хочу сюда!
 

Svitlana

41 год, лев, познакомится с парнем в возрасте 33-50 лет

Заметки с меткой «циля»

Чуть-чуть старая одесситка

Гамарджоба, добрый день, Пётр Алексеевич! 
 
Уже исполняется год, как вы стали президентом Украины. В эти дни украинцы говорят вам много слов и среди них даже цензурных. Так народный корреспондент Циля от их лица задаст ещё один короткий, но неудобный вопрос. 
 
Что же мы имеем за вас сказать? 
 
Петро Алексеевич, люди брешут, что вы слишком похожи на ваших политических родителей-папередников. Когда-то ваш крёстный отец Кучма разрешил слугам государевым путать личный интерес с общественным. Так вы поэтому решили думать, что можно сидеть одной попой на два базара? А то мы никак не можем понять – вы бизнесмен в кресле президента или да? 
 
Чем вы отличаетесь от вашего кума Ющенко, который тоже не жалел обещаний, рассаживая вокруг себя удобных людей -  братов, сватов и остальных кумовьёв? Одним словом, всех, кто лучше других умел делать ничего. Тем, что ваши люди умеют лучше делать разговоров и деньги? Разговоров для нас, а деньги для себя? 
 
Мы видим, что вы лучше своего двоюродного свояка по старому правительству -  Януковича, шо плохо кончил, убежав в Ростов с мильярдами. Которому прошлой зимой стало тесно от Достоинства, что выплеснула из своих сердец на Майдан «Небесная сотня». Так вы почаще спрашивайте у тех святых мальчиков, дорожите ли вы их Достоинством. Они скажут. 
 
Злых языков, которые точно льют воду на мельницу Путину, говорят, что в политике вы слишком часто были ни рыба, ни мясо. Вы были чистый шоколад. Вы таяли во рту любой власти, поднимаясь каждый год всё выше и выше в списке «Форбса». Может поэтому вашими сладкими устами, которыми бы нам мёд пить, вы оставляете пока только горькое послевкусие? Из-за каких-то мутных договорняков и потому, что ваши слова и дела то пока две большие разницы? 
 
Янукович говорил, что «Україна для людей». Циля стесняется спросить – или вы только хотите поменять список людей, для которых работает вся Украина? Или всё-таки сделать так, шоб те люди, наконец-то, поработали и для Украины? 
 
Мы наняли вас для вылечить страну. Вы выписали санитаров из Грузии, Литвы и даже Америки. Но судя по тому, что вы делаете, так и хочется сказать - вопреки стараниям врачей пациент упорно продолжает жить. 
 
Как вам нравится учётная ставка Нацбанка в 30% годовых? Ваша Гонтарева стимулирует этим процентом торговлю оружием и наркотиками? Бо обычная коммерция с такой радости может только тратиться на завещания. Мы не ждали от Леры чуда, шо взять с натуральной блондинки и разграбленного до неё бюджета, но итоги таки превзошли даже самые смешные опасения. Это же нужно иметь в НБУ такое счастье, чтобы успеть раздать десяток народных мильярдов рефинансирования тем банкам, кого тут же благополучно лопнули после получения денег. Или? 
 
Скажите, Петя, а почему, если все люди хотят реформ, вы постоянно называете их непопулярными? Может потому, что в сильно обедневшей стране единственной реформой стало пока повышение тарифов на ЖКХ? А все эти весёлые истории про закупки вашим министром энергетики угля с оккупированного Донбасса в обмен на эшелоны леса даже не позволяют нам сомневаться – это Ринат так выкрутил вам руки? Или не дай Бог наоборот. 
 
На Привозе люди говорят, что за какую-то конфетную фабрику в Липецке сейчас никто не даёт хороших денег. Мы вам искренне сочувствуем. Так почему вы решили, что их дадут за одесские порты? А разве за землю, которую вы согласны продать по всей Украине, шоб ради бюджета один раз натянуть шкурку на кисель, кто-то сейчас даст больше, чем за квартиру в горящем доме? 
 
Это только по Дерибассовской гуляют постепенно. Реформы делают сразу. Говоря за отсутствие реформ, власти всё время жалуются то на нехватку денег, то на нехватку времени. Когда власть хоть раз пожалуется на нехватку ума? 
 
Деньги любят тишину, но разве они не идут в Украину только из-за войны? А вы хоть раз пошевелили пальцами, чтобы поправить повязку на глазах украинской Фемиды? Той самой, которая много лет разгуливала беззаконие и рейдерство, вчера ни за что сажала в тюрьму честных и ещё живых людей с Майдана, а сегодня оправдывает их убийц и продолжает считать купюры, убивая инвесторам весь аппетит? 
 
И чем ваши Ярема с Шокиным отличаются от Пшонки? Только в том, что Пшонка за деньги покрывал преступления своей власти, а ваши прокуроры за деньги покрывают преступления предыдущей? 
 
Мы не знаем кто там кому у вас лёвочкин, но вся эта история с венским вальсом на троих, когда вы помчались с Кличко аж в Австрию, чтобы сказать Фирташу, насколько он вам безразличен, таки имеет осадок. 
 
А теперь голос от одесских телезрителей. 
 
Одессу всегда грабили только свои. Может, поэтому сразу три бывших мэра слишком быстро уезжали из Одессы после отставки в чужие города и даже страны. Но строили Одессу очень часто чужие – испанец Де Рибасс, голландец де Волан, француз Ришелье. Так раз вы посватали нам грузина Михо дайте ему прав, поддержите казной и пусть он выпрыгнет из шкуры, чтобы присоединиться к полезным чужим, а не к бесполезным своим. Его успех станет успехом для вас обоих. Но его провал, будет не его позором, а полностью вашей личной ганьбой. Разве не вы теперь в ответе за город, который впервые влюбился в Украину? 
 
Одессе 23 года было всё равно. Мы всю жизнь прожили на берегу Чёрного моря и никогда не делили его. Всем хватало. Но потом появились люди из власти, которым моря хватало меньше, чем всем. Они взяли к себе в руки слишком много берега. Пусть они имеют себе гешефт в ресторанах, клубах, отелях, даже можно помечтать за легальное казино. Но хиба море не должно принадлежать народу? 
 
«Сердце Европы бьётся в Одессе»- сказал мудрый Бернар-Анри. Одессе стало не всё равно, и она хочет стать лучшим курортом Чёрного моря. Египтяне и турки построили в пустыне и на голых скалах сотни отелей и имеют на них толстый слой масла на бутерброд. Так почему украинская Одесса по убитым дорогам с плохим коммунальным хозяйством и дерибаном земли до сих пор проходит мимо такого праздника жизни? 
 
Вся Украина уже полтора года умывается кровью своих детей. Оплакивая их мужество, удивляясь беспримерному героизму и гордясь невиданным ранее патриотизмом. Сначала на Майдане. Потом в Донбассе. Или вы считаете, что мы вам простим безнаказанность тех бандитов, которые бросили страну в бездну войны, много лет продавая Украину «брату» в овечьей шкуре»? Нашу страну Путин рвёт на части, а вы бережёте здесь русские предприятия и банки от плохих новостей, и молча не возражаете, когда в кресла депутатов ВРУ садятся ублюдки из глубоко раньшей жизни? 
 
Поверьте, мы не завидуем вам, когда приходится иметь разговоров с Путиным. Русские научились лгать, даже когда молчат. 
 
Но хотелось бы уточнить - к вам в Администрацию на Банковой так часто на свидания приходили люди ночью, бо днём они уже не отбрасывали тени? Все эти кернесы, медведчуки и даже посол России Зурабов. Нам следует понимать, что вы делали эти свидания не по любви, а исключительно исполняя свой долг? При этом испытывая чувство глубокого отвращения? 
 
Уточните, Пётр Алексеевич, ваши генералы из СБУ и Минобороны таки воюют с оккупантами в Донбассе или загоняют их в долги, пропуская к ним на территорию каждую фуру с контрабандой за мзду по золотому тарифу? 
 
Украина не хочет войны, но обречена в ней победить. Она заслужила свой первый Минск из-за многих лет воровства и унижения. Но разве начать уважать Украину нельзя с нерукоподаваемости Путина? Мы хотели бы видеть в вас главнокомандующего народной армии, которая ведёт Войну за Независимость, а не главнокомандующим на Великой Отечественной имитации реформ. 
 
Вы говорите, что стране нужно как можно быстрее закончить войну? Кто спорит! Но только затем, чтобы залить её чужими инвестициями? Украина в первую очередь боролась за Достоинство и Справедливость, а не за то, чтобы даром делать припарки своим старым болячкам чужими долларами, которые рано или поздно придётся отдавать. Евреи говорят, что решая проблему за деньги, вы её не решаете, а только делаете расходы.  Христиане же говорят, что нельзя вливать новое вино в старые мехи. Ни долларовый дождь обещанных инвестиций, ни редкая молодая поросль новых лиц в украинской политике не даст доброго урожая на старом фундаменте. А лишь прокиснет. Именно поэтому большие инвестиции, давно обещанные Западом на бумаге, остаются всего лишь бумагой. Вы не считаете, что стране куда нужнее архитекторы и строители нового фундамента, а не старые маляры и декораторы, которые собираются делать ему только косметический ремонт? 
 
Мы уже целый год сидим с помытыми шеями и ждём от ваших реформ хотя бы запаха. Не чешите себя надеждой - мы не слезем с вас, пока не увидим от вас толку. Многие из ваших 54% уже давно могли бы помыть шеи наобратно, если бы не «брат» у ворот».  Много будущего нашей страны есть и в ваших руках. Именно поэтому вам следовало бы держать этих рук чистыми. 
 
Петро, поверьте, не только Одесса, но и вся Украина хотела бы вас уважать. Но при этом знать за что.  Мы ценим ваши седые волосы. Пусть не вам, но Украине в вашем лице аплодирует с поддержкой весь цивилизованный мир. Вы не испортили тех аплодисментов. Вы научились нас слушать. Но когда вы научитесь слышать? Вы научились слишком красиво говорить. Нам нужно ждать ещё год, когда вы начнёте красиво делать? 
 
Не пора ли становиться лидером настоящих реформ? 
 
Чтобы страна могла ими жить, а не мечтать. Чтобы украинцы не думали делать люстрацию тем, кто этого заслуживает, с помощью люстр, а увидели правосудие от людей государственных. Чтобы одни перестали спорить о мелкости икры, когда другие задыхаются от чёрствости хлеба. Чтобы из министерских коридоров изгнали крыс, которые торгуют войной и обкрадывают солдат, норовя задороже продать их жизни. Чтобы вы с себя начали отделять олигархических мух от общественных котлет. Чтобы вы уже начали реальную борьбу с коррупцией, этими временные трудностями, которые давно стали постоянными. Чтобы наконец-то посадили трёх ваших друзей. Ведь вы знаете за что, и мы знаем за что. И чтобы справедливость звучала мерным казённым тоном честного судьи, зачитывающего хабарнику суровый приговор, а не вашим интимным полушёпотом за обещания обещать. Чтобы у нас появилась полиция, которая будет служить закону, а не телефонному звонку или оборотням в погонах. И чтобы там, где начинается полиция, заканчивался бы Беня. Какой Беня? Любой Беня! 
 
Разве не так называется - «жити по-новому»? 
 
С немного уважением, но всё ещё верой, что вы дадите ответы
Украине и чуть-чуть старой одесситке
Зингельшухер Циле. 

звернення Цилі до Путіна

Дорогой Владимир Владимирович! 
 
Уже почти год как вы продолжаете много говорить за Одессу, обзывая её приличными словами и маня вытащенной из исторической могилы вывеской Новороссии. Так если вы сейчас хотите спросить у этого города за всё, шо происходит у нас в последнее время, то не спрашивайте. 
Бо Одессе всегда найдётся, шо сказать. Тем более, шо она никогда не говорит против ветра.
Циля не скажет за всю Одессу, но три дворика на Молдаванке и весь рыбный ряд с Привоза просили передать. 
 
Вы уже много раз натёрли нам мозоль своим портретом в вашем телевизоре, когда зовёте Одессу вернуться в свой «русский мир». 
Вы хотите сказать, шо мы замёрзли без вашего «русского мира»? Мы не только не замёрзли, но даже не хотим кушать то гэ, которым вы кормите из телевизора свой народ. Одесса не хотела эссэн гэ ещё 23 года тому назад. Почему вы, вдруг, решили, что одесситы променяют теперь свои шансы поехать свободно в Израиль, Америку или вообще в первую попавшуюся Европу, на счастье сидеть под санкциями и вместе нюхать процветающего Нижнего Тагила, благоухающего Магнитогорска или прогрессирующего Саратова? 
 
Зачем одесситам идти в вашу новую Совдепию? Вот давайте порассуждаем из даже интереса.
Торговать вашим газом и нефтью мы пройдём мимо. Разве мы станем жить в пределах Садового кольца? Или вы нарежете нам участков на Рублёвке? Будем купаться в роскоши, как герои российских сериалов? Шоб мы так жили, как вы там у себя в Кремле сидите и врёте. 
 
Что же вы можете тогда дать Одессе, чего у нас нет? Сделать из нас курорт? Так вы уже сделали вчера курорт из братского Сухуми. А сегодня делаете такой же из Крыма. Одесса не хочет курортом в вашу «Новороссию», бо таки боится конкуренции. Сегодня со стороны Сухуми, а завтра со стороны Крыма. Мы всегда рады за ваших к нам туристов. Но для этого совсем не нужно присылать нам бурятов и черносотенцев. От нашего климату у них могут выгореть на солнце все танки. И вообще, вся эта ваша идея за новый Советский Союз имеет такой запах, шо бледный вид для неё звучит как комплимент. 
 
Вы у себя там устроили такой ґвалт, что киевская хунта здесь заставляет нас говорить по-украински. Мы здесь как говорили по-одесски, так и будем. А если где-то в суде или на трибуне Рады нас заставят давать клятвы на мове, то лучше мы в Украине будем по-украински говорить, чем в России по-русски молчать. Украина ведь живёт в 2015-м году. Пока Россия, застрявшая в сорок пятом, упорно ползёт в тридцать седьмой. 
 
Украинцы могли бы смеяться, что вы продолжаете называть их братским народом. Но они негодуют.
То, что все украинцы умеют говорить по-русски, а многие делают это постоянно, не означает, что они с вами говорят на одном языке.
Русскоязычные украинцы говорили раньше на языке Булгакова, Гоголя, Катаева и Ахматовой. Теперь им нравится язык Макаревича, Гафта, Рязанова, Басилашвили, Захарова, Волчек, Мягкова. И всем нам стало не нравиться, как слишком по-русски громко замолчал Немцов. 
 
Одесситы говорят на русском языке Ильфа и Петрова. Смеются на языке Бабеля. Вспоминают за старое на языке Куприна. Поют языком Утёсова. Грустят языком Жванецкого.
 
Зато Россия ненавидит языком Жириновского. Гадит языком Дмитрия Киселёва. Призывает убивать языком Дугина и Проханова. И лжёт языком Путина. Наши русские языки – то теперь две большие разницы. 
 
И вообще, шо вы так долго мучите той многострадальный народ? Украинцы, конечно, носятся со своим Петлюрой и вешают на столбах Бандэру. Но разве то от хорошей жизни они чтут воинов, а не мудрецов? Вы же устроили им вырванные годы уже 350 лет подряд! Евреи двадцать веков бродили по миру, храня и умножая мудрость, чтобы обрести на Родине своих отцов государство. И сразу полмира захотело им этого помешать. Так на хиба ж вы мешаете сделать то же украинцам, раз они наконец-то поумнели, чтобы стать свободными? Пусть ваши русские теперь завидуют молча. 
 
Вы там у себя аж вспотели от рассказов, шо у нас тут сплошные фашисты, захватившие в плен братский украинский народ. За украинский народ Циля скажет, но мало. Разве может Циля знать за весь народ!? 
 
На счёт фашистов вы таки правы. 
Их мы здесь давно не видели, пока вас не появилось. Особенно после возвращения Крыма в родную гавань. 
 
То был новый квартирант старой Фиры, что не захотела уезжать с детьми в Израиль, бо мечтала ещё пожить в Одессе. Слышите – пожить в Одессе, а не умереть в России! Это крымский татарин Осман. Он сбежал из Симферополя и сразу же записался в фашисты после того, как на Родину его предков пришло какое-то ряженое лампасное хамло и выдохнуло перегаром: «Это наша земля, бля». Дед Османа, которого он никогда так и не увидел, 67 лет назад умер в казахской ссылке. После того как в 44-м с ним уже боролись антифашисты. Осман решил, что ещё хочет увидеть своего внука и поэтому бросил свой дом, учится теперь в институте здесь, а из фашизма только подрабатывает вкусными чебуреками на Таирово, угощая ими в воскресенье детей по всему двору. И это точно тот татарин, который лучше ваших незваных гостей в наколках и с нагайками. 
 
Если тот был вторым фашистом, то первым стал чеченец Адам с третьего этажа. Молодой врач, который живёт с матерью после переезда из Катыр-Юрта. Он не захватывал в 1990-ые больницу в Будённовске. А его отец, сельский учитель, не был террористом в отряде Хаттаба, и вообще никогда не брал в руки оружия. Единственная заслуга Адама на службе у мирового фашизма была в том, что почти вся его родня – отец, бабушка, две сестры и маленький брат грудного возраста погибли в своём доме во время ракетно-бомбового удара вежливой российской авиации. В ходе восстановления конституционного порядка, зимой 2000-го. Не знаем, чем этот зуботехник может помешать вашей борьбе с хунтой, но он таки прямо заявил – если вы ещё раз пришлёте ему на голову свой самолёт, то он первым пойдёт воевать за Украину. 
 
За этими двумя в фашисты повалили толпой и остальные. 
Особенно наш седой грек Христофор с Градоначальницкой, которому ещё сам Лёня, бывая на Привозе, заказывал свежую камбалу. Старый рыбак год назад ждал от жизни только хорошего клёва и даже немножко завидовал своему родному брату, что из Сартаны под Мариуполем, такому же седому греку Константину. Тот наивно уверовал в вашу «Русскую весну». Стал ждать вашего личного визита к нему на свежий козий сыр и красное молодое. И шоб вы - верхом на стерхе. 
 
Первый раз стерх прилетел без вас, но вместе с бомбой в октябре 2014-го и убил в Сартане пару людей. Но вы окончательно лопнули Константину терпение, когда второй раз попали со стерха «градом» уже в феврале ему прямо в дом и сожгли половину. С тех пор оба грека так и ждут, шоб ваша «русская весна» хоть бы никогда и не наступила. Проклинают вдвоём тот момент, когда нечаянно подумали за вас хорошо. Теперь Христофор ловит рыбу напротив 12-й станции Фонтана, сушит её в таранку и шлёт брату. Бо тот от горя даже перестал любить козий сыр и красное молодое. А со второй половины рыбы, что продают с базара, передаёт через волонтёров деньги карателям в «Правый сектор». 
 
Если этих людей стали фашистами, то как я не могу ими назвать коренных одесситов во втором поколении дядю Колю со всей семьёй из пяти душ с улицы Спиридоновской, которые каждый год в один ноябрьский вечер зажигают на подоконнике толстую свечу. Вспоминая половину своих предков, потомков слобожанских козаков, что не пережили зиму 1933-го в Люботине под Харьковом. Из-за голода, шо сделали им братские русские большевики. А те, что уцелели, сели на поезд и сумели добраться до Одессы, выжили здесь и пустили корни. С тех пор все хором не любят ни большевиков, ни ваших русских. 
 
Что говорить за молодого Валю, сына Ольги Павловны, нашего золотого мальчика через стену, одессита в пятом колене,  который с крестиком на шее мог договориться об взаимном гешефте даже с раввином в разгар шаббата. У которого ещё в позапрошлом годе распальцованные бандиты, что были поставлены на Одессу вашим ростовским хряком Януковичем, отжали ресторан и всю хлебную коммерцию. И раньше Валя не только сам сытно кушал, но и честно кормил 50 семей его работников. А теперь он только кормит свою маму, что упала после такого здоровьем, топчет пороги в судах и звереет на бывшую власть. И вас туда же. Тут не захочешь, так станешь фашистом. И начнёшь одевать в приборы ночного видения бригаду морской пехоты, что бережёт наш город от ваших зелёных человечков. 
 
Ну, и последним в фашисты записался по скайпу старый Йося - Осип Давыдович, что давно греет своими костями в Хайфе берег другого моря.
70 лет назад он целых 3 года прыщавым юношей ловил на фронте свои два осколка. Первый – под Киевом, второй – под Краковом. С которым ему спас жизнь полтавский хохол Клименко, вытянув из-под обстрела. Ценою своей. Наверное, для того, чтобы потом Йося, работая инженером и даже главным конструктором на одном смешном почтовом ящике, мог слушать себе в спину не в Одессе, и не в Киеве, а в московских министерских коридорах за жидовскую морду, шо приехала со сто первого километра. Так старый Осип долго смотрел с нами на эти майданы по всей Украине и не понимал, зачем этот халоймес. Но когда увидел, что среди фашистов таки много приличных людей, особенно глузманов, финбергов, зисельсов, ройтбурдов и тем более Кира с Мишей, то чувствовать себя с ними заодно - мечта всей его жизни. Когда же он услышал ваши, Владимир Владимирович, слова, что Победу над Гитлером СССР мог бы одержать без украинцев (шо уж тут говорить за наше племя), то просил вам передать, шо ноги его не будет в телевизионной трансляции этого праздника, в котором до ваших ближайших союзников опустились Монголия, Зимбабве и Северная Корея. Так ряды одесской жидобандеровщины пополнились ветераном израильской военщины. 
 
А после всего, шо вы, Владимир Владимирович, сделали с Надей Савченко, не только эти люди, но и вся Одесса не хочет ходить с вами по одному глобусу. 
 
Одна вдова бывшего следователя капитана Евдокимова недовольно бурчит на укропов, которые вылезли за эти полтора года по всей Одессе, как побеги молодой травы после рясного тёплого дождя. Вспоминает за Советскую власть и поставила ваш портрет в рамочку на трюмо. Но когда Циля повела её под общежитие юристов на Успенской и показала все окна в жовто-блакытных флагах, то даже этой унтер-офицерской вдове стало понятно, что ваша песня за опять СССР звучит как гимн импотентов. 
 
При коммунистах мы боялись жить бедно. При Незалэжной мы, наконец-то, стали бояться жить богато. Теперь боимся, что вы придёте нас спасать от обоих.
Глядя на то, как вы спасли Донбасс, Одесса уже берёт разгон, шоб получить такой же гембель на свой тухес. За свои же деньги. 
Оно нам надо!? 
 
Какие-то шлемазлы, которым вы нагрели уши своей пропагандой об великой России, взяли моду каждую неделю взрывать теракты! 
Если в Одессе они пока взрывают только дома, то в Харькове уже давно живых людей. И Циля имеет думать - кто они вместе с вами после этого, если не сволочь? Или!
Циля не может сказать за Харьков, но в Одессе таки точно – после каждого такого взрыва количество фашистов растёт просто как на дрожжах. 
Оно вам надо!? 
 
И после этого вы опять не устаёте звать нас в «русский мир»?
Одесса всегда готова вспомнить за русский мир де Рибаса. Поблагодарить русского архитектора де Воллана. Снять шляпу перед русским градоначальником дюком Ришелье. И вместе с ними вспомнить эпоху русской Екатерины. Пусть даже она слишком сильно вздыхала на жеребцов. В том числе и двуногих. Одесситы восстановили ей памятник не из-за того, что она разрушила козацкую Сечь, а потому, что город умеет помнить разную историю. 
 
Одесса всегда рада встречать гостей и принимать своих блудных детей, которые разъехались искать свой кусочек счастья. Кто в Америку, кто в Москву. Мы будем слушать песни Ларисы. Смеяться над шутками Нонны, Юры, Ромы, Миши и многих других, позволяя им увозить этот смех в другие страны и города. Одесса с уважением вспомнит Славу, который снял здесь 10 лучших фильмов. Отблагодарив за это, опять посмеётся над тем, как его все эти годы угнетали одесские бандэровцы. Но для всего этого не нужно присылать нам автоматов с уголовниками, танков с кадыровскими убийцами и бомбы с гумконвоями. Когда вы нас предлагаете жить то ли в такой Новороссии, то ли сразу в такой России, нам уже настолько всё равно, шо лишь бы нет оба раза. 
 
Появилась Одесса благодаря России, а не Украине. Отстроилась и пошла в жизнь. Но 200 лет назад Одесса отплатила России за добро, по-настоящему подняв её с колен через главный черноморский порто-франко. Сказочно обогатив при этом  казну. Пусть даже немножко оставив себе на кармане. Но судьбы стран, так же как и судьбы людей, пишутся на небесах. И поэтому сегодня Одесса – жемчужина Украины. Которую она тоже обязательно поднимет. Володя, не считайте себя равным Б-гу, шоб менять его планы. 
 
Вы сделали такой шумный гармыдэр, шоб мы бросились свергать киевскую хунту? Ради того, шоб повторить судьбу освобождённого вашим «русским миром» Донбасса? Абхазии? Приднестровья? Южной Осетии? Разбежались. Аж два раза. 
 
И перестаньте мацать своими грязными руками тех, кто сгорел 2 мая. То сгорели не «герои Новороссии». И не «ватники». То сгорели дети Одессы, которые ещё мало видели жизнь. Они купились на ваших сладких слов, за которыми ненависть, шовинизм и смерть. Вы унесли их жизни, чтобы оправдать новые убийства. Спустя год вся Одесса будет плакать вместе над теми жертвами. Потому, что больше не хочет новых. 
 
Одессу уже когда-то совращали петроградские строители Совдепии. Одессе уже били морду православные русские черносотенцы сначала и наглые чекисты потом. Одессу уже взрывали гитлеровцы. Одессе запрещали открывать свою форточку в Европу, законопачивая её под «железный занавес советского мира». Это плохо кончилось. Для тех, кто за щедрыми посулами творил Одессе больно. Не делайте Одессе больно. Тем более, не делайте ей нервы.
Лучше постарайтесь не бросать мусор мимо урны, не ссать в подъездах и поднимите, наконец, в России цены на водку. Протрезвевшие зададут вам много вопросов и без Одессы.
 
Дорогой Владимир Владимирович, шоб вы были здоровы!
Одесса таки всегда рада вас видеть! Особенно лежащим в земле. Поэтому сделайте нам праздник и убейтесь об стену. Можно Кремлёвскую. 
Мы обещаем плакать об вас целую неделю, но с музыкой и танцами. 
 
Не хотелось вас расстраивать, но у украинской Одессы всё будет хорошо.
Наше вам с кисточкой.
Картина маслом. 
 
Без уважения, но искренне,
чуть-чуть старая одесситка
Зингельшухер Циля. 


таки,еврейские анекдоты...

Хоронят старого еврея. Он приказал родственникам, чтобы после его смерти к нему в гроб положили тысячу долларов из его сбережений. Родственники запихивают купюры в гроб, они вываливаются наружу, их снова засовывают обратно... Тогда подош?л старый раввин и спросил:

— Евреи, шо вы делаете?
— Он завещал положить ему в гроб деньги.
— Я говорю, шо вы делаете?! Выпишите ему чек!

* * *

— Рабинович дома?
— Он на даче...
— Как, он купил дачу?
— Нет, он на даче показаний.

* * *

Встречаются страховой агент Рабинович и портной Хаймович.

— Хаймович, это правда, что ты крестился?
— Да.
— Но как ты мог предать веру наших отцов?
— Я встретился с батюшкой, он обладает таким даром убеждения! Вот, поговори с ним, сам поймешь.

Рабинович заходит в церковь. Час его нет, два. Наконец, выходит.

Хаймович:

— Ну???

Рабинович:

— Я его застраховал...

* * *

Звонок от дальнего родственника, у которого Рабинович гостил на прошлой неделе:

— Изя, не приходите к нам больше в гости — вы знаете, после вашего отъезда ведь мы недосчитались 10 рублей!
— Абрам, как вы могли такое подумать на меня! Мне не надо ваших 10 рублей!
— Да нет, все в порядке, Изя, мы их потом нашли. Но знаете, какой-то неприятный осадок все же остался...

* * *

Умер старый Рабинович. Вскрыли его завещание, читают: «Дочке моей, Сарочке, оставляю 100 тысяч долларов и дом. Внучке моей, Ривочке, оставляю 200 тысяч долларов и дачу. Зятю моему, Шмулику, который просил упомянуть его в завещании, упоминаю: Привет тебе, Шмулик!..»

* * *

— Наш Моня Рабинович таки поменял пол!
— Уй! Говорят, такие операции стоят бешеных денег!
— Да ну шо вы! Шо такое несколько квадратных мэтров дубового паркета при его-то деньгах?..

* * *

Маленького Мойшу Рабиновича выгнали из еврейской школы за неуспеваемость и плохое поведение. Перевели в другую, тоже еврейскую. Через пару месяцев выгнали и оттуда по тем же причинам. Перевели в другую — аналогично. Через некоторое время в городе не осталось еврейских школ, и Мойшу перевели в католическую. Через неделю вызывают отца и говорят ему, какой хороший у него сын, как хорошо он учится и что он вообще — самый лучший ученик школы и т.п. Отец по возвращении домой в недоумении спрашивает сына:

— Мойше, что с тобой произошло? Тут мне говорят, что ты лучший ученик, не хулиганишь и т.д. Что с тобой они сделали?

— Понимаешь, папа, в первый день, когда я пришел в эту школу, какой-то человек в черном повел меня в какую-то темную комнату, показал мне мужика, распятого на кресте, и сказал: «Мойше, смотри — это Иисус Христос. Он тоже был евреем». И я понял, папа, что тут не повыпендриваешься.

* * *

— Рабинович, с твоей Сарой спит весь город, и чтобы к ней попасть, нужно занимать очередь, брось ее, зачем нужна тебе такая жена!

— Ты понимаешь, если я брошу ее, то мне тоже нужно будет занимать очередь.

* * *

Хаим Рабинович и Сема Кацман идут по улице. Вдруг Сема поворачивается и говорит:

— Послушай, Хаим! А вот если у тебя было бы два «Мерседеса», ну таких, самых крутых, со всеми наворотами, знаешь, бар внутри и все такое — ты бы мне дал один?

— Семчик, дорогой! Сколько мы уже с тобой знакомы? Тридцать лет? Мы же с тобой друзья со школы. Так чего ты спрашиваешь? Конечно, если бы у меня было бы два таких «Мерседеса», один был бы точно для тебя.

Идут дальше. Опять Сема поворачивается:

— А вот, Хаим, представь, что у тебя две шикарные яхты, совершенно одинаковые. Ты бы одну мне дал?

— Семчик, ну что ты задаешь такие вопросы? Мы же с тобой как братья, ты у меня свидетелем на свадьбе был, и на бар-мицве у моего сына, и вообще... Конечно, если бы у меня было бы две яхты, одну я тебе бы отдал.

Дальше идут. Вдруг опять Сема поворачивается:

— А представь, Хаим, что у тебя было бы две курицы...

— Сема, ну это уже нечестно. Ты ведь знаешь, что у меня есть две курицы!

* * *

— Слушай, Хаим, к нам в Одессу приезжает сам Эйнштейн!
— Да! Это что, знаменитый аптекарь?
— Да нет, это знаменитый физик!
— А что он изобр?л?
— Теорию относительности.
— И что?
— Ну, как тебе объяснить?.. Например, если ты переспишь ночь с Сарой, то эти часы покажутся тебе одним мгновением. А если тебя посадить задницей на раскал?нную сковороду, то даже это мгновение покажется тебе вечностью.
— И что, он с этими двумя хохмами собирается выступать у нас в Одессе?

* * *

Ксендз говорит раввину:

— Вот вы простой раввин и умрете раввином. А я надеюсь со временем стать епископом.
— Допустим. Что дальше?
— А епископ может стать кардиналом!
— Допустим. Что дальше?
— Ну... кардинал может стать папой.
— А дальше?
— Что дальше, что дальше?! Не может же человек стать богом!
— Как сказать... Одному еврейскому мальчику это уже удалось.

* * *

Умирает старый Исаак. У постели умирающего собралась родня.

— Сара здесь? — спрашивает он.
— Здесь.
— Хаим здесь?
— Здесь.
— Двойра здесь?
— Здесь.
— Мойша здесь?
— Здесь.
— А кто же в лавке остался?!

* * *

— Погода паршивая!
— Это из-за Гольфстрима.
— Он еврей?
— Нет. Течение.
— Масонское?
— Океаническое.
— Из Израиля?
— Нет. Из Америки.
— Так я и знал. У них, у евреев, небось, солнышко светит, а мы тут гнить должны.
— Да нет. Там сейчас ночь.
— А ты откуда все знаешь? Ты что еврей?!

* * *

В магазин приходит маленький Мойша. Протягивает банку продавщице.

— Мне три литра м?да.

Та наливает полную банку.

— А папа завтра прид?т и заплатит.
— Ну, нет, — забирает у него банку продавщица и выливает обратно м?д.

Мойша выходит на улицу и заглядывает в банку:

— Папа был прав, тут хватит на два бутерброда.

* * *

Местечковый раввин убеждает зажиточных евреев жертвовать на ремонт синагоги:

— Только посмотрите, как выглядит дом молитвы: окна выбиты, пол исцарапан, всюду грязь и бардак...

Голос из зала:

— Вот именно...
— Что вы хотите этим сказать, господин Кон?!
— Просто я вспомнил, где оставил калоши.

* * *

Рабинович каждое утро подходит к газетному киоску, берет «Правду», проглядывает первую страницу и возвращает газету, не купив. Через несколько дней продавец спрашивает, что он ищет.

— Некролог.
— Некрологи помещают на последней странице.
— Некролог, которого я жду, будет на первой!

* * *

Приходят как-то к Рабиновичу из компетентных органов с обыском. И говорят: «Мы знаем, что у тебя что-то есть. Сам отдашь или будем искать?». Рабинович отвечает: «Ищите». Ребята перерывают всю квартиру, но ничего не находят. Но замечают под паркетом нечто подозрительное. Следует вопрос: «Сам паркет вскроешь или как?». «Вскрывайте», — пожимает плечами Рабинович. В считанные минуты паркет отдирается от пола и глазам удивленных комитетчиков предстает огромных размеров ржавая гайка, намертво прикрученная к полу. «Ну что, — спрашивают, — сам открутишь или нам открутить? Рабинович: «Откручивайте». С огромным трудом, вспоминая все богатство русского языка, затратив уйму времени, комитетчики все-таки откручивают заржавевшую гайку, под которой в полу обнаруживается отверстие, виден свет и слышен шум. «Что там такое? — спрашивают гэбэшники. «Внизу — филармония, — говорит Рабинович. — А на гайке люстра держалась».

* * *

— Абрам, где вы берете деньги?
— В тумбочке.
— А кто их туда ложит?
— Сара.
— А где Сара берет деньги?
— В тумбочке.
— А кто их туда ложит?
— Я.
— А где вы берете деньги?
— Молодой человек, вы забыли меня слушать! Я же говорю — в тумбочке!

* * *

Сара Кацман пришла в турагентство и говорит:

— Я хочу в Индию!

Все наперебой стали уговаривать:

— Ну, что вам делать в Индии. Там жара, духота, вонь, антисанитария. А, не дай Б-г, заболеете, где вы найдете хорошего еврейского доктора? Лучше поезжайте-ка вы на Канары!

Но Сара была непреклонна:

— Индия!

И, вот она в Дели. Сара тут же направляется в храм, где ведет прием Великий Гуру и, узнает, что надо месяц стоять в очереди, чтобы удостоиться чести лицезреть Великого Гуру в течении нескольких секунд. Сара терпеливо выстаивает очередь и, вот оно счастье — она в главном святилище! Теперь можно подойти к Великому Гуру и сказать три заветных слова (Не больше! За этим следят многочисленные помощники и охранники Гуру!). Сара Кацман приближается к Великому Гуру и говорит:

— Абрам! Немедленно домой!

* * *

Сара стучится ночью в дом раввина. Ей открывает служка — шамес и спрашивает:

— Что вы хотите?
— Мне сказали, что ребе обладает даром ясновидения. Мой муж исчез из дома, и я хочу узнать, вернется ли он?
— Раввин очень устал и не может принять вас сегодня.

Но Сара очень настаивает и шамес говорит:

— Хорошо, я пойду, спрошу ребе.

Через некоторое время он возвращается и говорит:

— Раввин сказал, что ваш муж скоро будет дома, но я считаю, что нет.
— Мало ли, что считает какой-то шамес, если сам ребе сказал, что мой муж вернется!
— Да, но ребе не видел вас!

* * *

Приезжает Абрам в Нью-Йорк, заходит в ресторан и спрашивает у директора, где можно найти Сару. Тот указывает ему на девушку за стойкой бара. Абрам подходит к ней и говорит:

— Девушка, вы такая красивая, мне очень нравитесь, предлагаю вам 200$...

Сара посмотрела — низенький, лысый, противный, но 200$ и в Нью-Йорке деньги, и согласилась. На следующий день повторилось тоже самое...

На третий день Сара спрашивает:

— Скажите, а откуда вы такой богатый приехали в наш город?
— Из Иерусалима, — отвечает Абрам.
— Ой, да у меня же там тетя живет!
— Вот она и просила передать вам 600$...

* * *

Ведет Абрам на веревочке козу, к нему подходит Мойша.

— Абрам, зачем тебе коза?
— Как зачем? Доить ее буду, сыр, брынзу делать буду.
— У тебя же квартира маленькая — где ж ты ее держать-то будешь?
— Да у Сары под кроватью.
— Абрам, она же воняет!
— Ничего, коза как-нибудь привыкнет.

* * *

Американский и израильский генералы идут по Тель-Авиву. Навстречу им идет солдат и не обращает на них внимания. Американский генерал недоумевает. Израильский говорит:

— Сейчас выясню.

Догоняет солдата.

— Абрам, ты почему, не здороваешься? Я тебя чем-то обидел?

* * *

Ночь. В милиции раздается звонок... Дежурный берет трубку:

— Алло!
— Говорит Рабинович. Сколько времени?
— Час ночи.
— Спасибо, — вешает трубку.

Через пять минут — новый звонок.

— Говорит Рабинович. Сколько времени?
— Но ведь вы уже спрашивали!
— Да, но прошло еще время!
— Ну хорошо, пять минут второго.
— Спасибо.

Через десять минут снова звонок.

— Говорит Рабинович. Сколько времени?
— Послушайте, Рабинович, не пудрите мне мозги, приезжайте и забирайте свой поганый конфискованный будильник.

* * *

В совхозе на повестке дня два вопроса:

— О разведении нутрий.
— О Рабиновиче.

Покончив с первым вопросом, председатель говорит:

— Поступило заявление от Рабиновича с просьбой уволить его из совхоза в связи с выездом за рубеж.
— А куда он дом, машину, хозяйство денет?
— Оставляет родному совхозу.
— Так зачем нам эти нутрии? Давайте лучше евреев разводить!

* * *

Сидит грустный Рабинович. К нему подходит приятель и спрашивает:

— Что ты печальный, Яша?
— Знаешь, я купил два лотерейных билета и выиграл машину.
— Так, что ты переживаешь?
— Ах, зачем я купил второй билет?!

* * *

Звонок в дверь. Рабинович открывает и видит — громадный барабан, к нему сверху приделаны тарелки, а за барабаном кто-то стоит. Рабинович:

— Вам кого?

Человек с барабаном:

— Простите, это у вас похороны?
— Нет... Доктор сказал, еще три дня...
— Ради Б-га, извините...

Разворачивается и уходит. Через некоторое время снова звонок. Рабинович открывает. Та же картина. Рабинович (уже раздраженно):

— Теперь чего?
— Извините, очень тяжелый барабан, можно я его пока у вас оставлю?

* * *

Приезжает раз в синагогу налоговый инспектоp-pационализатоp и спрашивает раввина:

— Вот у вас свечки горят — остаются огарки. Куда вы их деваете?
— Отсылаем в центр. Там их переплавляют, присылают нам новые.
— А вот вы мацу продаете — у вас крошки остаются. Куда вы их деваете?
— Отправляем в центр, там их мелют в муку и присылают свежую мацу.
— А вот вы обрезание делаете. Куда же обpезки-то?
— Отправляем в центр. Там их перерабатывают.
— Ну, и что присылают?
— Ну вот, в этот раз, к примеру, вас прислали.

* * *

Каждое утро Кацман, по дороге на службу, давал нищему Абраму 20 копеек. Так продолжалось много лет, из года в год. Hо однажды, Кацман дал Абраму только 10 копеек.

— Кацман, чтоб ты был здоров, отчего сегодня так мало? — спросил Абрам.
— Понимаешь, Абрам, вчера я женился, наверно, скоро дети будут, расходы
большие, я буду давать тебе только 10 копеек.
— Люди, вы слышали, он женился! Теперь я должен кормить всю его семью?!