хочу сюда!
 

Ольга

39 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «богословие»

О путях Русской Церкви

протопресвитер Иоанн Мейендорф

22 июля 1992 года, скончался выдающийся деятель Православной Церкви в Америке, богослов, патролог, церковный историк, протопресвитер Иоанн Мейендорф. Публикуем статью отца Иоанна, в которой он рассуждает о судьбах Русской Церкви.

Подробнее...

Человек и Незнакомец

Он шел по каменистой тропинке, то и дело исчезающей в песке. День только начинался, и безжалостное солнце еще не взяло вверх над небольшой утреней прохладой. Пустыня подходила к концу. На горизонте уже виделись горы, а за ними должен был быть город. Человек шел устало, но твердо чеканя каждый шаг.

Внезапно появилась мысль о воде. Он уже давно привык к жажде и переборол ее, но мысль как свежий ветер пронеслась в голове. А за ней появился и голод. Он остановился и присмотрелся. Впереди, в утреннем мареве, лежало несколько валунов. Один большой и плоский, как стол, а вокруг несколько маленьких. Подойдя поближе, он увидел, что там, на маленьком камне, как за столом сидит Незнакомец. На плоском камне столе было разложено яство: мясо, сыр, хлеба, зелень, кувшин и бокал. Незнакомец с большим аппетитом разламывал мясо, отправляя жирные куски в рот, заедая сыром и запивая  из бокала. Он был плотный, короткая стрижка черных с сединой волос не скрывала залысины, а золотые перстни и браслеты на руках, как и одежда, выдавали в нем  богача.

Человек сел напротив.  Устало сгорбившись, он оперся руками на колени, рассматривая горизонт, камни и Незнакомца.

Доев Незнакомец тихо отрыгнул, вытер руки о дорогую ткань, и впился черными глазами в Человека.

-Ну, вот теперь мы можем говорить на равных,- начал Незнакомец. – Знаю, знаю, зачем идешь, куда идешь, и как поступать будешь.

-Если знаешь,  тогда почему ты здесь?

-Потому что возможно ты не знаешь,– сказал Незнакомец.

-Неправда! Я все решил.

-Ну, давай без этих вот пустых разговоров. Правда, неправда. Нелюбою, - сделав паузу Незнакомец, как будто вспомнив, добавил. – Ты должно быть голоден?! И пить хочешь!?

Человек встрепенулся, посмотрел на стол, но не увидел там ничего из еды. Лишь камни по форме похожие на посуду и горстки песка. Незнакомец, сверлил его черными глазами, ожидая реакции. Но облизав пересохшие губы, Человек снова сгорбился и стал рассматривать песок под ногами. Наконец он сказал:

- Не для этого я столько прошел по пустыне, чтобы камни в еду превращать!

- Но ты же можешь?! Зачем себя терзать. Тебе теперь дано не только камни в еду, но и… - Незнакомец не успел закончить.

-Дано не для этого!- оборвал его Человек.- Скоро будет колодец, а к вечеру доберусь в город, там и поем, и ночлег найду.

-А для чего дано? – спросил Незнакомец.- Уж не думаешь ли ты, что там ждут, что-то другого? – он кивнул в сторону города. - Да первым делом от тебя чудес потребуют. Воду в вино будешь превращать. Только не сделай по ошибке наоборот. Не превращай вино в воду. – Незнакомец хихикнул.- Камнями забьют.

Человек слушая, развязал сандалии и стал очищать их от песка. А затем ответил:

-Я слово несу им. Знания. Знания, которые помогут им разобраться в себе, в мире, который их окружает. Познать Бога. Поменять жизнь на лучшую. Что может быть важнее и интереснее?- Человек на секунду задумался, перестав очищать обувь. – Да даже если и так сейчас, как ты говоришь.  Не понимают. Я смогу объяснить. Я уверен, там много жаждущих, которые готовы припасть к воде, к источнику и напиться в вдоволь да бы не иметь больше жажду. – подняв голову и посмотрев на Незнакомца своими большими глазами закончил.- Я для этого послан.

Незнакомец встал и, разминая спину, посмотрел на небо. Солнце уже поднялось выше и чувствовалась наступающая жара. 

-Ну, ну.- сказал Незнакомец с сарказмом. –  Да есть там, - он кивнул в сторону города,- такие. Знания ищут. Читают, учатся. Только знания эти они не для правды истины, а для возвеличивания себя над другими жаждут. Для того, чтобы за счет темноты и глупости других наживаться. Такие грамотеи - хуже невежд,- он сделал паузу, и затем продолжил.- Именно они больше других будут мнить о себе, и записывать с твоих слов, так как им вздумается.

А если ты думаешь, что чернь тебя будет слушать, то ошибаешься. Я тебе гарантирую, что как только ты начнешь проповедовать свою правду-истину, они тебя помыслят убить. «Кто это?» скажет толпа,- он артистично начал жестикулировать и строить гримасы,- «Уж не плотников ли сын, тут умничает?» и такой гнев ими завладеет, такая злость и обида, что нищий собрат их умнее, чище и смеет учить как жить, что ум их помутится, и  тут же схватят тебя и сбросят с горы в пропасть.-

-Не будет этого, - негромко сказал Человек. Он начал одевать сандалии обратно. Незнакомец опять впился в него маслянистыми глазами:

-Я не позволю убить себя!

-Да, да, – вкрадчиво пропел Незнакомец, и снова сел. – Конечно! Ты прыгни со скалы вниз и опустись плавно паря над камнями. Вернись к ним и покажи свою славу. Ведь тебе дана власть. Над законами природы, над человеками…

-Нет и не будет над ними моей власти! И твоей нет. Они свободны. Только не задумываются над этим.

- И не задумаются. Пока им не докажешь, что ты владеешь истинной, и никто более тебя. Вот увидишь, как одежды тебе целовать будут те, кто еще недавно тебе не верил. Ты только чудеса им показывай и силу свою проявляй. Богом тебя сделают.

Человек резко выпрямился и пристально посмотрел на Незнакомца.

- И пусть восхваляют тебя, - продолжил Незнакомец спокойно. – Ты их хочешь научить? Знания дать? Так кого будут слушать лучше, чем Царя Царей? Чем Бога? Пусть все народы поклонятся тебе. Пусть враги истины погибнут, ибо кто не будет с тобою, тот будет против тебя. А значит против Бога. И, когда власть окажется в твоих руках, то строй свое царство.  Не будет тебе преград, – он откинулся назад и развел руками. –  И людей тогда ты сможешь переделать. Возьми власть над миром и сделай его лучше!

И снова Незнакомец начал сверлить взглядом Человека. Тот сидел и смотрел вдаль, размышляя.

-Потом мне начнут памятники ставить, храмы строит. Города будут называть моим именем. Восхвалять. Поклоняться, – начал Человек.- Так?

Незнакомец перестал смотреть на человека и начал водил пальцем по песку, рассыпанному на плоском камне столе, рисую причудливые узоры. Они вспыхивали пламенем.

- Почему вы все так боитесь поклонения?- сказал Незнакомец, продолжая рисовать. – Что в этом плохого? Если за тобой правда. Разве плохо поклоняться правде? Ты сделаешь их счастливыми, и они тебя будут благодарить.

-Нет, - задумчиво произнес Человек глядя на горизонт. – Ничего не выйдет. Я уйду, и все рухнет опять. Разбегутся как овцы без пастуха. А я не хочу, чтобы они были овцами. Пусть станут человеками,  - он повернулся к Незнакомцу. Казалось, тот уже потерял интерес к беседе. Он быстро чертил знаки на камне. Человек чеканя каждое слово, так, чтобы до Незнакомца дошел их смысл сказал. – И я не хочу быть пастухом.

Человек встал, поправляя одежды.

-Тогда у тебя ничего не получится.- не отрываясь от рисования, сказал Незнакомец.- По крайней мере, в обозримом будущем.

-Пройдет время и они сами, через страдания, ошибки, рабство и невежество вырвутся на свободу. Я всего лишь иду сеять зерно, а когда ростками оно взойдет, какими колосьями нальется, от людей зависит.  

Человек посмотрел, что рисует Незнакомец. Тот водил пальцем очень быстро, так, что картинки, которые он вырисовывал, менялись со скоростью молнии. Лодка, рыбак бросающий сеть, храм, толпа, город, осел, хлеб, блудница все мелькало мгновенными образами на камне. И вот палец Незнакомца замер, сделав две последних линии. Это был крест. Незнакомец то же встал.

-Ну что же. Больше не смею задерживать,- сказал он.

Постояв несколько секунд, Человек развернулся и пошел в сторону гор, за которыми был город. Легкий порыв ветра поднял пыль, заставляя отвернуться от набегающего потока. Человек невольно посмотрел назад, на камни. Там уже никого не было. Только ветер сдувал с плоского валуна песок, стирая нарисованный крест.

vadym28.blog.top.lg.ua

Он умер за тебя...


В кажущемся сегодня таким далеким детстве, когда маленькие мальчики и девочки в играх, ссорах и дружбе накапливали бесценный опыт будущей взрослой жизни, в данной теме я вспоминаю один эпизод.  Вспоминаю, конечно, без деталей, скорее ощущение, чем хронологию коротких событий.

Я стал косвенно причиной негативных последствий для ребят во дворе, пусть по-детски небольших, но казавшихся тогда, для маленьких голов, очень важными. Тогда, как и сей час, я не считал себя виновным, тем более единственно виновным. Но не это важно. Важно то, что наступил момент, когда я взял вину на себя. Не потому, что заставили или надавили в самом жестком смысле этого слова. Нет, этого не было. Не формально, не просто в пустую сказав: «Да, да. Это я виноват. Только отстаньте».  Я принял вину, осознав ее, убедив себя в этом и прожив с ней какой-то промежуток своей жизни.  Это ощущение вины как червь поселилось в моей душе, точило  изнутри, и что самое главное, подавляло волю и разум.  Мне было тягостно, но я не мог избавиться от этого, осознанного  чувства, которое к тому же вынуждало к каком то искуплению. Чем незамедлительно воспользовались окружающие, причем большей частью в своих интересах. В таком положении я просуществовал некоторое время.

Но как, очень точно, сказал один еврей: «Все проходит. И это пройдет». Точка отсчета событий уходила все дальше, отлистывая дни, а затем и недели на календаре. Все забылось. Чувство растворилось в потоке событий, освободив меня от этого груза. И когда кто-то пытался надавить на старые рычаги, я уже огрызался или игнорировал, давая понять, что рычаги отсутствуют.

Шли годы. Я взрослел. Взрослела и жизнь вокруг.   И когда на моем пути встал вопрос  поиска и понимания Бога, то как ответ в первую очередь из всего многообразия наводнивших постсоветское пространство религий, встало христианство. Встало как монолитный храм со всеми своими непогрешимыми догмами, крестами, ритуалами и символами веры, и в то же время противоречиями, разно трактовками, порождающими порой безумные  секты. И вот прикоснувшись к первым постулатам, к первым тестам и обрывистым проповедям, я почувствовал, как что-то меня отталкивает. Что-то внутри. Как назойливая сигнализация, мигающая красным светом и кричащая неприятным писком, предупреждая об опасности: «не пускай!».

Я тогда не смог до конца разобраться в том, почему так произошло. Возможно, имело место множество факторов. Но спустя годы я понял, что меня встревожило больше всего. Снова попытка навязать то самое чувство вины. Чувство с которым ты должен родиться, прожить всю жизнь и умереть. Чувство вины. Вины за смерть человека!

В 2004-ом году вышел фильм Гибсона «Страсти Христовы», одна из  иллюстраций последних  часов жизни Иисуса Христа.  Я не ждал ничего конкретного, но уж точно не ожидал того чего увидел. Кровавые сцены насилия на протяжении всего фильма, исторически правдоподобно украшенные оригинальными языками героев того времени. Испытав неприятный шок и разочарование, я пошел спать. 

Придя на работу, вкратце выразил свое недоумение просмотренной картиной окружающим коллегам, так сказать в популярной языковой форме, я погрузился в пучину рабочей рутины. Но в конце дня, одна сотрудница – баптистка, снова спросила меня о фильме. Видно ей не давало покоя мое «не правильное» мнение. Повторив свое отношение к просмотренной картине и психическому состоянию ее режиссера, я добавил, что фильме о Христе должны содержать как минимум часть христианской философии или нравоучения. А не 2 часа садизма. Каково было же мое изумление, когда она сказала, что этот фильм и есть одна из основ христианского учения.

- Ведь Иисус терпел мучения и умер, ради людей. Ради тебя и меня. Он страдал, чтобы искупить твои грехи перед Богом. Это надо помнить.  И фильм лишний раз напоминает нам об этом. О том, что ему пришлось пережить!

Через время мне приснился сон. Тогда за дверью моего разума стоял окровавленный, измученный до неузнаваемости, человек в терновом венце. Его руки были прибиты гвоздями к деревянной поперечине. Смотря в дверь он с упреком говорил: я умер за тебя. Запомни это!

Я проснулся с тем же ощущением, что и в детстве. Кто-то пытался опять заполучить рычаги.

vadym28.blog.top.lg.ua

Заповедь 3: Не приемли имени Господа Бога твоего всуе

Продолжение. Начало Здесь

«Нравственное богословие для мирян» СПБ 1901
прот. Евгений Попов

Почитай Бога словом

Нравственное богословие для мирян; http://svavva.ru/ Первое проявление души нашей есть дар слова. Посему внутреннее богопочитание: вера (она относится, преимуще­ственно к уму и составляет содержание первой заповеди Божией), надежда и любовь (относятся к сердцу и воле, и составляют предмет второй заповеди),—внутреннее богопочитание, естественно, должно выразиться и словом нашим, которое может быть «устным, письменным и печатным».

И вот этого-то самого и требует от нас третья запо­ведь десятословия! Все, что относится до словесного почитания Бога и святых Его и что составляет оскорбление нашим словом Его самого и святых, а также что отно­сится до прославления или же до хулы тем же способом божественного и священного,—все это входит в область третьей заповеди, в первом случае—как исполнение ее, а во втором—как нарушение. И так

 Грехи против величия Божия и достоинства святых

Богохульство

 «Отверзе уста своя в хуление к Богу, хулити имя Его... и живущия на небеси» (Апок.13,6). Предметом чьего либо богохуления могут быть: сам Господь Бог, в троице лиц почитаемый, Богочеловек Иисус Христос, Пречистая Владычица Богородица, святые ангелы и святые угодники. Но почему богохульством называются и хульные речи на Божию Матерь и святых?—Потому что «дивен Бог во святых своих» (Пс.67,36): как прославляется и почитается Он во святых, так и оскорбляется за них, когда они бывают хулимы;—потому что Он—виновник их святости; — потому что всегда с ними и они всегда в Нем.—Богохульство, о котором ведем мы речь, это не богохульные помыслы, которым про­тив воли подвергаются иные верующие души и которые не вменяются в вину, как исключительно наглые шептания в душу со стороны дьявола. Нет,—это намеренные и умышленные клеветы и поругания на Бога или на святых Божиих, произносимые то публично, т. е. боле или мене в многолюдном собрании, то пред некоторыми только лицами (степень последнего богохуления имеют «письменные» хулы, как читаемые только немногими ли­цами).—Что сказать о вменяемости богохульства? Это грех чудовищный. Он выражает какую то ненависть к Богу и святым, показывает отсутствие всякой веры. Первым показателем его был дьявол. Когда дьявол говорил в раю Еве: «что яко рече Бог» (Быт.3,1), то тут слышим клевету на Самого Бога. Какая же это страшная дерзость: человеку, который есть червь, пред Богом, произносить хулы на Все­вышнее Существо! какое безбожие поднимать язык на бо­жественную чистоту действий Иисуса Христа, Который есть вечный благодетель человеков,—искупительная жертва за грехи мира! какое нечестие—поносить Божию Матерь, Царицу Небесную, всегда молящуюся за грешников, какая наглость— клеветать на святых Божиих или приводить в пример из земной жизни их и действительные падения, но только для унижения их, а никак с целью урока или предостережения себя! Они—святые Божии—уже окончили свой подвиг, прославлены самим Богом и все вообще «достойные всего миpa» (Евр.11,38); но и самый меньший из них, например, кото­рый покаялся не задолго перед смертно (как мученик Вонифатий (Четь-Мин. под 19 дек.)) и друг.), есть уже нареченный судия «мирови» (1Кор.6,2) вместе со святыми ангелами и апостолами.— Умышленный и сознательный богохульник, вместе в тем, оскорбляет и ближних. Своими богохулениями он производит всеобщее негодование, касаясь веры, которая есть святыня человека, высшее из всех благ. Слабым душам он и существенно вредит, потому что эти души после его богохулений и подумают иногда: «В самом деле, не так ли…?»  Но и твердые в вере люди, но и глубоко-благоговеющие к Богу и святым, должны усиливать свои чувства, чтоб не ослабить в себе благоговения, например, к Иисусу Хри­сту или Богоматери, которых безбожник в глазах их похулил (Тит.3,10). Он опасный член государства: какого злодеяния нельзя ожидать от того, кто не боится поносить Самого Бога и святых? – За богохульство в ветхом завете назначалось смертная казнь: например, Навуфей по ложному завинению в этом грехе был побит камнями (3Цар.21,13); в новом завете этот грех относится к признакам последних времен (1Тим.1,2.20). —Что же может исправить богохульника? Если богохульство произносится по неразумию или как только сильнейшая брань в нетрезвом виде или же по заблуждению, как в последнем смысле называл себя «хульником» апостол Павел (1Тим.1,13): то оно пройдет вместе с тем, как к человеку возвратится разумное сознание,—и не будет лишено помилования. Но сознательного, но намеренного и многократного богохульника вразумить и исправить разве кара Божия; так некогда был наказан за свою гордость и богохульство царь Антиох: еще живым стал гнить Антиох; зловоние от него исходило на целое войско и было невыносимо для всех (2Мак.9,17.28.9).

Ропот на Бога

 «В пустыне сей падут елицы ропташа на Мя», некогда сказал Бог и исполнил о ропотливых евреях (Чисо.14,29). Одни из людей ропщут за самих себя в каком либо чрезвычайном несчастье или горе; например, говорят даже: «зачем мы родились на свете?» Другие произносят ропот за других: «зачем же это Бог отнимает (чрез смерть) мать у стольких малолетних детей»? Третьи смущаются промыслительными действиями Бога в истории целого человечества в какое либо данное время: «зачем допуска­лись войны..., зачем бывают нужды людей»? Ропот не заключает, еще в себе ненависти к Богу: но он выражает гнев-досаду на самого Бога. Очевидно, он напрасен и безрассуден; «кто разуме ум Господень? или кто советник Ему бысть?» (Римл.11,34). Он составляет дерзость пред беспредельным величием Божиим: как же человек, всецело зависящий от Бога, может требовать себе отчета в действиях Божиих? Впрочем, ропот иногда бывает и извинителен. Так иной раз ропщет глубоко-верующий. В горести своей этот человек так же по-видимому гне­вается на Бога, говорит, например, к Божией Матери: «зачем оставила меня...»? Но жалобные речи его скорее происходят от избытка надежды на Бога, чем от неверия. Таково например, состояние человека, когда будет допущен тяжкий грех,—не им самим, но близким к нему лицом, и когда угнетенная мысль его невольно обращается к Богу с воплем: «зачем попущено это несчастье, зачем не помянуты на сей раз мои заслуги»? В таком состоянии находился и праведный Иов, когда боролся с великими ужасами своих страданий (Иов.гл.3). Не следует в строгом смысле принимать ропотливые слова подобных лиц. Если сравнить их горькую жалобу на горькое несчастье: то последнее выйдет тяжелее и жалоба их окажется еще умеренною (Иов.6,1). Тут человек ропотливыми словами выражает только свою чрезмерную скорбь и, как кажется ему, незаслуженную им (Иов.6.26).—Чем же, однако, можем мы удер­жать себя от ропота на Бога или на святых в каком либо горе?—Такою мыслью, что чем больше наше несчастье, тем менее должны мы судить о нем,—полезно или вредно оно для нас,—судить так по настоящей только жизни; нужно смотреть на это несчастье в связи с бу­дущею нашею жизнью. Еще таким простым, но верным, средством: когда в несчастии душа наша будто окаменеет или оглохнет, когда с языка нашего так и готовы исходить слова ропота, — нужно заставить себя говорить вслух и много раз «слава Богу». Пусть машинально и одним языком будут произносимы нами эти слова: но они мало помалу оживят и смягчать нашу душу, вызовут ее на такое сознание: «благо мне, яко смирил мя ecи!» (Пс.118,68).

  Кощунство: а) словами и б) действиями

 «Ниже да именуются в вас... кощуны» (Еф.5,4). Кощунство отличается от богохуления и ропота на Бога. Последние грехи касаются самого существа Бога и личности святых: а оно относится только к тому, что есть Божьего и что принадлежит святым. В нем (если судить по большинству примеров) нет ни ненависти, ни гнева в отношении к Богу и святым: но выражается шутка, желание развеселить других и легкомыслие. Однако ж оно иной раз бывает еще виновнее пред Богом, особенно в сравнении с ропотом,—по своей невынужденности и частовременности. Оно обнаруживается словами и действиями.

Словами; а) любят говорить священными текстами, языком славянским — церковным, не для того, чтоб придать своему разговору более достопочтенности и назидания, а в обыкновенном празднословии, единственно с целью возбу­дить в других смех,—и во всяком случае не к месту; так например, припоминают «глас вопиющаго в пустыни» (Мрк.1,3), желая выразить безуспешность какого либо дела (но на глас Крестителя в пустыне собиралось много народа (Лк.3,7,12.21); так нередко говорят о твердом знании какого либо пред­мета: «знает, как помилуй мя, Боже»; б) приводят тек­сты слова Божия в светских сочинениях, часто и без буквальной точности,—я опять не по смыслу их, а только ради острого слова и одной шутки, еще думают, может быть при этом выразить, что простодушное верование Библии есть доля простого народа. (Да; любимейшая это при­вычка некоторых светских писателей шуточно переме­шивать свою речь священными текстами. Сюда же относится намеренное писание или печатание ими имен: «Христос, Богородица» с малых букв: «христос, богородица»), в) сознательно обращают в свою пользу некоторые слова священного Писания, чтоб ими оправдаться в нарушении нравственных своих обязанностей; например, отказываясь от поста говорят: «не входящее во уста сквернит» (Мф.15.11), между тем как здесь берется общая мысль о пище, без всякого отношения ее к качеству или количеству, и только пища здесь противопоставляется нечистоте сердца, от ко­торой происходит и нечистый и дурные речи;—еще чаще оправдывают свои грехи и опущения нуждою, говоря: «по нужде и закону пременение бывает» (Евр.7,12), тогда как в настоящем случае разумеется закон вовсе не коренный и нравственный, а обрядовой —ветхозаветные жертвы, омовения и т. под.; г) совсем по своему перелагают или сочиняют тексты, т. е. слова-то Св. Духа, так как устами апостолов и пророков говорил (глаголал) сам Дух Святый; так например, страшно искажают последние слова в апостольском чтении во время брака, равно как и мно­гое в церковных песнях и чтениях, например, «со свя­тыми у покой»,—всегда придумывая на этот раз какую либо грубую рифму или созвучие; д) насмешливо или в грубых словах говорить о некоторых высоких священнодействиях (макале, т. е. погрузил в крещении); а так­же обычным глумлением для многих бывает «епитимия»; составляют вновь или только повторяют за другими насмешливые пословицы на священников и монахов, которые касаются не личности только, но и службы первых и звания вторых. Такова поговорка и о «длинных волосах». Но например, у священников длинные волоса—и сами по себе приятный вид—должны бы быть еще приятным напоминанием для мирян, что «вот среди их, и так близко, находятся люди, посвященные для особенного слу­жения Богу и для того, чтоб через них же приносить молитвы и жертвы к Богу» (Еыр.7,27).

Действиями кощунство (пародирование) бывает: аа) благословляют рукой для забавы по примеру священника и в виду его, например, когда кто, придя в дом для гостьбы или за делом и по доброму обычаю благословясь от него, подходит затем к другим с простертою рукою поздороваться; бб) произносят эктении на манер чтения дьяконского, искажая свой голос: вв) представляют (пародируют) целые службы, например, молебен с водосвятием, и целым сборищем, назвав тут одного псаломщиком, а других певчими, поделав и облачения священные (на­пример, вместо ризы рогозу), подражая наружному виду свя­щенника (волоса и борода изо льна); а также равнодушно относятся к играм детей, имеющим предметом смешное представление какого либо таинства или обряда, особенно исповеди (один мальчик сидит на стуле, а другие подходят к нему и рассказывают свои грехи, при чем  мальчик или девочка покрывает их большим платком); мало этого, и сами взрослые в некоторых местах допускают подобные же игры, например, венчают (венцы из соломы), хоронят искусно скрывающего все признаки жиз­ни, и даже карикатурят великое таинство крещения; гг) в нетрезвом виде поют духовное и церковное, сменяя это пение хохотом или спором; дд) безвременно и неуместно, например, для испытания голоса или ради приятности напева, поют из литургии такие стихи, которые относятся к совершению самой бескровной жертвы («милость мира...» «Тебе поем»), и которые вне богослужения можно петь разве для изучения или спевки и разве еще одиноко, тихо и с глубоким умилением; ее) стараются рассмешить непристой­ными движениями и смехом человека, предстоящего на мо­литве, а также иногда останавливают этим чтением или пение на клиросе; жж) надевают, при случае или нарочи­то отыскав где, священническое платье и даже церковные ризы, и так то со смехом показывают себя пред дру­гими;, зз) в театрах выводят на сцену для большего увеселения публики духовных лиц, даже назвав по имени против печатного текста пьесы, какое либо местное знакомое публике и известное своею строгостью или учительством лицо; ии) составляют и разыгрывают в театрах целые драмы из свящ. книг (Зора опера). И сколько же извест­но разных родов кощунства!

К сожалению, этот грех в большом ходу. Для лю­дей легкомысленных любимейшее занятие, приятнейшая шутка: представить в смешном виде обряд церковный или кого либо из лиц духовных. Иное что для шутки и забудется, а это—нет: так то человек поврежден грехом и так хитро подстрекает его враг-дьявол к осмеянию священного!—В какой же степени тяжек этот грех? О тяжести его прежде всего можно судить по лицу Ирода, который показал пример его над Иисусом Христом (направление же убийцы Крестителя известное). Ирод осыпал колкими насмешками и дерзкими шутками Иисуса Христа в глазах своих царедворцов (кощунство без соучастников не бывает); и царедворцы последовали примеру его: он придумал для Спасителя нашего и «ризу светлу» (длинную белую), чтоб представить картину более смешной (Лк.23,11)—Кощунство, хоть бы допускалось не в чувстве пренебрежения к священным лицам и предметам (да! есть кощунствующие и по крайней развращенности сердца), а так просто для улыбки других,—кощунство непременно убивает в душе подобающее к святыням благоговение. Обыкновенно, и от внешнего многое начинается в чело­веке, как с другой стороны—внутреннее его отражается с силою во внешнем; например, внешняя внимательность к своим действиям и терпеливость в занятиях делают его и внутренно-сосредоточенным, исправляют его от порока рассеянности. Посему как наружное почитание нами святынь располагает самую душу благоговеть и чем боль­ше будет знаков такого почитания, в простоте намерения обнаруживаемых, тем больше душа наша начинает благоговеть: так с противной стороны, т. е. от кощун­ства, охладевает к священному душа. Случись вскоре услышать в церкви то пение или увидеть то самое таин­ство или обряд, которые кощунственно представлены были кем либо, и воображение наше тотчас переносится к прежней картине: уважения к священному и святым не­вольно не стает в нас или убывает. Сама по себе святыня или священное лицо и действие ничего не теряют; они остаются по прежнему священными и душеспаситель­ными для прочих, которые приходят к ним или слышат их с доверием: но самим-то кощунникам от их кощунства великий убыток относительно чувства страха Божия. Притом—разве мало еще мирских предметов для шутки и веселости? зачем же трогать священное? Дано нам священное не для того, чтоб шутить над ним, а чтоб благоговеть. — Наконец, тяжесть греха кощунства видна из того, что случалось—тотчас же карал правосуд­ный Бог виновных в нем. Так были примеры, что тот человек, который притворялся покойником, между тем как другие шутили над ним или просили у кого пособия, чтоб похоронить его,— тот человек и действи­тельно оказывался умершим. В одной из духовно-повествовательных книг говорится, что дети играли кощун­ственно обедню, и—тотчас явился с неба огонь на вещи, которые они приготовили для бескровной жертвы, бросив их самих в страшном испуге на землю: испуг прошел только чрез сутки (Луг дух.194). Но если Бог долготерпит кощунникам, то потому, что «на покаяние их ведет» (Римл.2,4) или покаяния от них ожидает. И, о! если б они поняли это.

Страницы: 1 2

Ислам. Коран

В пещере тайной, в день гоненья,

Читал я сладостный Коран.

Пушкин. А.С.


После посещения Луганской мечети, я решил написать небольшой пост об Исламе и Коране. Я, конечно, не профессор богословия, но всё-таки на сегодня многие даже приблизительно ни чего не знают об одной из основных религий мира, а судить по голливудским боевикам и новостям - это смешно.

***.

Около 1400 лет назад неграмотный пастух Мухаммад, стал проповедовать откровения, которые дал ему Ангел в одной из пещер. Трудно себе представить достопочтенных граждан арабского Востока, которые станут слушать, записывать и почитать за истину слова безграмотного пастуха! Но то, что говорил простой пастух, изменило историю.

В отличии от библейских пророков, он не удивлял народ чудесами и воскрешениями, не пугал огнем с неба, дабы уверовали в него и в его слова. Главным чудом был сам Коран, который до сегодняшнего дня является поэтическим произведением, практически неповторимым, красноречивым и глубоко духовным. Ни кто не смог повторить стиль Корана. (Корявость русского текста, это следствие перевода, в которой отсутствует поэтическая основа арабского оригинала)

Ужель они говорят: “Измыслил он это сам”? Скажи: “Представьте хоть одну суру, подобную этим. И призовите себе в помощь кого хотите, кроме Аллаха, коль правдивы вы в своих словах. ” (Сура “Йунус”, 10:37-38)

Только Бог мог дать такую силу слов безграмотному человеку. Коран это не просто набор заветов, изречений и молитв, это литературное произведение в стихах. Коран, как впрочем, и в некоторых других религиях святые писания, читается нараспев, еще раз подчеркивая свою поэтическую основу.

В то же время текст прост и доступен.

Поистине, Мы сделали Коран легким для запоминания и назидания …(Сура “Луна”, 54:22)

Быть может Его, возможно сравнить с произведениями Пушкина, где простые слова сплетаются в неповторимые рифмы, яркие образы и глубокий смысл?!По крайней мере сам Пушкин был поражен стилем, что выразилось в стихотворении «Подражая Корану»

Коран передавался и был записан сподвижниками Мухаммада на протяжении 23 лет, и имел хронологическую последовательность. Но в конце жизни пророк, расставил суры по-другому. Есть мнение, что Коран все равно надо читать в той последовательности в какой он был ниспослан Богом, год за годом, в течении многих лет. Ведь ни кому не придёт в голову, например, читать «Войну и Мир» Толстого от середины к началу?! Так и Бог не мог, посылать своему пророку писание вперемешку. Но мусульмане уверены, что Коран в том виде и в той последовательности, в которой он существует сегодня, исправлен самим Мухаммадом и поэтому безупречен.

Надо отметить еще один момент, на котором спотыкаются многие писания – это перевод. Коран переведен на русский в нескольких вариантах, начиная с 1716 года по приказу Петра Великого и заканчивая 2011 годом. Есть даже перевод в стихах – Шумоского. Самым удачным на сегодня переводом считается перевод Кулиева, он ближе всего раскрывает смыслы. Но перевод есть перевод и он все равно искажает тонкие моменты, которые хотел передать автор, как бы не старался переводчик. Кто знает иностранные языки, тот поймет суть проблемы. Мне Имама луганской мечети посоветовал естественно Кулиева, но добавил; для всестороннего понимания смыслов стоит обратить внимание и на другие.

***

Мы ниспослали тебе Писание с истиной в подтверждение прежних Писаний, и для того, чтобы оно предохраняло их (или свидетельствовало о них; или возвысилось над ними). Суди же их согласно тому, что ниспослал Аллах, и не потакай их желаниям, уклоняясь от явившейся к тебе истины. Каждому из вас мы установили [различные] законы веры и предписания. Если бы захотел Аллах (Бог), то он сделал бы вас одной общиной [верующих], однако [Он не сделал], чтобы испытать вас в том, что вам даровал. Так старайтесь же превзойти друг друга в добрых деяниях. К Аллаху (Богу) всем вам возвращение, и поведает Он вам [истину] о том, в чем вы были не согласны друг с другом.

Сура 5: Трапеза - Аят: 48




Для большинства сегодня ислам это непримиримая религия по отношению к христианству и, конечно же, иудаизму. И может показаться, что ничего общего между ними нет. На самом деле не совсем так. Коран является как бы еще одним Новым заветом, написанным через 600 лет после прихода Христа, и на своих страницах рассказывает и об Иисусе (Иса), и о его матери Марии (Марьям), и обо всех пророков и праведникхах, которые присутствуют в Ветхом Завете. Адам, Ной (Нух), Авраам (Ибрахим), Моисей (Муса), все почитаются в исламе не меньше чем в Иудаизме или Христианстве, а Аллах не кто иной, как единый Бог, который проповедуется сегодня в христианских церквях и еврейских синагогах.

Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.

"Он – Аллах, нет божества, кроме Него, Ведающего сокровенное и явное. Он – Милостивый, Милосердный!


Ислам является одной из трех, так называемых, авраамических религий, проповедующих монотеизм, то есть единобожие.

Но не все так просто во взаимоотношениях трех учений. Проблема каждого писания, это то, что оно отсекает какие либо другие писания пришедшие после него. Так иудеи отвергли Новый завет и личность Иисуса, а христиане отвергли Коран и Мухаммада, хотя последующие учения признавали предыдущие в том или ином варианте.

Мусульмане не принимаю Библию за подлинное писание, которое Бог дал сначала иудеям, через их пророков, а потом через Иисуса. Сам Ветхий завет много раз переписывался, а Новый написали люди, которые не имели ни какого отношения к Иисусу. Лука, Марк, апостол Павел, эти люди не видели самого Иисуса и описывали события участниками, которых они не были, а сами тексты евангелия прошли редактирование и были приняты в таком виде уже в 300-х годах нашей эры.

«Горе тем, которые пишут писание собственными руками, а затем говорят: “Это – от Аллаха”, чтобы купить за это ничтожную цену. Горе им за то, что написали их руки! Горе им за то, что они приобретают!» (2:79) аль-Бакара

Но Коран не отвергает, того, что через пророков, описанных в Библии, было послана истина.

«Веруем мы в Аллаха и в то, что ниспослано было Аврааму, Исмаилу, Исааку, Якову [1] и потомкам их, в то, что даровано было Моисею и Иисусу [1] и что даровано было пророкам [1] Господом их. Не проводим мы никакого различия между ними и предаемся Ему» (Коран 2:136).

Отсюда и расхождения. Коран же написан еще при жизни самого пророка Мухаммада, и поэтому дошел до наших дней без какой либо цензуры и редакции. Так, по крайней мере, утверждают мусульмане.

Два самых главных противоречия, которые никак не могут быть восприняты христианами, это то, что Иисус не богочеловек, а человек, пророк, как и Мухаммад, который принес людям учение от Бога. И то, что он не был распят и не воскрес на третий день, а был убережен от казни и вознесся к Богу в теле.

«и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и не распяли, а это только показалось им. Те, которые препираются по этому поводу, пребывают в сомнении и ничего не ведают об этом, а лишь следуют предположениям. Они действительно не убивали его. О нет! Это Аллах вознес его к Себе, ведь Аллах – Могущественный, Мудрый»

Ан-Ниса 4:157-158


Это полностью срубает все столпы христианского вероучения.

Еще одно базисное противоречие, уже с Ветхим заветом, это взымание процентов с долга.

Библия

Не отдавай в рост(под проценты) брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что [можно] отдавать в рост; 20 иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею. "( Втор.23:19-20)

Коран

Те, которые берут лихву (проценты), восстанут (в Судный день), как восстанет тот, кого шайтан своим прикосновением обратил в безумца.

Это им в наказание за то, что они говорили: «Воистину торговля — то же, что и лихва». Но торговлю Аллах дозволил, лихву запретил.


Отсюда интересный момент. Исламские банки не дают кредиты под проценты, как западные. Они вкладывают свой интерес в реальную прибыль человека, и страдают так же если экономика провальна. Вообще Коран составлен так, что в нем духовные законы, выражаются в мирских. Это еще одно отличие от Нового завета, хотя Ветхий завет в принцип несет те же функции. Новый завет составлен так, что духовное, то, что принесено было Иисусом, отделено от мирского; «Кесарю кесарево, а Богу Богово». Коран же расписывает, как духовное должно отражаться на жизнеустройстве всего общества. И запрет на проценты один из примеров. Это конституция, но основанная на Божьих законах. Сегодня многие исламские страны управляются именно по Корану, а их лидеры, прежде всего набожные люди исполняющие писание, как в личной жизни, так и в управлении страной. Не все конечно идеально, но тенденция есть.

***

5). Те, кому было дано нести Тору (Пятикнижие Моисея), а они ее не понесли, подобен ослу, который несет книги. Скверно подобие людей, которые считали ложью знамения Аллаха! Аллах не ведет людей неправедных!

Тысячи лет назад Бог избрал один народ для свой миссии. Он хотел, чтобы этот народ возглавил остальные народы и принес им просветление, счастье, гармонию и организовал их жизнь в соответствии с божьим промыслом. Для этого Он дал им знания, избавил от рабства, наградил талантами и заповедовал не оставлять их. Но народ этот скурвился, знания спрятал, а таланты свои использует исключительно для личной выгоды. Мало того, они делают все наоборот, сбивают с пути - подменяя писания, а богоизбраность используют как презрение к другим. Иисус пришёл указать на это; «Ваш отец дьявол!», Мухаммад пришел и снова указал на эту же проблему. Но….

160. За то, что иудеи поступали несправедливо и многих сбивали (или часто сбивали людей) с пути Аллаха, Мы запретили им блага, которые были дозволены им.

161. А также за то, что они брали лихву, хотя она была запрещена им, и незаконно пожирали имущество людей. Для неверующих из них Мы приготовили мучительные страдания.


P.S. Я ни в коем случае не пропагандирую ислам или какие-то другие религии. Не говорю, что Коран безупречен. Любые книги пишут, прежде всего, люди, а не сам Бог. Он не диктует своим пророкам по слогам предложения, и не перепроверяет их как школьный учитель диктант. Надо учесть, что все писания были даны давным-давно, народам со своей культурой, переписывались, даже просто для сохранности и часто использовались в корыстных целях. Буквы это всего лишь буквы. Бог не в книгах, и книги это не Бог.

И кто сказал, что пророков больше не было и не будет?

http://vadym28.blog.top.lg.ua/