Знай

Знай, у каждого разное «больно», 
Знай, у каждого разное «страшно». 
Не суди со своей колокольни 
Неизвестносколькоэтажной. 

Не очерчивай взглядом границы, 
Не придумывай мозгом пределы. 
Что тебе в страшном сне не приснится, 
Для кого-то – обычное дело. 

Знай, у каждого разное «надо», 
Знай, у каждого разное «сложно». 
Впрочем, и представление ада 
Обобщить и сравнить невозможно. 

Знай, что правда бывает другая, 
А не та, что приносят на блюде. 
Присмотрись к тем, чьи судьбы пугают, 
Это – самые сильные люди.

Дорога в Рай. Притча о том, зачем Смерти коса

— Вы — кузнец? Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь. — А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента. — Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос. Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент. — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья. — Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец. — Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть. — Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать? — Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть. — А потом? — А потом наточить, если это возможно. Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной. — Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать… — А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете? — Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец. — Вам виднее. Как вы себя чувствуете? — Да вроде нормально. — Нет тошноты, головокружения, болей? — Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец. — В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу. Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов. Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток. — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий. Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену. Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью. — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно. Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца. — Что вы сказали? — тихо произнесла она. — Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое… — Оружие? Вы сказали оружие? — Может я не так выразился, просто… Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали. — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы. — Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий. — Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько? — Н-не знаю… — Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу. — Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец. Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села. — Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь? — Но… А как же?… — Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало! Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон. Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца. — Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия. — Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой. — Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса… Глаза Смерти заблестели. — Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак! Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской. — Можно один вопрос? — послышалось сзади. — Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она. — Да. — Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

Евгений Чеширко

ВЕРНИТЕ иконку ЧАТ в РАЗДЕЛЫ !

Есть. неподтверждённый , слух, что чат хотят закрыть. Я лично против и хотел бы узнать мнение остальных!
 (Р.S. Скучающих и кому  не чего сказать прошу пройти мимо )

93%, 52 голоса

7%, 4 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

С небес да об землю - конечно же, больно


С небес да об землю – конечно же, больно..
И думаем: всё, налетались…довольно…
Ведь можно однажды и насмерть разбиться – 
Мы знаем…Но все же - завидуем птицам.
 
Мы, люди, которые слабы и странны,
Едва затянулись глубокие раны,
Забыв про опасность, про боль и бессилье,
Опять  расправляем уставшие крылья,

И в небо стремимся с завидным упрямством – 
Богов удивляя своим постоянством,
Не веря прогнозам дурных сновидений,
Пытаясь взлететь - после многих падений!

И жизни нам – мало, и неба нам – мало,
Мы тысячи раз начинаем сначала,
Чтоб вырваться ввысь из земной круговерти…

…Паденья и взлеты - с рожденья  до смерти!



Мы Одиноки, мы Совсем Одни

Мы одиноки, мы совсем одни,
Мы редкие, далекие огни,
Мы на виду у всех, как маяки,
И к нам летят ночные мотыльки,
Пылинки, мелочь, бестолочь и вздор,
На огонек, на свет, в тепло, в костер!..
Но бьются о стекло... А на стене
Как будто души корчатся в огне,
Громадных силуэтов толкотня, -
Что рядом с ними язычок огня!
Не так ли ты, - с собой наедине, -
Глядишь в себя, а судишь обо мне? 

                             Константин Никольский

Памятник не рожденным детям

  • 10.07.16, 19:36
Тяжко, душа рвётся ... Памятник в Риге.

Сколько лет нам? - Чуть меньше, чем зим...

Сколько лет нам? - Чуть меньше, чем зим...
Разве возраст - доверить расчёту?
Просто чаще - о ком-то грустим...
Просто реже - встречаем кого-то...
Стало меньше... бредовых идей...
Больше мыслей серьёзных, весомых...
Стало чуточку меньше друзей...
И чуть больше обычных знакомых...

Мы всё реже... сидим до утра...
Реже пишем стихи ночью звёздной...
В нашем возрасте... что-то пора...
А чего-то, увы, слишком поздно.

Раньше в небо стремились дома...
Под ногами прочней были льдинки...
Веселее казалась зима...
И крупнее казались снежинки...
Очень глупый вопрос: - "Сколько лет?"
Третью часть ты отпей из бокала...
Сам себе и подскажешь ответ...
Третья часть - это много и... мало...


Г. Малахова

Смеющимся ныне

Никто не смеётся над Богом в больнице... Никто не смеётся над Ним на войне, Там вера в сердцах начинает искриться, И чаще молитвы звучат в тишине. Никто не смеется над Ним при пожаре, И всем не до смеха, когда идет смерч, При голоде и при подземном ударе, Насмешки проходят, меняется речь... Слетает с лица вдруг надменная маска, Когда самолет начинает трясти... Никто не заявит, что Бог- это сказка, Преступника встретив на узком пути... Никто не воскликнет, что вера- для глупых, Услышав смертельный диагноз врача ... И с пеной у рта, спорить мало кто будет, Когда встретит взгляд своего палача... Издёвки, плевки и глупые шутки Теряют свою актуальность, когда Ты вдруг понимаешь, что нет и минутки- Призвать в Свою жизнь Иисуса Христа... Машина на скорости... Ты на дороге... Вот резкий обрыв... Вот об камень висок... Вот - пуля шальная, беда на пороге... От смерти и ада, ты - на волосок... Откуда ты знаешь, смеющийся ныне... Что будет с тобой на развилках судьбы? Смеяться легко, пока Бог дает силы И терпит смиренно твои кулаки.

(с) Наталья Шевченко

Интернетная муть.

в мути интернетной
в сумашедший век
отзовись откликнись
просто человек

(с)
Страницы:
1
2
3
4
5
7
предыдущая
следующая