Ревность, ночь и поцелуй

  • 26.03.13, 23:53
Для Лилит

Ночь.

Такси увезло меня на окраину города, где на пятой этаже квартиры из окна бесстыже меня высматривали зелёные глаза.

До края бордо в бокале, приторный до тошноты шоколад и истерика. Ночь откровенного разговора и обвинений. Кто виноват, что мы разбили друг другу жизни? Мы смотрим в глаза друг другу, а иногда мне кажется, что в этих глазах скрыто столько всего, что не приведи случай услышать  четверти всего.

Стелешь постель, думая, что я останусь. 

Едва держусь на ногах и выслушиваю обвинения. Под El Tango De Roxanne ссоримся громко, истерично, перебивая друг друга и выплёскивая наболевшее. Ревнуешь. Долго не выдержав, бросаю пустой бокал в стену.

— Конечно, я разбила тебе жизнь. Нет, не так, как этот бокал. Бокал я разбила на эмоциях, но умышленно. А жизнь разбить тебе я не хотела. НЕ ХОТЕЛА! Пусти, я не виновата в том, что ты меня любишь! Как и не виновата в том, что люблю Его!

 

Хватаешь меня за руку и обнимаешь, упрашивая остаться.

Хорошо, останусь. Свежая простыня, пахнущая чем-то сладким. Спрятавшись под одеялом, думаю о том, что такое измена. А пока я думаю, нежные руки прижимают меня сильнее и сильнее. Уткнувшись в мою шею, зарывшись в мои волосы,  ты плачешь…

Никакого секса, никаких поцелуев. Немного погодя успокаиваешься. Обнимаю тебя  и проваливаюсь в царство Морфея…

 

А утром, после кофе, почти в дверях, мне на миг показалось, что ты меня задушишь, лишь бы я осталась с тобой. Обняв меня, сломаешь мне кости, лишь бы я не ушла.

 

Всего один поцелуй в дверях. Отчаянный, страстный, полный нежности, искренний поцелуй. Завернувшись в простыню, закрываешь за мной дверь. Задержавшись на миг, слышу, как ты медленно сползаешь спиной по двери с той стороны.

 

Нет, он не поймёт, почему я ночевала у тебя, Лилит. Потому, что я сама не понимаю, почему я у тебя ночевала…. 


О призраках и выборах

  • 22.03.13, 20:36

Никакого солнца. 
Тяжелое свинцовое небо ртутными каплями заливает узкие улочки, не оставляя шансам невооруженным прохожим. Нужно будет выйти на улицу, пройтись, зайти в любимое кафе с мыслями выпить Сappuccino. 
А впрочем, выпью сегодня вина...
Вчера ночью мне казалось, что под моей кроватью шепчутся монстры и решают, как лучше меня съесть, когда я усну. Казался мне их разговор таким настоящим, что я невольно внушила себе  не спать и до утра не сомкнула глаз. Пришлось перейти в гостиную и ждать первых лучей солнца, но их всё не было и не было…


Кап, кап, кап, кап… Капли стучат по крышам и навесам, а я мысленно ищу силуэт. Двумя кварталами выше играет на скрипке старик, которому всегда подаю крупные купюры. Играет он на редкость хорошо. Сегодня – не исключение. Спрятавшись под навесами Беллиссими Вестити, он играет до слёз грустную мелодию. Силуэт то выныривает между домами, то вновь прячется… 

Впрочем, выпью вина ещё. 
Призраки прошлого, они такие загадочные. Никогда не знаешь, где они тебя поджидают. Ещё один глоток, и закрыв глаза, слышу шорох. Кто-то сел напротив меня. Стул предательски скипнул и среди стольких запахов слышу один-единственный. Открываю глаза и вижу вместо силуэта призрак из прошлого. 
Высокий лоб, горящие глаза и французская небритость. Совсем не изменился, только поседел немного. Лицо осунулось – совсем чуточку… 
Бывает так, что хочется сказать сотни слов, а вместо них – только биение сердца в ушах. Такое безысходное молчание, когда ничего не хочется слышать, и сказать что-то нет сил. 


На отполированной поверхности столика видны разводы. 
Слабость в теле, лёгкая тошнота и вино вскружило голову. Откидываюсь на спинку стула и прикидываю, что делать дальше. Сил встать и уйти – нет. 


Бутылку вина я допиваю дома. Казалось бы, всё наконец-таки наладилось – но…

А ведь бывает так, что между двумя людьми произошло слишком многое, чтобы они были вместе? Чтобы они снова были вместе… Ведь разделяет людей не расстояние, а события. Именно они что-то меняют, и всё не так, как было раньше. 


Время. Выбор. Время, чтобы сделать выбор?.. А если время сделало выбор за меня? Каламбур какой-то. Никто не имеет права делать выбор за другого человека. Но часто мы становимся жертвами тех, кто обладает большой властью. Властью над нами или над обстоятельствами или над другими людьми. Зависимость от тех, кто принимает за нас решения, давит как серое небо. А откуда вообще берётся, эта власть? Почему кто-то нею обладает, а у кого-то нет власти над событиями в своей судьбе?... Или таковой власти над некоторыми событиями в принципе быть не должно и предопределённость судьбы не даёт нам выбора?.. То есть на самом деле у нас есть не выбор, а иллюзия свободы выбора?.. Ведь мы не в праве выбрать людей, которые встречаются на нашем пути? Впрочем, мы ведь можем выбрать – идти нам с ними дальше или нет. Хотя, возможно, это тоже просто иллюзия, ведь если захотеть – никакие границы, никакие города, никакие страны, никакие оборванные нити связей и сожжённые мосты не помешают найти то, что человек хочет найти. Конечно, если человек хочет меня найти и находит меня – я могу уехать в другой город, я могу спрятаться в другой стране, сменить документы – но разве меня это спасёт?

Таких отчаянных, как он – мало. Впрочем, таких, как я – тоже немного. Такой породы людей выпускают ограниченным тиражом, и мы часто растворяемся в толпе… Если не встречаем друг друга. Есть ли у меня выбор? Или это лишь иллюзия выбора, которую создают хладнокровным «подумай, у тебя есть время и право выбора». Вот только не уточнили, право-то есть, а могу ли я его реализовать, если моё решение – отличается от того, которое хотят услышать?

Оторваться от земли

  • 03.03.13, 22:22
Тёрпкий поцелуй...
О, сколько таких поцелуев помнит эта арка!
Белый, бездушный кусок мрамора, покрытый вдоль и поперек резьбой...
Сколько всего помнит она!
Сегодня я приехала прощаться. 
Последняя улыбка, и хватит. 

И лишь где-то там, в самолёте я открою коробочку с подарком. Алой красной лентой связаны любимые конфеты и открытка, пользующаяся спросом у русских туристов. 

Кастель Нуово. Место встречи, тайное место встречи с Антонио... 
Я сохраню открытку как память о мгновениях, полных итальянского солнца, ароматного кофе и сладких ноток белого шоколада... Таки мы с тобой были счастливы, но знаешь, сердце - оно не слушается, любит не за что-то, а любит и точка. 

- Чао, белла - шепчешь ты и смотришь глазами, полными влаги. Мне тоже очень жаль, Антонио... Но нужно жить дальше. Отпускаю твою руку и 




Отрываясь от земли под крылом австрийских авиалиний, я предвкушаю счастье...
Только я и синее небо...
Отрываясь от земли, затаив дыхание, я жду...
Жду...
Жду встречи с Любимым, лечу в небе и думаю, а всё-таки так хорошо что придумали люди самолёты...
 Буду летать к Нему на выходные...

Чао, Неаполь... Чао, Италия...
Сегодня я прощаюсь с Вами, чтобы завтра сказать Ему "Здравствуй"


Орельен

  • 28.02.13, 09:09


Невысок. Лыс и картав. Плохо водит машину и неважно танцует танго. 
При этом всём в нём есть неподдельная жизненная сила. Любовь к жизни. Любовь к утехам и удовольствиям. 
Любовь к красивым девушкам, развлечениям и новым ощущениям. 
Ему далеко за 40 и даже далеко за 50. 
А девушки липнут к нему, словно Орельен - это не Орельен, а...
Впрочем, Орельен - настоящий мужчина. Француз, в Италии даже самые красивые девушки подчиняются его обаянию совершено непонятной природы...

Каждый раз, приезжая в Неаполь, Орельен звонит мне и приглашает потанцевать танго. 
Он плохо танцует танго, но в его танце есть харизма, которой нет даже у самых лучших, профессиональных танцоров. Танец без души - это просто техника. 
А в его танго... Столько мелких ошибок, затоптанных туфлей... Иногда он слишком сильно прижимает меня, иногда так сильно держит мои руки, что теряют темп и нарушается танец. Сбиваемся и музыка уходит прочь, безвозвратно, но!
Но сколько силы и страсти в его танго!
Сколько страсти в его глазах!
Сколько сексуальности в его поведении и его движениях...

Сколько всего этого было раньше!
Раньше я даже была не прочь на прощение у дверей моей квартиры ответить на его поцелуй...
Теперь всё немного иначе. 
Полюбив Его, я уже не вижу в Орельене того, что видела раньше...
И мне жаль лишь одного - больше никаких танго с Орельеном. 
Больше никаких стоптанных носков туфель, больше никаких аплодисментов...Никакой харизмы...

Впрочем, возможно, Он захочет танцевать со мной танго?...

La Dolce Vita

  • 28.02.13, 07:09
Белая нежность... 
Кремовые лепестки с мягкой розовинкой рассвета на кончиках... 

Порой бывает очень грустно и обидно, но нужно уметь находить мелочи и радости в этой жизни. Каждый день может стать последним, ведь никто не знает, где, с кем и почему может случиться что-то страшное...

Во мне нет слёз - когда-то я пообещала, что никогда не буду плакать. 
И я не плачу. 
Сегодня я выпью день до дна как ароматный кофе.
Сегодня я услышу день до последней нотки, как любимую мелодию....
Сегодня я вдохну день до последнего аромата, как нежный едва ощутимый запах моих любимых роз...
La Dolce Vita
В переводе с итальянского - Сладкая жизнь... Нет, это не культовый фильм Федерико Феллини, это не ресторанчик в Милане на Виа Дель Торе....

Дольче Вита - это мои любимые розы...


Люблю цветы, кофе и музыку... Это вещи, без которых жизнь была бы не так прекрасна.  

Ожидание... Розы и немного о любви

  • 26.02.13, 09:09

Обрывки смс

Как погода в Киеве?
Погода неадекватная и непредсказуемая, слегка блондинистая…
Значит, брать с собой меховые шубки? Ты работой занят или заметку пишешь? Меня никто не читает, не комментирует и я даже в ленту не попадаю…
Читают, просто не комментируют. Меня боятся. Думаю, что заметкой в ответ на твою предпоследнюю я сильно распиарю твою Акву
Как бы кто не догадался… Что Аква – это Я)
Пусть догадаются… Устроим нечто с парадом, салютом, самолётиками и ландышами
В заметке будет жесть и чёрный юмор)))
О, всё как ты умеешь) 
Что ты там делаешь?
Одеваю чулочки… Думаю, бельё черное или бордо?
Чёрное. Слушай, подуй на меня. Я тебя так зверски хочу, что мне нужно немного остыть…
Ффффффффф, дую, дую… Остыл?
А прикинь, кто-то думает, что Аква – мой клон)))) Думают, у мальчика шифер уехал навсегда на почве латексных женщин… 
Да ладно тебе)))  Какой же ты мальчик? У нас даже стиль написания разный, у меня женский, у тебя мужской… 
Да, у тебя стиль свой, немножко отрывистый, но очень яркий… Ты ландыши любишь?..
Я люблю розы Дольче Вита и тюльпаны… Белые с розовинкой на краешках лепестков…

___________________________________________________________________
Любимые розы. Такие нежные, такие хрупкие. Волнистые краешки лепестков. Нежный оттенок утренней прослойки розово-фиолетового неба в лучах солнца... Такая невинная, кремовая чистота бутона...

На моём счету минус 227 евро. Международные переговоры и смс загоняют меня в долг и сегодня мне срочно нужно пополнить счёт. 

Одевшись, я выхожу на балкон... Со стороны моря веет приятным, нежным, солоноватым ветром, а кто-то уже готовит макароны и пиццу. 
Тук-тук.
Всё ещё смотрю на крылья чайки, повисшей в небе...
Тук-тук...
О, или мне кажется, или кто-то настойчиво стучит в мою дверь.
Тук-тук

 - Синьора, это Вам. Пер фаворе,  распишитесь вот здесь... Хорошего дня, Синьора.

Без записки и без других опознавательных знаков... 
Мои любимые...



ps До встречи с любимым осталось 4 дня и 5 ночей...  А пока реальна только музыка... И букет цветов в моих руках

Красный диван, любовь и доверие

  • 25.02.13, 14:34
Я ведь не прощаюсь с тобой, мой город… Пока не прощаюсь…

Второй чулок никак не крепился к поясу. В конце концов, я ведь собираюсь в Sogni* - это ведь совсем рядом. Чёрт с ним, снимаю пояс и надеваю платьице. Чёрное платьице из грубого атласа и кашемировое пальто. Всё-таки я обую туфельки. Чёрные, лаковые, на каблучке... Тут ведь пройти всего ничего

На улице ветер… Лёгкий, но ощутимый… Вода, наверное, пенится, разбиваясь волнами о камни и песок, но в туфлях я не пойду к берегу. Да и в чулочках тоже прохладно…  Холодно)

Я хотела разбавить вечер сладкими ароматами и вкусами моего любимого дынного ликёра… Но в Sogni не было даже сливочного ликёра, а я так легко одета, что никуда больше не хочу иди… Ночь тоннами темноты залила улицы.

За соседним столиком шумят неаполитанцы, а Джузеппе всё так же приятно улыбается и без лишних слов оставляет мне белую тарелку с трюфелями… Ещё кофе… Зачем я пью так много кофе в ночь?

А не взять ли мне красного вина? Ведь завтра у меня будет выходной…


_________________________________________________________________________
Пачка сигарет с ароматом ванильки… Квартира встретила меня теплом, запахами цветов, и лунным светом… Я забыла затянуть шторы, и весь Неаполь сверкал из окон ночными огоньками. Свет нежно ласкал красный бархат дивана в гостиной, и ничего кроме спокойной тишины…

Тук-тук, тук-тук… Не люблю я эти часы, но всё рука никак не поднимается выбросить. 
Бросив пальто у входа, я беру сигарету и зажигалку


Присев на любимый диван, смотрю в пустоту, пытаясь ухватиться за что-нибудь глазами. Сейчас мысли с головой унесут меня на восток, где в холодном снежном городе Он. В пол-оборота смотрю на туфли. Лакированная чёрная кожа. Я могу их взять с собой, могу взять с собой это платье, эти чулочки, впрочем, могу купить себе даже новые туфли, новое платье, новые чулочки… Даже при желании – взять с собой этот красный диван, возможно даже взять всю мебель – но! Но разве могу я взять с собой минуты радости, минуты счастья, сердце, которое здесь, в моём солнечном Неаполе?.. Разве могу я забрать с собой этот вид из окна, могу ли я променять своё каффе с утра на сетевой кофе в его городе?..

Блики на паркете улыбаются, словно знают что-то, но молчат…
___________________________________________________________________________


Сложные мысли приходят к вечеру. Любовь – это иррациональное чувство. Без контроля, без указаний, и без оснований. Любовь – это то, что захватило меня в плен, приняло рычаги управления в свои руки и лишает меня сна и покоя… Любовь – это то, что рождается в моём сердце…


А доверие… Щелкнув зажигалкой, тщетно пытаюсь прикурить сигарету – но ничего не получается. Ложусь на диван и смотрю в пустоту, словно там есть ответ.


Доверие – это контролируемое чувство. Чувство, рождающееся в уме, имеющее основания и причины. Доверие – оно не отпускает сердце, как бы оно не вырывалось… Доверие помнит каждое неправильное слово, каждый неправильный жест, каждое неправильное действие… Разрушает идиллию и заставляет думать: а вдруг это всё игра?.. А вдруг это всё неправда?.. Вдруг я обожгусь, вдруг мне будет больно?

Верчусь, и всё никак не найти мне покоя – то лягу неправильно, то руку не так загнула, то быльце слишком жёсткое, то подушка слишком мягкая…




____________________________________________________________________________

Утро пришло неожиданно. Я не помнила, в какой момент я уснула. Одетой, я лежала на красном бархатном диване... Инстинктивно рука потянулась поправить сползший чулочек... Потянувшись, переворачиваюсь и смотрю на календарь...


Решено. 
Солнце лучиками играло на стенке, и сквозь открытое окно я слышала жужжание, хруст, пение, ароматы – город здоровался со мной. В город пришла весна. Ещё февраль, а в Неаполе уже весна…

Ночь была сложной и беспокойной. Больше я не позволю разуму вмешиваться в моё сердце. Больше никаких «но».

В первый день весны я привезу Ему тепло. Я привезу Ему солнце, запахи и нежность. И будь что будет.
В пятницу…

Первого марта, 306-ым рейсом  Рим-Fiumicino-Киев-Борисполь, вылетевшим в 12.55, я прилечу.
Ровно через два часа, едва почувствовав под ногами земную твердь, раскинув руки в стороны, я разбегусь и прыгну в Его объятия в третьем терминала Борисполя. Я верю, Он обязательно меня поймает. Поймает и больше не захочет отпускать. Он обнимет меня и я шепну ему всего два слова ti amo**

Мы такие разные, такие сложные, такие умные и такие глупые, зависшие в разных городах, да что там – в разных странах, разбегаясь по своим делам, мы торопимся и спешим куда-то, вот только я люблю тебя. Я люблю тебя и хочу быть с тобой. И доверяю тебе всю себя…

Ps. Без музыки - не будет такого настроения, поэтому читать желательно с музыкой) 

____________________
*Небольшое уютное заведение на углу Виа Нуова Марина и  Ва Дуомо
** я люблю тебя

Виа, виа...

  • 23.02.13, 23:23

Via, via

 Город затихает. Джованни тихо остывает в последних лучах солнца, и лишь море лижет языком волн острые камни берега. Сидела бы так вечно, но…

 Твоя рубашка такая свежая, такая восхитительная – морщится в порыве ветра, и я вижу твои широкие, сильные плечи. Ты тоже прощаешься с солнцем, как и я, чтобы завтра утром увидеть его снова, но…

 Тихо. Джованни всё ещё теплый, хотя совсем недавно он обжёг мой правый локоть жаркой поверхностью металла, и свирепо рычал на брусчатку. В воздухе пахло выпечкой, макаронами, пиццей, моими «Валентина» и кофейными ароматами.

 Тут, на берегу пахнет покоем. Лишь тёплый ветер иногда касается моего лица, но ни одной попытки сорвать шёлковый шарфик с моей шеи.

 

_________________________________________________________________________

Всего пару часов назад я думала, что всё кончено. Что я делаю последний вдох. И что больше никогда не услышу рычание Джованни. Сверкнуло лезвие ножа в твоей руке, и я инстинктивно зажмурилась, в жутком ожидании боли. За спиной - стена, а впереди - ты в два метра ростом... Мне так не хотелось умирать, ведь я обрела такую редкую ценность! Мне так не хотелось умирать, что слёзы обиды раскалёнными каплями обожгли мои щёки. Твои горячие губы смешались с моими губами, слезами и обидой. «Вот и всё» - мелькнуло в моей голове. В глазах потемнело и...


- Amore mia, mi scusi,* - шептал ты мне, усыпая поцелуями моё лицо…- Amore mia, mi scusi...

 Пару минут – я умылась, повязала лёгкий шарфик на шею и закрыла квартиру на ключ. Ты как всегда открыл мне дверцу, а потом ещё одна дверца хлопнула и Джованни зарычал. Он нёс нас к морю, сквозь гудение, стуки, хруст и шелест, запахи ещё пока дневного Неаполя, сквозь узкие щели и утёсы, минуя обрывчатые скалы и иногда занося на поворотах, Джованни вёз нас к берегу… Немного скрипнули тормоза, ненадолго Джованни притих и вновь зарычал, а на моих губах – кофе, и мы снова едем к берегу. Словно мы не ссорились и всё было как раньше, но…

 Как раньше уже не будет. Всё. Я люблю Его, и это портит всё даже самое хорошее в тебе. Ты – не хуже Его. Просто Он – в моём сердце. И когда ты услышал об этом, то схватил нож, и я поняла, что ты вонзишь мне его в сердце. По самую рукоять. Ты был в ярости, и мне стало страшно. В твоих громадных руках моё тело напоминало игрушку. Ты зажал меня у стены и занёс нож…

Сейчас ты смотришь на маре, а я думаю о том, что ты любишь меня так же, как я люблю Его. Ты понимаешь, что я уже давно сделала выбор, что я – никогда никому не принадлежала, но до той поры, пока не было Его. Меня потерял не только ты, меня потеряли все мужчины вокруг. Все те, кто меня любил, хотел, добивался и даже ты. Тот, с кем я изредка, но делила постель и утренний кофе последнее время…

 Я чувствую боль твоей потери. Я чувствую боль твоей утраты и боль твоей любви, которую ты не в силах вырвать из груди и выбросить. Иначе не сверкнул бы нож в твоей руке, и ты не занёс бы его надо мной. Я даже почувствовала, как ты действительно вонзишь мне его в сердце, когда ты крикнул «Tu non appartieni a lui!»**. Но ты не сделал этого.

 Как это всё банально! Как это всё по-настоящему и слишком приторно. Карамельно сладко, горчично горько, перечной мятой свежо и.... Не понять этого ни русским, ни американским туристам. Они не способны на такие эмоции, не способны на такие чувства…На такие чувства способны только мы, итальяно...

 - Аморе миа, улыбнись мне. Дай-ка я обниму тебя, Белла***, я хочу запомнить,  как ты пахнешь, милая. Апельсиновыми цветами, жасмином, белым трюфелем, клубникой, амброй… Нет, Белла, ты не пахнешь больше Неаполем. Ты больше не пахнешь Неаполем, Белла. Я знаю, что ты больше никогда не позволишь мне увидеть твоё бельё и больше никогда не проснусь я рядом с тобой, ты не разделишь моё утренний кофе. Белым трюфелем пахнут твои руки, а губы всё также манят, но ты не моя.

 - Саго****, я никогда не была твоя.

 - Я знаю, белла. Знаю. Давай насладимся закатом. А потом я и Джованни отвезём тебя домой. Аморе миа, мне будет тебя не хватать.

 Последние лучи солнца…  Ещё пара минут, и только звёзды будут свидетелями нашего последнего свидания. Джованни остыл и лишь Паоло Конте напоминал мне о том, что я тут, а не в объятиях Его. Ты перестал для меня существовать, хотя ты – мечта всех женщин Неаполя… Что ждёт меня с Ним?.. Океан счастья, море ревности, крылья любви – я не знаю. Бросится ли он на меня с ножом, утопит ли меня в карамельной и солнечной любви?..

Мне лишь жаль, что я больше не покатаюсь на Джованни, не обнимет меня он, и не услышу скрежета кожаных перчаток о его руль… Чёрный кабриолет, красный кожаный салон, редкая ретро Альфа Ромео… Даже его, моего милого Джованни, сейчас для меня не существовало… Не было тебя, не было твоего запаха, не было Неаполя…

 Был только Он, Его жгучие, темные как кофе глаза, Его шоколадный голос, Его мужской запах, Его сильные руки и горячие, такие страстные и такие властные губы…

 И только Paolo Conte...

Виа, виа… Прочь, прочь… уходи от этих мест… Ничто больше не связывает тебя с этими местами

 

Via, via, vieni via di qui,

niente piu' ti lega a questi luoghi,

neanche questi fiori azzurri…

via, via, neache questo tempo grigio

pieno di musiche e di uomini

che ti son piaciuti,

 

It's wonderful, it's wonderful, it's wonderful

good luck my baby, it's wonderful,

it's wonderful, it's wonderful, I dream of you…

chips, chips, du-du-du-du-du..


* любовь моя, прости меня (ит.)

** ты не будешь принадлежать ему (ит.)

*** милая (ит.)

**** дорогой (ит.)

Amor

Amor, ut lacrima, ab oculo oritur, in cor cadit,

говоришь?

 Цок, цок… Цок, цок

Руки в карманы штанов.

Цок, цок.

Третий, второй

Дзинь.

Кто я?

ХА!

Если ты – женщина, увидев меня, ты ни за что не сочтёшь меня красивой, умной или модной. Потому, что ты  - женщина и первое, что ты захочешь сделать – подойти ко мне и спросить: «что ты такого делаешь, что все мужчины бегают за тобой? В чём твой секрет? Что я делаю не так?»

Вслух я сразу же отвечу тебе «да ничего особенного» и просто пожму плечами. Я буду всё так же индифферентна, всё так же прохладна и спокойна, как поверхность озера, раскинувшего свои объятия среди гор.

 

Рядом со мной бледнеют любые девушки, потому, что таких как я – нет. Есть более умные, есть более красивые, есть те, кто одевается по последнему визгу писку моды, есть образованные и статусные, но они все – нервно покуривают в сторонке. Потому что самые лучшие, самые сильные и самые желанные мужчины забывают обо всём, когда появляюсь я.

Я – ЛУЧШАЯ

В чём твой секрет?.. В чём твой секрет?.. Скажи нам, в чём твой секрет?!

ХА!

Цок, цок, цок, цок…

 

 - Сaffè latte, per favore, - заказываю  загорелому мужчине. - Con me.  

Миндаль в шоколаде он предложит сам. Прищурившись, прислушиваюсь. Пока готовиться кофе. Шелестят. Шуршат. Шепчутся. Хочу улыбнуться, но  «Il caffè è pronto, signore». Отлично, мой кофе готов и я могу улыбнуться. Grazie

Шепчутся. 

Мой нежный шёлковый Валентино, ты готов? Я тоже готова.

На юг. Цок, цок... Ещё пару шагов и впереди тупик. Шепчутся, теряют бдительность, и расслабились…

 

Тупой удар в затылок. Первый на земле. Звонкий шлепок по попе, и петля на шею. Второй обезоружен, как и первый. Двое жирных, тупорылых и обнаглевших существ. Сколько им лет? Сотни или тысячи? Взрослые, циничные и хитрые души старцев в жирных телах с крылышками. Нет, я не прокуроре и допросы устраивать не буду. Завязываю узелок за узелком на шарфике. Сейчас я их отшлёпаю, как следует. Ведь только мне известно, каких потерь стоила мне пущенная в моё сердце стрела. Любимое чёрное платье безвозвратно испорчено, как, впрочем, ЕГО, пострадавшего тоже никто лечить не будет. Мы просто оказались рядом и... Раненные одной стрелой, мы связаны теперь надолго и это мучительно больная и утомительная связь приносит дискомфорт, пока я не найду вторую стрелу, предназначенную для НЕГО.  Мы ранены на половину и это нужно исправить.

Спустя какое-то время, я оставляю их, в тупике, беру колчан и стрелы. Едва не забыла кофе, оставленный у Химерной Сирены на спине. …

 

Барельеф на стене. Химерная Сирена, отвернувшая голову в сторону. Она стала свидетелем моего преступления. Я не могу угрожать ей тем, что засуну ей в задницу все стрелы из трофейного колчана. У неё просто-напросто нет задницы. Но в моих глазах она увидела страшные, жгучие огни. Она будет молчать, ибо знает, на что я способна. Мне нет смысла ей угрожать. Она – женщина и она видела всё. 

Возмездие дарит мне неописуемое счастье. Одну за другой, я ломаю стрелы из колчана, и скоро тёмная вода унесёт их обломки в море. Ага, вот она – и наконечник такой же, и хвост как у той.

 

Никакого гнева. Никакой ярости. Я просто обниму тебя. Стрела в моей руке – я загоню её что есть силы через твоё в моё сердце. А ты выдернешь. Теперь всё закончено. Мы ранены не на половину, а насквозь. Никакого дискомфорта, лишь любовь, которую как кашель не скроешь. Испытательным сроком в протяженность заживления ран от стрелы. А дальше – всё зависит от нас.

 

Купидоны очнулись лишь вечером от того, что жаркое солнце утопилось в воде, и земля стала прохладной.  Зашуршали и зашелестели крыльями. Сирена ничего им не скажет. И не подтвердит ни единого слова их. Она знает, кто я. И ей этого достаточно.

 

ЗюЗю. Я услышала тебя. Сколько в моей заметке намёков?.. Я начала считать, но сбилась со счёта. Сам посчитай, Милый. Латинская поговорка гласит, что любовь и кашель не скроешь. 


Страницы:
1
3
4
предыдущая
следующая