хочу сюда!
 

Ольга

27 лет, водолей, познакомится с парнем в возрасте 25-35 лет

Страстная седмица. Великая Пятница.



Страстная седмица. Великая Пятница. Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа.


Цель богослужений Страстной

седмицы – не благочестивая память, размышления о чём-то,

а включение нашей личности в само событие.

прот. Андрей Ткачёв


В Ве­ли­кий Пя­ток со­вер­ши­лись и вос­по­ми­на­ют­ся Цер­ко­вью свя­тые, спа­си­тель­ные и страш­ные стра­да­ния и смерть Гос­по­да Иису­са Хри­ста, нас ра­ди во­лей Им пре­тер­пен­ные. Си­нак­сарь в Ве­ли­кую Пят­ни­цу на­чи­на­ет­ся сти­ха­ми:

Жи­вый еси, Бо­же, ты, и умерщ­влен­ный на дре­ве:
О мерт­ве­че на­гий, и Бо­га жи­ва­го Сло­ве.
За­клю­чен­ная от­вер­зе едем­ская вра­та:
Вло­жив раз­бой­ник ключ, еже по­мя­ни мя.

Со­вер­шая в Ве­ли­кую Пят­ни­цу «по­сле­до­ва­ние свя­тых и спа­си­тель­ных стра­стей Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста», Пра­во­слав­ная Цер­ковь в этот Ве­ли­кий день все вре­ме­на свя­щен­ных со­бы­тий спа­се­ния ми­ра озна­ме­но­ва­ла бо­го­слу­же­ни­ем, – вре­мя взя­тия Спа­си­те­ля в са­ду Геф­си­ман­ском и осуж­де­ния Его ар­хи­ере­я­ми и ста­рей­ши­на­ми на стра­да­ния и смерть (Мф.27:1) – бо­го­слу­же­ни­ем утре­ни; вре­мя ве­де­ния Спа­си­те­ля на суд к Пи­ла­ту – бо­го­слу­же­ни­ем пер­во­го ча­са (Мф.27:2); вре­мя осуж­де­ния Гос­по­да на су­де у Пи­ла­та – со­вер­ше­ни­ем тре­тье­го ча­са; вре­мя Крест­ных стра­да­ний Хри­ста – ше­стым ча­сом; вре­мя смер­ти – де­вя­тым ча­сом; а сня­тие те­ла Хри­сто­ва со кре­ста – ве­чер­нею.

***

Тропарь на Великую Пятницу, глас 4

Искупил ны еси от клятвы законныя/ Честною Твоею Кровию,/ на кресте пригвоздився, и копием прободся,/ безсмертие источил еси человеком,// Спасе наш, слава Тебе.

Перевод: Искупил Ты нас от проклятия закона драгоценною Своею Кровью: ко Кресту пригвожденный и копьем пронзенный, Ты людям источил бессмертие. Спаситель наш, слава Тебе!

Кондак на Великую Пятницу, глас 8

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим:/ Того бо виде Мария на Древе и глаголаше:// аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

Перевод: Придите все, Распятого за нас воспоем. Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: «Хотя Ты и распятие претерпеваешь, Ты – Сын и Бог мой».

***

СЛОВО В ВЕЛИКИЙ ПЯТОК

Так кончилась страшнейшая и величайшая драма истории мира. Безжизненно повисло на разодранных ранах от гвоздей пречистое Тело Спасителя нашего… Низко опустилась на грудь мертвая глава. И так оно долго висело.

Уже разошлись, бия себя в грудь, те окаянные, которые Его распяли, а тело все висело и висело – долго висело… Висело, доколе не пришли блаженные тайные ученики Христовы, «фарисеи» Иосиф и Никодим, и сняли со креста окровавленное тело Спасителя, и положили его на разостланное на земле чистое полотно, обмыли кровь и грязь, и положили на другую плащаницу, чистую и сухую.

На плащаницу… и вот пред вами плащаница с телом Иисусовым… О Господи наш, Господи! Что же это такое? Как могло это случиться?! Разве не говорил Он апостолу Своему Петру, когда в Гефсиманском саду отсек он ухо рабу первосвященника: «Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут. Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов ангелов?» (Мф. 26, 52–53).

Да, да, Он мог это сделать, но Он этого не сделал.

Он добровольно, добровольно – запомните на всю жизнь это слово – совершенно добровольно претерпел страшную казнь, отдал жизнь свою за жизнь мира на кресте.

Скажите, когда это было до Христа? Когда это было возможно, чтобы тот, кто имел бы власть избежать неприятностей, избежать даже смертной казни, не использовал бы этой своей власти? Когда бывало, чтобы шел человек добровольно на смерть? Это было после Христа, было со многими мучениками Христовыми, но до Христа никогда, никогда не было.

Скажите, разве возможно представить себе, чтобы огромный лев, царь зверей, покорно отдал бы себя заживо на растерзание лукавым лисицам и голодным крысам? Нет, нет! Это невозможно: от одного страшного его рыканья, от рева его вся эта мразь в страхе разбежалась бы.

Вскоре в каноне пасхальном услышите вы о другом Льве, Льве от колена Иудина. Кто этот лев? Это Господь Иисус Христос, это Лев, обладающий безгранично, неисчислимо большей силой, чем лев – царь зверей. Это Творец и Владыка всей твари, это Вседержитель.

И вот этот Лев, от гласа которого дрожали бы земля и море, добровольно отдает Себя в руки окаянных лисиц – книжников, фарисеев и саддукеев: «Яко овца на заколение ведеся и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст своих».

Зачем, зачем же, почему это было? Зачем Лев от колена Иудина – Господь и Бог наш Иисус Христос претерпел такую страшную казнь? Ответ на это находим в 3-й главе Евангелия от Иоанна, в беседе Христа с Никодимом; там читаем такие слова: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16).

Итак, любовь, любовь безграничная, любовь безмерная, как бездонный океан, любовь Божественная, сострадание Божественное к гибели всего человечества были причиной того, что добровольно отдал Себя на страшную смерть Сын Божий, Христос Бог наш.

Он явил крестом Своим такую безмерную, такую безграничную любовь, какой никто – никто не мог и помыслить. Ибо любовь, Божественная любовь подвигла Его на то, что сделал Он.

Итак, любовь к нам, окаянным, к нам, негодным, к нам, погибающим, побудила Спасителя нашего претерпеть страшные муки Голгофские. Только ли любовь? Нет, не только, ибо еще древний пророк Исаия за 700 лет до Рождества Христова писал о Нем так, как будто бы был Его современником, как будто видел и знал все важнейшие события жизни Иисуса, и сказал: «Наказание мира нашего на Нем. Язвами Его мы исцелехом».

Итак, с одной стороны – безмерная любовь Божия, а с другой стороны – и правосудие Божие.

Так бездонная пучина грехов, которые сотворены до пришествия Христа и которые творятся после пришествия Его, не могут остаться безнаказанными.

Нельзя, нельзя оставить безнаказанными все мерзости, жестокости, подлости, убийства, прелюбодеяние, всю нечистоту рода человеческого.

Надо было, чтобы эти грехи были искуплены непостижимым для нас образом.

Бог, Троичный в Лицах, в предвечном Своем Совете нашел средство к тому, чтобы не остались безнаказанными грехи мира: Он возложил их на Сына Своего, на Господа Иисуса Христа. «И Он понес грехи наши и мучим был за беззакония наши».

О, как понять, как постигнуть это? Это страшно, этого постигнуть нельзя, это одна из величайших тайн Божиих. И никогда ум человеческий не сможет понять, почему и как надо было, чтобы за грехи мира так страшно изъязвлен был Христос Сын Божий.

Но у пророка Исаии читаем в 65-й главе: «Мои мысли – ни ваши, ни ваши пути – пути Мои, выше путей ваших, ни мысли Мои выше мыслей ваших». Даже самый великий из богословов, великий Григорий Богослов глубоко задумывался над этим вопросом. Этот вопрос волновал его, но даже он не мог дать ответа на него.

Посмеем ли мы с ничтожным умом нашим пытаться разрешить то, чего не разрешил и сам Григорий Богослов?!

Не должны ли со смирением, с глубоким преклонением познать и запомнить навсегда одно – что смерть Христова на кресте была добровольной смертью за грехи наши – за грехи мои, за грехи ваши, за грехи отцов наших.

(Последние слова с земным поклоном пред Плащаницей).

святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

4 апреля 1953 г.

3

Комментарии

16.04.18, 11:25

Але можна це повторити мовою, що буде зрозуміла не лише душі, а і розуму? Як Господь заповів нам в П"ятидесятницю......

    26.04.18, 11:37Ответ на 1 от Lzarichna

    Але можна це повторити мовою, що буде зрозуміла не лише душі, а і розуму? Як Господь заповів нам в П"ятидесятницю......Я не зовсім розумію, про яку заповіді йдеться?
    З приводу української мови, то я думаю над цим питанням, на жаль у мене не вистачає часу і найголовніше, обсяг блогу обмежений, я не зовсім уявляю як це зробити технічно.

      39.04.18, 08:40Ответ на 2 от gred

      На 50 день свого Восресіння Христос приходив до своїх учнів з проповіддю і вони заговорили мовами народів світу. Щоб ті народи молились Богу не лише серцем, а і розумом.