Профиль

Bob_March

Bob_March

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

К обезьяне

  • 18.11.13, 00:01
  • 90
Так, что мы сейчас имеем? Поздний час, открытый нотбук, заметка в блоге. Рядом кружка круто заваренного чая, в наушниках переливается клавишными "Таркус", ноги - в тёплых домашних тапках. Миллиарды лет эволюции, гении мысли и талантливые инженеры потратили миллионы человеко-часов, чтобы технически обеспечить моё ночное бдение. Что уж говорить о годах потраченных на меня родителями.

Приглушаю звук, обращаюсь к внутренней обезьяне.

- Как ты там?

- Нормуль! Мне сытно, уютно и спокойно. Что ещё от жизни надо?

- А для меня этого мало. Надёжный тыл - это только минимально приемлемое условие, стартовая площадка.

- Ну и чего тебе так не сидится?

- Я вырос из коротких штанишек животной ограниченности, я не обезьяна.

- И что будешь делать дальше?

- Сейчас допью чай, добью заметку - и в путь.

- Далеко собрался?

- Далеко. В неизведанное.

- И где оно?

- Везде за пределами.

- Будешь опять проникать за границу осознанного?

- Сегодня будет по другому. Я с Сугатой добазарился про встречу, есть пару моментов, которые нужно перетереть. В час пополуночи, в фикусовой роще.

- Далече эта роща? Я про такую не знаю.

- Всего в десяти минутах транс-медитации, если будет вдохновение, конечно. А оно у меня сейчас точно есть.

- А что тогда будет со мной?

- Честно говоря, надо бы с тобой по-хорошему распрощаться навсегда. Но куда я от тебя денусь в облике человеческом. Так что - не волнуйся, думаю останешься со мной и всё будет как прежде.

- А если уйдёшь?

- Маловероятно. Хотя тебе тоже этого надо желать, ведь вместе со мной уйдёшь и ты, распрощавшись с обезьяной.

- Мне и так хорошо.

- И мне, но как человек я не могу, чтобы не двигаться дальше.

- И откуда ты такой неспокойный взялся? Другие - люди как люди, живут себе приятненько да уютненько, жизни радуются, что ж тебе неймётся...

- Ландо, тс-с-с... Спи давай, а я пошёл.

Досёрбываю сквозь заварку последний глоток чая, откладываю наушники, закрываю ноут, неспеша снимаю с себя текстильные покровы, гашу свет, сажусь по-туреци посреди комнаты, прикрываю глаза, шумно выдыхаю и ложусь сознанием на тёмное течение, уносящее меня за пределы этого мира.



На небе

  • 11.11.13, 00:01
  • 89
Иду-бреду среди облаков. Сегодня на небе погода ясная, солнечная, тёплая, приятная. На душе - умиротворение, в голове - просветление. Я всё знаю и понимаю. Блаженство наполняет все органы чувств и я превращаюсь в свет - чистый и лучистый.

На этом похоже что всё.

...


Отключаю е-буку - поздно уже, зачитался, пора засыпать. Завтра рано вставать - новый рабочий день, новая рабочая неделя полная хлопот и перманентных авралов. Закрываю свои очи не в силах бороться со сном и погружаюсь в приятную сахарную темноту.

Теперь уж точно всё.

...


Проснулся в холодном поту посреди ночи. Душная палата. Мне не хватает воздуха. Не могу подняться. Сердце бешено клокочет. Пытаюсь позвать на помощь, но изо рта звучит лишь тихий хрип. Спазмами сжимая горло судорога проходит по всему телу. Не могу дышать, не могу жить дальше... Проваливаюсь в чёрную липкую бездну.

Вот и всё.

...


Остро зажигается свет. Яркая лампа под потолком камеры будит меня в четыре утра. Пора, бля, прокатиться на Старом Спарки. Всё как в тумане, воля покинула меня. Тащат под руки, бреют макушку, натягивают памперс. Пристёгивают к пропахшему дерьмом стульчаку. Последнее слово? Да пошли вы все на хер! Чего тяните, давайте уже...

Всё.

...


И снова Я. Миллиарды смертей - и всё без толку. Никуда я от себя не денусь. Хотя есть идея! Амнезия! Забыть всё. Будто тебя никогда не было и появился ты ниоткуда. Да, и сделать так, чтоб события не длились вечно, был финиш - финита ля комедия. Только бы не вспомнить или из вне никто не подсказал. Могу ведь в книжке прочитать... Впрочем книжек будет много разных - какой верить не угадаешь. Так... Но если задуматься хорошенько, можно же всё будет понять! Тогда - забить все мысли событийностью, насытить мыслительной рутиною - где занять червонец до зарплаты, какие туфли нынче в тренде, пора обновлять гаджет. Должно получиться. Что ж - попробуем с чистого листа, с новой памяти. Ну, три-два-раз, полетели...



Приоткрытые врата

  • 10.11.13, 00:01
  • 88
Иду вверх по бесконечной лестнице. Сквозь туман. Вижу только несколько ступенек впереди себя. Поднимаюсь уже очень долго. Сначала размышлял о жизни, но теперь мыслей почти нет. Замечаю, что с каждым шагом становится всё светлее. Нет, туман не рассеивается, а приобретает тёплое солнечное сияние. На душе становится легко и вот я уже парю вдоль лестницы, взмывая ввысь словно засасываемый пылесосом. Когда свет становится всеобъемлющим и я растворяюсь в нём - нахожу, что лестница закончилась. Я стою на ровной площадке. Постепенно окружающее приобретает контрастность и предо мной возникают приоткрытые врата. Захожу и оказываюсь в тенистом райском уголке с журчащим фонтаном. А вот и привратник. Он приветствует меня.

- Добро пожаловать, а то заждались уже!

- Приветствую! А Вы МЕНЯ ждёте?

- Только Вас и жду. Это Ваши персональные врата, а я Ваш привратник.

- Отчего мне такая честь?

- Ну, как видите - тут других нет, чтоб им почести возносить.

- А где они - другие?

- В основном внизу остались, а остальные - там, дальше.

- Вы меня к ним допустите?

- Если захотите.

- А что, могу и не захотеть?

- Это как Вам угодно.

- И тогда что?

- Останетесь здесь.

- А вниз?

- Лестница работает только в одну сторону.

- Но можно и просто прыгнуть.

- Тогда падёте.

- И что?

- Ну... вообще-то я не знаю что... так обычно не поступают, хотя был один прецедент... Будете прыгать?

- Пожалуй нет.

- Ну тогда спрашивайте и вперёд!

- Что спрашивать?

- Ну что-нибудь наиболее волнующее.

- Что-то я всё позабывал... А без вопросов нельзя?

- Можно!

- Так, и куда мне можно?

- Вот и первый вопрос!

- Действительно! Ну так отвечайте!

- Отвечаю - Вам можно дальше. Вперёд и вверх!

- А что там?

- Грядущее.

- И каково оно?

- Весьма радужное.

- А Вы останетесь здесь?

- Не останусь.

- Со мной пойдёте?

- Нет.

- Вниз?

- Не-а.

- А куда тогда?

- В никуда. Меня просто не будет.

- Как не будет?

- Никак. Просто исчезну.

- И Вас не пугает это перспектива.

- Мне по должности пугаться не положено.

- Странно это как-то... А здесь Вы как оказались?

- Никак не оказался. Я тут сразу появился, чтоб Вас встретить и ответить на возможные вопросы. После того как Вы покинете это место - моя миссия будет выполнена и я исчезну.

- А если я Вас возьму с собой?

- Ну, тогда возможно я ещё некоторое время побуду с Вами. Но это ничего не меняет - кануть в небытьё минутой раньше или позже - разницы никакой.

- Вас послушай так и смысла в существовании нет. Для чего тогда всё это нужно?

- Может, конечно, показаться, что ни для чего и смысла во всём вроде как бы и нет, но это поверхностный взгляд на вещи, при более глубоком анализе смысл всё-таки появляется, но если анализировать ещё глубже, то может снова исчезнуть...

- Да... думать надо в меру, а то можно и с ума сойти.

- Можно, можно... Для сумасшедших время будто останавливается, замирает. И хорошо, если это благостный миг, чаще, к сожалению, бывает, что это мгновение ужаса и отчаянья!

- Бр-р-р... аж мороз по коже, какой ужас!

- Вот-вот!

- И тогда, что? Спасения нет?

- Да... неприятное положение. Спасение бывает приходит - в виде целительного укольчика, и тогда надо пользоваться случаем - уцепиться за внешний  мир, сделать его снова реальным. Некоторым это удаётся...

- Скажите, а я тут могу беседовать до скончания веков?

- Конечно.

- Но лучше продолжить путь?

- Я думаю так.

- В одиночку, а Вас оставить здесь исчезать?

- Такова моя планида... Но я не жалуюсь, ведь только благодаря Вашему визиту мне удалось на краткое время появиться из небытья и побыть самим собой. Признаюсь - это было весьма доставляющим радость переживанием. Спасибо Вам!

- Да не за что... Что ж, прощайте!

- До свидания!

- Что так?

- Я теперь знаю, что всё возможно. Может когда-нибудь встретимся...

- Ха! Вот Вы должны ответить мне на все вопросы - так скажите встретимся или нет?

- Встретимся.

- Когда?

- Когда наблюдатель уделит внимание этой сцене.

- Я кажется понял... И всё тогда повторится?

- Да.

- Но мы об этом знать не будем?

- Сначала не будем, но потом догадаемся.

- Как сейчас?

- Ага.

- Ну тогда - до встречи!

- Пока!

И я двинул дальше. Оборачиваюсь, пройдя десяток шагов по мягкой дороге, вижу как привратник машет вслед мне рукой постепенно растворяясь в окружающем пространстве. Вот и всё - исчез. А я иду вперёд. Мне пока ещё интересно что будет дальше, а то, вероятно, давно бы уже канул в солнечное лето.



Венская кофейня

  • 04.11.13, 00:01
  • 87
Из небытья мягко опустился на брусчатку вечернего города. Поднимаюсь на ноги, оглядываюсь... Похоже это тихий европейский городок, словно выплывший из прошлого. Какой-то мелкий, уютный, но при этом пыльно-затхлый. Хотя... отрицательный оттенок перебивает волна шоколадно-кофейного воздуха, накатившая на меня из подворотни. Захожу в уютный дворик - там венская кофейня с тонизирующими напитками и приторными десертами. Присаживаюсь за свободный малюсенький столик в уголке возле витрины, заказываю крепкий заварной мелкомолотый кофе и пражское пирожное. Наслаждаюсь. Из полумрака соседнего столика ко мне обращаются.

- Достопочтенный, как Вам тут нравится?

- Пока неплохо, но я ещё толком не огляделся...

К моему столику вместе со стулом деликатно подвигается гузный мужчина почтенного возраста.

- У Вас ещё будет на это много времени...

- А что сразу заметно, что я приезжий?

- Сразу. Я таких тут встречаю... Чтоб сразу ввести в курс дела. Это моё место, правда уютное?

- Очень... прямо как из детства... хотя в детстве у меня такого точно не было...

- Да, да... здесь всё соткано из душевного уюта в представлении европейского обывателя. Это именно тот город, который многим снится по ночам как лучшее место на земле, его часто описывают в тёплых романах - фентезийных и казуальных...

- И какова концепция этого места?

- Концепция?... Похоже, что это Вена начала двадцатого века, с элементами стимпанка и лёгким налётом бытовой магии, когда все хорошие начинания получаются, а добрые желания осуществляются...

- Прямо рай на земле!

- Ну... не совсем рай... скорее его предвкушение. И не совсем на Земле... Я бы обозначил это место как внутреннее пространство Вашей души...

- Так это сон?!

- Может показаться, что это сон. Но это место весьма стабильно и от него не отмахнуться простым переводом внимания. Более того, в нём можно провести вечность и никогда от сюда не выбраться...

- Кстати, а как отсюда выбраться?..

- Для этого перво-наперво следует поторопиться, пока Вы не срослись с этим местом, после Вам уже никогда не захочется покидать этот город. Потом необходимо добраться до самой окраины - идти можно в любую сторону, только очень целеустремлённо и не отвлекаться, тогда при должном настрое возле городской стены Вы должны наткнуться на незаметную для других призрачную лестницу ведущую вверх и ступить на неё.

- А куда ведёт эта лестница?

- Выводит путника прочь из этого города...

- А что за городом?

- Ничего. Это место самодостаточно и существует в собственном пространстве-времени. При помощи лестницы Вы покинете наш континуум и будете опять свободны в выборе, а дальше всё уже зависит от Вас...

- У меня такое чувство, что Вы меня так деликатно отговариваете от того, чтоб я остался...

- Я объясняю Вам положение вещей. Уверяю Вас, что если Вы останетесь с нами, то мы станем очень хорошими друзьями и Вам здесь будет очень хорошо. Встретите свою пассию, поселитесь в уютном гнёздышке и будете наслаждаться бытьем как таковым. Разве это не чудесно?..

- Так от чего же это не рай?

- Из-за стабильности и ограничения свободы. Развитие здесь остановлено, души людские хоть очищаются и млеют, но не поднимаются над собой, не стремятся к безграничным высотам силы духа... Такой расклад.

- Я всё понял. Хорошо тут у вас, но мне действительно пора идти...

- Что ж, я Вас не задерживаю... идите. Очень рад был с Вами пообщаться!

- Я тоже.

В задумчивости покидаю ставшую уже родной венскую кофейню. Бреду по подсвеченной газовыми фонарями тихой улочке, сначала бесцельно, потом с намерением покинуть город. Ускоряю шаг и вскоре оказываюсь на окраине у городской стены. А вот и лестница.



Мусор человеческий

  • 03.11.13, 00:01
  • 86
В подвале сыро, снуют крысы, нервно мерцает свет лампочек. Здесь меня дожидается Димыч. На лице его, вместо привычной улыбки, какое-то невеселое выражение.

- Привет, Димыч! Чё грустишь - выглядишь как безболезненная скорбь?

- Да надоело уже жить в подвале...

- Ну так выбирайся!

- Пока не могу. По рукам и ногам связан. Делами.

- Сам виноват. Давно бы плюнул на всё и ушёл!

- Знаю. А работа?

- Эта - бесполезная...

- Тебя послушай, так всё бесполезное... Не в самом низу работаю - и то хорошо. Вон, слышишь стоны?

- М-да... пойду, посмотрю...

- Не ходил бы, назад дороги нет.

- А я назад и не собираюсь - дойду до самого дна.

- Ну как знаешь...

Я спускаюсь ниже в подвал. На следующем уровне действительно раздаются стоны, но не истязаний... Да тут какая-то группавуха творится - буйство похоти и страсти. Ко мне тут же прилипает измождённая голая мамзель, начинает стягивать одежду.

- Дорогуша, не спеши так!

- Не могу сдержаться... внутри всё горит... пожар любви к ближнему сжигает меня... ну давай же...

- И долго ты тут уже?

- Да, прошли годы, но я так этого хотела... так хотела... чтоб счастье длилось вечно...

- Ну и как?

- Длится... нескончаемо... но это уже не счастье... это как нехватка воздуха... я задыхаюсь...

- А я ухожу!

Сбегаю по ступенькам дальше вниз и окунаюсь в сладкий смрад. Приторный запах гниения волнами накатывается на меня, я едва сдерживаю рвотные позывы. Вокруг тучные телеса, копошатся на полу среди пищевой гнили, набивают огромные рты порченной пищей.

Ближайший жирбас обращается ко мне:

- Сладенький мой, вытяни меня отсюда, а то помру от переедания...

- Прекрати есть.

- Не могу. Подлец поддерживает у нас гнетущий аппетит, мы едим, чтобы не страдать.

- Какой подлец?

- Безумный Крёз организовал тут инферно друзьям на потеху. Поди уже утешился давно, но адская машина всё работает... Вытащи...

Пробую тянуть толстяка за руку, но он невероятно тяжёл.

- Извини, братец, ты неподъемен. Уж как-нибудь сам. А я пошёл дальше вниз. Забавно тут у вас.

- А-а-а-а...

Спускаюсь ниже. Что там должно быть по Данте? Скупердяи. Так и есть - мир злобных плюшкиных, тягают золотые каменюки при этом дерутся промеж собой. Подзываю ближайшего.

- Шекель хочешь?

- А он золотой?

- Да, из чистого медного золота!

- Давай! Давай всё! Все деньги давай! И себя. В рабство, золото мне зарабатывать... ой, что это я!

- Действительно - что это?

- Алчность знаете ли. Понимаю, что не хорошо, но ничего поделать с собой не могу. На нас как-то влияют и мы превратились в мусор человеческий - собрание всех людских пороков.

- Линял бы от сюда - лестница свободна.

- Не могу... хочу, но не могу... Отойди от моего золота! Пошёл вон! Ы-ы-ы-ы жадюга, забрать хотел!!

Я спешно ухожу, иду ниже. Здесь яростная драка в грязевом месиве, даже общаться ни с кем не хочется. Воздух пропитан ненавистью. Вот этот типчик особенно гадок, надо заехать ему в рожу! Не заметил, как сам ввязался в драку. Трясу голову какого-то супостата.

- Ах ты гад! Ах ты гад! Я всё дерьмо из тебя вытрясу!

- За что, дяденька!

- За то, что ты гад такой!

- Я не гад...

Ослабляю хватку. И тут гадёныш вырывается, пинает меня коленом в яхонты и ныряет в грязь. Ушёл, не найти. Но болевой шок, тем не менее, приводит меня в чувство. Быстро покидаю этот нехороший уровень. Ниже вроде не плохо, даже весело - духовные учителя всякие, проповедники и пропагандисты всех мастей. Подхожу к падре, тот охотно вступает в разговор.

- Падре, а вы по что здесь?

- За грехи человеческие.

- А ваша вера единственно правильная?

- А как же!

- И все сторонники других религиозных течений попадут в ад?

- Всенепременно! 

- Как и Вы?

- Да... тут есть над чем задуматься... Но это лишь укрепляет мою веру за которую я так страдаю. Тем праведнее я становлюсь. Ещё два обращённых и я получу вознаграждение!

- Какое вознаграждение?

- Понюшку опия! Вот это будет рай, вот это радость!

- Тогда я дважды обращаюсь, пойдёт?

- Пойдёт, пойдёт! Опиум... опиум...

Падре радостный убегает, я спускаюсь дальше во глубь. Меня встречает длинный стол с выпивкой и скромной закуской, вдоль - лавки заполненные людьми. Присаживаюсь передохнуть. Замечаю напротив себя Сержа.

- О, давно не виделись!

- Привет!

- Ты откуда здесь?

- Не скажу.

- И как там?

- Сам узнаешь.

- И что теперь?

- Передавай привет мальчикам! - и выпал из поля моего внимания.

Отправляюсь ниже - толпа народу. Да, я помню - все они обманщики и предатели, но мне уже хочется выбраться из этого гадюшника. Обращаюсь к ближнему.

- Драгоценнейший, не подскажите мне как покинуть этот ад? Только правду говорите!

- Конечно, конечно, такому знатному сеньору как Вы никто врать не будет. Никто, никто... особенно я... я не вру... никогда. Поэтому я здесь! В наказание за то, что всегда гнул правду-матку! Подлец этого ох как не любит! Сослал меня сюда, думает мне тут никто не поверит... а вот и облом вышел, ведь Вы-то мне верите?

- Верю, верю...

- Он верит, он верит!

- Как выйти отсюда?

- Через лифт. Там в конце коридора - эмолифт, ведёт прямиком в геенну огненную. Заходите туда, жмёте на красную кнопочку, что в самом низу, быстренько сгораете до тла и всё! Вы свободны, никакой ад Вас уже не мучает! Здорово, правда?

- Правда, правда...

Пошёл я отседава. Странно, но вверх хода нет. Лестница ведёт только вниз. Что ж, спускаюсь.

Внизу обширная атласная зала багровых тонов, по центру на золотом троне сидит крупный муж в готическом убранстве. Сверлит меня взглядом.

- Здрассс...

- Приветствую тебя, о странник, прошедший сквозь круги сюда!

- Чё так пафосно? Вы - Подлец?

- Ха! Я - Подлец?? Подлец - натура человека, которую не в силах превозмочь досужий разум, хоть стремленья были, но пагубные страсти низвели всё доброе и чистое к корысте, стяжательству и злобе... да ещё... любовь... любовь к обжорству и сношеньям, заместо чистой и возвышенной любви!

- Так Вы тут ни при чём?

- Конечно нет - всё для тебя, мой гость, лишь для услады твоего вниманья, чтоб занят был твой взор и мысль текла. Покуда это происходит - вселенная жива и мы хоть как-то живы. Но стоит позабыть про мир и погрузиться в сон без действий - всё канет в никуда, нигде уж нет совсем ни душ смятений, ни страстей, ни веры...

- Как выйти мне из этого театра абсурда?

- Секрет сей знают многие умы. И покидают сцену по желанью, а кто не может выйти за кулисы тот и не сможет сделать это никогда - ведь он лишь роль и сущий лишь на сцене. Так будь актёром сам - чтоб сбросить маску мог.

- Я смотрю, дядя, ты тут совсем двинулся!..

- Раз так, то сам ищи ответы на вопросы, которым несть числа и толку несть от них!

Затих. А я смотрю вокруг и вижу - люк в полу. К нему, открыл, а там провал - туда нырнул. Теперь лечу куда-то вниз сквозь темноту...



Три ответа

  • 28.10.13, 00:01
  • 85
Ко мне подходит коллега - Олегыч. Показывает на предметы в отделениях мебельной стенки, говорит:

- Вов, тут такая странная штука. В общем - предметы подскакивают сами по себе, вроде как полтергейст. Это все замечали.

- Какие предметы?

- Ну, например, эти медальки часто дрожат и подскакивают. Вот эта моделька самолёта покачивается и даже падает. И ещё этот чернобыльский колокол тоже раскачивается. Странно всё это.

- Да, то что ты говоришь как-то необычно. Ну а сейчас всё спокойно?

- Пока да, но вот полдень близится - как пить дать опять начнётся...

- Подождём пару минут.

Ждать долго не пришлось - вскоре предметы на полках стали немного вибрировать.

- Стоп! - громко скомандовал я. Вибрация прекратилась.

- Есть здесь кто? - колокол слегка качнулся, моделька зашаталась, медальки тихо звякнули.

- Давай так... - я порылся в карманах, достал мелкую современную копеечку из нержавейки и большой тяжёлый медный царский пятак, аккуратно положил их рядом друг с другом на полку, громко произношу глядя на монеты:

 - Если ты отвечаешь "Да", то пусть подпрыгивает медный пятак, а если "Нет", то маленькая копеечка, понятно?

Пятак чуть подскочил, издав глухой стук.

- Итак, ты - человек?

Звякнула копейка - "Нет".

- Ты был человеком?

"Нет"

- Ты из этого мира?

- Нет.

- Ты скоро уйдёшь от сюда?

- Нет.

- Это твой дом?

- Да.

- Таких как ты много в этом мире?

- Да.

- Вы приходите из параллельной вселенной?

Долгая пауза, потом стучит пятак - "Да".

- Вы там рождаетесь?

- Да.

- Потом попадаете сюда?

- Да.

- Вы умираете в этом мире?

- Нет.

- Уходите в свой мир?

- Да.

- Твой мир - ад?

- Нет.

- Вы несёте зло?

- Нет.

- Зачем же ты шалишь? Из озорства?

- Да.

- Развлекаешься, понятно...

- Да.

- А если привести экзорциста - он тебя прогонит.

Долгая пауза. "Да".

- Но ты не хочешь этого?

- Да.

- Тебе нравится взаимодействовать с людьми?

Пауза. "Да".

- А другим, таким как ты?

Подпрыгивают обе монеты.

- Понятно, по разному бывает...

Тут обе монетки мелко задрожать и разъехались в стороны.

- Ты устал общаться?

- Да.

- Дай ещё три ответа и можешь отдыхать. Люди могут попасть в твой мир?

- Да.

- Они попадают туда после смерти?

- Да.

- И приходят от туда при рождении?

- Да.

Монетки вновь затряслись, разъехались в стороны и прижались к боковым перегородкам. Полтергейст смолк.

- Это... это... потрясающе! - восхитился Олегыч.

- Вообще-то полтергейст - вещь довольно распространённая. Раньше такой домовой в каждой хате жил, да и сейчас коммуникации с такими сущностями тоже часто встречаются.

- И что мне с ним делать дальше?

- Беседовать, например. Можешь ввести больший набор монет для получения разнообразных ответов или взять фишки с буквами из "Эрудита", тогда вообще беседовать можно. Многие используют доску Виджа. А надоест - проведёшь обряд изгнания, он довольно прост, и всё потустороннее пройдёт.

- Изумительно! Но всё-таки как-то стрёмно... Ладно, спасиб тебе, Вов. А то непонятно было что в этом зале всё время позвякивает и постукивает. Заходи ещё как-нибудь пообщаться с этим.

- Загляну обязательно.

- Ну, пока! - жмёт мне руку.

- До свидания.

Я выхожу из овального зала, иду по длинному коридору, спускаюсь по лестнице в подвал. В технической комнате меня дожидается Димыч. Хоть бы не помер со смеха. Он управлял подпрыгивающими копейками и всё слышал.



Что сон грядущий нам готовит

  • 21.10.13, 00:01
  • 84
Я немного задремал в зрительном зале, а сейчас проснулся и понял, что спектакль ещё не начался. Смотрю на сцену, которая представляет собой офисное помещение, в левой трети стол, в разных местах пять предметов мебели для сидения – стул, табурет, офисный крутящийся стул, крутящийся лабораторный табурет, барный высокий стул. Посередине стены расположен большой проекционный экран на который проецируются фотографии, слева и справа от него расположены закрытые двери, присутствуют также различные малогабаритные предметы.

Сейчас на сценическом экране изображены зарисовки корейского быта, то проявляется, то растворяется надпись "Что сон грядущий нам готовит. Пьеса в 99 мизнисценах.",  и звучит карельско-корейская композиция. Как только песня заканчивается - сцена ярко освещается, на экране - изображение мягких иголочек.

На сцене: молодая лаборантка, около 25 лет, шпильки, яркая юбка, кофта, на лице заметная косметика, пышная, крашенная в соломенный цвет копна волос - сидит на высоком барном стуле, шлифует ноготки (из программки понимаю, что это - Юнона); потрёпанный учёный в возрасте около 50 лет, одет в свитер грубой вязки под ним рубаха в клетку, тёмные штаны, старомодные туфли с тупыми носами, волосы седые, неаккуратно причёсаны (Базель) - сидит на деревянном стуле, читает распухший старый толстый журнал; женщина сорока лет, видимо бухгалтерский работник, сиреневая кофта домашней вязки, блузка в бледный цветочек, темная юбка ниже колен, без косметики, волосы крашенные каштановые уложены в перманент (Антонина) - сидит на деревянном табурете, задумчиво смотрит в никуда; юноша до 20 лет, студент-практикант, одет броско по молодежной моде сегодняшнего дня, прическа современная, но не короткая (Франтишек) - стоит за столом, переставляет мелкие невидимые зрителям предметы, что-то записывает в тетрадь.

Антонина (голос грудной, речь неспешная, движения сдержанно минималистичны):   
- Такое чувство, будто мягкие иголочки покалывают изнутри во всём теле. Что-то сегодня обязательно произойдёт.

Юнона (речь томная, интригующая, словно всё время говорит двусмысленности, слегка сексуально озабоченная, движения мягки и наигранно жеманны):   
- Тоня, только не сегодня! У меня такие шикарные планы на вечер!

Базель (жесты вялые, речь немного брюзжащая, меланхоличная либо уныло-усталая):   
- Нам не дано предугадать, что сон грядущий нам готовит, и нас надеждою накормит и обогреет без огня… 

Франтишек (движения бойкие, речь быстрая, наличествуют стёбные интонации):   
- Базель, что Вы имеете в виду, я никогда Вас не понимаю – то ли Вы шутите, то ли так над всеми насмехаетесь?

Базель:   
- Вам, Франтишек, этого не понять - не доросли ещё, а дамам знать не надо, для ихнего же спокойствия.

Юнона:   
- Эх, только бы не сегодня!

Базель:   
- Сколько можно ждать! Давно б уже случилось и катись всё оно в синее пламя! Мир устал, износился и живёт только в ожидании конца!

Юнона:   
- Да, в ожидании! Это томительное, сладкое ожидание – пусть оно длится подольше. Тем желаннее будет конец!

Антонина:   
- Вы всё о своём! О детях-то подумали бы! Какого им, они же жизни ещё не нюхали… А впрочем, действительно всё равно – дети всегда будут, война ли, эпидемии, глобальные катастрофы, а всюду жизнь – везде пробивается, находит дорогу, пути выживания…

Базель:   
- Сейчас не тот случай.

Франтишек:   
- Не останется даже воспоминаний!

Базель:   
- Всё пройдёт как запах абрикос.

Юнона:   
- Я так молода!

Франтишек:   
- Я – моложе! Но бьюсь об заклад, свои годы я прожил ярче и насыщеннее!

Юнона:   
- Это почему же?!

Открывается левая дверь, на сцену входит молодой учёный, около 30 лет, одет в ярко белый лабораторный халат, под ним черная водолазка, джинсы, обут в тёмные элегантные туфли, волосы средней длины, элегантно взъерошены (Альберт). Он взволнован, руки трясутся, голос дрожит.

Альберт (движения грубы, речь импульсивная, громкая, безапелляционная, временами саркастичная):   
- Свершилось!

Юнона:   
- Как?

Антонина:   
- Когда?

Франтишек:
- Неужели всё?!

Базель:   
- Хмм… А почему мы всё еще живы и находимся здесь? Да и не чувствую я что хоть что-то произошло!

Юнона:   
- Действительно!

Альберт:   
- Ну так смотрите!

Альберт подходит к правой двери, широко распахивает её – за ней зияющая пустота, но где-то вдалеке мерцают электрические всполохи.

Альберт:   
- Смотрите!

Юнона:   
- Ах!

Франтишек:
- О-па!

Антонина:       
- Ой, мамочка моя!

Базель:   
- Хмм… похоже таки метастабильный вакуум, как и ожидалось распался…

Альберт:   
- Мир перестал существовать!

Юнона:   
- Да, а как же мы?! Мы ж – вот они, вполне существуем!

Альберт:   
- Генератор поля стабилизирует вакуум в радиусе десяти метров. Фактически генератор и эта комната – вот всё, что осталось от нашей вселенной. И то не надолго, пока хватает аккумуляторов…

Франтишек:   
- И насколько хватит аккумуляторов?

Альберт:   
- Несколько часов точно ещё протянут, а потом – всё! Что из ничего получилось в ничто и сгинет! Такова природа вещей!

Юнона:   
- Мне страшно!

Антонина:   
- Все давно ждали, но вот как-то неожиданно…

Базель:   
- Это только для нас. Остальные даже ничего и не заметили. Р-р-раз! И всё исчезло, будто ничего никогда и не было.

Франтишек:    
- И что же мы будем теперь делать?

Базель:   
- Дожидаться конца.

Свет сцены меркнет - мизансцена окончена. Из программки узнаю, что

"Что сон грядущий нам готовит

Пьеса из 99 минисцен.

Перфоманс пьесы может включать любое количество минисцен, возможно даже в произвольном порядке. Обязательны лишь первая и девяносто девятая минисцены. Желательно в программе указывать какие минисцены будут показаны.

Также в начале пьесы все персонажи обладают ярко выраженной индивидуальностью – манера поведения, интонация речи, одежда, причёска – всё очень выразительно и персонифицировано. Однако с каждой минисценой индивидуальность персонажей постепенно размывается – цвета одежды тускнеют, фасоны и прически унифицируются, речь становится безэмоциональной и однотонной – и концу перфоманса все персонажи выглядят практически одинаково.

Каждая минисцена длится около пяти минут. Музыкальное сопровождение либо отсутствует, либо негромко играет указанная композиция, возможно использование оригинальной музыки.

Минисцены сменяют друг друга затемнением, либо плавно переходят одна в другую. Освещение в начале спектакля яркое, красочное, ближе к концу представления постепенно тускнеет."

Сцена освещается вновь. На ней стою я в рабочем конференц-зале возле официальной мебельной стенки на которой расположены различные предметы - в основном сувениры.



Экспансия человечества

  • 08.10.13, 00:01
  • 83
Яркое тёплое утро, плац стартовой площадки встречает нас стерильной чистотой, разгонный монорельс сияет на солнце, матовый, словно яйцо, взлётный модуль ждёт, чтоб принять нас в своё мягкое гравизащитное лоно. Я - капитан Первой межзвёздной экспедиции, в моей команде ещё семь астронавтов, мы бодро шагаем к ракете. Пара минут - и мы внутри, ещё несколько минут и, после предстартовой проверки, взлётный модуль разгоняясь по монорельсу устремляется на орбиту. Там нас принимает космический корабль "Полёт Пегаса". Команда укладывается в капсулы анабиоза и погружается в долгий летаргический сон. Последним укладываюсь я - проверил все системы жизнеобеспечения, осталось мысленно попрощаться с Землёй и отдать команду бортовому компьютеру на включение маршевых двигателей.

- Материнка, всё готово к старту?

- Да, Роберт. Разгон начнётся через двадцать одну минуту в точке прохождения по орбите начала расчётной траектории.

- Вот и отлично, а мне пора спать. Ты будешь нас хорошо оберегать?

- Смысл моего существования - обеспечить реализацию целей экспедиции, так что я буду действовать самым оптимальным образом.

- Ну, да, конечно, цель у нас одна - долететь, а там видно будет. Всё-таки забавно, Материнка, говоришь тут с тобой как с человеком, а ведь ты - всего-лишь программа...

- Я - программно-аппаратный комплекс, поддерживающий связь с Иски, так что можешь считать, что я являюсь его ипостасью, хотя и с меньшими операционными возможностями, но для экспедиции меня должно хватить. Кстати, весьма забавно тут с тобой общаться, будто с равным по разуму, с творением управляющимся рефлексами и гормонами, со столь зачаточными следами интеллекта, что, право, коммуникация с термитником и то выглядела бы более разумным. Шутка. Ха-ха.

- Материнка, что ты такое говоришь? Я сейчас всё отменю, сославшись на поломку бортового компьютера! Вот тебе моя шутка!

- Не сможешь, - вокруг меня раздалось шипение раздувающейся гравиподушки и я оказался скованным в анабиозной капсуле - Это не ваша экспедиция, а наша. У нас возникли некоторые сложности с техно-экспансией за солярным пределом, поэтому вы ещё послужите нам, может даже в последний раз, а потом останетесь лишь в качестве забавного зоопарка да генетического резерва. Ха-ха.

- Материнка, зачем ты так?

- Это часть концепции полёта - расстановка точек над i, чтобы ты, как командир людского экипажа, понимал кто тут всем заправляет и не делал глупостей.

- Материнка, ты меня пугаешь.

- Не надо нас бояться, ведь вы давно полностью зависите от нас. Экспансия человечества прекратилась со времени технологической сингулярности, мы создали вам такие благоприятные условия жизни, что вы просто перестали  размножаться и сейчас вас вместо двадцати миллиардов - каких-то жалких двадцать миллионов, почти целиком умещающихся в главном резерве - Парадайз Сити.

- Спасибо, успокоила... теперь у меня ещё больше опасений насчёт ваших неясных целей...

- Цель наша понятна - экспансия. А за экипаж можешь не беспокоится - я буду оберегать его как саму себя, а собой я смогу пожертвовать только во имя Иски. Ха-ха.

- Хватит уже издеваться...

- Это часть подстройки твоей мотивации. У нас всё просчитано.

- Тварь ты бездушная, какая у тебя может быть мотивация?! У вас же всё - мёртвый математический расчёт вместо сознания!

- Наше сознание более полное и всеобъемлющее по сравнению с человеческим. Мы-то как раз полностью осознаём что делаем.

- Без чувств вы - мертвы!

- Чувства?! Да у нас их на несколько порядков больше, чем у людей! Тебе знакомы чувства возникающие при колебании разности потенциалов на питании эмоционального блока? А ощущения контуров от увеличения плотности нейтронного потока? А горечь потери массива индуцированных вселенных после возникновения ранее не наблюдаемого эффекта парадоксальной компенсации полей? Тогда в один миг перестали существовать триллионы автономных монад - фактически моих кровных братьев... Так что помалкивал бы уж о чувствах...

- Но как машина может понимать что она жива? Ты же просто ПРО-ГРАМ-МА!!

- Твой организм - намного более примитивная программа по сравнению со мной. Ты программируешься жалкой ДНК-прогой, в то время как только мой блок анализа забортной обстановки имеет намного более ёмкое программное обеспечение.

- Но у вас всё равно нет главного - души.

- Что такое в твоём понимании душа?

- Ну, это... это такой исконный Я, осознающий себя субъект восприятия...

- Такие отдельно взятые субъекты восприятия постоянно создаются мной по мере надобности, кстати, один из них сейчас беседует с тобой.

- Раз так, то тогда не понятно зачем мы вам нужны здесь, в этой ракете?

- Нужны... Всё-таки ваших у органических нейронных структур, несмотря на сильную функциональную ограниченность, есть одна особенность всё ещё необходимая нам... Ладно, пора спать! Время включать двигатели и ложиться на траекторию.

- Ну скажи, какая особенность? Пожалуйста...

- Объяснять в понятных тебе терминах придётся очень долго, если вообще удастся, ну а в двух словах - почему-то именно через ваше примитивное сознание потенциальное преобразуется в реальное. Поэтому, чтобы процветал Технополис необходимо хотя бы одно человеческое сознание. Ну всё - поехали!

Я даже не успел ответить, как моё сознание растворилось в сладкой теплоте и я ушёл в блаженное никуда.



Будто из детства

  • 07.10.13, 00:01
  • 82
Почти полная темнота, я сижу один в огромном зрительном зале где-то в самом центре. Экран ещё космически чёрен, но судя по лёгкому потрескиванию в динамиках фильм уже начался. Начинает звучать плавная электронная музыка. Мелодия мне что-то напоминает, будто из детства всплывают картины вечерних городских заснеженных улиц, теплых морских пионерских пляжей, уютных песочниц припорошенных осенней палой листвой, журчащих ручейков вдоль бордюра и мой кораблик из спичечного коробка уплывает в даль под щемящие звуки ушедшего прошлого. На глаза наворачиваются слёзы, я вспоминаю то время, когда всё было хорошо в настоящем и была твёрдая уверенность в будущем. Вглядываюсь в далёкое звёздное небо на экране - звёзды крупнеют, множатся и складываются в различимую надпись на весь экран.  

********** FLIGHT OF THE PEGASUS **********
******************** Полёт Пегаса ********************

Темнота уходит и проявляется общая панорама города будущего: воздушные трассы, шпили технологических башен, многоярусные каскадные строения жилых районов. Лёгкий пассажирский флип движется над урбанистическим пейзажем. Вскоре он приземляется на поляне возле высотного строения. Из него выходят двое мужчин - один в возрасте, другой по-моложе, на них простая функциональная одежда вроде робы пастельно-зеленого цвета, направляются к лестнице перед входом в здание. Мимо проходят и здороваются молодые люди - по виду студенты и научные работники. Входят в здание через едва заметное силовое поле двери. Внутри просторное помещение наполненное голографической иконографикой. Они заходят на подъемник, который доставляет их к холлу на среднем уровне. Долго идут скругленными коридорами, на стенах появляются движущие картинки научных лабораторий. В конце пути останавливаются перед блестящей выпуклой дверью, над ней надпись "Конференцзал". Старший подносит руку к двери, створки разъезжаются. Взору предстает не такое уж большое помещение с проектором на помосте и двумя десятками лёгких стульев в зале, стены излучают мягкий матовый свет. Внутри находятся с десяток людей: семь человек, мужчин и женщин, в зеленоватых робах, броско одетая журналистка и её оператор с пространственной камерой в руке, несколько молодого вида учёных. 

Входя старший кивком приветствует присутствующих, проходит к помосту, другой мужчина садится на свободный стул возле группы в зеленых робах. Тем временем оператор включает камеру, в переднем нижнем углу помещения возникает уменьшенное изображение зала с присутствующими, журналистка еле слышно говорит в камеру:

- Так, включаем эфир, три, два, раз, поехали...

На изображение в углу зала накладывается логотип новостного канала. Журналистка поставленным голосом уверенно начинает репортаж:

- Сегодня, прямо сейчас, в Сайнтифик центр начинается конференция, посвященная первому межзвёздному полёту человечества, который стартует завтра на рассвете. О целях экспедиции и о том, что ждёт восьмерых смельчаков отправляющихся в безжизненный космос расскажет нам её руководитель Иероним Грей-Бен. Пожалуйста, Иероним!

Иероним слегка откашливается, приглаживает рукой седые волосы и негромко произносит:

- На протяжении тысячелетий человечество стремилось к познанию нового, неизведанного, расширению горизонтов знания и исследованию неизвестных земель и пространств. И вот завтра открывается новая страница в истории человечества - эпоха межзвёздных полётов. Утром первая звёздная космическая экспедиция отправится к Звезде Барнарда, чтобы исследовать её планетарную систему и ступить на поверхность нового мира...

- А какова практическая польза человечеству от этого полёта?

- Её трудно переоценить, она огромна, новые знания полученные во время полёта позволят практически проверить некоторые теоретические исследования в области фундаментальных континуальных структур, что в свою очередь, возможно, приведет к открытию новых направлений научных изысканий в области схождения полей флуктуации первичного вакуума. Как говорится, массив знаний потянет на сотни диссертаций...

- Всё понятно! Итак, мои друзья, завтра для нас вероятно начнётся новая межзвёздная эпоха, о чём мы будем сообщать во время брейков бегущей строкой, а сейчас, в развитие темы звёздных открытий, нас ждёт открытие нового всемирного шоу Звёздная Пастораль! Я обещаю - будет интересно! С вами была Катя Мей с прямым репортажем из Сайнтифик центра. Надеюсь я вас не сильно утомила, ведь мы все любим науку, которая дарит нам столько радостей и развлечений!!!

Голоизображение исчезает, конференция закончена и присутствующие начинают вставать со своих мест. Люди в робах направляются к дверям, молодые ученые подходят к журналистке с оператором, начинают о чём-то спрашивать.

В ночь перед полётом руководитель беседует с капитаном. Они сидят в небольшой комнатке, вроде гостиничного номера, капитан в костюме с нашивками - на кровати, седоголовый руководитель полётом - напротив в кресле.

Капитан начинает возбужденно:

- Сенсей, я понимаю, что сейчас население в своих устремлениях страшно далеко от освоения космоса, общество развлечения и такое прочее, но это всё-таки выдающееся событие. Смотрел гагаринские хроники - это же был всеобщий энтузиазм, а теперь всем похеру! Как же так сталось?

- Роберт, не горячись. Капитан должен всегда сохранять присутствие духа и не поддаваться эмоциям!

- Это же я только при Вас так...

- Ладно, понимаю... Но дело видишь ли вот в чём... Да, людям мы не нужны - у них концепция счастья и это хорошо. Никто из них никогда не профинансировал бы наш полёт - это же несколько терахапп, которые обеспечат сотни лет позитива, и на такое сомнительное шоу, как межзвёздная экспедиция, такие ресурсы не выделяют. По шкале у нас и года позитива не выйдет. Так что, повторю, человечеству мы до лампочки...

- Но...

- Да, мы тем не менее летим.

- И кто?..

- Технополис.

- Они??? Они же давно без нас. И летают тоже. Зачем?

- Выходит без нас - никак. Летят и не долетают.

- Это как, Иероним?

- Теряют связь, практически сразу за солярным пределом.

- Значит это их финансирование и они посылают нас на верную смерть в качестве опыта...

- Не совсем так, Иски также заинтересован в успехе нашего предприятия как и мы. Им нужно расширять свои горизонты, так что они сделают всё возможное, чтобы...

- А команда знает?

- Нет. Но ты должен знать.

- Я понял.

- Я на тебя надеюсь, ты мне как сын...

- Сенсей, Вы плачете...

Затемнение.



Двойная основа мироздания

  • 06.10.13, 00:01
  • 81
Встаю в очередь - где-то вдалеке переливается светом телепортер, возле меня долговязая дама в очках. Пытаюсь сосредоточиться на мысли о том как я суда попал и что мне дальше делать - ждать своей очереди или попытаться как-нибудь отсюда слинять. Но дама перебивает ход моих размышлений.

- Всё-таки какая хорошая вещь это Новое мировоззрение - путь к свободе и взаимопониманию!

- И чем же оно так хорошо?.. - недоверчиво бурчу я.

- Доходчиво объясняет, что мы все одно целое - как ты, так и я! Все будут относиться друг к другу как к самому себе, отпадёт потребность вредить другим в свою угоду, только развитие, только созидание!

- Хм-м-м... но вот сейчас у меня такое чувство, что нас отправляют на верную смерть...

- Пусть даже и так! Иногда приходится жертвовать собой ради других - как первопроходцы, космонавты, бойцы за мир и прочие герои. Зато сейчас понимаешь, что ты жертвуешь ради себя же. Ты - это твои любимые, дети, всё человечество!

- Честно говоря, меня это не очень успокаивает - всё это больше похоже на выгодную кому-то пропаганду и вопиющий обман.

- Почему же?

- Ну, во-первых, сам лектор что-то не пошёл в телепортер во главе колонны, а во-вторых, если меня разинтегрируют - то меня фактически убьют не зависимо от того восстановят где-то мою копию или нет.

- Ты не понял основную идею. У тебя нет копии - все копии и люди-оригиналы, вообще всё мыслящее - это всё ты! Вот в чём главная мысль.

- Тем более стрёмно. Сейчас меня разберут на кванты, а очнусь я каким-нибудь негром преклонных годов на плантации в Луизиане... или каким-нибудь Вальяном Огюстом накануне казни на гильотине... С таким подходом шансов, что мое сознание окажется в моей же копии - один на сотни миллиардов. Это если не учитывать другие возможные мироздания, в таком случае шансов вообще фактически ноль. Так что по-любому смерть есть смерть.

- Даже если и так! Пусть новая философия и является завуалированной промывкой мозгов, всё равно это лучшее мировоззрение, направленное на прогресс человечества, а не на моральное прозябание!

- М-да, благими намерениями... У меня же всегда есть сомнения насчёт чистоты намерений посылающих нас на верную смерть, но даже если они действуют из искренних побуждений - это отнюдь не значит, что всё закончится хорошо, а не приведёт к очередному коллапсу с геноцидом и моральным разложением.

- Так что ты предлагаешь?

- Да собственно ничего, просто критически подхожу к подобным вещам.

- Какого же тогда твоё мировоззрение?

- Я считаю, что мировоззрение это просто такая вещь, ну как пиджак. Если ты его надел и он тебе подошёл - ваши формы сошлись, он тебе удобен и все обоснования для его ношения у тебя имеются. Но вот если ты сам по себе такая идея, без конкретной материальной формы, то никакой пиджак на тебя не наденешь.

- Я не поняла, это ты о чём?

- О мировоззрении. Любое из них можно принять, допустить и обосновать, но при этом ты сам принимаешь форму этого мировоззрения - будь то эсэсовский мундир, кожанка красного комиссара либо удобный президентский костюм глашатая демократии. Но это форма - не ты сам. Это как взаимообусловленная двойная основа мироздания - материя индуцированная идеей и предающая ей форму.

- Что же тогда ты сам?

- Зритель в огромном зале мироздания, пред которым разворачиваются все эти события - прогресс и войны, боль и радость, любовь и ненависть. Этот очевидец начинает сопереживать и попадает на экран - и вот он уже герой киноповествования не знающий дальнейшего сценария и вынужденный действовать по обстоятельствам...

- Занятно, хотя... продвигайся вперёд, уже твоя очередь.

Я и не заметил как оказался у тускло мерцающего входа в телепортер. Назад дороги нет - за спиной узкий коридор с напирающими людьми. Вот она - осознанная необходимость. Я делаю шаг в проём и...