от 4,5 друзей программа сгенерировала следующие строки:
Все ушли: кто – в Фейсбук, а кто – в Твиттер,
Или дальше – в Содом и Гоморру,
Кто оценит поэзий кульбиты?
Вдохновений [censored]ую гору?
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Я более чем уверен, что программа от лица блогера имела в виду «громадную гору», или же «большущую» на худой конец.
Мнс Хрюндель: После имитации полного отключения кавказского кластера Интернета были спродуцированы следующие строки от имени «Второго блогера XIX века»:
Все равно, как писать – то ли в стол, толь на стену,
То ли в блоге скорбящую строчку крапать,
Прочитав стих, судьба, что всегда на измене,
Отшвырнет с восклицаньем «Едрить его мать!»
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Да, сильно изменился поэтический словарь за два столетия!

Беседа 1

Мнс Хрюндель: Сегодня утром был вынужден застыть в немом неодумении, лишь выйдя из парадного. Ядовито-зеленой краской прямо перед входом какой-то малолетний сексуально озабоченный засра… 
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Я бы попросил Вас!
Мнс Хрюндель: … какой-то тинейджер…
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Вот, который раз нахожу лишнее подтверждение тому факту, что можно обойтись и без неполиткорректных выражений, поскольку всякому бранному слову найдется 100% совпадающий по смыслу аналог в литературном языке.
Мнс Хрюндель: … старательно вывел на асфальте незамысловатое признание в любви:
«Люблю тебя, мой зайчик (Тая)
Целую нежно и скучаю!»
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Очень благоразумный юноша. Учитывая количество квартир в Вашем парадном, число зайчиков, могущих претендовать на признание, стремительно возрастает. А в данном случае с адресатом послания все ясно, как божий день.
Мнс Хрюндель: Да, но кто ж так стихи пишет!
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Знаете, коллега, поживете с мое, узнаете, что стихи еще и не таким манером пишут! А идея совсем не нова, она заимствована из литературного наследия типичного представителя серебряного века русской поэзии Иосифа Франкенштайна:
«Люблю тебя, мой бог! (Катрина)
Целую тебя нежно (в спину)
Ты – колокол любви (звоночек)
Скучаю без тебя я (точка).»
Мнс Хрюндель: ???
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Как и всякий уважающий себя поэт, Иосиф был известен своим э-э-э… любвеобилием. С целью экономии времени и таланта, он сочинял любовные послания, которые, после некоторой корректуры (в данном случае – Катрина – Марина, Ирина) можно было смело адресовать следующему (новому) объекту страсти. 
Мнс Хрюндель: Так это также легко, как два пальца… 
Профессор Х.Ц.Склеротичный: ???
Мнс Хрюндель: …в чернильницу макнуть! Вот, глядите, экспромт:
«Мой милый колобок! (Наташа)
Обжегся я тобой (как кашей)
А в сердце моем груз (кирпичик)
Хочу тебя вновь встретить (лично).»
Профессор Х.Ц.Склеротичный: Вот сразу видно, батенька, что Вы не поэт!

Лошадка на палочке

Я полностью благополучен
Я стопроцентно-водостоек
И водки я не пью по случаю
И даже из аптек настоек

Я глянцево-политкорректен
Я никогда не называю
Все вещи ихней суть-приметами,
Ну и подавно - именами

Я не кусаюсь и не взбрыкиваю
Ведь я - на палочке лошадка
Несутся пусть другие с гиканьем...
...но что ж мне так на сердце гадко???