хочу сюда!
 

Nata

35 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 40-52 лет

Заметки с меткой «мои сказки»

Мечты Лесовика.

  Лесовик сидел на опушке леса и смотрел куда-то вдаль на просторы лугов и полей. Это была не его территория, но было в ней что-то притязательное, хотя и не привычное. Он всю свою жизнь провел в родном лесу, где каждое дерево, каждый кустик был ему знаком и был для него родным.

  Лесовик сидел и мечтал о дальних краях. Ему хотелось увидеть то, что было для него неведомым, вдохнуть воздух с незнакомым ароматом чужих земель, прочувствовать окружение далекого мира.

  Перелетные птицы говорили, что где-то есть высокие горы и на них даже летом лежит снег. Как такое возможно? – думал Лесовик, и представлял себе лесную летнюю поляну с сугробами и льдом на лужах.

  А ещё птицы говорили, что есть море. Оно синее-синее. И бескрайнее. Наверное, море красивое, но зачем столько воды? Какой в этом толк? Этого Лесовик понять не мог, но увидеть море ему хотелось.

  Вечерело. Дни уже были короткими, а вечера длинными. И лучи заходящего солнца окрасили просторы в цвет пылающего костра. А туман – повелитель прохладной ночи, поднялся над речкой и озерами, и поплыл над лугами, закрывая всё от любопытных глаз Лесовика, стирая контуры в его мечтах и делая их еле уловимыми.

  Лесовик поднялся, скрипя суставами в коленях, и побрел в свою лесную избушку. Растопил камин, достал из подвала малиновое варенье и вскипятил на огне водичку для ароматного чая. И стало ему так хорошо и уютно, что мечты о дальних странах совсем растворились, освободив место для мыслей о родном лесе и о родном крае.

  Совсем скоро осень разукрасит лес в невероятно красивые цвета, превратив его в настоящую сказку. Наверное, это тоже мечта для кого-то в дальнем краю.  

Радость Дракона.

  Дракон уже потерял счет времени, прошедшего с момента его заточения в вольер. Крылья его обвисли, а сам он стал больше похож на засушенную мумию варана. Одно утешало, что в таком виде он перестал быть изюминкой зоопарка, и желающих поглазеть на него стало значительно меньше.

  А ещё Дракона радовали ночи. Точнее сны, в которых он по прежнему жил в замечательной сказке. Он дорожил этими снами и не любил, когда что-то их нарушало. И вот сейчас, когда ему снилась любимая пещера, неожиданный скрип запоров заставил Дракона проснуться.

  Его гнев сразу же превратился в удивление, когда Дракон увидел у открытой двери не вооруженных до зубов охранников, а простую хрупкую девчонку. Её легкое платье развевалось на ветру и казалось, что она с очередным порывом ветра просто улетит. Или растворится, оставив запоры закрытыми.

  Но девушка не исчезла, и, приложив палец к губам, дала понять, чтобы он не шумел. И поскольку Дракон не мог понять, что сейчас происходит, то послушно пошел за девчонкой. И они растворились в ночи, словно здесь их и не было.

– Зачем ты меня освободила? Я же дракон, злой и кровожадный.

– Я не знаю, хороший ты или плохой, но я вижу, как ты страдаешь. Мне так хотелось тебе помочь. Мне больно было смотреть на тебя. Ты же меня не съешь?

– Знаешь, у драконов ведь тоже есть сердце. И им не чужды чувства. Я много повидал принцесс. Но если бы в принцессы выбирал я, то ты была бы единственной претенденткой, достойной этого звания.

  Побег Дракона не особо огорчил предпринимателя, ибо Дракон уже не был основным источником его дохода. И предприниматель не стал его разыскивать. А когда наступали ночи, можно было увидеть, как чье-то крыло на мгновение закрывало луну, и большая тень опускалась на маленький дворик дома, что стоял на опушке леса.

  До поздней ночи в этом дворике милая девчонка и с виду грозный, но с доброй душой Дракон, вели приятную беседу, и пили большими чашками душистый чай. В этом дворике жила настоящая сказка, потому, что в неё кто-то поверил и сделал всё возможное, чтобы вера в добро не пропадала. А ведь это и есть настоящая сказка.

 

Слезы Дракона.

  «Смутные времена пошли» – подумал Дракон, сидя в дальнем углу пещеры.

Ни тебе отважных принцев, чтобы развлечься в бою, ни даже простых рыцарей, чтобы хорошо пообедать. Хоть бери и ставай вегетарианцем. И Дракон покосился взглядом на каменный стол, на котором стояла большая тарелка с салатом.

  Отсутствие мяса в рационе давало о себе знать. Грозные  уголки рта приподнялись, и пасть Дракона стала похожа на милую улыбку. Это крайне злило Дракона. А ещё его перестали бояться принцессы. Мол, милая улыбка, значит он хороший и добрый.

  Он, конечно, мог съесть не одну принцессу, но они на вкус были с приторной сладостью, а Дракон не мог переносить подобный вкус. Вот и приходилось сидеть на растительной диете. Не гоняться же по лесу за шустрыми зайцами. Не драконье это дело.

  Годы шли, но ничего не менялось. Разве что принцессы вовсе перестали появляться, а вместо них всё чаще стала появляться толпа зевак. Среди них было хорошее мясо, но из-за систематического  недостатка аминокислот зубы Дракона стерлись и приспособились к перетиранию травы. Иногда он себя даже ловил на том, что начинал, как корова, жевать жвачку. От этого становилось совсем грустно.

  А в один смутный для Дракона день местный предприниматель со своими дружками выловил сетями Дракона и посадил в большой вольер. Теперь поток зевак стал и вовсе нескончаемый, а сам Дракон стал одним из завсегдатаев частного зоопарка.

  Дракон сидел в большом вольере и слезы накатывали на его глаза. Но плакать нельзя было, ибо это унизительно для драконов, да и салат перед ним и так был пересоленный.

– Этот дракон как настоящий. Хорошее чучело сделали работники зоопарка.

– Слишком реалистично. Скорее всего, это голограмма. Знаешь, как далеко ушла техника.

– А может это настоящий дракон?

– Не смеши меня. Ты что, до сих пор веришь в сказки?

  Дракон не выдержал такого унижения, и крупные капли слез часто закапали в его тарелку с салатом.

 

 

Цвет папоротника для домовых.

  Домовой Афоня сидел на краю открытого ветрового окна и скучал. Все дела уже были переделаны, дом осмотрен, пауки рассажены по укромным углам, а залетные тараканы успешно выгнаны за пределы владений.

  Примерно на таком же окне соседского дома сидел друг Афони домовой Митяй. У него тоже в доме был порядок.

– Слышь, Афоня, может сегодня ночью сходим посмотреть, как цветет папоротник? Я давно хотел узнать, как пахнут его цветки. Вон у речушки хозяйка нашего коллеги на клумбе посадила папоротник. И в лес ходить не надо.

– Так там же в полночь наверняка люди соберутся. Им же всегда золота хочется.

– Хочется то хочется, но трусливые они. Всё русалок боятся.

– А ты не боишься?

– Ну ты, Афоня, даешь. Где ты выдел или слышал о домовых русалках?

– Я не слышал, но всё же стремно как-то.

– Вот так и просидим всю жизнь на крыше.

  Митяй даже обиделся на своего друга из-за его нерешительности и совсем по детски надул губы.

– Ладно, не серчай, сходим, если так тебе хочется.

  От радости Митяй чуть было с крыши не свалился.

  Незадолго до полуночи Афоня с Митяем, крадучись вдоль забора, осторожно продвигались в сторону заветной клумбы. Было действительно стремно. Страх словно вселился в каждую косточку тела, что было странно. Ведь ночь для домовых, можно сказать, любимое время суток. Они всё время оглядывались, и это было их роковой ошибкой.

  Пока не наступила полночь, всё было спокойно. Друзья даже успели освоиться и начали, как обычно, болтать о делах домовых. Но когда начали бить куранты на башне городской ратуши, в окружающей клумбу темноте послышались странные звуки, а также неожиданно поднялся сильный ветер. А ручей за спиной словно превратился в горную реку.

  Что было дальше и как друзья оказались по своим домам, они не могли вспомнить. Словно и не было той ночи.

  С тех пор золота в их домах не прибавилось, но каждую весну их дома непременно затапливало весеннее половодье. Да так, что аж по самые окна. Штукатурка осыпалась, двери перекашивались, а в дальних комнатах был слышен чей-то звонкий девичий смех.

Грусть Ангела.

  На крылечке старенького домика сидел Ангел Хранитель и грустил. Не взирая на солнечный день, его крылья уже не блестели, как это было раньше. А некоторые перышки и вовсе были готовы выпасть. Временами он вздыхал, а иногда на его лице появлялось что-то похожее на улыбку, но она сразу же куда-то улетучивалась.

  Мимо пролетал Просто Ангел и не мог не обратить внимания на грустившего своего собрата.

– Привет, брат. Почему у тебя такой грустный вид? Смотри какой хороший день, а ты грустишь.

– А как мне не грустить. Моя подопечная теряет надежду. Мне больно смотреть, что из её жизни уходит сказка.

– Так замолви за неё словечко Там. Ты же вхожий Туда.

– Я не могу её оставить ни на минуту. Ей и так плохо, а вдруг что-то случится, а меня не будет рядом. Нет, я буду охранять её от бед всегда. Я не буду спать и буду следить, чтобы её сны не были тревожными.

  Слушай, ты же не привязан к одному месту, и наверняка часто бываешь Там. Передай, пожалуйста, от меня просьбу послать моему человечку хоть немного счастья. Она заслуживает этого. Я могу за неё поручиться.

– Хорошо, брат. А как зовут твою подопечную?

– Так Светланкой её зовут. Ты только не забудь Там замолвить за неё словечко.

– Я не забуду. А ты не грусти. Грустью делу не поможешь.

  И Просто Ангел взмахнул своими белыми крыльями и улетел куда-то в пространство. Ведь у него тоже были свои дела. Но наступит тот день, когда он передаст просьбу Ангела Хранителя, и Там решат эту проблему, и возвратят хорошему человечку сказку.

Оля и Солнечный Зайчик.

  В Сказочном лесу, на живописной земляничной поляне весело играла стайка солнечных зайчиков. Совсем недавно здесь прошел грибной дождь и оставил после себя бисерную  россыпь сверкающих росинок.

  Зайчики бегали от одной росинки к другой и зажигали их своим светом. А те в ответ сверкали всеми цветами радуги, превращая поляну в маленькую сказочную страну.

  Солнечные зайчики и не заметили, как большая темная туча сделала разворот за горизонтом и начала подкрадываться к поляне из-за леса. И когда от солнца остался один маленький краешек на небе, все солнечные зайчики вспорхнули и умчались к своему солнцу. А один зазевался и не успел убежать.

  В это время девочка Оля как раз возвращалась домой через земляничную поляну после сбора грибов. И увидела она, как возле одной росинки, сжавшись от страха, сидел одинокий Солнечный Зайчик и грустил. Его видно было издалека, ибо только эта росинка продолжала сверкать в наступивших сумерках.

– Почему ты не улетел со своими братьями к солнцу?

– Я не успел. И когда наступит ночь, я совсем растворюсь в темноте.

  И из глаз Солнечного Зайчика покатились слезы, и сгорали маленькими искорками на зеленой траве.

– Ничего, я возьму тебя с собой, зажгу свечи, и нам будет вдвоем тепло и светло.

  Оля так и сделала. Поставила посредине стола большой подсвечник и зажгла свечи. И горели они необыкновенно ярко. И от этого становилось тепло на душе и как-то спокойно.

  Целую ночь Оля не спала и следила, чтобы свечи не погасли. В их ярком свете она читала своему новому другу сказки дедушки Николая. Была у неё такая книжка, подаренная ей каким-то путником, попросившим воды в жаркий солнечный день.

  А Солнечный Зайчик в ответ рисовал на стенах из теней и света сказочные картины. И оживали они героями услышанных сказок. И в комнате воцарилась настоящая сказка.

  А когда наступило утро, и первые лучи солнца заглянули в комнату Оли, в окно залетела целая стайка солнечных зайчиков и начали они свой солнечный хоровод. И всё заблестело вокруг, и стало так светло, будто бы само солнце пришло к Оле в гости.

  На самом деле так и было. И с тех пор, каким бы не был хмурым день, возле дома Оли сквозь просинь на небе всегда светило солнце.

  Люди говорили, что у Оли светлая душа, вот она и притягивает солнечный свет. По большому счету так и есть. Свет в душе, это настоящее чудо, способное дарить свет всем, кто готов его принять.

Первое в лесу.

  Был погожий весенний денёк. Все лесные жители были заняты своими домашними делами, которых весной хоть отбавляй. Только волк Сергей и его подружка лиса Патриция праздно шатались по лесу.

– Слышь, Серый, сегодня же, кажется, первое апреля?

– Точно, Пат, я совсем забыл. А мы с тобой, как последние лохи, ещё ни над кем не посмеялись.

– Нет, Серый, мы не лохи. Лохами будут те, которых мы жестоко обманем.

  И парочка залилась громким смехом, что аж эхо по лесу покатилось.

– Может оленя в дальний лес пошлем, мол, там трава сочная подросла.

– Нет, Серый, он хоть и олень, но рога у него длинные.

– О, смотри, Пат, на поляне ёж Степан копошится. Он же простак из простаков. Над ним можно от души посмеяться.

  И парочка двинулась на поляну.

– Привет, Стёпа! Мы тут по дороге белку Машу встретили. Она просила тебе передать, что оставила под большим дубом на опушке леса для тебя целую корзину орехов. Зима выдалась не суровой, вот она и не использовала свои запасы, а теперь их раздает друзьям.

– Точно, Степа, точно. Патриция не врёт. Там ещё в бору грибов наросло, заодно наберёшь себе на жарёху.

  И парочка, хитро и злобно хихикая, удалилась прочь. А когда солнце начало катиться по горке небосвода к сумеречному вечеру, лиса с волком решили снова проведать ёжика Степана, чтобы открыто над ним посмеяться.

  Но ещё на подходе к поляне, они учуяли аппетитный запах жареных грибов. А на самой поляне увидели Стёпу за столом, на котором стояла полная сковородка жареных грибов, щедро притрушенных свежими перьями дикого чеснока. А рядом возвышалась горка отборных орехов.

– О, ребята! Я вам так благодарен. Всё было, как вы и сказали. Вы настоящие друзья. Присаживайтесь и угощайтесь.

– Та мы, того, мы не голодные. А тебе приятного аппетита.

  Последнюю фразу Патриция выдавила почти сквозь зубы и с кислой улыбкой на лице. И они ушли, а по дороге встретили кабана Бориса, и хитро переглянулись. Но Борис уже был нагло обманут медведем Вованом и терпеливо ожидал, кому же теперь от злости почесать бока.

Дружба возможна.

  Был чудесный весенний день. Солнце щедро поливало своими лучами лесные поляны, и всё вокруг оживало. Воробьи носились весёлыми стайками и шумными парами. Глухарь с поднятой головой так увлекся своей песней, что ничего не слышал и не видел в округе. Даже Глухарку, которая уже была рядом, и улыбалась теплой улыбкой в своей глухариной душе. 

  Один Ёжик сидел на пеньке и грустил. А всё из-за того, что никто не хотел с ним дружить. Одни говорили, что он неповоротливый и не умеет от радости высоко прыгать. Другие говорили, что он колючий и им всё время приходилось осторожничать, чтобы не быть уколотыми.

   «Вот пойду и всем назло утоплюсь» – горько произнес Ёжик и поплелся к лесному озеру. Из глаз его капали слёзы, и застилали туманом его путь. И он не заметил, как у самого озера на что-то наступил.

– Ты бы поосторожней был и под ноги смотрел.

  Черепаха нехотя отползла в сторонку и с любопытством начала рассматривать Ёжика.

– Ой, извини, я не нарочно. Я тебя не уколол?

– Чудной ты. Чтобы меня уколоть, нужно сильно постараться. У меня панцирь непрокалываемый.

– А что ты тут делаешь и почему одна?

– Знаешь, никто со мной не хочет дружить. Всем словно колесики приделали, и они носятся от весенней радости, как угорелые. А мне говорят, что я медлительная и неповоротливая. Что со мной не интересно играть.

– Слушай, а давай я с тобой буду дружить. Ты не боишься, что я тебя уколю, а мне нравится, как и тебе, просто сидеть и мечтать. Хочешь со мной мечтать?

Черепаха, если бы могла, подскочила бы от радости. Она и не ожидала, что найдется тот, кто её понимает и готов с нею дружить.

  С тех пор каждый день Ёжик приходил к Черепахе в гости. Они сидели на удобной мягкой кочке, смотрели на гладь красивого лесного озера, и вели неспешную беседу. Им было хорошо вдвоём. Даже просто сидеть и мечтать о чем-то своём, но только вместе.

А остальные пусть бегают, если это им приносит радость.

  Дружба хороша, если есть взаимопонимание и уважение. И общие интересы, которыми можно проникнуться вместе и чувствовать плечо друга. От этого мир уже не кажется таким скучным, а на душе становится тепло и уютно.

Краски радуги.

  Старая Сова сидела на своём любимом суку и в полудреме смотрела на уходящую после грозы тучу. Ей всегда днем хотелось спать. Её стихией всегда была ночь. А вот молодая Кукушка, которая подлетела и села рядом с Совой, предпочитала день. Днем краски мира были яркими и не прятались за тенями ночи. 

– Тетушка Сова, а что это вы высматриваете в той темной грозовой туче?

– На радугу смотрю. Видишь еле уловимую сероватую полоску, которая простирается от одного края земли до другого?

– Невзрачная она какая-то. Что на неё смотреть?

– Она не всегда такая была. В былые времена она сияла яркими красками и радовала всех своей красотой. Но потом мир изменился. Звери больше не устремляют свой взор ввысь и заняты исключительно своими делами. Каждый думает только о себе и о том, как получше устроится в своей жизни. И радуга постепенно начала блекнуть, пока не превратилась в серую неприметную полоску.

– И что, тетушка Сова, её нельзя никак спасти?

– Для этого нужно отыскать нужные краски, сплести их в длинные нити, а потом вплести в радугу. Это тяжелый труд. Нужно тысячи раз с ниточкой в клюве пролететь с одного конца радуги в другой, и вплести эту ниточку в нужное место. Никто за это не возьмется, ибо в этом нет никакой выгоды. Да уже и никто не знает, как это сделать.

– А давайте это сделаю я. А вы мне будете подсказывать, как всё нужно делать.

– Твоё стремление похвально. Но хватит ли у тебя сил и терпения?

– Я попробую, и буду стараться. Мне так хочется, чтобы этот мир хоть немного стал краше.

  С тех пор каждую ночь Кукушка собирала разные краски и сплетала их в длинные нити. А когда ночью случалась гроза и в лунном свете еле уловимой дугой проступала на небе радуга, она вплетала эти нити в радугу. Времени и сил это забирало много, но с нею  рядом всегда была Сова, а с другом, как известно, всегда легче преодолевать трудности.

  Почему ночью, спросите вы? Так решила Сова. Она знала, что пессимисты и те, что осуждают любые действие, всегда найдутся. А это будет отвлекать от работы и сеять сомнения в душу.

  Когда работа была наконец-то закончена, и в один прекрасный день после грозы выглянуло солнце, на небе зажглась во всей своей красе огромная изумительная радуга.

Удивленные звери и птицы устремили свои взоры на это невиданное ими ранее чудо природы. Они им восхищались, и в душе каждого зверька загорелась маленькая искорка теплого восприятия мира. Выше всех поднялся Жаворонок, чтобы с высоты рассказывать всем как изумительно красиво сплетена радуга из разных ярких красок.

  А на любимом суку сидела Сова с Кукушкой, и у них не было сил после тяжелой работы проявлять бурно свою радость. Но в душе они были рады не меньше других. И ничего, что иногда в их сторону были направлены осуждающие взгляды. Мол, собралась унылая парочка. Одна прячется от всех в ночи, а другая даже детей своих не любит. Они понимали, что показуха не самая лучшая помощница в добрых делах.

  Самое важное делать добрые дела по велению своей души. И если каждый привнесет в этот мир хоть частичку светлой краски, то мир непременно будет спасен.

Из жизни принцев, принцесс и белых коней.

  Это случилось неожиданно. Неизвестно откуда и из какого королевства в округе замка был замечен незнакомый принц. То, что это был принц, сомнений не было. Весь статный и приодетый по статусу, а главное, что был он на резвом белом коне.

  Странно, подумала принцесса, никто никаких принцев в её королевство не приглашал. Видимо, какой-то самозванец. Таких самозванцев она видела не раз. Да и настоящие принцы доверия ей не внушали. Все такие спесивые и гордые, а как разглядишь, то и смотреть не на кого.

  Но все же появление новенького её заинтересовало. А поскольку случай был неординарный и цель приезда принца неизвестна, то она не стала планировать стандартные испытания, которые, впрочем, никто до настоящего времени так и не прошел. Да и не известно с чем прибыл сюда этот принц.  

  Надо сказать, что принц и в правду сюда не жениться прибыл. Скорее наоборот – сбежал на некоторое время с глаз подальше от своего отца короля. Достал он его своим женись да женись.

  Прикинуться золушкой принцессе как-то не хотелось. Это только в сказках принцы на золушках женятся. А золушки нынче только и ищут принцев на белом коне. Нет, этот образ не подойдет – сразу решила принцесса. И приоделась озорной цыганкой.

  Долго ли коротко бродила она по округе, но таки завидела принца на горизонте. Присела на пенек и грустную песенку запела. Задушевную такую, а принц, поравнявшись с нею, остановил коня и стал внимательно слушать. И видно было по его лицу, что проникся он этой песенкой и сочувствием к этой простой цыганке.

  «Ага, не черствый душою» – отметила для себя принцесса. И тут с кустов выскакивает огромнейший пес и с лаем бросается на цыганку (псы у принцессы были хорошо дрессированные). Принц, не долго думая мгновенно бросается на «озверевшего» пса и успешно отгоняет его.

  «Ого, и не трус он, как большинство из принцев» – очередную птичку в уме поставила принцесса в списке своих проверок. Но потом вдруг решила, что не хорошо всё это как-то. Создавалось впечатление, что она выбирала себе не спутника жизни, а рабочего коня – то в зубы ему заглядывая, то копыта проверяя.  И просто решила прогуляться с принцем по пыльной дороге. А принц и не против был.

  Слово за слово, улыбка навстречу улыбке, и прониклись они друг к дружке какими-то теплыми чувствами. Логике это не поддается. Это всё на уровне сердец и магической связи душ.

– Вот почему, скажи, принцессы не могут быть вот такими, как ты?

– А может в этом замке именно такая?

– Это вряд ли.

  Но в душе у принца всё же появилось желание заглянуть в этот замок.

  На крылечке замка вся в соответствующем наряде сидела наша принцесса и тайком выглядывала своего недавнего знакомого. А он и не стал долго задерживаться.

– Не цыганку ты ли ищешь?

  Принц чуть было от неожиданности с белого коня не свалился. Сердце его застучало, голос стал дрожащим, а улыбка засияла на лице явно не подобающая для принцев по этикету. А дальше всё как в сказке.

  И я там был, принцу завидовал и тайком любовался принцессой.

Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая