хочу сюда!
 

Александра

35 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 33-43 лет

Заметки с меткой «гёте»

Начало определяет многое…

Кто неправильно застегнул первую пуговицу, вряд ли застегнётся как следует.

(Иоганн Вольфганг Гете)

Слова – лишь знаки, которыми мы пытаемся выразить свою мысль…

Слова для людей только заменители, человек мыслит и знает, по большей части, лучше, чем высказывает мысли и знания.      (Иоганн Вольфганг Гёте)

Большая ошибка ...

... не только казаться себе значительнее, чем ты есть на самом деле, но и ценить себя меньше, чем стоишь.      (И. Гете)

И.В.Гёте "Фауст", часть первая,сцена "Ночь"(мой пер. с нем.)

............................., для всех ,но РАди Васъrose- прим.перев.)                 

    ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ТРАГЕДИИ

                      СЦЕНА "НОЧЬ"

В некоей сводчатой узкой готической комнате.

Фауст, неспокойный, -на высоком седалище за кафедрой.

Фауст:

Я филозофию постиг,

юстицию и медицину,

увы, и теологию долбил

усвоив буквицы да цифирь.

И вот, стою, бедняк-дурак,

умом не крепче чем тогда!

Магистром звусь, и доктором

уже ,кажись, десятый год.

Меж сосен трёх немолодых

вожу учеников своих-

и вижу: знать нам не дано!

А сердце -жаждой сожжено.

Хоть выделяюсь из шеренги дурней

попов ,учёных всяких курий,

не мучимый сомненьем, не раздвоен,

исчадьем ада не обеспокоен,

к тому же радуюсь хорошему довольно,

не представляю, что б ещё освоить

дабы людей исправить и наставить

ни денег, ни запасов не имея,

ни почестей дворянских, благ плебея.

От жизни оной пёс бы удавился!

Я ж, бедный, к магии оборотился

чтоб силы демонов явились словом-

и обернулись знания уловом-

ведь умываюсь годы горьким потом

всё говоря без толку, без охоты-

чтоб я познал, в чём мира толк

и что связует вещи в нём:

зародыша и плод, росток-

не увязая в гуще слов.

.

О, если б, Полная Луна,

Ты знала как сижу без сна

за кафедрой не раз в полночь,

твой луч сумел бы мне помочь.

Мой странный друг, явися мне.

Ах, мы б прошлись наедине.

Для нас преград, любимый, нет.

Мы б купно с духами парили

миная горы и долины.

Я  смог бы чад наук омыть,

в росе твоей здоровым быть.

.

О! сколь сидеть в тюрьме ещё?...

(проклятый каменный толчок,

где даже солнца милый луч

скрозь стёкла токами тягуч)

меж четырьмя шкафАми книг,

и каждый том- червям гранит,

и меж бумаг высоких куч,

что в паутине да пыли,

акми миккстура, в колбу влит,

инструментарием удобнрен,

портрету мёртвого подобен.

Ты мир сумел свой засолить!

.

И ты ль не знаешь, отчего

сердечко мучимо врагом-

невыразимо горькой болью?

Она и жизнь твою неволит!

Ты променял природы живь,

что Бог устроил для людей,

на пыль и прах, на тлен и гниль,

на груды чучел и костей.

Воспрянь! туда, в далёкий край-

и этот тайный манускрипт,

что Нострадамус начертал

да скажет, что там впереди.

И, коль Природа просветит,

увидь бегущую звезду,

взойди туда, где вы- одни:

твой дух познает Вышний Дух.

Фальшивит пересохший ум.

Я в коло демонов зайду...

Я здесь один, вторите...чу!

(отворяет манускрипт, зрит знак Макрокосма)

О, сколь блаженно этот вид

питает суть моих извилин!

Я юн и счастием полним:

по нервам, жилам уструилось.

Не богом ли начертан знак,

что лихорадку мою лечит,

он ладом полнит грудь увечну,

им отворяется казна

природных сил, сокрытых не навечно!

Не бог ли я? Светло в душе.

Я всматриваюсь в эти чЕрты:

се Труженица мне вручает крепи.

Я чую шёпот Мудрости, уже:

"Духовный мир не затворён навечно.

Душа- жива, на сердце стынет труп.

Встань, ученик, купайся не переча,

ныряй, землянин, в раннюю зарю!"

(всматривается в знак)

Как Всё в Одном сливается взаимно,

живёт и трудится, о диво!

ОблАки, то нисхОдя, то вздымаясь,

торочкой золотою украшаясь,

благословенья ладан расточают,

к земле из выси мощно припадают:

сей благовест Единому играют!

О, Зрелище! Увы! всего лишь представленье!

Как мне постичь Тебя, Природо Безконечна?

Вы, груди, где? Истоки всякой живи,

я вял и тощ, но вас, увы, не вижу.

Вы бьёте, льёте- я лишь жаждой мечен!

(вяло листает книгу- и замечает знак Духа Земли)

Иначе этот знак меня берёт!

Ты, Дух Земли, мне ближе.

Уж чую: мои силы пышут.

Уже горю что молодой заброд.

Уже готов явиться миру смело

земным болящим и ярящим всплеском,

двумя крылАми с бурями сразиться

и ,не скорбя, о скалы грудью биться.

Над мАкушкою стелет мрак...

Гаснет лампа....

Луна за тучею темна...

Грома! Лучи кровавы

вокруг чела... из хмари-

чудак незримый; кучат чучела-

и коловертят

             меня!

Я ощутил: се Ты, Летучий Дух.

Откройся!

Ха-а-а. Как в сердце спёрло!

К новым чувствам,

нервы ползучи!

Я чую: сердце, тебя предано до донца!

Крепче врачуй! цена дара- одна жизнь.

Дух:

Кто звал меня?

Фауст (отворачиваясь):

                                Ужасен лик!

Дух:

Питал тебя до самых краев,

тобою мощно вызываем, я- вот.

Фауст:

         ....увы, невыносим!

Дух:

Ты на последнем издыханьи

молил свиданья и беседы.

Души ли зов уста бередил?
Я- здесь. Где этот ум, что миръ весь

вращал, нас, духов, воздымая

чтоб побрататься? Фауст, где ты,

сверхчеловече? Голосом воздетый,

вот я, сгущён, старательно внимаю

тебе, теперь приметен смертный,

о, червь дрожащий, сморщенный, последний.

Фауст:

Я ль ,Фаутс ,тебе равный, должен

на милость сдаться, полымяной роже?

Дух:

В думы мавеньи, в дерзости дел

я сокращаюсь,

всё освящая:

смерть и рожденье,

вечность морскую,

бег, перемены,

жизни горенье,

тем же станку шумящу прислужаю

и тку БожЕств живое одеянье.

Фауст:

Тебя, кто миръ обширный ометает,

рабочий дух, сколь рядом чую: близок...

Дух:

Тот дух, что тело заключает-

не я!

(....исчезает)

Фауст (рушась):

Не ты?

Но кто?

Я- образ Божества

и -вовсе не тебя!...

.................................

(стучат в дверь)

О, смерть! известно: ассистент

убьёт тотчас голУбую мечту,

дополз погрызть науки тук.

Гряди, червивый импотент!

 

Вагнер:

Простите. Чуял, вслух читали,

пожалуй, греческой трагедии отрывок:

на сей стезе желал бы я барышить,

она сегодня прибыть источает.

Молве и слуху глум привычен:

поп-беден, лицедей- добычлив.

 

Фауст:

Да, верно, поп- комедиант-

ко времени: и люб, и зван.

 

Вагнер:

Ах, коль живёшь в музее заперт,

не видишь мiра даже в божий праздник,

издалека хотя бы, чрез оконну раму,

кому твои словесные дерзанья?!

 

Фауст:

Не осязая слова, не добыть вам речи,

когда она не из нутра клокочет,

не градом древлемощным мечет,

сердца людские плющит-лечит.

 

Вагнер:

Доклад, однако, лектора счастливит.

Мне далеко до благодатной нивы.

 

Фауст:

Он ищет речевых побед!

И он ли- не трескун-дурак?!

Немного дум таит в себе

та речь, чей слог кудряв.

Коль есть вам прямо что сказать,

то нужно ль слог полировать?

Словес пестрЯдь- бесчеловечна,

хотя заманчива на слух:

так хладный ветер падаль мечет,

несёт осеннюю листву!

 

Вагнер:

Ах, боже! сколько всех наук,

а лет даётся мало:

не совладать критическим закалом.

Сердечко, мозг- что мухи: тки, паук.

Сколь тяжко не собрать отмычек.

Придётся ли к источника взойти?

А на серёдке срочного пути

беднягу смерть приказно вычтет.

 

Фауст:

Пергаментны ль те святы родники,

из них захлёб навеки жажду лечит?

Коль ты к  душе родитмой не приник-

не заслужил покоя, рЕчу!

 

Вагнер:

Позвольте, в том большое счастье-

скрозь воздуся веков перемещаться,

да извлекать те мудрости былыя,

что перекрыты нашенским прибытком!

 

Фауст:

О да, до самых дальних зорь!

Мой друже, времена былыя

нам запечатаны не на позор.

О "воздусях" вы главное забыли:

суть они Уст Господних ток:

века ему- преграды ветхи.

Вглядись до воя: что оттоль исторг?

В чулане- лихо сваленные вехи,

застоев глушь , заломов злой восторг,

марионеток речи...

 

Вагнер:

                А мiръ? Людские дух и сердце

желает всяк изведать?

 

Фауст:

                   Чем же?

По имени окликнув, сглазить детку?

Кто ведал, те, немногие, вещали,

сны, чувства черни обращали,

суть сожжены, распяты средь гляделок.

Пршу вас, друже, наступила ночка:

должны же мы речам поставить точку?

 

Вагнер:

Хотелось мне скорее зрелости достичь,

чтоб вам ответсвовать учёно вровень.

В воскресу пасху, завтра, может,

удастся мне вопрос один постичь.

 

Фауст:

Пока надеждою башка дурная прыщет,

пустой язык свербит сырой доклад.

Кто ищет жадною рукою клад,

доволен будь, коли червей отыщешь!

Такой-то гоос осмелел же здесь,

где Духовмiръ меня облёк, разнесться!

Но, кстати, благодарствую за весть

ничтожнейшему из сынов надземных:

ты разлучил с отчаяньем меня,

которое вредило так рассудку:

явленье было велико, ея!

Ты, Фауст, ощутил себя малюткой.

Я, Образ Божества, уже

приблизился к зерцалу вечной правды,

роскошествовал в небес сияньи красном

готовясь смертну плоть отжечь.

Я, сверххерувим, чья сила воли

вот, веной бы вонзилась в Сердце Горне

для наслаждений ангельски-раздольных-

и поцелуем утолила б жар свой гордый,

я брошен оземь ....божьм громословом?!

...........................................................

Не вольно мне с Тобою мериться-равняться.

Я, одержимый, смог Тебя дозваться-

остановить Тебя- ни сил, ни воли.

 

То был блаженный миг Явленья:

Он дал мне чувства малости, величья,

Он отшвырнул меня ногой свирепо

в неведомое нечеловечье.

Кто научил? Чего ст"рониться?

Предупреждён я иль отмечен?

Делам и бедам нашим- не розниться:

они суть камни в жизненном теченьи.

 

Прекраснейшее, чем бы с Духомъ породниться,

мы давим чуждым сверх креста.

К благам земнаго мира устремимся-

иную ношу нам вручит мечта.

Дающите нам жизнь земные чувства

темнеют, охладев, в волненьи тучном.

 

Когда Фантазия стремит в полёт,

полнЯсь Надеждой, к Вечному взмывает,

столь мало удовольствует её-

а Счастье в круге Часа исчезает.

Печаль гнездится во сердечной глУби,

плодит тихонько тайныя нелЮби,

Покой-Охоту детками замает,

да примеряет новыя личИны:

то дом, то кош, семью с женою кажет,

отраву, нож, потопом да пожаром

торопит, тормозит, а ты , зажатый,

что не теряешь- жертвуешь кручинам.

 

Богам не равен я . В глубоком мраке

я червю равен пресмыкаясь в прахе,

которого, что прахом же питаем,

пята прошельца плющит погребая.

 

Не прах ли здесь ,вдоль узких стен

стократразладно меня глушит?

Хлам многоличья перемен

меня, он, моль, помалу крушит?

Здесь я испью? Тут собран тук?

Из многокнижия извлечь

людских мучений пустоту-

да каплю счастья подстеречь?....

Что скалишься, порожний череп , мне:

мол мозг твой, равно мой, вертел

заблудшим телом к свету в темноте,

желая правды, да всё плачем пел?

Инструментарий шутит надо мной:

валец да коло, сито, ручка.

Стою у Врат. Вам, с пыльной бородой:

Кто Их мне, Ворота, разлучит?

( окончание главы сегодня набью----прим. перев.)

И.В.Гёте "Блаженное стремление"

heart

Скрыть от всех! Подымут травлю!

Только мудрым вверьте:

всё живое я  прославлю,

что стремится в  пламень смерти.

.

В смутном сумраке любовном,

в час влечений, в час зачатья,

при свечи сияньи ровном

стал загадку различать я:

.

ты не пленник зла ночного!

и тебя томит желанье

вознестись из мрака снова

к свету высшего слиянья.

.

Дух окрепнет, крылья прянут:

путь нетруден, но далёк,

и уже, огнём притянут,

ты сгораешь, мотылёк.

.

И доколь ты не поймёшь:

Смерть -для жизни новой,

хмурым гостем ты живёшь

на земле суровой.

.heartrose.

.............перевод с немецкого.................................Терджимана:).............................

 

Блаженное томленье

.

Передайте только мудрым,

всё равно толпа осудит:

жизни ток, святое чудо

пламень смерти не остудит.

.

Вот, в ночи зажгу свечу я:

в смутном тел коловороте

озарит тебя предчувствье

нити той, что тянет плоти.

.

Не пребудешь тесно схвачен

сладострастья любой тенью,

будешь наново потащен

к браку вящему вне тела.

.

Полетишь, легонький, ладно

в дальний путь, заворожён,

и ,в итоге, светом жадно

будешь, мотылёк, сожжён.

.

И поколь не примешь ты:

"Умирая, быть!",

погости у темноты,

научися жить.

.

Перевод Н.Вильмонта, 1950 г.

 

Полезная семейная хитрость…

Обращаясь с ближними так, как будто они лучше того, что представляют собой, в действительности, мы заставляем их становиться лучше. Обращаясь с ними так, как они того заслуживают, мы делаем их только хуже.   (И.Гёте) 

И.В.Гёте "Фауст"(сцена 6, ч.1), пер. с нем. -мой

.............................., для всех, но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ШЕСТАЯ

"Ведьмина кухня"

(На низком очаге над полымем стоит большой котёл. Из пара, стелющегося вверх, являются всякие видения. Мартышка, сидя у котла , помешивает варево. Мартын с выводком греется сидя подле. Стены и потолок увешаны чуднОй ведьминой утварью)

(Фауст, Мефистофель)

Фауст:

Противно мне безумье колдовское.

Ты ль обещался: сердце упокою

я в мутном хламе ворожья?

Мне ль надобен совет старухи?

Иль тридцать лет отжитых я

верну испив лихой чернухи?

Лишь твой совет в моём остатке!

Пропала ведь моя надежда.

Ужель Природы ведовские стати

даруют духу юные одежды?

Мефистофель: Мой друг заговорил умней!

                             Есть средства, от Природы,

                             но в книгах писанных их нет,

                             они - особеннаго роду.

Фауст:  Узнать бы!

Мефистофель: Даром, ни за грош.

Колдун и врач тут ни при чём:

в хибару сельскую идёшь,

копай, руби ,чтоб пот ручьём.

Свой быт и разум ограничь

привычно-чёрным телом тощим,

употребляй еду попроще,

живи, подобно всем, по-скотски,

воруй да рви, ходи в навозе!

Вот- снадобье: из полной сотни

вернёт тебе десятков осемь.

Фауст: Я не привык к лопате, и не приспособлюсь

             к хибаре скотской, хоть живу особо.

Мефистофель: У ведьмы есть иное, пробуй.

Фауст: При чём тут баба? Дело ведь простое:

              ты мог бы сам напиток приготовить.

Мефистофель: О, долго б длились чудное мгновенье!

                             Построю лучше тысячу мостов я.

                            На кухне мало знаний да уменья:

                            здесь дела нет кипучим непоседам.

                            в свой срок созревший переброд готов.

                            А все компота компоненты!...

                            Они чудесны несомненно.

                            Запомни: чорт ведунью учит

                            тому, что долго али скучно.

Мефистофель(указывая на зверей):

Смотри-ка, милое семейство:

слуга, служанка, дети -в действе.(зверям)

А что хозяйки дома нет?

Звери: Чорт с ней:

              из дома-

              дымоходом!

Мефистофель: Надолго ль? Нам бы поскорее.

Звери:  Пока огонь нам лапы греет.

Мефистофель(Фаусту): Тебе зверушки симпатичны?

Фауст: Вовек не видеть их, отвратных!

Мефистофель: А мне их общество по нраву,

                            и разговор давно привычен.(зверям)

Что наварили, чертенята?

Звери:Похлёбку нищим на раздачу.

Мефистофель: Да, она слаще зуботычин.

Мартыш(подбираясь, ластится к Мефистофелю):

Ты в кости сыграй,

мне фору подай:

я кон огребу!

Без денег я, глупый,

желаю отлупа.

Монетку рабу.

Мефистофель: Ещё бы счастье обезьяне:

                            играть в лото на радость пьяни.

(Тем временем детёныши, играя большим шаром, катят его)

Мартыш:

Вот это- Миръ,

он яр и сир.

Катися ныне...

Звенит стекло...

Разбей назло!

Пустой в средине,

он тут блестит,

а здесь- горит:

тоскуй о Сыне!

Мой Сыне люб,

будь дик и груб,

ведь ты помрёшь!

Распевы труб-

осколков ложь!

Мефистофель: Кто на позор?

Мартыш (доставая решето): СлучИтся вор-

                                                       его увидим.

(Бежит к Мартышке, даёт ей взглянуть в решето):

                                                       Гляди меж пор:

                                                       увидишь- вор.

                                                       Посмеешь Имя....?

Мефистофель(приближаясь к очагу): На что горшок?

Мартыш с Мартышкой: Пустая башка

                                           не знает горшка,

                                           не знает котла!

Мефистофель: Невежливый зверь!

Мартыш: Ты веник возьми

                  да в кресло садись.(принуждает Мефистофеля сесть)

Фауст(который тем временем глядел в зеркало то приближаясь к оному, то удаляясь):

Что вижу я? Небесный Образ

в чарующем зерцале!

Неси меня на крылах алых,

Любовь, в удел твой розов!

Ах,если б я раскован был,

шагнул в туман к Тебе насрещу,

в ту зыбкую зерцала быль,

что Женщиной отмечен.

Возможно ль: вся Краса- в Тебе?

Я ль вижу в распростёртом Теле

Суть и Соблазны Всех Небес?

Земная Прелесть, я у цели!

Мефистофель:  Понятно, шесть дён бог старался,

                              чтоб на седьмой промолвить "браво":

                              должно быть, вышел толк.

                              Им досыта впригляд любуйся:

                              блажен, кто ту елену раздобудет

                              и приведёт невесту в дом.

(Фауст всматривается. Мефистофель, потягиваясь сидя в кресле продолжает)

                              Сижу себе, король на троне:

                               есть скипетр, мыслю о короне.

Звери(взаимно обменивавшиеся до того странными жестами, подносят ,вопя, корону):

Вам на здоровье

потом и кровью

склеить корону!

(Звери неловнко ломают корону напополам, скачут с половинками)

Надвое корону.

Мы рифмами речем,

мы видим и внемлем.

Фауст(зерцалу): Увы,от крика взбеленюсь.

Мефистофель: Уж голова моя кружИтся.

Звери: Что нас счастливит?

             Мысли посылы:

             мчимся за ними.

Фауст(по-прежнему глядя в зерцало):

            В груди моей огонь занялся.

            Давай отселе удалимся!

Мефистофель(в кресле):По крайней мере я б признался:

                                               рифмуют звери мило.

(Навар, оставленный Мартышкой без присмотра, начинает литься через край. Пламя уж бьёт в дымоход. Из трубы выныривает, ужасно вопя, Ведьма)

И.В.Гёте "Фауст"(сцена 21, середина) пер.с нем.-мой

.....................................................................,для всех, но РАди Васъ-heartrose, прим.перев.)

Ведьмы хором: На Брокен, ведьмы, поживей!-

                           посев зелён; жнивьё, желтей-

                           туда весь двор сегодня зван:

                           король на троне- Уриан.

                           Метля на гульки отнесёт,

                           сп..дят и ведьмы , и Козёл.

Голос: Хозяйка Баубо в осадке,

            верхом явись на свиноматке!

Голос: Хвалу тебе наш хор поёт,

           фра`Баубо, веди вперёд!

           Свинья добра, а Мать верхом-

           за ней весь двор одним грехом.

Голос: Что за путём пожаловала ты?

Голос: Чрез Ильзенштайн!

            Сову впригляд в дупле нашла:

            глаза светЯт!

Голос: Катись к чертям!

            Легка ты на помине!

Голос: Сова меж ног вцепилась-

            глянь, рана отворилась!

Ведьмы хором: Ах, нам просторен этот миръ-

                          на чорта сутолочь творим?

                          Метлу сумела оседлать-

                          коли дитя, пусть лопнет мать!

Ведьмаки полухором: Едва ползём мы, слизняки,

                                     а бабы мчатся взапуски:

                                     где Зло дорожку стелет,там

                                     для бабы шаг один- верста!

Второй полухор: Мы передком и низом слАбы!

                             Версту дробЯт шажками бабы.

                             Нас, торопливый, коли дюж,

                             одним прыжком обгонит муж.

Голос сверху: Из горный выйдите озёр.

Голос снизу: Нам любо выбраться- подняться,

                      чистЫ-умыты на прозор,

                      хоть нам не вольно размножаться.

Оба хора: Утихни ветер, тучей скрой

                  Луну и зорь бродячий рой.

                  Исходит свистом чорный хор

                  что искры мечущий костёр.

Голос снизу: Стойте! стойте!

Голос сверху: Кто кричит нам с донышка ущелья?

Голос снизу: Нас возьмёте?

                         Триста лет к своим по круче лезу.

Оба хора:     Снесёт метла; торчи, держак.

                   Козла ногами зажимай.

                 Тот ,кто сегодня не взлетит,

             прощай навеки и прости.

Полуведьма снизу: Давно шажочками тащусь,

                                 а всё далёко, ну и пусть.

                                 Давно мне дома не сиделось,

                                 пришла пораньше- да не спелась.

Хор ведьм: От мази ведьму ймёт кураж;

                    лохмотья- парусок, бадья ж-

                    ладья. Кто нонче не взлетит,

                    прощай навеки и прости.

Оба хора:

Отсюда дружно улетим,

в вершине плешку посетим.

Да скроет пустошь вдаль и вширь

шумнОй толпой ведьмачий міръ.

(спускаются)

Мефистофель:

Толкают, жмут, бегут, ругают,

шипят, трещат, влекут, болтают,

вонь испустив, огонь струят,

вприплач, вперЕгонки хорЯт.

Держись меня, чтоб не расстаться!

Где ты?

Фауст(издали)Я здесь!

Мефистофель: Тебя наверх встолкали?

                          Войду-ка в роль, меня давно все ждали.

                          Дорогу! Юнкер Воланд йдёт, дорогу, босяки!

                          Хватайся, доктор, за меня, да чтоб в один приём

                          мы вдруг освободились.

                          Сей гвалт я не терплю. На милость

                          пойдём в обход: вон ,огонёк заметнный

                          миганьем звёт к себе крозь ветки.

Фауст: Ты, Прекословья Дух! Вперёд! Флаг тебе в руки!...

            хотя, на мой взгляд ты не прав:

            годится ли залечь в кустах средь трав

            прийдя на Брокен-гОру в ночь Вальпурги?

Мефистофель: Смотри-ка: розно цвЕтят огоньки;

                          компания весёлая расселась:

                          всем до соседа "есть какое дело".

                          Забраться выше мне с руки:

                          недоброе я вижу копошенье,

                          ко злу стремится, чую, сволочь,

                          от ней дождаться нам отчётца.

                          Сполна не быть загадкам разрешенья.

                          Пусть побузят там духолюди,

                          а мы тут в тишине побудем.

                          Всегда бывать тому: толпы броженье

                          индивидуя будит воъбраженье.

                          Дивись: младая ведьмочка- нагая,

                          а старая накидочкой прикрылась.

                          Ради меня сдержи души порывы:

                          велик барыш- расходы не пугают.

                          Погуд музычит, чАстится бряцАнье-

                          нелепице! овладевай сердцами.

                          Идём вдвоём! Иному не бывать:

                          войдём в их круг да станем танцевать.

                          Что скажешь, друже: узко разгуляться?

                           Ты оглядись- границы удалятся.

                            Болтают здесь, поют и варят, любят.

                            Признайся ведь, что лучшего не будет.

Фауст: Кем обернёшься ты коли войдём:

            сам-чортом явишься аль колдуном?

Мефистофель: Хотел бы- с незаметной мордой,

                          но в ассемблее всяк да носит орден...

                          Подвязки...тем испорчу всю игру.

                          с копытом лошадиным -ко двору.

                          А вот улитка, подползает ,рожки

                          торчат:

                          пронюхала чертяку, крошка.

                          Желал бы скрыться я ,да не смогу.

                          Идём туда, где я`снятся огни :

                          я сватом буду, ты- при мне жених.

(подходит к нескольким сидящим у тлеющих углей)

Что, господа в летах, присели с краю?

Вам в гуще любо жить ,ведь знаю,

в круговороте шумном молодом.

Уединению годится дом.

Генерал: Случалось нациям поверить:

                сколь нам трудиться ради них?!

                Народ- что дамочка примерно,

                люд вечно жаждет молодых.

Министр: Народ испортился совсем.

                Припоминаю старину,

                покорную во всём жену:

                нам угождала, злата, всем.

Парвеню: Мы не зевали, рвали не стыдясь,

                 вершили всё, о чём помыслить тошно.

                 Уплыли рыбки-златы не ловясь,

                 а мы старались, расставляли мОшны.

Автор: Кто ныне книгу славную прочтёт,

            разумную в пределах, без изысков?

            Нет, молодёжь тухлятину найдёт-

            и потребит ея слюной обрызгав.     

 

И.В.Гёте "Фауст"(сцена 22,часть первая)

..................................................................................,для всех но РАди Васъheartrose)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

"Сон в Вальпургиеву ночь или золотая свадьба Оберона и Титании"

Интермеццо

(С основным содержанием трагедии эта сцена, составленная из эпиграмм Гёте к журналу, издаваемому Шиллером, не связана и оттого не была включена в перевод, выполненный Н.Холодковским----прим.Терджимана)

Конферансье: Отдохнём, прогнав недуг, Мидингова поросль.

                         Склон горы да мокрый луг-наш театрик скорый.

Герольд: Свадьбе нашей удалой полста вёсен будет.

                Впрочем ,шуточки долой: золотая любо!

Оберон: Духи славные, путём службу окажите:

               Королеву с Королём наново сдружите.

Пук (похотливый, толстый эльф): Пук явился, вперебор ножками виляет-

                                                             зритель рад как на подбор, смотрит, не моргая.

Ариель: Ариель волнует кровь:"Слейся с небесами".

              Много в бризе завитков- разбирайтесь сами.

Оберон: Вы, супруги, поучитесь жить у нас с женою:

               коль подходите, любитесь, брак для вас устроен.

Титания: Муж надут, жена сварлива- развести их надо:

                ту на прИпек отвели б вы, а того- в прохладу.

Оркестр (тутти, фортиссимо): Мухи вьются, комары скопом зажужжали,

                                                 поддержал сверчок порыв, забасила жаба!

Соло: Вот волынка, погляди, мыльный пузырище:

          разлетится, загудит, сОплями опрыщет.

Новоприбывший дух: Без лягушки  ,паучка, мушки нет квартета.

                                    Нет для скрипочки смычка- песенка не спета.

Сладкая парочка:  --- За шажком- высок прыжок в аромат медовый.

                                --- Затолкал меня дружок: я почти готова.

Любопытный путешественник: Маскарадят или  о-о-х...! Я глазам не верю:

                                                    Оберон, красавец-бог - в ассамблее первый.

Православный: Не рогат! Но мне видней, верю без сомненья:

                           Пантеон- садок чертей, греческое племя.

Нордический художник: Пока всё, что я здесь узнал довольно схематично.

                                         Поеду в италийский зал узнать их нрав-обычай.

Пурист( ханжа): Злой рок завёл меня сюда- гляди остервенею:

                           актрисы гримом не манят, напудриться не смеют.

Молодая ведьма:  Пусть белят дряблые тала дурнухи да старухи.

                               Усядусь голой на козла я, молода толстуха.

Матрона: О нашем, женском не под стать точить мне лясы с вами.

                Надеюсь, юная краса немного подувянет.

Капельмейстер: Мухи вьются комары скопом зажужжали.

                            Поддержал сверчок порыв, забасила жаба!

Добрые воздушные змеи: Подружки- будто пирожки, они любого женят.

                                            А жениховые дружки достойны уваженья!

Злые воздушные змеи: Ах, не разверзнется земля, гулянку не поглОтит.

                                       Веселья ненавижу я, сигнул бы в преисподню.

Ксении( т.е. подарки молодым гостей, тут- название собрания эпиграмм Шиллера и Гёте  на их  литературных оппонентов):

Сатанинские жуки, наша с краю хата. Ножницами нам с руки вырезать цитаты.

Хеннингс( писатель ,полемизировавший в собственном журнале "Ci-devant" и сборником стихотворений "Мусагет" с "Ксениями" Шиллера и Гёте):

Сколь наивы шутки тьмы мелочного зверства: поживились , скажут ,мы от души до сердца.

Мусагет: Затеряюсь среди ведьм, сброд облагорожу.

               Та ,поганая что смерть, музой станет, может.

Ci-devant, гений века: Сей люд как чорт меня носил, врагу зато не выдаст!

                                     Парнас Немецкий, Брокен лыс, зато собою виден.

Любопытный путешественник: Как звётся чопорный гордец:шагает твёрдо, видный?

                                                    Посторонись! идёт борец "долой иезуитов"!

Журавль: Рыбка ловится в воде мутной или чистой.

                 Вижу- честные везде; беса клюв отыщет.

Чистое дитя: Да, честняги, верьте мне- движущая сила:

                      здесь, в болотной тишине, заседают мило.

Насекомый Танцор: Чу, запевает новый хор; вдали бьют барабаны.

                                  Трубе стучит напереков тот кто живёт грибами.

Танцмейстер: Ногам откуда ни расти, а всё не в такт гуляют:

                        ползёт и скачет паразит, а плясу-то не знает.

Насекомый Скрипач: Бродягам выпивки налей: им побеситься с жиру!

                                    Волынка бестиям милей Орфея сладкой лиры!

Идеалист: Фантазия есть суть моя- сон в левую мне руку.

                  Воистину, коль эти- я, то кто сегодня дурень?

Реалист: Ах, бытиё, тебя мне жаль, а мне сегодня тошно!

                Колени в первый раз дрожат; горят мои подошвы.

Метафизик: Поддакну чорному врагу: я радостен средь гадов.

                     Якшаясь с бесами, смогу и с ангелами сладить.

Скептик: Мне огоньки укажут след где клад зарыт глыбоко.

               Рифмую с "бесом" только лес ,хотя в стихах я дока.

Капельмейстер: Лягушонок и сверчок игруны плохие!

                            Муха, моль и паучок, ваша тут стихия!

Ловкач: Звётся армией любви этот сброд гулящий.

              Удовольствие лови: жить -так в настоящем!

Беспомощные: Малость веселия нам с руки , если сам Богъ позволит.

                          Мы станцевали свои башмаки- ноженьки наши голы.

Блуждающие огни:  Мы, хоть вышли из болот, там и народились,

                                 здесь по нам честной народ- блеском с оным слились.

Звёздная крошка: Обломилась я - и вот, жаркая свалилась.

                               Кто помочь мне подойдёт? окажите милость!

Толстяки: Кем-то светлячок задут, вытоптана травка.

                 Духи толстые идут свадьбе на поправку.

Пук : Вы бы тише подошли, наглые слонята!

        Самый толстый из больших я здесь, Пук, понятно?

Ариель: Коль ты влюбчив от души, крылья тебе в спину;

              в сад мой розов поспешим трактом горне-синим.

Оркестр (пианиссимо): Ветер в облачной глуши выдул семь прогалин;

                                       закачались камыши, ветки мух прогнали.

..........................перевод с немецкого Терджиманаheart

И.В.Гёте "Фауст"(сц.10, окончание,сц.11, ч.1), пер. с нем. -мой

.................................................................,для всех, но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ДЕСЯТАЯ (окончание)

"Соседкин дом"

Марта: Вам гоже шуточки шутить!

Мефистофель(про себя): Бежать отсель в обьятья Ночи:

                                          Чорт молвил- женщина захочет!(Маргарете)

                                                          А ваше сердце всё ещё свободно?

Маргарета: О чём вы?

Мефистофель: Невинное дитя, добрО!

(громео) Прощайте, дамы!

Маргарета: Скатертью дорога!

Марта:...хотя...

          мне бы некрОлог увидать:

          когда помёр, где похоронен.

          В делах привычен мне порядок:

          строке газетной быть отрадой.

Мефистофель: Сударыня, на белом свете

                          достаточен второй свидетель:

                          есть у меня хорош-приятель,

                          судейство верное составит.

                          Мне привести?

Марта: О да, конечно!

Мефистофель: А барышня придёт на встречу?

                          Он- молодЕц! силён, бывалый,

                          он дружен с нежными словами.

Маргарета: Боюсь, при встрече покраснею.

Мефистофель: Король пред вами онемеет!

Марта: Вечор за домом в палисаде

            пождать господ сегодня рады.

 

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ

"Улица"

Фауст, Мефистофель

Фауст: Ну как? пошлО? идут дела?

Мефистофель: Ах, браво! Чорт уже не страшен?

                          Недолго ждать: быть Гретхен вашей!

                          На встречу Марта позвала,

                          то баба адовой закалки,

                          ей сводней  быть или гадалкой!

Фауст: Идёт!

Мефистофель: Вам расквитаться бы услугой.

Фауст: Готов на одолжентье другу.

Мефистофель: Произнесём мы оба клятву праведну:

                          был похоронен муж соседки в Падуе.

Фауст: Умно. Слетаем- и вернёмся.

Мефистофель: Святая простота! Речь не об этом:

                          не ведая, согласно поклянёмся!

Фауст: Придётся ведь,...коль выход нам не светит.

Мефистофель: О, святый муже, да о чём молва?

                          Неужто вправду в первый раз

                          гласить вам лживые слова

                          о мире, Боге вы ль тянули сказ?

                          О том, что зиждет разумы, сердца

                          слагали важно цепи дефиниций

                          с листа в народ, с чернильного лица?

                          Вы, если вникнуть, ведали не больше

                          о том, чем о кончине Шведтляйна.

Фауст: Ты- ложник,

                        софист бессменный.

Мефистофель: Да, для тех,

                                      кому копнуть поглубже- грех.

                          Не завтра ль ты бедняжку Гретхен

                          святой беседою завертишь

                          в любви поклявшийся до смерти?

Фауст: Но ведь- от сердца.

Мефистофель: Хорошо!

                          Споёшь о верности любовной,

                          той, что кордоны рушит зовом,

                          что льнёт из сердца самого?

Фауст: Не трожь!

                         Когда я треплем чувством,

                         порывом бешеным влеком,

                         имён стремлениям- негусто,

                         я, в горни сферы воспаряя,

                         словами гладный ум питаю-

                         и этот Жар, что им сгораю,

                         сбиваясь, снова прозываю

                         есть бесоложьим пустяком ?

Мефистофель: Я всё же прав.

Фауст: Послушай, ты

            хозяина побереги:

            кто хочет правоты, одним лишь языком

            себе достанет алиби.

            Пойдём , меня тошнит от болтовни.

            Мне угодив, себя всеведцем мни.

Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая