хочу сюди!
 

Ксения

41 рік, овен, познайомиться з хлопцем у віці 37-54 років

Замітки з міткою «чувства»

поцелуй и статистика)))

Статистика констатирует, что, как правило, европеец за день целуется около 7 раз, молодые люди примерно 12 раз, а люди старше 50 лет - в среднем 2 раза. Но 12% опрошенных не могли вспомнить, когда целовались в последний раз! Очень хочется надеяться, что ты не среди них.
Поцелуи в шею сильно воздействуют на температурную чувствительность кожи. Поэтому пренебрегать этим участком не нужно. Женщинам поцелуи в шею нравятся в 10 раз больше, чем мужчинам! Более 90% женщин возбуждаются от поцелуя в шею. Если ты среди них, то непременно сообщи об этом своему партнеру. Этот поцелуй можно начать с губ, а затем перейти к нежным ласкам шеи - сзади, сбоку и чуть ниже подбородка.

Женщина целует в среднем примерно 79 мужчин, прежде чем выйти замуж.
В 50-х годах английскими учеными было установлено, что во время поцелуя от одного партнера к другому передается 278 различных культур бактерий. Однако это не повод для пожизненного отказа от поцелуев, так как около 90% из этих бактерий не опасны. Страстный поцелуй учащает пульс с 72 до 100-120 ударов в минуту!
Примерно 70% юношей и девушек в возрасте от 16 до 24 лет целуются впервые до того, как им исполнится 15 лет. Для сравнения - только 46% процентов их родителей имели такой же опыт.


Мужчины, которые целуют своих жен прежде, чем уйти на работу, живут на пять лет дольше. Но! Страстный поцелуй продолжительностью 90 секунд повышает давление, пульс и уровень гормонов в крови, что, по последним данным, сокращает жизнь на одну минуту.
В 1998 году американцы Марк и Роберта Грисвальд выиграли конкурс на самый долгий поцелуй, который длился 29 часов.


77%, 40 голосів

4%, 2 голоси

4%, 2 голоси

15%, 8 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Я так долго тебя искал

Он не любил этот праздник. Эти сердечки во всех видах. Голубки и ленточки. Маленькие открыточки с ангелочками и все теми же сердечками. Плюс он был консерватор. В его детстве отмечали 8 марта и 23 февраля. Он до сих пор с каким-то умилением вспоминал одноклассниц, которые очень ответственно относились к этим мероприятиям. Уж они то, наверное, без ума от этого праздника. «День всех влюбленных» — надо же! Нет, кроме рока и нескольких других необходимых вещей, Запад подарил и кое-что пошло-бесполезное...

У него не было любимой девушки. У него был кот и компьютер. И масса скрытых достоинств.

Наверное, очень хорошо скрытых. Потому что пока девушки их не разглядели. А то, что они видели, не вызывало у них восторга. Сонно-неряшливый вид, особенно с утра. Постоянные разговоры о компьютерах, серверах, модемах. Через час общения девушка уже точно знала, что Unix — это хорошо, а вот Microsoft — это неприличное слово. И ей совершенно не стоило упоминать, что она тоже имеет отношение к компьютеру, и недавно поменяла себе обои на рабочем столе.

А его приводил в восторг ужас в глазах девушек, когда они слышали, что компьютер может работать без Windows. И почему-то они сразу куда-то уходили. Нельзя сказать, что это его сильно расстраивало. Но иногда казалось, может, действительно в его жизни чего-то не хватает...

Для зимы было что-то уж очень слякотно. И еще этот праздник. Все это раздражало. Что бы хоть как-то развеяться, он решил зайти в книжный магазин. Перед входом он остановился. И тут — огромные сердечки на всю витрину!
— Какая гадость, — не выдержав, сказал он вслух.
— Гадость? — Удивилась девушка, как раз вышедшая из магазина.

Она пыталась положить в сумку какую-то книжку.
— Ну, да. Вам, должно быть, очень нравятся все эти сердечки, открыточки, и сам этот праздник?
— Нравятся. Это очень романтичный праздник. А Вам, я вижу, нет?
— Не то слово. Как, как такое может нравиться?!

Девушка хотела ответить и, судя по всему, резко. Но тут пробегавший мимо здоровый мужик задел ее. Книжка, которую она так и не положила в сумку, выпала. Они наклонились над ней почти одновременно. Но он все-таки поднял книгу первым...

Эта книга как-то не вязалась с его представлением о девушках. Он с удивлением посмотрел на свою незнакомку. Она была высокая и симпатичная.
— Это вы купили для себя?
Она рассмеялась.

Это была замечательная девушка. Она знала, что такое Unix, отличала FreeBSD от Linux, и понимала, что, когда он говорит машина, то не имеет в виду автомобиль. Но при этом она не знает такую кучу полезной информации. Ей действительно интересно и она задает вопросы! Настоящие вопросы. Толковые, с полным пониманием темы. Они говорили и говорили. И даже в какой-то момент они заговорили не о компьютерах...

Было уже поздно. Она с сожалением сказала, что ей пора. А он вдруг понял, что не может ее отпустить. Оказывается фраза, «я так долго тебя искал» — не выдумка доморощенных поэтов. А то, что ей нравится этот праздник — это ведь такая мелочь.

...И он впервые в жизни купил цветы для своей девушки.


15%, 6 голосів

30%, 12 голосів

5%, 2 голоси

8%, 3 голоси

10%, 4 голоси

33%, 13 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Единственный свидетель

У нее были потрясающие глаза. Синие, с янтарным ободком, широко открытые, полные восторга и доверчивости. Волосы спускались ниже лопаток и ложились на спину золотым покрывалом. Юная, еще не до конца сформировавшаяся грудь, похожая на маленькие бутоны, прекрасные, как сама природа. Она приехала из какого-то маленького городка, он не помнил название, да оно его и не и не интересовало. Впрочем, его вообще ничего не интересовало, когда он видел ее вблизи. Она верила в сказку и жила, не снимая толстенные розовые очки. Она умела смеяться как никто другой и, самое главное, она была свободной. Полное отсутствие родственников, близких, друзей делали ее столь доступной для опытного соблазнителя, что он сначала даже не поверил подвернувшейся удаче. Он называл ее маленькой принцессой и восхищался ей, как восхищаются маленьким забавным котенком, умильной пушистой игрушкой или редкой безделушкой, которая, пусть и на миг, делает нашу жизнь прекрасной.

Ему даже не пришлось прикладывать много усилий, чтоб этот прекрасный цветок раскрыл ему свои объятия. Ее душа словно ждала его, такого самоуверенно-красивого, жесткого в суждениях, уверенно идущего по жизни человека. "Сталин" прозвали его хорошо знающие люди. "Аленький" - звала его она. Он любил жить красиво. Любил брать то, что ему нравится. Он просто взял и увез ее на берег огромного черного моря, смеясь, обещал купить ей любую звезду, а потом украл душу и сердце. "Ты сводишь меня с ума" шептал он ей под аккомпанемент шелеста прибоя, и не лгал. Ее нежное тело было бесценным даром, который он, не колеблясь, принял. Ему казалось, что ночи с ней и есть смысл его жизни, он был готов ради нее на все. Я не отдам тебя никому, даже в обмен на все черное море…

А потом он вернулся к обычной жизни. Работа, друзья, коллеги… Он был железный человеком в душе, а разве может железо любить? Оно мертвое… "Сталин, подъедь!" - грозно вещал его мобильник, он кивал шоферу, и они уезжали на блестящей черной машине. "Аленький, позвони!" - стонало ее сердце, когда она рыдала по вечерам в своей маленькой съемной комнатке, где не было даже обоев, зато на самом видном месте сидел смешной плюшевый зеленый заяц - его подарок. Этот заяц лежал в витрине автомата, когда они гуляли по берегу. Она увидела его и засмеялась. Конечно же, истинный джентльмен зайца тут же купил, нисколько не смутившись, что продавец назвал цену, раз в 15 превышающую настоящую. С тех пор она берегла его, как самое ценное. Кто мог бы объяснить ей что то, что получил он - ее любовь. ее душу - не стоят даже тысячи, нет, миллионы таких зайцев. Прошло полгода. Она уже не набирала его номер. Ей было больно слышать в ответ холодное "перезвоню", словно кто то включал автоответчик, говоривший любимым голосом. Она жила в тумане. Ходила на работу, встречалась с друзьями, смеялась… Но все вокруг казалось ей фальшивым, да и она сама была ненастоящей. Словно выключили внутри нее живой огонек, а может, он потух сам или его залило слезами отчаяния после очередного железного "перезвоню"…

Только чудеса все же есть. Особенно часто они случаются весной. Даже железо может потеплеть под лучами весеннего солнца. И вот однажды, когда вокруг сиреневый май пьянил сладкими запахами цветов, ему до боли захотелось увидеть звезды в ее глазах… Она появилась как по мановению волшебной палочки. Ни часы, показывающие 4 утра, ни ехидный взгляд зеленого зайца не смогли остановить ту, которую вела любовь. Жаль только чудо не может быть вечно и он вновь отвез ее домой, оставив стоять в лучах ночного фонаря, пьяную от весны, поцелуев и твердого обещания что буквально на днях он снова будет рядом… Есть такая совершенно особенная категория людей, которым фортуна предпочитает улыбаться чаще других. Чаще всего это люди жесткие и холодные. Им несвойственны эмоции и слабость, ибо разве устоит слабый человек перед ослепительной улыбкой фортуны, да еще многократной? Вот только привыкшие к подаркам судьбы эти люди забывают обо всем кроме себя и своей удачи. Они забывают обиды, если им выгодно их забывать, они забывают друзей, если им выгодно их забыть, они забывают и обещания… Сталин был именно таким человеком, иначе разве прозвали бы его так?

Прошел еще год. Сначала дни были наполнены надеждой, потом - непониманием, потом - болью.

Боль не давала ей спать, боль заставляла жутко колотится сердце при малейшем напоминании о том что связано с ним, боль делала ее смертельно-бледной когда она видела на улице машину похожую на его. А потом боль стала частью ее самой. Сделала душу странно-пустой, сделала сердце холодным, сделала доверчивость скептицизмом. Маленькая принцесса перестала существовать, на свет родилась снежная королева.

Теперь это была уверенная в себе красавица, жестоко-ироничная, никому не верящая и убивающая в себе любой намек на возникающие чувства. Странно, но теперь множество людей добивались ее внимания: кто-то поливал ее грязью, кто то пел льстивые дифирамбы, кто то просто молча был рядом, кто то заваливал подарками. Она лишь холодно улыбалась и глаза оставались ледяными. Она научилась играть людьми, она научилась смеяться над чувствами других, она научилась воспринимать саму жизнь как игру. И шла по ней играючи. Маленькая комнатка превратилась в шикарную квартиру, руки украшали жемчуг и золото, а вечера она предпочитала проводить в шикарных ресторанах. И только зеленый плюшевый заяц иногда грустно смотрел, как она усталая возвращается с очередной вечеринки и, скидывая на пол дорогую одежду, валится спать. Она так и не смогла выбросить его. Летело время. Сталин был уже давно не молод. Он стал ценить жизнь, научился видеть красоту заката, научился ценить верность. Его уже больше не волновали деньги и дела, а в сердце вдруг поселилась сентиментальность. Наверное, так бывает со всеми. Кажется, что ты молод, силен, богат и все еще впереди и вдруг… Ты понимаешь что все, что ты ценил раньше - глупо и бессмысленно, что жизнь коротка и самое лучшее, что есть в ней - это любовь. Она может сделать цветным даже черно-белые будни. И ты становишься слабее и эмоциональнее, ты знаешь, что в этом нет ничего постыдного, тебе это даже нравится, и ты начинаешь чувствовать всей душой, всем сердцем.

Когда-нибудь это должно было случиться, жизнь никогда не делает ничего просто так, и если когда-то что-то осталось недосказанным, это обязательно доскажут. Они должны были встретиться еще, и они встретились.

Сталин сидел в своей шикарной машине и лениво вертел в руках мобильник. Он устал. Устал от всего, от бесконечной череды дел, от друзей, от взрослых детей, воспринимавших его только в качестве банкомата, он устал от жизни… День был невыносимо жаркий, как впрочем, практически все летние южные дни. Вокруг ярко зеленели листья, узоры цветов, пробивающихся даже сквозь трещины асфальта (южная земля щедра на подарки) радовали глаз, небо было ярко-синим, без единого облачка и огромный золотой солнечный диск окутывал землю горячими лучами. Он бесцельно разглядывал прохожих, и вдруг словно ушат ледяной воды вылили на его разгоряченную голову: по тротуару неспешным прогулочным шагом шла она. Его маленькая принцесса. Она ничуть не изменилась, те же глаза, те же волосы, та же точеная фигурка… Он сам не заметил, как выскочил из машины.

Ее смех был все таким же. Она вежливо ответила на его стандартные вопросы, задала несколько ему в ответ и, сославшись на какие-то дела, ушла. А он почему-то не смог предложить ей подвезти. Потом он стал искать встреч с ней. Не понимая самого себя, он звонил ей утром и вечером, он дарил ей цветы, он думал о ней днем, он видел ее во сне по ночам, он бросал к ее ногам весь мир. А она смеялась в ответ своим волшебным смехом, часто исчезала, часто просто игнорировала его. Она обещала ему рай и тут же забывала об этом. А он был готов умереть ради этой жестокой эгоистки, которую он все еще видел маленькой принцессой. Он стал много пить, он проводил ночи в модных клубах, исполняя ее прихоти, он перестал быть Сталиным, он стал воском в ее руках. А зачем воск снежной королеве? Разве только чтоб лепить из него что-то, на свое усмотрение, играть. И она играла. Она даже не скрывала, что он у нее не единственный, он прощал. Она совершенно не ценила его, он прощал. Она оскорбляла его, он прощал. Но сердце не может все время прощать и страдать, ему нужна какая-то отдушина, чтоб жить. И он стал принимать наркотики. Под их действием он видел себя - сильного и могущественного, а рядом - маленькую принцессу, столь безумно любившую его. Наркотики убили его.

Он умирал у нее на руках. В один миг мир перевернулся, все перестало иметь смысл. Сердце разорвалось на тысячи мелких кусочков, каждый из которых стал причинять невыносимую боль. Солнце стало черным, а все вокруг - невыносимо чужим. Он гладил ее волосы, что-то шептал, но она уже не понимала. Смерть сделала его речь непонятной, а потом и вовсе заглушила ее…

Следователь Василенко, матерясь про себя последними словами, взбирался по темной шаткой лестнице на второй этаж полужилого развалившегося дома. Глаза слипались после очередной бессонной ночи, ему жутко хотелось кофе, но вместо завтрака ему пришлось тащиться на этот дурацкий вызов. "Гребаные наркоманы!" в сердцах сказал он и толкнул дверь.

"Я пришла, думаю, свет забыла, а она лежит, миленькая, что ж такое то, спит будто, что ж такое то, молодая совсем…"

Маленькая седая старушка сидела и причитала напротив участкового, который примостился с листком бумаги на шаткой тумбочке и записывал показания хозяйки сего жилища. Кроме тумбочки в комнате стояла раскладушка, которой, по всей видимости очень давно не пользовались и кресло…

"Жила она у меня, давно как то жила, сдавала я ей комнату, я уж и забыла, а она приходит, сдай, говорит, снова, я думаю зачем ей, вон какая стала, а она деньги сует, умоляет… я ж не отказала, хочется человеку, пусть, думаю, живет…" Василенко словно в тумане слушал причитания старушки, а сам не отрываясь смотрел на девушку, полулежащую в кресле. Не было никаких сомнений: она мертва. Девушка была очень красива и, судя по одежде и украшениям, явно не нуждалась. Кто она, что делала здесь в этой убогой комнатушке? У него создалось ощущение, что он уже видел ее где то, видел эти длинные светлые волосы, а черты лица были странно-знакомыми.

"Передозировка у нее!" - Сзади подошел Володя, эксперт из отдела - "Странно вот только, я проверил - раньше она не кололась. Один только укол и судя по всему сама себе, шприц вон, под креслом валяется. И что ей не жилось, красавица, мужики, наверное, толпами бегали. Черт знает, что с молодежью происходит. Жалко. Я б такую на улице встретил - влюбился бы… Королева!" Следователь с трудом сглотнул вдруг подступивший к горлу ком и вышел из комнатки.

"Доза наркотического вещества была введена самостоятельно, шприц, обнаруженный под креслом с трупом, имеет отпечатки пальцев только гражданки Х. В руках трупа в момент обнаружения находилась зеленая плюшевая игрушка", - Василенко прикурил сигарету и продолжил отчет, - "Никто из знакомых погибшей не мог назвать причины, толкнувшей ее на самоубийство…". Василенко откинулся на стуле и затянулся. Кажется, он знал причину. Он вспомнил, где видел эту девушку. Несколько лет назад, на побережье. Она шла по набережной рука об руку с известным криминальным деятелем. Василенко был удивлен тогда, Сталин, в отличие от друзей, никогда не тратил ни время, ни деньги на молодых дам. Да и девочка была не похожа на особу легкого поведения. Он вспомнил ее взгляд - восхищенный, полный любви и почитания. Василенко даже позавидовал тогда, на него так девчонки не смотрели.

Сталин умер месяц назад, существенно облегчив жизнь некоторым представителям правоохранительных органов, ходили слухи что он увлекался наркотиками… А теперь эта девушка. Правда она сильно изменилась, но оперуполномоченный перестал сомневаться в своих догадках, когда обнаружил на голой стене комнатушки неровную надпись, сделанную черным маркером: Я не отдам тебя никому, даже в обмен на все черное море…

Невезучая Ленка

Будильник истошно заорал над ухом. Ленка высунула из-под одеяла лапку и хлопнула будильник по маковке. Топили плохо, и в квартире было ужасно холодно. Поэтому вылезать наружу из теплой берложки, устроенной из двух одеял, очень не хотелось.

- Еще пять минут полежу и встану, - решила Ленка, - точно встану. Ничего же не измениться из-за каких-то несчастных пяти минут.

Конечно она тут же вновь уснула и, конечно же, проспала. Когда вскочила, времени уже не оставалось ни на завтрак, ни на сборы. Суматошно носясь по комнатам, она одновременно пыталась одной рукой чистить зубы, а второй натягивать колготки. Натыкалась на вещи, спотыкалась, и прыгала как ополоумевший кузнечик.

Вылетев из квартиры, стремглав понеслась по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, знала уже, если день с самого утра пошел наперекосяк, можно лифт и не вызывать – точно не работает. Жила Ленка на девятом этаже. И если она покупала какие-то тяжелые вещи или тащила домой огромную сумку с продуктами, лифт не работал никогда. Только что мирно снующий между этажами он сразу вставал как вкопанный, стоило только Ленке прикоснуться к кнопке. Хлопнула подъездной дверью и на остановку. Автобусы как вымерли.

Переминаясь с ноги на ногу и потихоньку замерзая, Ленка горестно раздумывала:
- Ну почему же я такая невезучая. Всегда опаздываю, лифт передо мной ломается, автобусы не ходят, в магазине товар заканчивается именно на мне… И так во всем. Почему?

Действительно Ленке не везло хронически. Ни в чем. Все ее кавалеры, которых по пальцам одной руки можно было пересчитать, всегда растворялись в пространстве, забывая даже позвонить, чтобы попрощаться. На работе ее всегда шпыняла начальница, раз и навсегда избрав девочкой для битья. В бытовом плане у Ленки все ломалось и рушилось, электроприборы перегорали, не успев поработать, краны текли, заливая соседей снизу. И так всегда. Ленкина мама часто вздыхала: «И как ты только уродилась такая невезучая?» Так и звали Ленку все знакомые и родные – Невезучая Ленка. Просто как в фильме с Пьером Ришаром.

Наконец к остановке подполз переполненный автобус. Кое-как втиснувшись внутрь, Ленка повисла на перилах, чувствуя, как кто-то отдавливает ей ноги и толкает жесткими локтями.

- А ведь сегодня 31 декабря. Новый Год. Может пойти к кому-нибудь в гости вечером? Нет, никуда я не пойду. Буду сидеть дома одна. Лучше спать залягу. Пойдешь к родителям, придется весь вечер выслушивать, какая она Ленка неустроенно-невезучая. А идти к приятельнице? Что там ей делать? Все придут с мужьями или ухажерами. А я буду сидеть как белая ворона, обязательно пролью что-нибудь, и будет мне неловко и стыдно. Нет, лучше буду сидеть дома.

Выскочив из чрева автобуса и попутно потеряв две пуговицы на пальто, Ленка галопом поскакала к дверям фирмы, где уже два года после окончания института работала бухгалтером. Фирма была большая, и бухгалтеров, трудившихся в поте лица и без оного, было предостаточно. Руководила бухгалтерским отделом высокая и статная Марья Петровна по прозвищу Гарпия. И почему-то не любила она Ленку катастрофически. Вроде бы и работала Ленка за двоих, и никогда не отказывалась дополнительно попыхтеть, но… А может, просто другие девчонки умели ловко отбрехиваться в ответ на выпады начальницы. Ленка не умела. Стояла, краснела и молчала. Поэтому именно на ней всегда и срывала злобу Марья Петровна.

Вот и сейчас, конечно же, Ленке повезло как утопленнику. Не успела она влететь в кабинет, так сразу напоролась на Гарпию. Та свои и без того узкие губы в ниточку вытянула и начала:
- Ну конечно. Кто бы сомневался, кто еще у нас может так опаздывать. Только Ковалева. Для нее ведь рабочего расписания не существует. Она ведь у нас особенная. Просто принцесса…

И «завелась, закипела, поехала». Минут двадцать Ленку песочила под ехидные взгляды девчонок. В общем, поздравляла с Новым Годом, создавала стимул для активного труда. А Ленка… А Ленка стояла, молчала, краснела. Выслушав нотации, боком-боком стала пробираться к своему месту, зацепилась за острый угол стола и порвала колготки. Новые, только вчера купленные, совершенно за безумные для Ленки деньги. Решила побаловать себя к празднику. Продавщица уверяла, что этим колготкам никакие бури, грозы не страшны, хоть с парашютом в них прыгай. Не знала продавщица, что эти колготки достанутся Невезучей Ленке. Уткнулась Ленка в свои бумажки – закопалась поглубже, чтобы никого не видеть. Кругом все шушукаются, новогодние мероприятия обсуждают, кто куда пойдет, кто чего наденет. А что Ленке обсуждать? Нечего.

Хорошо хоть рабочий день сокращенный. Поздравила всех с Новым годом, выпила дежурный бокал шампанского и домой. По пути решила в магазин зайти. Ведь дома особых разносолов нету, даже шампанского не купила заранее. Вот такая она Ленка – нескладная, неумелая.

Выбрала в магазине бутылку шампанского, расплатилась и на остановку. Автобусы, конечно же, сразу все в парк уехали, как только Ленку почуяли.
Стоит Ленка, по сторонам таращится. Водит замерзшим носом. А с неба снег сырой валит. Плохая погода для праздника. Как будто и не зима вовсе.

Тут какой-то лихач мимо Ленки пронесся. Так близко от ее ног, что она отскочила назад испуганно, да и грохнулась в придорожный сугроб. Сидит в грязном снегу, вся в жиже, которой ее тот водитель окатил. Шампанское из сумки выпало и разбилось. И чувствует Ленка – все, это падение стало на сегодня последней каплей невезения, которую она уже не выдерживает.

И так горько, так обидно стало Ленке, как будто, это не дешевое советское шампанское разлетелось на кусочки, а вся ее жизнь никчемушная валяется в мутных лужах россыпью осколков.
Уткнулась Ленка носом в острые коленки и заревела.
- Чего пригорюнилась, внученька? Чего пригорюнилась, милая? – раздался над ее головой участливый голос.

Ленка голову подняла… а над нею дед Мороз склонился. Причем не в дешевом подделочном костюме, в которых полгорода перед праздником бегает, а в шикарном тулупе, расшитым звездами. В валенках, с посохом, с большим мешком для подарков. Лица совсем не разглядеть, все закрыто усищами и окладистой бородой. Только глаза, как два голубых озера, а в них забота пополам со смехом плещутся.

- А ты бы, дедуля, не загоревал, когда бы тебя в грязный снег воткнули? - Ох, нашла ты, внучка, из-за чего печалиться. Разве это беда. Вставай, праздник мой скоро, веселиться надо, а ты ревешь тут белугой, - Дед легко выдернул Ленку из сугроба и на ноги поставил.
Потом также легко машину остановил и засунул туда, потерявшую всякую возможность сопротивляться, Ленку.
- Ну, говори свой адрес, красавица, поедем Новый Год встречать – привечать.
- Вы что у меня Новый Год встречать собрались? – буркнула Ленка из угла своего сидения.
- Конечно, внученька, ведь видно же, что ты одна горевать на праздник собралась. Разве гоже деду Морозу такое позволять?
- Со мной нельзя Новый Год встречать, - мяукнула Ленка и нос варежкой утерла.
- Это почему же, милая? – удивился дед Мороз.
- Потому что я невезучая. Ведь говорят, как Новый год встретишь, так его и проживешь. Вот если встретите его со мной, то тоже невезением заразитесь.
- Кто ж тебе, ласточка, сказал, что ты невезучая? – улыбнулся в усы Дед Мороз.
- Все говорят. Да я и сама знаю. Разве везучие Новый Год одни справляют?
- Тю, рыбонька, если собаке все время твердить, что она свинья, то рано или поздно собака захрюкает. А ты очень даже везучая. Кому еще посчастливиться Новый Год с настоящим Дедом Морозом справлять?
- А вы разве настоящий? – прозвенел Ленкин голосок.
- Самый что ни на есть. Настоящее не бывает. Разве не видно.
- Видно, - пискнула Ленка, и сказала водителю адрес.

Всю дорогу Ленка караулила Деда Мороза. Ей все время казалось, что вот сейчас она откроет глаза и увидит, что никакого Деда Мороза нет, а сидит она посреди мокрого сугроба, чумазая и заплаканная. Но Мороз не исчезал. Он даже взял в свои ладони Ленкины озябшие пальчики и дул на них, согревая дыханием.
Дома Ленка было заметалась, засуетилась по хозяйству. Но Дед Ленкино мышиное шуршание пресек на корню. Сгреб ее в охапку, вытряхнул из рабочего костюма и завернул в теплый халат. А на Ленкины замерзшие пятки натянул, неведомо как оказавшиеся в его безразмерном мешке, шерстяные носки. Затем уложил Ленку в кровать, укрыл одеялом, сунул в руку стакан горяченного чая и … стал развлекать. Он изображал сценки, читал стихи, а когда Ленка отогрелась, то и ее вовлек в череду шумных карнавальных розыгрышей. Никогда еще так не смеялась Ленка. Раскраснелась, запыхалась, изображая всяких зверенков для деда Мороза и читая все детские стишки, вспомнившиеся разом. А в полночь они с Морозом шампанское выпили, которое у запасливого Деда в мешке оказалось, расцеловались.

Очень хотелось Ленке стянуть с Мороза усы и бороду, подглядеть, кто ж там прячется, сияет небесными глазищами. Но Ленка крепилась, даже виду не показывала. А дед сам инициативу не проявлял. «Что ж, - подумала Ленка, – сказка так сказка».

Потом еще шампанское пили и еще. А потом… Потом Ленка наклюкалась как зюзик и стала Морозу на свое житие неумелое жаловаться. Все-все ему рассказала. И как тяжело ей одной, и как не везет во всем фатально, и что нет у Ленки никого, кто бы обогрел ее и утешил. А Дед все слушал, не перебивал и только платком Ленкин мокрый красный нос вытирал. Так и уснула Ленка у деда Мороза на руках, как под воду провалилась.

Проснулась утром. Нет Деда Мороза. Конечно. Откуда ему взяться. Наверное, приснился он Ленке. А если и был – то точно сбежал. Кому она нужна – такая Невезучая.

Смотрит, под елкой ежик плюшевый сидит. Смешнючий. Мордашка задорная, а каждая иголочка заканчивается маленькой ромашкой. Взяла его Ленка на руки, а в лапках у ежика визитка. На глянцевой бумаге выведено: Смирнов Николай Владимирович. Компьютерная фирма «***» Телефон - *** А внизу от руки приписано: «По совместительству Дед Мороз для племянников и Везучей Ленушки».

Повернулась Ленушка к двери, а там парень стоит, улыбается. Незнакомый, только глаза родные. Утерла она неведь откуда набежавшие слезы и прошептала:
- Здравствуй, Коля…

Не хотелось просыпаться

Так не хотелось ей просыпаться ото сна, так чудесен он был. Она лежала с закрытыми глазами, стараясь запомнить каждую черточку на его лице, прочувствовать каждую клеточку его крепкого тела, сохранить в своем сознании его дурманящий запах, еще раз, последний, заглянуть в голубую синеву его глаз.

- Господи, - думала она, - кто придумал будильники. Кто придумал то, что я должна куда-то идти, спешить, жить вот так, беспричинно...

Будильник замолчал. А она все еще не открывала глаза. Это был самый чудесный сон в ее жизни. И она бы променяла все на то, чтобы только остаться там. А как все началось очень обыкновенно. Он просто подошел и сказал: "Ты будешь моей". Естественная саркастическая улыбка появилась на ее лице. Еще ни один мужчина в мире не удостоился этого. И он это знал. Он просто сел напротив и бросил незначительный взгляд в ее сторону. Она как знала что-то, отвела глаза. Закат. И все-таки что-то тянуло к нему - повернулась. Солнце играло на его черных ресницах, и когда он поднял их... Она запомнит этот взгляд на всю жизнь. Ничего не видела она бесконечней и нежнее этого взгляда. Сила, уверенность, и любовь - эта минута решила все.

Да, они хотели друг друга так, как никто никого раньше не желал. Страсть овладела их телами и разумами. Два сильных разумных существа, всю жизнь противостоящие другим, а поддались чувству. Теперь она лежала и думала, что если бы такое случилось на самом деле, то никогда бы не позволила себе такого.

Их тела накалились до предела. Поцелуи, слетавшие с губ, обжигали, но на теле не оставалось ожогов. Влажное тело, неровное дыхание... С ее влажных губ слетали неземные поцелуи - Он тонул в любви. В объятиях друг друга они обрели себя, нашли друг друга - Ее душа залечила Его раны, а Он заполнил ту пустоту, которая царила в Ней.

Казалось, что им были прощены все их грехи и ошибки, так по-детски счастливы они были. "Я люблю тебя", - сказал он, гладя ее белоснежные длинные волосы. Так страшно верить- Она закрыла глаза и мысленно произнесла то же самое, но не сказала вслух. Нежно потянулась и обняла его в знак согласия.

Ну почему, почему все чудесное так заканчивается! - думала она с закрытыми глазами. Она давно опоздала на работу. Кому она теперь нужна! И все-таки надо открывать глаза, кормить любимую кошку...
Она подняла тяжелые ресницы и...

Спасибо, спасибо, Господи, что ты услышал меня и подарил мне его! Он лежал рядом. Она поцеловала его в еще горячие губы и пошла готовить кофе.

Утро

Ах красота - орнамент звёзд,
Разбросанных на скатерти небесной.
Окутывет шалию чудесной
Таинственная благодать берёз.

Ворота в новый мир уже открыты -
Авроры янтарём стоят залиты
Исконные наследники богов.
Наточен меч. Зеркальным отраженьем,
Агрессию паля шальным движеньем,
Ложится путь в клинки солнца сынов.

Благая весть. Открытое сознанье.
Сойдёт звезда - и желтые пески укроет, навсегда
                                                             забрав страданье.

Сны на яву

Вот испытываю иногда интересное чувство в промежуточном состоянии между сном и
реальностью. Когда нахожусь еще в сознании, но уже вижу короткие фрагменты
снов. Чувство как будто переключаешь телевизионные программы и выбираешь что
смотреть. Жалко что такое состояние не могу удержать по дольше. Разум как бы
стоит перед выбором либо открыть глаза и вернуться в реальность, либо
погрузиться в сон. Думаю это состояние называется трансом, и вызывается оно у
меня из-за усталости и непреднамеренной медитации.

Когда впервые на земле играли в прятки...

Говорят, что однажды собрались в одном уголке земли вместе все человеческие чувства и качества. Когда Скука зевнула уже в третий раз, Безумие предложило:
— А давайте играть в прятки?!

Интрига приподняла бровь:
— Прятки? Что это за игра?

И Безумие объяснило, что один из них, например, оно, водит — закрывает глаза и считает до миллиона, в то время как остальные прячутся. Тот, кто будет найден последним, станет водить в следующий раз, и так далее. Энтузиазм затанцевал с Эйфорией, Радость так прыгала, что убедила Сомнение, вот только Равнодушие, которое никогда ничего не интересовало, отказалось участвовать в игре. Правда предпочла не прятаться, потому что в конце концов её всегда находят. Гордость сказала, что это совершенно дурацкая игра (ее ничего кроме себя самой не волновало). А Трусости очень не хотелось рисковать.

— Раз, два, три… — начало счёт Безумие.

Первой спряталась Лень, она укрылась за ближайшим камнем на дороге, Вера поднялась на небеса, а Зависть спряталась в тени Триумфа, который собственными силами умудрился взобраться на верхушку самого высокого дерева. Благородство очень долго не могло спрятаться, так как каждое место, которое оно находило, казалось идеальным для его друзей: кристально чистое озеро — для Красоты, расщелина дерева — для Страха, крыло бабочки — для Сладострастия, дуновение ветерка — для Свободы. И оно замаскировалось в лучике солнца. Эгоизм, напротив, нашёл только для себя тёплое и уютное местечко. Ложь спряталась на глубине океана (на самом деле она укрылась в радуге), а Страсть и Желание затаились в жерле вулкана.

Забывчивость, даже не помню, где она спряталась, да это и не важно. Когда Безумие досчитало до 999999, Любовь всё ещё искала, где бы ей спрятаться, но всё уже было занято. Но вдруг она увидела дивный розовый куст и решила укрыться среди его цветов.

— Миллион, — сосчитало Безумие и принялось искать.

Первой оно, конечно же, нашло Лень. Потом услышало, как Вера спорит с Богом, а о Страсти и Желании оно узнало по тому, как дрожит вулкан. Затем Безумие увидело Зависть и догадалось, где прячется Триумф. Эгоизм и искать было не нужно, потому что местом, где он прятался, оказался улей пчёл, которые решили выгнать непрошеного гостя. В поисках Безумие подошло напиться к ручью и увидело Красоту. Сомнение сидело у забора, решая, с какой же стороны ему спрятаться. Итак, все были найдены: Талант — в свежей и сочной траве, Печаль — в тёмной пещере, Ложь — в радуге (если честно, то она пряталась на дне океана). Вот только ЛЮБОВЬ найти не могли…

Безумие искало за каждым деревом, в каждом ручейке, на вершине каждой горы, и, наконец, оно решило посмотреть в розовых кустах. И когда Безумие раздвигало ветки, все услышали крик. Острые шипы роз поранили Любви глаза. Безумие не знало что и делать, принялось извиняться, плакало, молило, просило прощения и в искупление своей вины пообещало Любви стать ее поводырём.

С тех пор Любовь слепа и неотступно следует за Безумием…

Рвущийся в небо, сдержанный мыслью

...Я боюсь тебя. Поиск. Неуверенность. Сомнение. Светлые вспышки пробиваются сквозь паутину дней, давая надежду, но ум сомневается, рождая вопрос: любовь или нелюбовь?

...Я сплю. тусклый свет в пустоте - слабый дух. оболочка - материальное тело. душа, оторванная от материи бедна.

...Меня гложат мысли. Сознание перенапряжено. Однажды меня накрыло до такой степени, что я готовился к худшему. Дыхание нарушилось, голос стал чужим, мысли приносили физическую боль. Ты не можешь произнести ни слова - никто не услышит, даже рядом. Молиться больно. Выход один - остановка сознания.
...Иногда ты четко чувствуешь искру внутри, а, когда ее нет, теряешь веру. Но она там. 
Множество альтернативных путей - пространство вариантов. Мысль вторична, она - сконцентрированное чувство. Мысль статична, как слепок реальности, потому - ущербна. Если обопрешься на нее, рискуешь потерять здоровье. Мысль - функция сознания. Значит, ориентация на сознание, тело, ум может быть опасной. Поэтому, сознание нуждается в периодической остановке.

...Потерянное сознание - признак того, что начинается перетряска внутри - все меняется. Пробуждение, осознанность, осмысление. Утрата истинного себя в толще проблем и проблемакк, навязанных маятниками. Что я могу с этим сделать? Есть 3 пути: жить по тем же правилам - тогда придется сосать где-то силу, подворовывать; бороться с ними и погибнуть героем; пользуясь Божественным правом, выбрать свой Путь.
Смерть и рождение - бесконечная череда, осмыслив которую, перестаешь снабжать повышенной важностью отдельные акты рождения и смерти. Но, прикоснувшись к смерти, начинаешь ценить жизнь. Экзистенциальные вопросы: кто я? на что смею расчитывать в этом мире? почему во мне есть страх? Жизнь в суете - путь к смерти. Жизнь идущего по Пути - путь к Любви.

и опять мне навеялось...

что? тебе не нравится моя собака?
да пошел ты... В ИНТЕРНЕТ!!!
ты не любишь мою маму??
еще дальше иди!!!

ДА! я терпеть не могу бокс, а люблю футбол (странно, но другие парни только радовались этому, не то что ты!)

я ненавижу твою холодную запущенную дачу! на ней воняет плесень и мокрым деревом!

я обожаю слушать дождь вместо того чтоб читать с тобой анекдоты про блондинок!

да! я люблю готовить и провожу много времени на кухне!

еще я не люблю убирать разбросанные тобой газеты и носки...
а еще я терпеть не могу твою привычку курить после секса!

Я НЕНАВИЖУ ВСЕ ЧТО СВЯЗАНО С ТОБОЙ!!!!
но по прежнему не отвыкну ложить руку на ту половину постели где ты спал...
по прежднему ставлю две тарелки на стол...
по прежнему кричу "я дома, милый!" когда открываю дверь и сбрасываю туфли на ходу...
я попрежнему жду тебя к ужину...

и по старой привычке покупаю ненавистный мне ананасовый сок, который ты так любил...

"Уходи!!!" - кричала я недавно на тебя, размазывая косметику по  заплаканному лицу...

"Вернись..." - шепчу сегодня  глядя в пустые глаза плачущего дождя...