хочу сюди!
 

Таня

44 роки, терези, познайомиться з хлопцем у віці 44-48 років

Замітки з міткою «мои стихи»

«В понедельник»



В понедельник я выберу черный,
Взгляд запрячу в последнем метро,
Вдруг другой человек обречённый,
Унесет его в грязном пальто.

А во вторник пускай будет синий,
Цвет любви и погашенных слёз,
Я раскрашу им перечень линий,
Указателей сладостных грёз.

Желтый будет средою обласкан,
Словно солнце за плотным дождем,
Его страсть нас хватала за лацкан,
Посидим её здесь подождём.

Будет красный четверг аки пламя,
Полыхать на неделю вперёд,
Моё сердце теперь словно знамя,
Никогда тебе вновь не соврёт.

А зелёная пятница скажет,
Мир сложнее чем просто сюжет,
Здесь историю ревностно вяжет,
Бесконечный озлобленный дед.

Фиолетовой будет суббота,
Словно нежности хрупкий тюльпан,
Её ласка, тепло и забота,
Исцелят нас частично от ран.

Белым будет моё воскресенье,
Белым словно начало конца,
Дух воспрянет и примет спасенье,
От забывчивой скуки творца.

А потом, ни о чём не жалея
Чтобы снова начать робкий бег,
Пробежится по спинам неделя,
Забывая, что мы – человек.

Гул машин, электричества лампы,
Карнавал между масок и лиц,
Бесконечные стены и рампы,
Безграничное чувство границ.

Но когда ты отсутствуешь рядом,
Я опять остаюсь не готов,
К этой серости, что своим взглядом,
Дни лишает возможных цветов…

© William van Warg

Следуйте ссылке.

http://blog.i.ua/community/4212/2406018/


Вершины, словно маяки,
Над нами небо шпилят.
И судьбы наши столь мелки,
Ничтожны в этом штиле.

И в нас рождается покой,
И мир, и чувств смиренье.
Ах, коль любить, то высокО,
Остановись мгновенье !

«Значения слов»


Я ведь искренне верил, мы с тобою могли улететь,
Никого не бояться, ничего не хотеть и не ждать,
Сквозь закрытые окна, словно серая тонкая плеть,
Дымом тлеющих душ, безнаказанно тихо сбежать.

На заброшенных крышах, одиноко стоящих домов,
Мы плясали бы с ветром, будто дикое пламя свечи,
В новом искреннем мире, мы забудем значения слов,
Что когда-то мешали, засыпать в бесконечной ночи.

© William van Warg


Путь домой





Шоссе за мною бежит,
Хвостом виляет, дрожит,
И среди сосен небритых
Твоя сторожка стоит.

Но дом мой там, где и ты.
В руках трепещут листы,
А в волосах поцелуи
Вьют гнезда нашей мечты.

Мы, словно корень из двух,
Мы, словно камни и пух,
Мы, словно таинство ночи,
Произнесенное вслух.

heartheart

Ботаника

Выбрасывать или пока не стоит ?
Смотрю на 8 мартовский букет,
И каждый лепесток мне тихо стонет
На соль минорной ноте слово Нет !


Цветы...на плахе головы сложили,.
Безмолвно, за улыбки милых дам.
Вы никогда об этом не просили,
Но я, поверьте, благодарна вам.


Еще постойте, это лучше, право,
Вплетанья в похоронные венки.
И, пусть вы послужили для забавы,
Но скрасили нам серые деньки.


Весна пришла босая, чуть спросонья,
Но скоро снова вам подарит жизнь.
Лишь вашу независимо, достойно,
Чтоб смело вверх бутоны поднялись,


Чтобы венчаться пьяно белым цветом,
Дивиться разноцветием в траве,
А дальше больше в ароматном лете
Цвети земля из радуг в голове !

https://os1.i.ua/3/1/15925503_3eb19ff7.jpg

Вечер 8 Марта








Я люблю твои жадные руки, твою жажду познанья меня.
Любы несовместимые звуки, шаг дождинок , рычание огня.
Обожаю в глазах твоих счастье, белозубую радость и пыл,
Наблюдаю, волос твоих чащу, на подушке , где сон заблудил.

Я смотрю на цветы в чистой вазе, ты вина недопитый бокал,
Я пишу тебе нежные фразы, чтобы голос мой не зазвучал.
Ты мой путник, сейчас на привале. Я хочу снова тронуться в путь.
Так и будет, и скоро, я знаю, просто дам тебе передохнуть.

И доверчиво, словно ребенок, ты прильнул к моей нежной груди,
Я тебя поцелую спросонок, не сейчас. Отдохни, погоди.
Мы с тобою разбитые звезды очень тихо мерцаем в ночи,
Мы любви не пролитые слезы. Мы улыбки, мы можем лечить.

«Оранжевой плёнкой»


Мир, увидев меня, испугался,
И в долине зеркальных озёр,
Остаточно в себе потерялся,
Потушив путеводный костёр.

Он укрылся оранжевой плёнкой,
Под которой шевелится вновь,
Расползаясь под кожею тонко,
Дребезжащая ужасом кровь.

Он закинул высокие горы,
В бесконечно холодный полёт,
Превращая ненужные споры,
В идеальный космический лёд.

И теперь, по реальности этой,
Где надежды забылись в мечтах,
Мои тени бегут за кометой,
Догорая в чужих облаках...

© William van Warg

«Птичий гам»



Я вижу мир, каким он есть, 
Я помню мир, каким он был,
Но я не знаю, как учесть,
Всё то, что я уже забыл.

Тут были сотни тысяч стен,
В одном несчастном январе,
Я сдался в этот белый плен,
И стал рисунком на ковре.

Я был забыт и проклят там,
Где вновь мерещился покой,
Какой ужасный птичий гам,
Мне до него подать рукой.

Сражаясь в полной тишине, 
Пока стекло зудит в глазу,
Я в очищающем огне,
Создам отдельную грозу.

Мне мало молний в небесах,
Я шум среди астральных тел, 
Несущий солнце на руках,
Которых прежде не имел.

Клокочет, нагреваясь кровь,
Ещё чуть-чуть и закипит, 
Нам выдал бог свою любовь,
Но от неё… душа болит.

© William van Warg

Остановись, римский солдат





Создатель решит разрушить,
Возлюбленный изнасилует,
А я прижимаю уши ,
И вновь собираюсь с силами.

Впредь больше не будет мира.
Оставим свои иллюзии,
Сломается наша лира
С, уже не святыми, узами.

Нет, это все не со мною,
И ненависть не рождается,
Но ждет в окне под луною,
В дверях на шею кидается.

«Лине полум’я»


Лине полум’я повз, 
Пестить наші танцюючі тіні,
Дотик сонця скінчився, 
Де тепер мій омріяний шлях?
Знову квітне душа, 
Я гублю себе в цьому цвітіні,
На фальшиво безпечних 
І чомусь безкінечних полях.

Тиха зоряна ніч, 
У кутках причаїлись примари,
Сни про те неможливе, 
Що чіпляється знов за живе,
Чужий голос спитає: 
Де поділися всі твої чари?
Вони там, догорають, 
У вогні, що між нами пливе.

© William van Warg