Может, тебе еще и ключи от квартиры, где... (с)

  • 03.05.15, 14:40
     Деньги никогда не стояли у меня во главе угла. Так уж я воспитан родителями, школьными учителями, классической литературой, улицей, обществом, самой жизнью, - что мои настроение и самочувствие не зависят от суммы денежных знаков в кармане. Даже когда этих самых денежных знаков в этом самом кармане было не ахти - я не видел в этом причин для беспокойства. Видели другие - близкие, родственники, бывшая (потому, слава богу, и бывшая), а я нет, не видел. Приходилось мне пару раз слышать и от близких мне людей, что я просто не умею их зарабатывать. Но только я знаю, что на самом деле я всего-навсего не умею их тратить. Точнее,  в силу того же таки воспитания, моя голова не забита под завязку элементарнейшими человеческими потребностями и у меня нет перманентной нужды во что бы то ни стало, вкалывая и горбатясь, впоследствии за деньги приобретать то или иное благо, тот или иной продукт. Я теряюсь в современном куда-то и за чем-то спешащем  мире, и время от времени жалею, что не родился где-то в Тибете под всевидящим оком просветленного Будды. Затем я спохватываюсь, вспоминаю, что жалеть нельзя ибо все это карма, и живу себе дальше, как ни в чем не бывало. Но речь не об этом.
Речь о денежных знаках. И тех, кому они нужнее.

     Есть у меня пару знакомых, у которых при одинаковом со мною доходе, никогда нет денег. Ну, не так, чтоб никогда, но, по-моему, их им регулярно не хватает. Иначе как еще объяснить их множественные долги и такое противное моему уху «Одолжи, а?». Лично для себя я уже давно переделал пословицу «хочешь потерять друга - одолжи ему денег». Друзей деньгами не испортишь и не отвадишь. Нечего одалживать деньги кому ни попадя, называя другом. А вот хочешь узнать человека - одолжи ему денег» в самый раз будет. Когда человек впервые обращается ко мне с просьбой о беспроцентном кредите, я его, кредит, именно так и рассматриваю - капиталовложение в познание человека. 

    Схема обычно одна и та же: деньги заемщику нужны позарез, вот прямо сейчас, иначе он без них прямо сейчас, прямо здесь в моем присутствии окочурится. У него обычно больна жена, голодны дети, течет крыша над головой и вообще все очень и очень плохо, но он мамой клянется, что такого-то и такого-то числа деньги отдаст. Называется число (неделя, месяц), место и даже источник дохода, из которого эти самые деньги вернутся обратно ко мне в карман. Для пущей убедительности по моим личным наблюдениям некоторые даже лезгинку с удовольствием танцевали бы. Далее следуют получение на руки денежных знаков, веселое расположение духа и самые искренние заверения в их скорейшем возвращении в родные пенаты. И вот, когда настает час Ч и дедлайн берет заёмщика за яйца, начинается долгожданное и не столь уж затратное по силам познание человека. И человек, человек - это звучит гордо, проявляется во всей красе. Человек, человечишко, человечище - в зависимости от результатов познания. 

    Один хороший знакомый, никогда ему с некоторых пор не отказываю в кредите, вернул с небольшим, но все равно приятным процентом. Извини, говорит за задержку, вот тебе сверх тела кредита за моральные убытки. И с тех пор никогда не задерживается. Вот. А другой «товарищ» уже настолько достал, что, ей-богу, когда-нибудь выпросит плюху для своего хлебальника только за то, что этот самый хлебальник беспочвенно недоволен. А беспочвенно недоволен вот почему. 

   После двух, мягко говоря, не вовремя возвращенных кредитов я ему сказал как есть: больше ко мне не обращайся - твоя кредитная история оставляет желать лучшего. И спустя несколько месяцев он "так и сделал". 

- Слушай, - заговорщицки говорит он мне, - у меня есть к тебе дело…
- Денег не дам, - перебиваю его я.
Он слегка опешил от такого поворота событий, но удар выдержал.
- А как ты догадался, что мне нужны деньги? - отшучивается. - Я ж еще ничего не говорил?
- И не надо... Я ж тебе прошлый раз сказал - ко мне можешь не обращаться. 
- Ну, так это ж давно уже было. Я ж не много прошу…
- Да какая разница - я тебе и червонца не дам.
- Не, ну послушай… Я ж тебе…
- Да пофиг. Денег нет - заруби себе на носу.
- А, так у тебя нет?!
Мне показалось, что он расстроился больше от того, что у меня нет денег, чем от того, как между нами происходит диалог. Он уже было начал утрачивать ко мне всякий интерес и, тем не менее, я его добил.
- Деньги у меня всегда есть. Но не для тебя. 
С тех пор человечишко здоровается со мною через раз и то без энтузиазма. Я, небось, в его глазах после того разговора большущим пребольшущим жмотом остался. Ну, и поделом мне. Человека познать - дорогого стоит. 

Тудынедам

  • 30.04.15, 12:35
     Весна в самом разгаре. Обилие женских прелестей на улицах, как всегда из года в год, не перестает удивлять. Особенно радуют глаз сексуальные особы и особи, по малолетию своему все более и более недоступные. Лишний раз заглядывать в паспорт и огорчаться категорически не хочется. И, тем не менее, два нижеследующих наблюдения связываются у меня в одно единое целое далеко не без задней мысли.
    Первое. Их трое. Явно девочки. Школьницы. Может быть, даже спортсменки. Виляя своими все еще узковатыми задками, они проходят мимо явно навеселе и явно в поиске приключений. Веселость их еще та, девически-чистая, без пива и легкой наркоты. Просто, потому что весна и просто, потому что там, внутри их все еще девически-чистых тел уже происходят ураганные гормональные изменения в пользу бессердечных стерв и сварливых баб. Ну, прошли, да и прошли. Просто прохожие, просто дети. Ну, и что? Минуту спустя они выходят из магазина и идут обратно. И вот тут уже, в анфас, они привлекают внимание. Особенно одна из них - наиболее дерзкая и наиболее... грудастая. Хохотунья перешептывается с подругами, хихихает, бросает косые взгляды на 33-него мужика, затем в двух-трех метрах перед машиной останавливается и нагибается поправить сандалики (туфельки, тапочки, валенки - не важно, не обратил внимания, не заметил - не до того было). Учитывая размер груди хохотуньи не по возрасту и ее легкий летний топик, вид перед 33-летним мужиком открылся прямо таки изумительный. Я сижу, понимающе улыбаюсь и вспоминаю творчество Набокова, не заглядывая в собственный паспорт.
    Второе. Пару дней спустя сижу в полупустой маршрутке сразу за двумя такими же маловозрастными покорительницами мужских сердец и, как гласит народная мудрость, желудков. Особого внимания к себе они тоже до поры до времени не привлекают. Девочки, как девочки. Дети, как дети. Сидят себе о чем-то общаются. Бог с ними. И вот на одной из остановок водитель, дабы услышать вопрошающую об отсутствии наличия льготного места бабушку, прикручивает радиоприемник. Шансон резко обрывается, бабушка заискивающе вопрошает, обращаясь к водиле никак не иначе, как к сыночку, а в мои уши синхроном со старческим лепетом входит следующее:
-   ...Ну, анальный секс - это всегда пожалуйста, а ТУДА я ему не даю и не дам... 
Я думаю, если бы в салоне буса были видеокамеры без звука, они бы запечатлели меня в этот момент с ушами, способными поворачиваться взад-вперед, как у лошади. Мягко говоря, ох*ев, я тут же навострил уши и, наверное, даже подался всем телом вперед, но продолжения так и не последовало. "Детишки" заподозрили, что могут быть услышаными и окончательно перешли на шепот ухо в ухо. 
     В сущности, я догадывался. Я даже знал. Только не сознавался. Себе самому. Мало ли, что... Двадцать первый век на дворе, все таки. А на Набокова зря в свое время современники за "Лолиту" наезжали. Ой, зря. 

Не рабами едиными

***
Мне достаточно было всего один раз заглянуть ей в глаза. Плутовские, многообещающие глаза. И голос - контрольный в голову: 
- Карина, а ну, отойди от лужи. Дядя тебе сейчас по попе даст. 
Дядя… 
Флюидное... 
Сладкое…

***
Я сижу за кухонным столом и напрасно тщусь пристроить свой взгляд хоть где-нибудь, хоть куда-нибудь. Вперить в потолок, в окно, в чашку с кофе, в конце-то концов. Черта с два! Он настойчиво ищет ее зад. О, Господи! Да вытащи ты уже этот пирог, к чертовой матери! Не готов? Ну, конечно же, не спешу, ну, конечно же, отведаю. Да, видать духовка слабовата, что б ее… Ну, нагнись, нагнись, загляни еще раз…. «дядя даст тебе по попе». Тьфу, *бтвоюмать. А во дворе абрикосы цветут, а в кофе вон рожа видна… Не смотреть. Не смотреть еще раз.

***
- Я когда замуж выходила, думала - вот это мужик, вот это человечище. За пару недель до свадьбы с подругой так наклюкалась, что уже не соображала где я. Телефон то ли потеряла, то ли украли - не знаю, не важно - в общем, помню - вырастает мой Саня передо мною, как из-под земли, с лицом, не обещающим ничего хорошего, не долго церемонясь, подхватывает меня на руки и несет в машину. То же самое проделывает с Иркой. Я еще, дура, прикинь, как узнала потом, что он брал ее на руки, так чуточку даже приревновала. А на утро просыпаюсь в постели… голая. Голова раскалывается, ноги гудят. И мне та-ак стыдно, та-ак стыдно. И страшно. Не так стыдно, как страшно. Ну, думаю, - хана: скандал, выяснение отношений и всё причитающиеся. Лежу такая, прислушиваюсь к звукам в квартире. Слышу же - толчется на кухне. Ну, думаю, всё… До сих пор помню, какие батя устраивал скандалы, если мамка вовремя не приготовит поесть. Всё, думаю, муж (будущий) - голодный, злой и не выспавшийся перед работой - ссора неизбежна. И тут слышу - идет в спальню. Зажмурила глаза, выровняла дыхание - сплю, значит. Он подходит впритык к кровати и стоит молча. У меня аж волосы на голове шевелятся, когда я чувствую на себе его взгляд. И слышу запах кофе, прикинь. И в тот самый момент, когда я якобы спящая догадываюсь, что происходит, уже не в силах сдерживать улыбку, он говорит строгим голосом: «Хорош притворяться, алкашка. Вот твой кофе, ванна набрана. Помоешь посуду - мне некогда. Вечером поговорим…» И что ты думаешь? Поговорили? Таа… Даже не заикнулся, пока я сама из него буквально по слову не вытянула подробности той ночи…    

***
Она тараторит без умолку, лишь отчасти отрываясь то от плиты, на которой варится борщ, то от духовки, в которой печется пирог. То возвращается к мытью посуды, оставленной на некоторое время в покое, то бросает все и выбегает из кухни, не прекращая своего повествования, чтоб через несколько секунд вбежать обратно. На самом деле, я с трудом слежу за сюжетной линией ее рассказа и ценой титанических усилий остаюсь холоден и беспристрастен. Следить, как колышутся ее груди, как отчетливы становятся их очертанья в момент, когда она оборачивается ко мне лицом от мойки, куда менее трудоемкое занятие. И куда более приятное. Время от времени она берет тайм-аут в занимательном кухонном матче, прислоняется ягодицами к подоконнику и упирается в него руками. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся, она не прекращает своего повествования. На вспотевший высокий лоб падает прядь каштановых волос, и после двух безуспешных попыток сдуть ее ртом, она очаровательным движением тыльной стороны ладони с оттопыренными пальцами запрокидывает ее обратно. В следующее мгновение, как мячик, отпрыгивает от подоконника, подымает крышку кастрюли, в которой варится борщ, и помешивает его половником. Собранные у затылка волосы позволяют мне лицезреть ее белоснежную тонкую шею, просящуюся под поцелуи, а узкие плечи и спина не способны скрыть полушария грудей от моего взгляда даже, когда она стоит ко мне задом.

***
- Мама, мама! Сматли!
Вбежавшая на кухню Карина, с помощью жвачки надула пузырь и застыла в ожидании реакции со стороны матери.
- Та, ну йоханый ты бабай! Са-аня! - мать и жена в сердцах бросила на стул полотенце и вышла к мужу. - Я тебе сколько раз говорила не покупать ей жвачку? А ты марш руки мыть! Быстро!
- Ой, блин, не начинай.
- Та шо - не начинай? Ты по-русски понимаешь вообще или нет? Или тебе на лбу записывать надо?
- Та тише ты.
- Та шо тише? Я тебе сколько раз говорила - не покупай ей всякую… фигню.
- Слушай, угомонись.  Разошлась тут, понимаешь…
Саня вошел на кухню.
- Ну, как я – быстро? Если б воспитательница не тупила - еще быстрее было б. Ты уж извини, что оставил тебя одного… с Маринкой. У меня Карина вообще с головы вылетела.
- Ну, да - в садике уже, наверное, и забыли, как ты выглядишь…
- Марин, прекращай, а?
- Иди мой руки… папа. - и далее, когда муж уже скрылся в ванной комнате, как будто ни к кому конкретно не обращаясь, полушепотом и смотря в окно, - жаль, такой мужик был.

***
- Здарова.
- Здаров. Как ты? Как там малая? Как жена?
- Карина? Та вычухается. Если б Марина одевала ее по погоде, то она и не заболела б. А так… Со следующего понедельника - в садик. Только денег уйму угрохали. Тому дай, туда заплати, то купи, то принеси. Страна непуганых идиотов. Ты сам-то как?
- Та нормально…
- Слушай, я все хотел перед тобой извиниться…
- Да, ладно?
- Не, серьезно. Неловко как-то получилось тогда… Посидели, конечно, хорошо – дай Бог так почаще. Мне просто… Ну, за Марину немного стыдно, если честно. Ты не обращай внимания. Она раньше такой не была. Это ее последнее время заносит. Мы при посторонних стараемся не ссориться, не выносить ссор из избы…
- Да, ладно. Что ты переживаешь. Все нормально. Каждая вторая семья такая…
- Ну, у нас ситуация чуточку похуже будет… Не знаю, что с ней случилось… Если честно, вот только между нами, у нас уже даже был когда-то разговор о разводе. Если б не Карина, я б уже давно смылся от нее, ей-богу. Малую только жалко. 
- И правильно. Ты хоть и ненамного младше меня, но я позволю себе одно менторское замечание: жениться, сделать ребенка, создать подобие семьи – ума много не надо. Свадьба, печать в паспорте, это так… туфта, фундамент на песке. А вот ты попробуй на этом фундаменте дом выстроить – тут уже горбатиться нужно, пахать, как папа Карло.
- Гы. И это говорит мне разведенный мужик слегка за тридцать?
- Бл@дь, ты думаешь мне эта «житейская мудрость» даром далась? Я слишком дорого заплатил за свои знания. И сейчас бесплатно, заметь, делюсь ими с тобою.
- Ну-да, ну-да… Ну, да ладно. Мне нужно бежать. Я наберу тебя чуть позже. Свидимся еще.

***
Едва выйдя из супермаркета, я лицом к лицу сталкиваюсь с Мариной, которая направляется вовнутрь.
- Мишка, привет! А ты куда пропал? Санька говорил, вы уже давно не виделись и даже по телефону не общались?
Она стала еще краше. Темно-карие плутовские глаза тут же начинают затягивать меня, как речной водоворот бумажный кораблик. Они говорят со мною. Они манят меня в свой губительный омут. Я сражен и повержен.
- Да, все времени нет. Работы много, погода никак не наладится. То одно, то другое. Давно было договорились пойти де-нить пивка дернуть, да все никак не получается. А ты… А ты… В АТБ?
- Ну, ты прям капитан очевидность. 
Она обнажает свои чудесные белоснежные зубы в дружелюбно-издевательской улыбке и занимает выжидательную позицию. 
- Да уж… 
Я испытываю чувство крайней неловкости. На мгновение переношусь лет эдак на 15 -17 назад. Первая серьезная любовь. Первое серьезное признание. Муки слова, когда из-под языка выскакивает совсем не то, что на уме. Я смотрю на нее, и мне хочется сделать шаг навстречу, чтобы схватить ее и впиться губами в губы. А вместо этого вынужден немедля или поддержать разговор, или красиво раскланяться. Моя голова голосует за то, чтобы откланяться и пойти дальше, но мои яйца абсолютным большинством голосов высказывают ей вотум недоверия.

***
Эта фраза, это жизненное изречение, афоризм крутится у меня на языке, но никак не приобретает четких очертаний. Я точно помню, что-то там «не возжелай», «жены» и бла-бла-бла. Так и ввожу как-то раз в гугле: «не возжелай жены». Ох, *бтвоюмать! Грешен, я грешен: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Да нахрена мне ишаки с рабами, спрашивается?

Трепещи Омерика

  • 17.04.15, 18:30
Пока народ рьяно обсуждает смерть О. Бузины (земля ему бетоном), воздушно-космические легионы великой и могущественной России продолжают готовиться к активной фазе противостояния с США и НАТО. Делайте ваши ставки, господа, - ядерный пепел не за горами!


0%, 0 голосов

0%, 0 голосов

30%, 3 голоса

70%, 7 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

цвитошное (флешмопс)

  • 09.04.15, 10:57

Я тебе подарю две гвоздики
И на взгляд твой пришибленно-дикий
Лишь отвечу без тени угрозы:
Повторяла б ты вовремя позы,
Чтобы мне да накопленным силам
Хоть какой-то ты прок приносила


***

"Акция! Разместите новый вклад в любой валюте до 30.04 и мы заплатим за Вас налог на доходы по вкладу!". 10060

Ага, щас. Разбежался. У вас 25-процентная годовая ставка в гривне. Эт 250 грн. с косаря за год. Минус 20% налога на депозит. Минус 1,5% военный налог. Эт меньше 200 грн. с косаря. Плюс минимум 20% инфляции за год. Итого: уважаемый лох, пардоньте, клиент,положи щас тыщу на депозит, на которую можешь купить, скажем, 50 литров бензина, а через год на 1190 ты купишь все 40 литров!!!Йохохо! И бутылка рома!

 Бенин приватбанк увеличил штатное число юмористов, чи шо?

А! То есть они предлагают 20% налога на депозит оставить мне? Ну, тогда надо подумать. 45 литров бензина через год - не 40, не 40.

***

     Захожу во двор частного дома. Во дворе то ли трое, то ли четверо детишек. «Сюда, Михаил Юрьевич, сюда». Какая-то тень приглашает меня в дом. В доме, как и во дворе, бардак и грязь. Передо мной выныривает замурзанная девочка лет 7-8. То ли из тех, что встретились мне во дворе, то ли еще одно чадо. «Она совсем не хочет учиться. А если и хочет, то не получается. Еще на один год оставят, бедная моя девочка». Тень всхлипывает и вытирает слезы платочком. Чувствую себя репетитором. Ну, понимаю в данный момент сна, что я какой-то учитель на дому. А встречают меня минимум как врача скорой помощи - всей семьей, с печальными лицами. Смотрят как на бога.

     Мы садимся с девочкой за подобие письменного стола. Вокруг нас рассаживается остальная ребятня, какие-то невесть откуда взявшиеся незнакомые лица и тень. 

     Какое-то время я пытаюсь научить девочку читать. Девочка абсолютно безнадежна. "Бекает", "мекает", а читать - не читает. И не хочет. Остальная детвора смеется над каждой ее заминкой, над каждой неправильно произнесенной буквой. Тень, т.е. мать, еще пуще прежнего рыдает, заглушая плач все тем же платочком.

     Вдруг раздается скрип калитки. В дом с озабоченным лицом вбегает многодетный отец семейства. «Ну, как? Будет толк? Научишь?». Я смотрю на него обалдевшим взглядом и не могу поверить своим глазам. Одноклассник Юра П…ко собственной персоной. Постаревший, даже чуточку сгорбившийся от непосильного труда, обросший щетиной и детьми вечный двоечник и прогульщик из группы риска, претендентов остаться на второй год, не перейти в следующий класс. И тут до меня доходит, что и девочка, и остальные дети, как две капли воды похожи на отца. Все семейство смотрит на меня, как на лекаря скорой помощи, ожидает вердикта, то бишь ответа, а я не могу прийти в себя и собраться с мыслями на кой ляд я сюда приперся, не будучи ни педагогом, ни лекарем. 

     Я поворачиваю лицо к детям и говорю: "Отака х***ня, малята". И в следующий миг просыпаюсь, открываю глаза, ибо чувствую, что изречение отнюдь не к месту и не к детским ушам.

***

Проявляю чудеса сноровки - держу бритву большим и указательным пальцами. Аристократ, блин.
- А чо с рукой?
- Да так… Быка одного по району ловили.
- Ну, судя по руке, - поймали…
Логично…

- Вот мне уже 35, а как я выгляжу, а? Так зачем мне эти дети? Я хочу пожить для себя - и я живу. Ребенок - это ответственность. Ребенок - это серьезный шаг, это гиря на шею…
Тебе бы, суке, гирю на шею и в воду, как Муму. Бабе 35 лет, а ей до сих пор детей не хочется - явно с головой что-то не то. 

- А ты заметь - стоит кастрировать кота, как он начинает расти. У меня у соседа - вооот такой уже кот.
- Так и кроли ж так само. Я когда разводил кролей, специально нанимал ветеринара. Кастрированный кроль раза в два больше обычного. А за хряков я вообще молчу. Хряку полтора-два года, 120 кг и все - никакого росту. А стоит вырезать яйца - жрет, как на убой. За полгода кил 100 может прибавить.
Судя по некоторым особям мужеского пола, они тоже проходят некий необратимый процесс кастрации. Бедные мужики.

мысли из турне к праотцам

  • 27.03.15, 18:20
Ходил выгребаться на кладбище. Наверное, впервые в жизни. Выгребаться. 
В памяти еще свежи детские воспоминания - поход на кладбище, как праздник - с пасхами, крашенными луковой шелухой яйцами и прочими вкусностями. Потом - как отшептало. Лет эдак в 14-15. Не хочу тудой - и ни в зуб ногой. Ни убираться, ни поминать. 

В этом году пробило. Понятия не имею почему, но пробило. Еще снег сходил, как пробило. Засело идеей фикс. Тайно, под покровом солнечного дня, чтоб никто не ведал, отыскав грабли, метелку, старый мешок и пару перчаток, прокрался на кладбище.

Вот он один дед, вот он другой. А вот прадед с прабабкой. По линии первого деда. А вот еще один. Без прабабки. Странно. Но что поделать - спросить не у кого. А вот… Ан, нет, однофамилец, обознался. Вот двоюродный брат, вот его двоюродный брат. Вот здесь крестный двоюродного брата двоюродного брата. И этот… Как его… Гнался за мною с братом с черенком от лопаты, когда мы из его сада бежали с победным кличем и полными пазухами яблок. Царство ему Небесное. И эта вот, одноклассница, жертва неразделенной любви… Идиотка малолетняя... И этот вот, и вот этот.... В общем, ляпота: как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.

Время близится к полудню. Становится невыносимо жарко, приходится работать в футболке. Опалой листвы и сухостоя столько, что, кажется, будто здесь и вовсе не убираются. Но я-то знаю… А могилок не одна, а… одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять… в общем, много. По три-четыре в оградке и по всем углам кладбища… Поди сыщи свои корни-то доедина! Кладбище-то старое! Вон Манько Лидия Эммануиловна в 1958 похоронена. Подумать-то только - эка давноумершая госпожа! Вот и тулятся родственнички, где кто сможет. А мне так уж и вовсе хоть волком вой, хоть сверку на кого-нить ложись. Даст Бог - не скоро.

Мур-мяу… Мур-мяу… Весь из себя – облезлый, лишайный весь, с мордой рваной, битой и грызеной, хвостом рубленным, лапою вывернутою наружу, но с таким взглядом, с таким взглядом… как будто я ему: кум, сват и брат. Мур-мяу… Мур-мяу… Да, трись уже, твою мать, я не брезгливый. А штаны все равно выбрасывать в пору. Не, ну на руки я тебя брать не буду – вот тут уж уволь. И гладить не буду. Мур-мяу… Мур-мяу… И жрать мне тебе дать нечего. Разве что закурить… Куришь? Нет? Ну, как хочешь. А мож ты душа одного из умерших, а, кот? Молчишь? Ну, молчи. Мур-мяу… Мур-мяу… 


Хорошо, радостно, без причины радостно. Птички поют, травка зенелеет(да – баян), тишь да благодать(угу – аккордеон целый). Уходить не хочется. Жизнь. На кладбище. Чувствуется. Остро.

Неужели ты никогда ни о чем не жалеешь?

  • 24.03.15, 11:50
А вот представь, если бы тогда, ты поступил бы иначе…
А вот, если бы…
А вдруг…
Ты не жалеешь, что?..
А ты мог бы?…

Умиляют подобные обороты речи. К возрасту Христа ума не слишком добавилось. Я бы сказал, наоборот, наметилась тенденция на убыль… Тем не менее, за это время приобретено одно малое, но очень важное достижение - ни о чем не жалеть. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Ну, разве что сутки-другие после того, как в очередной раз набокопоришь :) А потом всё – вычеркнуть, выжечь каленным железом, стереть из памяти. И двигаться дальше. 
Твое личное прошлое это такая неизменная величина, что сама только мысль о нем в стиле «а вот если бы» несет в себе настолько низкий коэффициент полезного действия, что в пору приставлять к нему знак «-».
Кем бы ты ни был, как бы ты себя не вел раньше, тогда, в определенное время в определенном месте – это свершилось, сбылось раз и навсегда. Баста.


- Ты не жалеешь, что…
- Нет, я горжусь, что…
- А вот если бы…
- Если бы да кабы бабе к перчику бобы.
- Не, ну, представь только…
- Не могу – представлялка сломалась.


Жизнь настолько коротка, что тратить время на представление о том, как все могло бы быть, слишком непозволительная роскошь. Жизнь вокруг меня в данную секунду. Жизнь это я. Жизнь это ты. А прошлое этой жизни, хорошее оно или плохое, живет только в нашем сознании, в нашем мозгу. По факту - оно мертво.

***

- Вот, если бы мы тогда сделали правильный выбор, если бы мы познакомились поближе еще тогда, у нас бы уже были….
- Пивной живот, целлюлит и парочка неоплаченных кредитов.
- Дурак! Опять ты за своё! Я говорю тебе, что все эти годы…
- Каждый шел предначертанной дорогой.
- Не перебивай меня.
- Не перебивай меня, не перебивай, я сегодня как железо…
- Да, ну тебя.
……………………….
……………………….
……………………….
- Неужели ты никогда ни о чем не жалеешь?
- Почему же? Жалею о времени потраченном впустую на сожаления, на жалость к самому себе, к своей судьбе. Бывает, как нахлынет, как нахлынет… А потом раз - и как гром среди небес: чайник уже закипел, чайник уже закипел.
- Так, с Вами, молодой человек, все ясно. Медицина бессильна – спокойной ночи.
- А поговорить?