Профиль

авось

авось

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

бездари, профаны, прогульщики, дилетанты...

  • 16.08.19, 23:47

Мною с возмущением замечено, что сетевая порно-литература страдает бездарностью и трафаретностью. 

Напрашивается подозрение:

1. Или писатели текстов строчат свои порно-сочинения в состоянии спешки и поноса (короче, что-то занимает их внимание больше, чем само порно-событие).
2. Или же, они чистые теоретики. Тогда - другое дело. Тогда могу понять и простить...

А вообще, с этим надо разобраться. Доколе будут издеваться над хрупким искусством порно-индустрии?



лето-осень: творческий анонс

  • 23.07.19, 10:58


Некоторые здесь просят не называть их «коллегой».

Ладно, делаю шаг навстречу благородному сообществу. Только что я придумал имя нарицательное, которое всех устроит – «блоХер».

А? Каково? Оцените смелость и полёт.

Так вот, блоХеры мои сексуально ненасытные, сообщаю вам о своих творческих планах на лето-осень. Вот темы, которые будут мною изнасилованы у вас на глазах:

1. Когда я стану диктатором (мои взгляды на идеальное государство).

2. Безобразная Эльза (здесь буду выяснять – откуда берутся жирные девочки).

3. Два билета в последнем ряду (это про кино, буду кошмарить).


Кирпичного вам загара, блоХеры!

Я кончил.

альтернативная биография Стивена Кинга (4)

  • 22.07.19, 10:41


УРОКИ МУХИНА


На улице творились разбой и проституция. Мухин здраво оценил свои шансы влиться в это движение как недостаточно твёрдые.

Чутьё направило его другим путём. Он устремился в столицу. Там роились тучами такие, как он.

Первое, что он сделал – нашёл зоологический музей, и провёл несколько дней у стендов с насекомыми, усердно записывая что-то в блокнот. Затем пришёл в центральную научную библиотеку и целый месяц прожил в ней за чтением книг по энтомологии, необыкновенно возбуждаясь на страницах, посвящённых диптерологии.

Из библиотеки он вышел к обществу совершенно другим существом. У него был план, у него жужжали мысли, он знал свою миссию. Испив до дна науку о жизни и повадках насекомых, особенно мух, Мухин уяснил то, о чём и так всю жизнь смутно догадывался: человечество идёт не туда, человечеству надо вернуться к своим мезозойским корням.

Университетские двери были для него закрыты. ПТУ, как вид заведений, шли путём сибирских мамонтов. Трибуны, чтобы вещать о ценном открытии, не было решительно никакой.

Осознав это, Мухин составил курс поучительных лекций. Он решил прямо шагнуть в народ, он решил стать коучем. Объявил курсы повышения журналистского мастерства и быстро отобрал хлеб у всякой там неприкаянной профессуры. Сборища ротозеев, приносящих свои деньги, дабы послушать его, были обильны и напоминали припадочные собрания сектантов евангелистского раскола.

Эти лекции можно было экранизировать под музыку. Коуч Мухин неутомимо и назойливо нарезал круги по аудитории, приставая ко всем сразу и персонально к каждому со своими авторскими поучениями:

« ...Запомните и запишите: журналист – это муха! Журналист рождается мухой, и только тот, кто родился мухой, способен быть журналистом!

Приучите себя везде искать дерьмо, неситесь на вонь истории, не замечая препятствий, и вы достигните вершин профессии!

Будьте во всём подобны мухе! Кружите, прилипайте, настаивайте, кусайте, когда надо, облепляйте кровь и трупы! Помните – ваши деньги именно там, где кровь и трупы!

Ищите дерьмо – и обрящите ваши гонорары!

И разносите, разносите неустанно микробы событий, вирусы слухов, оставляйте всюду, где только можно, свой информационный след!

И только так, адские годы спустя, отдыхая на своей заслуженной вилле в Лигурии, и попивая вино из собственной лозы, вы почувствуете, как из мухи стали человеком...».

Про коуча Мухина ходили всякие слухи – от восторженных, до самых леденящих. Из уст в уста журналистской молвою передавалась некая двусмысленная история. Кто-то якобы видел его при странных обстоятельствах: коуч, сидя на широком подоконнике большого административного окна, тренировался на мухе. Она, это внимательное насекомое, тоже сидела на подоконнике, подле него, устремив глаза и жадно внимая его словам. Мухин же, назидательно маяча своим указательным перстом, внушал ей простые моральные нормы поведения. Типа того:

«Сидеть! Совсем от рук отбилась, подруга... Нюх потеряла, рамсы попутала... А я тебе говорю: сидеть! Сиди и слушай, что я тебе говорю! Может, ума наберёшься...  Безмозглое насекомое... Только и умеешь, что размножаться... А ну, прекрати это делать!».

И сидела муха, будто заворожённая, и слушала, и не улетала, даже лапки не почёсывая.


МУХИН ПРЫГНУЛ


Однажды, в перерыве лекций, когда Мухин скрылся за дверью, чтобы отдышаться и попить чайку, к Мухину подошли, похвалили за новаторство, тепло отметили его безудержную оторванность. Сказали: «Нам нужны такие, как вы, Мухин!».

Когда же тот спросил – с кем, собственно, имеет дело? – ему предъявили удостоверение. То было такое удостоверение, такую «корочку» ему показали, что он закрыл лицо руками и долго сидел так, молча сотрясаясь телом.

Когда же он совладал с собою, и отнял руки от лица, то оказался весь в слезах. Мокрый от слёз умиления, от водопада радости, Мухин трудно произнёс, всё ещё срываясь голосом:

«Я знал! С самого детства я знал, что Родина позовёт меня! Я знал, что обязательно пригожусь!»

Он блаженно закрыл глаза, и будущее в один миг пронеслось перед его мысленным взором. Ему даже показались жирные, завистливые заголовки газет:

«Мухин рвётся к власти!»

«Мухин готовится к прыжку!»

«Мухин прыгнул!»

---------------------------------------------------------

 

 

альтернативная биография Стивена Кинга (3)

  • 21.07.19, 12:37

/продолжение таинственных мучений/


ЛЕЙТЕНАНТ МУХИН


Он получил назначение в военную газету. Это была судьба! И его, и той газеты.

Редактор, едва увидев его в дверях, сразу же захотел списать его в стройбат. Однако у него это не получилось. А дальше было поздно – лейтенант Мухин прижился в редакции, обсидел все столы, и начал оставлять след в военной журналистике.

Скоро за ним заметили неординарное качество. У него была потрясающая чуйка на дерьмо. Будучи корреспондентом газеты, он вёл суетливую командировочную жизнь, он всюду бывал. И странным, непостижимым образом всё время попадал в эпицентр чего-нибудь жареного. Где ступала его нога, там разверзался маленький ад - вспыхивали пожары, тонули корабли, творились убийства и мордобой с насилием. А он доставал свой блокнот с карандашом и строчил, строчил, строчил...

Не его вина, но его удача состояла в том, дрянные события буквально предваряли его прибытие в пункт командировки на минуту-другую. Одни называли это чутьём, другие думали, что ему везёт, и завидовали. Третьи наполнялись мистическим холодком и старались не поминать Мухина к ночи.

По мере того, как тревожная слава о лейтенанте ползла и ширилась, военные начинали обоснованно его побаиваться. Когда какому-нибудь командиру воинской части звонили из редакции газеты – мол, так и так, высылаем к вам нашего корреспондента, просим оказать содействие, - тот командир моментально лишался сна, покоя и похмелья. Ибо знал наверняка – раз к нему в часть направляется Мухин, значит, прямо в этот самый час какой-нибудь лунный задрот-новобранец думает повеситься в бытовке, или караульный у склада дёргает туда-сюда затвором АК, размышляя – не застрелиться ли ему, или какой-нибудь ишак из Каракумов чиркает спичками на складе ГСМ...

Где-нибудь в «Комсомольской Правде», да и вообще в любой другой «Правде», и даже в «Спид-Инфо» лейтенант Мухин стал бы находкой, драгоценностью, репортёром №1 с необозримыми перспективами роста в должности. Однако для военной журналистики, которая обязана внушать непорочность органов МО и растущую боеготовность Армии и Флота, он был проклятьем. Поэтому лицо редактора, прямого начальника Мухина, всё мрачнело и мрачнело. Не известно, к чему это помрачение в итоге привело бы. Наверное, к списанию Мухина в стройбат, или в Москву. Однако, грянул адский разворот эпохи на сто восемьдесят градусов, и сам за всех всё решил.

Здравствуй, август 1991 года, а потом и декабрь – и прощай старая жизнь!

Мухин, вчерашний лейтенант, остался без прошлого и без будущего, оказался на улице.

 

/финал - на пороге, прячьтесь и начинайте плакать/

альтернативная биография Стивена Кинга (2)

  • 20.07.19, 18:55


МУХИН

  

В законный свой час явилось утро, приподняло вселенский колпак со звёздами и выпустило свет на волю. Под крики петухов, под горны пионерской зорьки мальчик очнулся.

Очнулся, потянулся, и улыбнулся, вспоминая вчерашнее. Приснится же такое! Это был дурацкий, дикий сон, и не более! Ибо ничего не напоминало вчерашнего ужаса, никакой мухи, жужжащей в глубинах черепа, не было в помине.

А дальше - день принял эстафету, взял свои права и утащил мальчика за собой, увлёк его в будущее, и тот больше никогда, ни разу не вспомнил о происшествии с адским насекомым.

Дальнейшая жизнь у мальчика сложилась удачно. Гораздо лучше, чем в начале. Из туповатого, замкнутого недотёпы парнишка вырос в общественного активиста. Из него, что называется, попёрло. Натура его преобразилась до неузнаваемости. Он стал прилипчивым и настойчивым, он стал общительным до назойливости, так что от него часто отмахивались и не могли отогнать. В общем, из примитивного мальчика получился зачётный комсомолец на школьной должности.   

Вполне естественно, что с такими его качествами, а тем более с комсомольскими рекомендациями, он решил применить свою жизнь там, где побольше народу. Поэтому взял да и поступил в военное политическое училище. Там любили назойливых активистов. Их там кормили, их оттуда выпускали в огромном количестве.

Правда, не смотря на грамотный выбор профессии, путь нашего героя не назовёшь лёгким. Фамилия у него была Мухин, и товарищи по училищу всё время его прогоняли от себя, иногда обещали даже пристукнуть. Однако, не смотря на грубость и неотёсанность военных нравов, бывший наш мальчуган и комсомолец выжил, заматерел до синей щетины, утолил голод цинизма, приобрёл рекомендации для карьеры по партийной линии. С тем и вышел в большую жизнь – под барабанную дробь и под реющий флаг. Ибо теперь он лейтенант Мухин с двумя звёздочками, и делать в училище стало уже нечего. 


(продолжение - на пороге, вытирает ноги)

альтернативная биография Стивена Кинга

  • 19.07.19, 13:02


Жил-был мальчик.

Скучный интроверт, тусклая лампочка.

Никаких шансов оставить след в судьбе окружающих у него не было абсолютно.

Пришёл в этот мир вопреки собственной ненадобности и ушёл бы, огорчённый упрямым фактом этой самой ненадобности. Шопен ему вдогонку!

И это было бы непременно так, если бы не муха.


МУХА В ЧЕРЕПНОЙ КОРОБКЕ


Однажды вечером, на веранде сельского дома, мальчик гонял мух. Делать было не хрен, с воображением у мальчика всегда были трудности, так что ему оставалось только этим и заниматься. Солнце, ещё не проглоченное вселенским крокодилом, перешло к эндшпилю, освещения хватало, и мухи с мальчиком хорошо друг друга видели. Поэтому он гонял их с пристрастием, а они ловко от него маневрировали. Потерь с обеих сторон удавалось избежать.

За этим занятием никто не заметил, как солнце закатилось в лузу. Участники битвы при Перл-Харборе лишились ориентации и давай гоняться друг за другом на ощупь, периодически сталкиваясь лоб в лоб. Мальчик озверел, насекомые запаниковали. На тёмной веранде началось хаотичное метание сущностей, ад в лотерейном барабане.

Мальчик получил несколько ударов мухами в голову, а вдруг с ужасом почувствовал, как одна из дряней нырнула ему прямо в ухо. Он заорал от испуга, прекратил взмахи руками и включил на веранде свет.

Воцарилась тревожная тишина. Мухи немедленно попрятались в занавески, затаились. В этом безмолвии было пронзительно слышно необузданное жужжание винтокрылой твари, очутившейся в тесной шахте уха. Ей тоже было страшно.

Нелимитированно ругаясь матом, наш герой принялся ковырять пальцем, но подлая муха не поддавалась выковыриванию и с яростным жужжанием продолжала упрямо ввинчиваться в глубины ушного канала.

Перепуганный мальчик снова заметался по веранде, в поисках избавления. Ему попался спичечный коробок, и он попытался выгнать гнусное насекомое с помощью спички. Но тщетно! К этой минуте муха залезли так глубоко, что её агрессивное жужжание ощущалось уже где-то в центре головного мозга.

До мальчика вдруг дошло, что это окончательный 3,14+ц, и ему стало страшно уже по-настоящему. Он заплакал.

Он постарался что-нибудь придумать. Но муха, периодически оживая и взвинчивая свои зудящие моторы, мешала его размышлениям.

Так, в состоянии паники и ужаса, его застала ночь.

Думая, что умирает, мальчик упал головой на подушку и сомкнул зарёванные глаза.

Что будет дальше?

Он понял, что скоро превратится в труп, что новый рассвет наступит для кого угодно, даже для мух, но только не для него.

Ему было страшно. Очень страшно!

Ему почудилось, что он медленно превращается в Стивена Кинга.

Так, незаметно для самого себя, мальчик с мухой в черепной коробке лишился сознания...


/продолжение -  на пороге, вытирает ноги/

баба на охоте

  • 18.07.19, 10:02


Вот что получается, когда...

В общем, см. кусок того самого сценария.

И мы помним: в роли жертвы - демон Баширов.
---------------------------------------------------------------

В кадре -2:

 

Облако густого дыма, туман с подсветкой.

Из дыма проступает некий силуэт, приближается, материализуется, обретает резкость. Становится видно: это подержанная баба в шубе, анфас, вид до колен. Глаза и верхняя часть лица скрыты мощными чёрными очками.

Тем не менее, она узнаваема по ярким, вампирическим, алчно накрашенным губам.

Баба приближается, останавливается и с улыбочкой глядит в кадр.

Потом решительным движением рук распахивает свою шубу. Под шубой – ничего. То есть голое, раздобревшее бабье тело в колготках по самые сиськи. Впрочем, сиськи, и выше, до  шеи, всё тоже задрапировано чем-то тёмным, тонким, облегающим, словно колготки тянутся по самое горло. В общем, все прелести выглядят броско и прозрачно, как на витрине.

Показав своё нутро, баба с доброй улыбкой ясельной воспитательницы говорит: «Всего-то пятьсот рублей и кофе с колбаской!».


В кадре -3:


Снова АА за столиком.

Сквозь дым собственной сигареты и дым алкоголя в он глядит – сперва стеклянно, а потом сосредоточенно щурясь.

Успевает выговорить по слогам: «Завербовать меня хочешь? Мягкая сила!»

Приходя в движение и намереваясь, видимо, подняться с места, он опирается локтём о край стола, но промахивается. Его локоть скользит мимо, и он, вдребезги уронив стакан и подстаканник, сам падает на пол.

Свет в кадре медленно гаснет, воцаряется темнота.


В кадре -4:


Где-то в фойе, уже за дверями кабака, но ещё не на улице.

Баба в шубе и АА.

Баба, пятясь спиной вперёд, упираясь каблуками обуви в пол и скуля от бессилия, пытается тащить АА, взяв его руками подмышки. 

АА висит у неё на руках, будто пиджак на прищепках, полностью обвиснув. Он вроде бы в сознании, и даже глядит куда-то перед собой, с диковатой улыбкой. Однако, лишён всякого интереса и тонуса. Его ноги безвольно волочатся.

Баба скулит: «Ну, пойдём же, пойдём! Я сделаю тебя счастливым!».


В кадре -5:


Там же.

Баба в шубе – вид со спины.

Упираясь каблуками обуви в пол, она пятится спиной вперёд, пытаясь тащить за собой что-то тяжёлое.

Но тут в кадре возникает чья-то рука и решительно ложится бабе на плечо, сзади.

Слышится чей-то властный голос: «Не надо! Мы сами сделаем его счастливым!».

Баба вздрагивает от неожиданности. Здесь сценка по аналогии с «Операция Ы» (Моргунов и Вицин на складе).

Баба бросает АА, слышится звук падения безвольного тела. Баба медленно и настороженно оборачивается, снимает свои чёрные, шпионские очки. Получается обыкновенная испуганная бабища с губами на всё лицо. Под глазом – сливовый фингал в поздней стадии созревания.


В кадре -6:


Там же.

Двое молодых полицаев. Cмотрят в кадр.

Один из них поигрывает дубинкой, постукивая ею о ладонь.

Шепеляво говорит: «Вы, девушка, взяли не своё! Это наша добыча!».

***


 В кадре -10:


Звуковым фоном становится музыка – Ж.Мородёр, тема «Mah Na Mah Na». Сначала очень негромко, где-то издалека, но постепенно усиливаясь до нормального фонового уровня.

Опять вид снизу, как бы со стороны АА.

Три лица – двое ментов и дама в беретике, поглядывая вниз, на тело АА, начинают торговаться.

Меж ними слышен диалог.

Дама: «Что он натворил?»

Менты: «Правонарушитель. Упал и валяется!»

Дама: «Ребята, зачем он вам? Отдайте его мне!»

Менты: «Не положено! Его надо в участок».

Дама: «Ребята, послушайте. Ну, какой вам с него толк? Ну, посмотрите на него. Денег нет, здоровье сомнительное, умучен жизнью в хлам».

Менты: «Не мешайте исполнять!»

Дама: «Ребят, а давайте я у вас его куплю! А? Двести рублей даю!»

Менты: «Вы что, девушка! Мы на службе! Тысяча – не меньше!»

Дама: «Ребят, а, ребят! Ну, нету у меня таких денег. Ну, давайте друг другу немного уступим. Я немного, и вы немного. Ну, пусть будет триста рублей!»

Менты: «Не-е-е-е! Девятьсот семьдесят пять»

Дама: «Ребята, вы разбиваете мне сердце! Пятьсот, и ни копейки больше!»

Менты: «Продано! Забирайте!»

 

***

когда пишешь сценарий для теле-сериала

  • 17.07.19, 13:39

Представь себя в роли писателя.

Деловые люди тебе говорят: надо сделать сценарий для теле(ю-туб)сериала.

Тебе охота денег и славы, поэтому ты, не мучая себя размышлениями, отвечаешь «да!».

Тут же, практически немедленно, ты узнаёшь, что один общий знакомый, некогда успешный инвестиционный брокер, разорился, промотался, выпал из ремесла и нашёл своё новое призвание в профессии курьера. Вот уже третий год подряд он состоит в штате некой фирмочки, которая занимается тем, что поставляет в научные лаборатории столицы экскременты домашних животных, для тонких исследований. Этот самый навоз берётся в питомниках и приютах домашних животных, а так же прямо у городских обывателей, на жилплощади которых что-нибудь живое обитает. Кошки, собаки, попугаи, хомячки и барсучки – всё годится. И вот наш курьер целыми днями занимается тем, что ездит по квартирам и зоопаркам, и доставляет хомячьи фекалии от производителей к потребителям.

Что и требуется экранизировать.

Пока ты силишься осознать величие стоящей перед тобой задачи, с трудом её прожёвывая, тебе подают десерт: оказывается, на главную роль будет приглашён актёр Баширов, Александр Николаевич. Сия благая весть должна, по идее, помочь работе твоего ассоциативного ряда, должна привести твоё сознание к встряске, будто химическую колбу с волшебными веществами.

И ведь приводит! Тебе умозрительно являются потусторонние портреты и роли Баширова, этого демона перестроечного кино, с глазами лютыми и безразличными, как у тигра.

Представляешь? Курьер кошачьего дерьма с аурой и личиной монструозной звезды постсоветского артхауса. И это должно смотреться непринуждённо и легко! Таков художественный заказ...

Ну, что сказать?

Ничего сказать ты уже не можешь. Никто тебе пальцы в дверях не зажимал – сам согласился. Вперёд!


*   *   *

Отмучившись стандартные три дня - не то, чтобы поседев и полысев, нет, но пострадав от бессонницы, - ты делаешь черновые наброски первой серии. Ты направляешь тридцать пять страниц текста заказчикам, чтобы они тоже пострадали, помучались за чтением. Чтобы они прониклись и дали ответ – верной ли дорогой идёт сценарий, или сразу же захромал не в ту степь?

Вскорости тебе, писатель, отвечают: всё нормально.

Единственное замечание заключается в том, что написано слишком умно. Не надо умничать! Не надо усложнять! Надо изложить то же самое, но проще, примитивней, тупее! Можешь?

Это лобовой творческий вызов. А ты, напоминаю, писатель-универсал, ты не привык отступать. Поэтому ты киваешь головой, и берешься всё переделать, окрылённый решимостью затупить, замылить, оптимизировать, унасекомить. Собственно, любимое твоё и самое благодатное занятие.

Итак, в скором времени, обрубив у своего сочинения все побеги и оборвав ему хилые крылышки, ты снова отправляешь текст деловым людям.

Люди напряжённо читают целую неделю, горизонт хмурится и клубится в ожидании грозы, а потом твоя электронная почта рожает тебе сообщение: «Отлично! В нескольких местах – вообще зачёт! Тем не менее, есть мнение, что сценарий следует упростить ещё сильнее. Фразы делать короче. В идеале, каждая реплика должна быть как рекламный слоган. Уровень коммуникаций героев надо решительно опустить, до пояса, как минимум. Давай, мы в тебя верим!».

Ты в сердцах говоришь себе – «Ах, ты чистоплюй!» - и берешься затуплять своё изделие дальше. Проходит день-другой, работа идёт трудно. Впрочем, это не работа, это убийство. А какой с тебя убийца? То-то же! Но ты стараешься им стать, стараешься освоить профессию ножа и топора...

Неизбежно приходит срок, когда тебе надо сдаваться вместе со своей халтурой. Ты уже ни в чём не уверен, но выход у тебя один – отправить свою работу на суд заказчика, и пусть он прослезится. В принципе, ты уже крепко устал крутить эту мясорубку упрощений. И тебе уже становится чуточку всё равно. Поэтому раздражённая рецензия, которая вскоре приходит тебе, не задевает твоего творческого самолюбия даже краем, даже мышиным хвостиком.

Тебе говорят: «Блин! Ну, тебе же объяснили человечьим языком, что нужно тупее, значительно тупее нужно всё подать! Упростить буквально до формы табуретки надо! Мы же для людей кино делаем, а не вообще! Не для пчёл! Не для Каннского фестиваля! Это же понимать надо!»...

Ты понятливый, хоть и считаешь себя писателем. Поэтому плюёшь слюной на всё это и с лёгким сердцем выходишь из игры, и сегодня даже понятия не имеешь – чем закончилась вся эта затея с применением кино-демона по имени Баширов. Скорее всего ничем.


На память об этом увлекательном творческом приключении у тебя остаётся ЭТО – то, что получилось в результате троекратного упрощения, затупления и дебилизации первоначального черновика с претензиями на арт-хаус...

приключение на задницу

  • 16.07.19, 14:11


Мой отдых на озере Берёзка вышел мне боком. Не хочется говорить, что вышел задом (а было бы правильно!).

Я, ничего не преследующий, кроме шашлыка в компании томных вакханок, а потому социально невинный, был укушен клещём.

Он (тварь насекомая, падла, немецкая овчарка, ненавижу!) тихонько залез мне под брючину, поднялся по моей конечности, пробившись сквозь заросли волосатостей, и вцепился в самое ранимое, мало чем защищённое, в то, что всегда в ответе за всё - в задницу, то есть. В мою беззащитную ягодичку.

О факте уязвления мне стало известно уже дома, когда я проследовал в душ. Грусть и ярость посетили меня. От обиды и беспомощности. А вдруг, энцефалитный?

Клеща, вцепившегося в жопенцию, очень сложно вытащить самостоятельно. Особенно потому что хрен видно его (только в зеркало заднего вида!). Поэтому, процесс извлечения носил коллективный характер. Я бросил клич отчаяния и подъезд дома  дружно отозвался.

Клещ был нейтрализован с привлечением двух опытных дам – с медицинским и педагогическим образованием соответственно. Потом мы выпили. За избавление и за упрочение нашего знакомства.

Чуете, какой сюжет, а?

При всех равных обстоятельствах я непременно сочинил бы леденящую кровь историю про мутагенного клеща-коллектора.

Однако, мною уже начата эпическая трилогия про муху. Так что придётся эту муху домучить уже до смертоубийственного её финала.

Сейчас как раз над мухой работаю...  Чешусь со всех сторон...

когда твоя девушка полна

  • 15.07.19, 18:05


Постановка данной темы на ребро отдаёт настойчивым эхом - «Когда твоя девушка больна». Известный нам кочегар Витя, приподнял печальку на уровень лопаты, купил бухло и пошёл на вечеринку один, без девушки. Ну, болеет! Ну, и? Не пить что ли, не балдеть?

 Мы с тобой, драгоценный читатель, так поступить не можем. И никуда бухать не пойдём, пока наши толстые девушки не похудеют. 

Да?

Бывает так: оставил свою белокурую бестию на полгода без присмотра, а потом, глядь – узнать не можешь! Она, не она? Ведь оставлял-то конфетку ладную, фемину высокую, видную, подтянутую в струнку. А нынче от неё остались только ноги. Всё остальное у ней - сплошной живот. Оплывшее бочонком туловище на длинных тонких ножках. Нет, я не могу это видеть! Мне её жалко, девушку мою сорокалетнюю. Она столько воли приложила к тому, чтобы не раздобреть после отказа от многолетнего курения, и так здорово держала себя целую пятилетку! И – на! Окабылилась так, словно Рембрандт с Тицианом её покусали...

Нет смысла гадать – почему она толстеет.

Важно решить - что теперь с этим делать?