(Люстра,чайный столик и койко-место)

  • 16.01.16, 23:50

У меня на днях один с виду не глупый и зажиточный кент со вздохом спросил:
— Ну скажи, разве при Януковиче плохо было?
Я криво усмехаюсь, смотрю ему в глаза и задаю встречный вопрос:
— Ты налоги платил?
— Кому?! — искренне так и гневно отвечает кент...
Когда в Енакиево на одно койко–место в горздравотделе выделялось 9 грн. 70 коп. в сутки, братья Клюевы получили в свое распоряжение весь полумиллиарадный кредит ЕБРР.
Моя деловая племянница устроила сына на таможню, заплатив $50 000. "Отбил" деньгу сын за... 2 месяца. Он хвастался на своей свадьбе:
— Дядик, смари сюда. Приходит документ на оформление экспорта. Шестьдесят пять тысяч тонн. Это девятьсот пятьдесят вагонов!
— Ох..ть!
— Ага! — радостно кивает внучатый племянник. — НДС — шестьсот пятнадцать "штук" баксами! Половина нам, половина — деловару! Круто?
— Я не въехал.
— Смари. Черт оформляет липовый экспорт на три с половиной "лимона". И по факту экспорта получает от державы возврат НДС... Ну не тупи! Ты видел когда–нибудь состав в девятьсот вагонов?
— А–а–а...
— То–то же! — внучатый племянник беспредельно доволен собой.

Когда в Енакиево из–за проблем с бензином и запчастями на ходу на весь город были только две скорые, Левочкин закупил для Межигорья чайный столик за $22.000 и люстру за €150.000.
Когда тетка жены — врач высшей категории* — носила из дому борщ–суп больным детям из интерната, Азаров–старший выделял "безвозвратные субвенции" в 2 млн. грн. на модернизацию продовольственных складов Азарова–младшего.
Когда мой дядька–шахтер "Макеевугля" за семь месяцев задержки зарплат стал забывать, какие деньги на ощупь, их шахта купила за 6 млн. грн. у фирмы сына директора шахты проходческий комбайн, который в соседнем Краматорске стоил 2.300.000.
Племянница–хореограф из Славянска за победу ее коллектива на каком–то конкурсе получила от фонда "Спешите делать добро" знаменитой Штепы подарок — микрофон (220 грн.) и музыкальный центр (890 грн.). На другой день к племяннице пришел бухгалтер фонда с требованием подписать акт приема–передачи матценностей на сумму 56 тыс. грн...

— А кому от этого плохо было?! — эти цифры вате, как правило, неприятны.
Объясняю: у Януковича новая люстра — значит в школах Полтавской области на завтраки будут не котлеты, а "макаронная запеканка"; "левый" НДС — значит к кому–то не приедет скорая; вывел из бюджета Азаров 2 миллиона — значит умрет в холодном роддоме очередной недоношенный младенец.
Это и есть коррупция. И Янукович — ее мясистое олицетворение.


За что мы вас ненавидим.

  • 11.01.16, 11:27

Сегодня вдруг зацепило одно сообщение: «ЗА ЧТОООО??! (именно так протяжно и именно капслоком) за что вы нас так ненавидите????» Мы — это, соответственно, украинцы, то есть хохлы, то есть бандеровцы, то есть фашисты. Они- это русские, то есть братья, то есть одной крови, одного теста и чуть ли не от одной матери. «Мы же столько прошли! А вы нас ненавидите! Все русское ненавидите. За чтоооо???!!»- надрывалась моя личка. А действительно. За что? Ну во-первых не все русское и не всех русских. Никто не заставит меня разлюбить Есенина, Ахматову, Блока. Я никогда не забуду, как задыхалась от восторга, глядя на картины Врубеля в Третьяковке. Мне все так же нравятся Земфира, Высоцкий и Розенбаум. Я выросла на русской классике. В детстве я вместо альбомов с раскрасками листала альбомы с репродукциями Васнецова, Репина, Брюллова. И Перов для меня драматичнее чем Жерико, а Достоевский глубже чем Гюго. Я это полюбила задолго до Путина и «крымнаш». Да, сейчас «крымваш». Но «совестьнаш». И «правданаш». И «богнаш», а от вас отвернулся. И да, действительно, мы так много прошли с вами вместе. Великую отечественную, Афганистан… Украинцы получали такие же фронтовые письма, сложенные треугольничком, такие же похоронки, такие же цинковые гробы. Мы вместе показывали кукиш Америке и кузькину мать всему миру. Ненавидели империализм и буржуев проклятых во время холодной войны. Цвет украинской нации валил лес и гнил на соседней шконке рядом с вашим в ГУЛАГе… Потом Чечня. Когда старший брат сказал, что вся Чечня это сплошные головорезы и бандиты, мы согласились. Когда Грозный равняли с землей, мы промолчали. Дай, Господи, силы теперь не умереть со стыда. Когда воевали с грузинами, мы тоже робко постояли в стороне. Старшему брату ведь виднее. На братскую любовь можно списать любую подлость. А теперь мы ненавидим вас. Тех, у кого Путин и гвардейская ленточка на весь микроскопический мозг. За то, что вы пришли к нам. Может, не вы лично. Но с вашего молчаливого одобрения или заливистого поощрения пришли другие. У которых «русский мир» зачесался. У которых патриотизм жмет голову, карманы и курок от автомата. К нам пришли, к своим бывшим братьям. На наши свежевыметенные полы. В своих кирзачах. И теперь мы вас ненавидим.

За «защиту» «своих». За «русский мир». За «фашистов и бЕндеровцев». За «гумконвои». За танки, БТРы, гранатометы и автоматы из «военторга». За наших людей, на коленях встречающих въезжающие в города гробы. За то, что на наших площадях висят фотографии погибших ребят. Некоторым из них еще не было 19-ти. За то, что другие 19-летние идут, чтобы сменить уже павших. За то, что по улицам ходят мужчины с серыми лицами. Издалека кажется, что это пыль. А подходишь ближе и понимаешь, что это война въелась в морщины, в поры, в волосы, в души… И хорошо если она только въелась в кожу, а не оторвала руки, ноги, не испепелила сердце. И ничем ее не смыть. Только время поможет. Сколько лет нужно провести в кругу семьи, сколько люлек откачать с новорождёнными детьми или внуками. Сколько часов провести на рыбалке с сыновьями, братьями или отцами. Сколько времени должно пройти, чтобы появился блеск в глазах. Сколько нужно будет расчесать и заплести косичек дочерям, чтобы руки перестали предательски дрожать. Только все это поможет стереть страшную краску с поседевших лиц. Мы ненавидим вас. За то, что видим пацанов, с которыми учились в школе, или росли на районе, и они одеты в камуфляж. И старше пацаны эти стали на столетия. Даже если по паспорту им 20 лет.+ За то, что дети в школах делают журавликов и пишут на них «возвращайся домой, дядя». За жен, на коленях вымаливающих жизни своим любимым. За старческие руки матерей, поглаживающие фотографии тех, за кого молиться уже поздно. За скупые слёзы стариков-отцов. Которые храбрятся, держатся.

И только потирают периодически где-то там, под сердцем. И седеют, тихо седеют… За новости «сегодня в зоне боевых действий погибло…» За страшное привыкание к этим новостям. За тонкое детское «мам, а папа где?». За дрожащее женское «на небе». А потом лишь бы успеть, лишь бы добежать. Захлопнуть дверь и упасть лицом в подушку. И грызть, грызть её и выть страшным неженским голосом. За будущих невест, которых отцы не поведут под венец. За страшное слово «никогда», вошедшее во многие украинские дома. Вы принесли его на подошвах своих мерзких сапог. Я надеюсь, что Света из Ростова получила исчерпывающий ответ?

Страницы:
1
28
29
30
31
32
33
34
35
предыдущая
следующая