хочу сюда!
 

Особенная

34 года, рак, познакомится с парнем в возрасте 34-37 лет

Заметки с меткой «документы истории»

О русских беженцах в Европу после октябрьского переворота 1917 г

в продолжение публикации "Судоплатов Александр - Дневник"     http://blog.i.ua/community/5706/1758277/

Дневник очень интересный, желающие могут его почитать в сети, но не менее интересно и Предисловие, написанное дочерью Бориса Павлова, которому А. Судоплатов подарил свой Дневник спустя полвека после гражданской войны. Предлагаю всем внимательно его прочитать, особенно антиевропейцам:

" Ольга Матич Предисловие

   Дневник Александра Судоплатова оказался у моего отца по воле случая. В ранней юности их пути пересеклись в Первом Партизанском генерала Алексеева пехотном полку, после чего они ни разу не встречались. Судоплатову тогда было семнадцать, а отцу тринадцать лет. В 1972 году отец опубликовал воспоминания о своем участии в Добровольческой армии, главу из которых Судоплатов прочел в военно-историческом журнале «Часовой». Она была посвящена десанту алексеевцев в Геническ в апреле 1920 года и напомнила Судоплатову далекое прошлое и самого автора. В первом письме отцу от 7 ноября 1973 года он писал: «Я все время вел дневник, и у меня даже есть рисунок “Борис Павлов”. Хотя сходства, наверное, не было в рисунке, но зато Георгиевский крест вышел удачно. Близко встретился я с Вами во время Генич[еского] десанта». Далее следовали выписки из дневника об отце: «Дорогой рассказали, что наш юный доброволец Б. Павлов, 13 лет поступивший в полк под Курском (командир полка взял его за крестника), ходил накануне в Ростов (переодевшись крестьянским мальчиком), разузнал все тайны, где батареи, штабы, сколько и какие войска, и сегодня ночью пришел в Батайск». Письмо заканчивалось словами: «Очень рад, что встретил хоть одного алексеевца, который помнит Батайск, Кубань, Крым и еще Кубань».

   Не зная адреса Бориса Павлова (1906–1994), Судоплатов (1902 –?) написал в редакцию «Часового» с просьбой переслать его письмо. Я хорошо помню, как мы дома смеялись над описанием папы, воображающего себя индейцем: «Командир полка и адъютант стоят на крыше дома и наблюдают в бинокль. Очевидно, что-то заметили. Борька Павлов, наш 13-летний партизан, который получил в Батайске Георгия за разведку, лазил в парке по деревьям, изображая из себя индейца и бросая в воздух стрелы, которые он взял в музее». Затем выписка из описания похода в Геническ: «Когда я глянул на своего соседа справа, то ахнул. Со мной рядом шел Борис Павлов, он шел, весело подпрыгивая и что-то напевая, в руках он нес стрелу из музея Филиберга. Убьют мальчишку. “Борис, иди в обоз!” – сказал я ему. “Зачем? – пожал плечами он. – Думаете, я боюсь!” – “Слушай, иди в обоз!” – крикнул я на него. Но он взвизгнул и скорчил мне рожу». Судоплатов в дневнике подробно описывает имение француза Филибера на Азовском море, разграбленное красноармейцами незадолго до прихода алексеевцев. В зале усадебного дома оставались рояль, пианино и большие кресла, в кабинете валялись гипсовые статуи с отбитыми головами, носами и руками и приборы для физических опытов, а в музее среди прочих объектов старины были лук и колчан со стрелами, одну из которых подросток взял себе на память.

   Судоплатов пишет об отце как о веселом подростке. В одном месте он описывает его поющим: «Хорошо он поет. Бывало, в Ивановке вечером, после молитвы, мы садились на улице, и Павлов высоким детским чистым альтом начинал: “Пусть свищут пули”. Это была его любимая песня. <…> Звенел его чистый альт, и хор подхватывал припев». Эту песню пели солдаты во время Первой мировой войны, потом добровольцы, а затем она стала песней алексеевцев. В письме отцу в 1970-е годы Судоплатов вспоминал: «Я помню, сколько раз слыхал раньше, как Вы хорошо поете, и специально бежал Вас слушать». Папа действительно хорошо пел. Он меня научил этой песне, и мы вдвоем часто пели ее в долгих поездках. А в 1970-е годы в Москве Василий Аксенов привел меня в гости и рассказал, что я знаю белогвардейские песни – после долгих уговоров я спела им «Пусть свищут пули».

   В ответ на письмо Судоплатова отец послал ему свои воспоминания, которые, как пишет Судоплатов, он прочел залпом и в свою очередь послал отцу дневник: «…у Вас есть внуки (т. е. наследники) – у меня никого нет, и я часто думаю о своем дневнике – его выбросят в сор или сожгут после моей смерти. Если Вы ничего не имеете против, я его дарю Вам; если он не будет Вашим внукам интересен, Вы по прочтении, может быть, отдадите его в какой-нибудь архив музея – эмиграции». (Судоплатов наверняка имел в виду детей, а не внуков; после смерти отца дневник хранился у меня, и я собираюсь передать его в ГАРФ.) Папа опубликовал выдержки из дневника в «Первопоходнике», военно-историческом журнале Объединения первопоходников – участников первого Кубанского (Ледяного) похода, издававшемся в Лос-Анджелесе. Номер, посвященный алексеевцам, в котором главное место занимали фрагменты дневника Судоплатова, вышел под редакцией отца в 1974 году. Публикация вызвала у Судоплатова чувство гордости: «…ведь наша жизнь прошла для будущего <…> сознание того, что там в России кто-то возьмет в библиотеке Вашу Книгу или сборник Первопоходник, прочтет ее, задумается и понесет скромный букетик к памятнику Белому воину или поедет поклониться кургану на Перекопе, – нас утешает». Это знакомые чувства белого эмигранта, надеявшегося в виртуальной форме вернуться на родину. С похожими надеждами на восстановление в России правдивой истории Белого движения жил отец, но, как и его старший однополчанин, он этого не дождался. Правда, подготовка переиздания в России воспоминаний «Первые четырнадцать лет» под моей редакцией началась еще при его жизни. В них я поместила несколько рисунков Судоплатова. Теперь эти воспоминания доступны в Интернете, как и номер «Первопоходника», посвященный алексеевцам. И, наконец, дневник Судоплатова выходит в мемуарной серии издательства «Новое литературное обозрение», подготовленный к печати и откомментированный Ярославом Тинченко.

   История моего знакомства с Ярославом такова. В киевском архиве в 2011 году меня заинтересовал молодой человек, сидевший рядом и читавший газету «Киевлянин», которую основал мой прадед В.Я. Шульгин. Мы разговорились. Оказалось, что Ярослав Тинченко – историк, занимающийся историей именно Алексеевского полка. К моему удивлению, он был хорошо знаком с воспоминаниями моего отца. Совсем неожиданным для меня был его вопрос – знаю ли я, где находится дневник Александра Судоплатова. Узнав, что он хранится у меня, Ярослав пояснил мне, насколько это ценный исторический источник, и предложил опубликовать его. Эта встреча и привела к публикации дневника в России. «Ведь наша жизнь прошла для будущего», – писал Судоплатов в 1975 году. Произошло именно так, как он и мечтал – «что там в России кто-то возьмет [дневник] в библиотеке».

   Судоплатов был сыном сельского священника на Украине и сам учился в духовной семинарии, откуда ушел в Добровольческую армию. В октябре 1919 года под Харьковом он поступил в учебный батальон Первого Партизанского генерала Алексеева пехотного полка, служил в команде связи у поручика Кальтенберга, а в Геническе в офицерской роте как унтер-офицер. Вот что пишет папа о поручике в своих воспоминаниях: «Офицер нашего штаба, пор[учик] Кальтенберг, вернувшись как-то вечером в свою квартиру (в Батайске), нашел стену своей комнаты развороченной, а под кроватью неразорвавшийся шестидюймовый снаряд. Это послужило у нас темой для безобидных шуток о педантичном, любящем порядок поручике с немецкой фамилией. Смеялись не зло, а любя». Судоплатов в отцовских воспоминаниях не упоминается. Он эвакуировался из Севастополя в Галлиполи на корабле «Саратов» вместе с генералом Кутеповым, потом в Болгарию, а затем, как и отец, попал в Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. – Югославия). В Белграде Судоплатов переписал свой дневник, пометив 1924 годом и разместив в нем свои замечательные рисунки; многие из них делались на месте событий. В какой-то момент – когда именно, мне неизвестно – он уехал во Францию и в 1970-е годы жил в предместье Парижа Масси.

 

[ Читать дальше ]

   Участвовал ли Судоплатов в эмигрантских политических организациях или продолжал заниматься историей Белого движения после 1924 года (когда он переписал свой дневник) – мне тоже неизвестно. Многие бывшие участники Добровольческой армии использовали досуг для таких занятий, по крайней мере так было в окружении моих родителей; отец посвятил последние двадцать лет российской истории, и не только написанием воспоминаний.

   Отец выпустил воспоминания под псевдонимом Борис Пылин. Как большинство старых эмигрантов, он боялся своей публикацией повредить семье, оставшейся в Советском Союзе.

   В одном из писем Судоплатов предлагал прислать свои наброски «Галлиполи» и, если они отцу понравятся, напечатать под своим именем. Может быть, по тем же соображениям, что и мой отец, он просил не указывать «подлинного имени» в публикации выдержек из своего дневника. Судоплатов писал отцу и о своих рассказах: «Когда-то я послал в “Русск[ую] мысль” рассказ – они напечатали. Но второй не поместили. Хотя второй был, по-моему, интересней». Ни названия рассказа, ни даты публикации он не указывает. Получается, что его пять писем – единственный источник информации о жизни Судоплатова в эмиграции. В последнем он размышляет о положении Алексеевского полка. Сравнивая его с Корниловским и Дроздовским полками, он пишет: «Правда, они всегда держались “на материке” компактно и внутренняя организация у них была продумана. Дроздовцы в Галлиполи имели несколько сот в полку бывших пленных, их так дрессировали там, что можно было равнять их с полком мирного времени. А ведь вместо пленных (которых сажали на пароходы почти насильно) можно было вывезти людей, для которых не было уже места. Наш полк хозяйственно был плохо организован. Но наш командир был не хуже Туркула, и беда наша была в том, что не успевали мы переформироваться, как нас посылали куда-то “на воды” затыкать дырки. Это была летучая пожарная команда».

   Александр Судоплатов остается загадкой. Размышляя о нем, я задаюсь вопросом: почему человек, который вел столь подробный дневник в тяжелых условиях войны, не продолжил писательскую деятельность в эмиграции? Но теперь уже никого не спросишь. Вполне возможно, он и писал, но, будучи человеком скромным или из-за отказа в «Русской мысли», это занятие скрывал. При этом он по собственной инициативе написал отцу о своем дневнике, может быть с мыслью, что тот предаст его гласности, но это уже моя интерпретация. Ведь Судоплатов расставался со столь важным для него документом. Интерпретация поведения в данном случае имеет отношение к памяти. Толковать – значит помнить.

   Благодаря киевской встрече и заинтересованности в Дневнике И.Д. Прохоровой и А.И. Рейтблата, мы смогли предать гласности этот забытый исторический документ."

Состояние детских домов в СССР в 1959 году - документы

ЦК КПСС — тов. ДЕРБИНОВУ В.Н.

По договоренности с Вами направляем материалы по итогам проверки состояния работы детских домов в некоторых областях РСФСР.

Секретарь ЦК ВЛКСМ (Подпись) (Л. Балясная)


О НЕДОСТАТКАХ В РАБОТЕ ДЕТСКИХ ДОМОВ В РЯДЕ ОБЛАСТЕЙ РСФСР

...В октябре п.г. бригада в составе представителя Министерства просвещения РСФСР, ЦК ВЛКСМ, Министерства здравоохранения РСФСР проверила состояние работы в детских домах Вологодской области, где имеется 54 детских дома с контингентом воспитанников 3.734 человека. Детские дома размещены в 200 зданиях. Основная часть детских домов малокомплектная. Общая площадь в среднем на одного воспитанника составляет 10,1 кв. метра, что не соответствует установленным санитарным нормам (12 кв. метров). В 16 детских домах площадь спален на одного воспитанника составляет от 1,5 до 2,5 кв. метров, против 3–4 кв. метров, установленных санитарными нормами.

В крайне тяжелых жилищных условиях находятся воспитанники Нелазского, Семеновского, В. Устюгского № 2 детских домов. Очень плохое положение сложилось в Красавинском детском доме В. Устюгского района. Детский дом не подготовлен к работе в зимних условиях. Печи не отремонтированы, рамы не остеклены, полы прогнили, рабочие комнаты не оборудованы. Помещение детского дома находится в антисанитарном состоянии. В здании стойкий запах от уборных. Воспитанники не обеспечены необходимым количеством жесткого, мягкого инвентаря, одежды, обуви, недостает 30 теплых одеял, 60 матрацев, 50 кроватей. На многих кроватях вместо сеток доски. Постельное белье ветхое и грязное. Нет стульев. Воспитанники не обеспечены теплой одеждой, обувью. Весь сентябрь воспитанники ходили в школу босиком. Дети выглядят неряшливо. Платья и костюмы на них грязные. Воспитанники моются в бане один раз в месяц. В запущенном состоянии находится пищеблок. Столовая не отапливается. Продукты хранятся в антисанитарных условиях. Питание детей однообразное, в основном мучные блюда. Несмотря на то, что в детском доме большая скученность, директор т. Попов поселил в здание, где проживают дети, четыре семьи из обслуживающего персонала. Такие тяжелые условия, в которых проживают воспитанники, не могли не сказаться и на их поведении и успеваемости. По существу работа в названном детском доме развалена.

Об этом было известно председателю Красавинского городского Совета депутатов трудящихся Белых, но он никаких мер до настоящего времени не принимал, хотя является председателем попечительского совета детского дома.

В детском доме № 2 г. В. Устюг по указанию председателя В. Устюгского городского Совета тов. Мухина прекращено строительство спального корпуса. Дети выселены в рабочие комнаты, которые не приспособлены к эксплуатации в зимних условиях. Тов. Мухин также является председателем попечительского совета.

Тревогу вызывает медико-санитарное обслуживание воспитанников в детских домах. Длительное время в 12 детских домах медицинская работа проводится только медицинскими сестрами, в 6 нет прикрепленного врача, в 6 вакантна должность врача. Главные врачи больниц не выполняют своих обязанностей, не проверяют работу врачей, обслуживающих детские дома, не выделяют врачей-специалистов. Крайне редко осматриваются воспитанники окулистами, отоларингологами, фтизиатрами. Так, несмотря на наличие в районной больнице г. Кадникова всех специалистов, воспитанники Кадниковского детского дома в первом полугодии 1958 года осматривались только зубным врачом.

Результаты углубленных медицинских осмотров воспитанников, проведенных в 1 полугодии 1958 года, показывают, что большое число воспитанников имеют пониженную остроту зрения, у многих не в порядке зубы, значительное количество воспитанников заражены глистами. Так, из 2.263 воспитанников, осмотренных зубными врачами, подлежали санации 665 человек, из 2.734 воспитанников, обследованных на глистоношение, 969 человек оказались зараженными глистами...

Отдел школьной молодежи ЦК ВЛКСМ

Управление детских домов Министерства просвещения РСФСР.

РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 16. Д. 65. Л. 9–15. Подлинник. Машинописный
экземпляр на бланке ЦК ВЛКСМ.
=============================

Я сознательно разместила эту публикацию для развенчивания мифа наших запутинцев о счастливом  детстве в СССР.

Да, у определённой части советских детей из семей парт.-советской номенклатуры действительно было элитное счастливое детство, и в своём детском возрасте они могли не знать жестокой правды о том, что далеко не все советские дети имеют такие же прекрасные, как у них, условия для жизни, учёбы, отдыха и медицинского обслуживания.

Но эти детки давно выросли, однако они до сих пор не поняли, что их детское счастье было тепличным и фактически оно было создано за счёт миллионов обычных детей из простых рабоче-крестьянских семей и детей-сирот, лишённых таких возможностей, и им тогда просто повезло родиться в своих элитных семьях. К сожалению, история повторяется - эти ностальгирующие по совку бабушки и дедушки так же КРАДУТ детство у современных детей, чьи отцы погибают за нашу Независимость в гражданской войне, развязанной ими и их идолом Путиным.

Однако, Путину вернуть совок в Украину не удастся, но им самим стоит задуматься о том, смогут ли они быть счастливыми, поощряя убийства защитников Независимости нашей страны,  из-за чего остаются сиротами их дети, и как эти дети должны относиться к этим русским соотечественникам - запутинцам?