хочу сюда!
 

Ксюша

42 года, овен, познакомится с парнем в возрасте 43-50 лет

Фундамент национализма волжских финнов

  • 06.10.14, 19:42
Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»


Киев, Октябрь 06 (Новый Регион, Олег Шро) – Ну что, уважаемые русские националисты, продолжим обсуждение национализм волжских финов, в частности эрзян? Выбор национального героя мы уже обсудили в прошлый раз... 

А теперь более предметно поговорим о фундаменте национальной идеи волжских финнов, в частности – эрзян. Рассмотрим вопросы, которые могут быть положены в основу национально-освободительного движения. Заметим сразу, что оно не обязательно должно быть связано с сепаратизмом.

Прежде чем говорить о сути поднимаемого вопроса, надо познакомиться с самим эрзянским и мокшанским этносами. Строго говоря, под унизительным прозвищем «мордва» понимаются сразу несколько родственных финно-угорских этносов, живущих в Поволжско-Уральском регионе России. Живут они там исторически – сколько себя помнят. На сегодняшний день выделяют две крупные этнические группы, два народа – эрзя и мокша. Хотя есть и другие малочисленные группы.

Кроме того, к волжским финнам относят и так же живущих в Поволжье марийцев.

Известно, что племена эрзян и мокшан, наравне с булгарами, чувашами и марийцами, были коренными жителями Волжской Булгарии. Каратаи, например, и сейчас живущие в Татарстане, очень сильно, с точки зрения культуры, ассимилированы татарами, но сохраняют при этом свое национальное волско-финнское самосознание. В частности, самоназвание каратаев – мукшы, по всей видимости тюркоизированное самоназвание мокши – мокшет. Культурная ассимиляция каратаев выражена в заимствование ими татарского языка, который они считают своим родным.

Говоря о мокше, надо отметить, что предположительных предков мокши – андрофагов – упоминал еще Геродот, как северных соседей скифов, живущих в верховьях Днепра. Существует версия отождествляющая андрофагов с городецкой археологической культурой широко распространенной в Поволжье. Правда надо отметить, что городецкую культуру ассоциируют иногда с балтийскими и даже славянскими племенами.

Возможно, ответ кроется в тех географических условиях, в которых эта культура зародилась, и которые определяли бытие древних племен. Позже с мокшанами ассоциируют Пурешеву волость, название которой связывают с мокшанским каназором Пурешом, союзником Владимирского княжества и половецкого хана Котяна. 

Пуреш одним из первых принял вассальную зависимость от хана Батыя и участвовал в Западном походе. Погиб 9 апреля 1242 года, в ночной резне мокшанского войска, устроенной полководцем Субэдэем, за отказ Пуреша принять участие в битве при Легнице. Дочь Пуреша – Нарчатка, по мокшанской легенде, возглавила опустошительную войну в тылах монгольского войска. 

В свое войско Нурчатка собрала и мокшан, и эрзя, и славян, и булгар и половцев. Заключительным актом борьбы Нурчатки с монголами – было эпическое Золоторевское сражение, близ мокшанской крепости Серня. Последнее правда является легендой, так как существует версия, основанная на данных археологии, что сражение произошло еще в 1237 году, когда монголы первый раз вторгались на правобережье Волги, следуя по пути из Волжской Булгарии, на Киев и Русь. 

Если говорить о народе эрзя, то с ними связанно встречающаяся в летописях Пургасова волость, или, как иногда еще называют – Пургасова Русь. Собственно говоря, название Пургасова волость происходит от имени эрзянского инязора Пургаза, а центром этого княжества был Эрзя-мас – современный Арзамас. Сам Пургас, что отраженно в летописях, последовательно отстаивал независимость эрзян от Владимирского княжества и нападений Пуреша. С именем Пургаса связывают задержку продвижения монгольского войска хана Батыя в 1237 году. Эрзя так и не признали власти Золотой Орды, уходя с насиженных мест на север и восток, распространившись, в итоге, по всему Поволжско-Уральскому региону. Кстати, отметим, что унизительный экзоэтноним «мордва» изначально переменялся именно к эрзянам, и только позднее перешел на родственных им мокшан. 

В целом история племен, как эрзян, так и мокши, – сама по себе любопытна, и изобилует многими интересными и малоизвестными фактами. Но говоря о вторжение монголов, можно говорить о том, что эти племена волжских финнов подверглись жесточайшему геноциду, который очень тяжело сказался на их дальнейшем историческом развитии, как европейских народов...

А теперь самое интересное – назовем некоторых ярких представителей наций волжских финнов, из числа эрзян и мокшан, имена которых вписаны в российскую и мировую историю. 

Эрзяне Степан Разин, возглавивший национально-освободительную борьбу народов Поволжья с явным антиклерикальным характером, выступая против реформ патриарха Никона.

Следующим назовем графа Николая Семеновича Мордвинова, мокшу по своему происхождению – российского адмирала, одного из создателей Черноморского флота Российской Империи, первого российского морского министра, человека либеральных взглядов и авторитетную личность в среде декабристов. Это о нем поэт Александр Пушкин написал: «Мордвинов заключает в себе одном всю русскую оппозицию».

Не менее удивительным будет и имя мокшанина Василия Осиповича Ключевского – одного из выдающихся российских историков, профессора Московского университета, академика Императорской Санкт-Петербургской Академии наук по истории и древностям русским.

Следует особо отметить эрзянина Макара Евсевьевича Евсеевьева – известного ученого: историка, филолога, педагога. С именем Макара Евсеевьева связан новый этап эрзянской и мокшанской письменности в конце XIX – начале XX века, новый свод грамматических правил на основе живого разговорного языка эрзян и мокшан.

Эрзянка Лидия Андреевна Русланова прославилась на весь мир как исполнительница русских народных песен. Русланову репрессировали вместе с мужем генералом Владимиром Крюковым в 1949 году по знаменитой 58 статье «Антисоветская агитация». Освободили ее в начале августа 1953 года, пересмотрев ее дело после смерти Сталина.

Следующий, кого хотелось бы отметить – мокшанин, герой Советского Союза Андрей Митрофанович Кижеватов, лейтенант-пограничник, известный участник и организатор обороны Брестской крепости.

Подводник капитан-лейтенант Фёдор Алексеевич Видяев, уроженец эрзянского села Степная Шентала Кошкинского района Самарской области, был награжденный орденом Британской империи IV степени, дающим право на получение британского подданства. Он прославился как один из немногих в истории подводников, сумевших потопить преследовавший его лодку противолодочный корабль противника. Гвардейская подводная лодка «Щ-422» капитан-лейтенанта Фёдора Видяева не вернулась из 19 похода в июле 1943 года...

Вклад потомка мокшан Василия Шукшина в советское искусство XX века трудно переоценить, мастер реализма в литературе и кино. Отметим, что Василий Шукшин интересовался в своем творчестве Крестьянской войной и историей предводителя восстания Степана Разина, которому посвятил роман «Я пришел дать вам волю»...

На самом деле знаменитых людей, имеющих корни из племен волжских финнов – очень много. И как видно, все это люди несомненно достойные, внесшие вклад в культуру, науку, верно служившие своему Отечеству, которому присягали.

Как мы видим, волжские финны внесла заметный вклад в историю и культуру Российского государства. Одно только это дает основания для возникновения национальной идеи у волжских финнов. Хотя есть и другая более серьезная причина – не секрет, что в России много различных националистических организаций, причем очень различающихся по своим идеям и программам. Есть среди них и откровенно шовинистические, и ксенофобские…

Здравая национальная идея для волжских финнов, положенная в основу программы эрзянского, мокшанского или марийского национализма – это ответ, способный охладить «горячие головы» радикально настроенных националистов. Правда, серьезная организация созданная на основе такой программы – обязательно должна быть готова и к силовым действия против нее... 

Говоря о современной численности волжских финнов, точнее о численности эрзя и мокши, не следует забывать еще одно обстоятельство. Многие представители этих народов в анкетных данных указывают в качестве национальности – русские, и кроме унизительного экзоэтнонима «мордва». Но при этом они не теряют своей национальной самоидентификации. Во многом такое поведение связано с существующей дискриминацией волжских финнов, а особенно эрзян и мокшан, презрительно, но официально называемых «мордвой».

Отказавшись публично от своих волжско-финнских корней и записавшись в русские, представители эрзян и мокшан получают определенные социальные преференции. В русской среде к эрзянам и мокшанам, зачастую относятся уничижительно, подвергают насмешкам. Были случаи в СССР, когда запись «русский» в паспорте в графе «национальность», даже вместо официально принятой в документах «мордва», делали с обоснованием – «нет такой нации». Особо комичным являлось продолжение этого обоснования: «Вы русский, со знанием «мордовского» языка».

Хотя с другой стороны на Волге распространена поговорка: «Мордва-чуваши – люди наши!». Более того, в Поволжье не редкость смешанные села, например, с русско-эрзянско-мокшанским населением – когда половина села русское, а другая половина эрзянская или мокшанская. Половины называют концами, соответственно русскими и «мордовскими», не редкость и смешанные браки при этом. Но вот в целом насмешливого отношения к эрзянам или мокшанам у русских это не меняет. Волжские финны, правда, в долгу не остаются – платят той же монетой, но уже не так публично.

Как мы видим на примерах истории и выдающихся людей, – у мокши и эрзя богатая, эпически славная история и немало выдающихся людей, которыми они могут по праву гордиться.

Итак, теперь мы можем сделать несколько важных выводов относительно национализма волжских финнов, на примере эрзян и мокшан. Не национализма как идеи-фикс, а как основы национально-освободительной борьбы волжско-финнских народов и противопоставление иным российским национализмам, включая русский.

Первый вывод касается того, что представители волжских финнов, в частности эрзян и мокшан, внесли немалый вклад в развитие Российского государства. Волжские финны не заслужили насмешливо-саркастического отношения к себе со стороны титульной нации и уж тем более презрительного экзоэтноним «мордва». И это положение надо исправлять.

Второй вывод примыкает к первому, но имеет уже другое основание, о котором мы еще не говорили. Дело в том, что Россия, как единое государство, стоит на пороге своего краха, а отсутствие у волжских финнов четкой национальной идеи и серьезного национализма создает предпосылки для нанесения ударов по ним. Это не страшилки. К сожалению, оснований к этому предостаточно, учитывая имперско-шовинистически-милитаристский настрой титульной нации – русских. 

Одним из первых шагов, который необходимо поддержать национализму волжских финнов, – это поддержка популярной идеи – «Русской республики». Это кажется странным только на первый взгляд. Дело в том, что такое размежевание позволит волжским финнам требовать своей суверенной автономии даже в рамках Российской Федерации и только на территории Республики Мордовия. Прагматичной была бы идея создания в противовес «Русской республике» – Поволжской Федерации. Связано это с пестрым национальным составом людей, проживающих в Поволжье, национальными анклавами, вплоть до отдельных сел. Волжские финны могут занять в этом процессе ведущую роль. Потенциала, сил и средств у эрзян и у мокшан для этого предостаточно, а опыт жизни с соседями других национальностей более чем полезен в таком процессе.

Третий и последний вывод – нации волжских финнов, как например объединение двух народов – мокша и эрзя в одном государстве, должны возродиться, прежде всего, на основе собственного национального самосознания. Несмотря на пережитый в XIII веке геноцид при вторжении монголов, несмотря на «второстепенные» роли в российской истории, когда с одной стороны мы имеем плеяду выдающихся ярких выходцев из числа волжских финнов, но в тоже время сам народы серьезно не воспринимаются. 

Пора просыпаться...

Олег Шро, Новый Регион (публикация от 6 октября 2014 года)


0

Комментарии