хочу сюда!
 

Вера

34 года, водолей, познакомится с парнем в возрасте 30-42 лет

Франц и Франциска, австрийские ангелы-хранители

  • 07.04.12, 23:36
Вскоре мы вновь будем отмечать День Победы - с громкими салютами, парадами, букетами цветов для ветеранов Великой Отечественной войны. И, само собой, возникает вопрос: а всех ли достойных людей мы помним? Никого ли не забыли, не обделили вниманием — как живых, так и тех, кого с нами уже нет?
Война принесла много бед Украине, оставив после себя сотни разрушенных городов и сел, унеся миллионы людей. Не обошла она и Чернигово-Северский край, где за два года оккупации уничтожено свыше 50 населенных пунктов, погибло почти 128 тыс. жителей и около 18 тыс. военнопленных, а еще тысячи молодых людей фашисты вывезли на принудительные работы в Германию. Однако больше всего во время оккупации страдали те селения, возле которых действовали советские партизаны. Ведь по законам военного времени за диверсии и нападения на немецко-фашистских солдат своей жизнью должны были расплачиваться жители ближайших сел. Именно такая судьба ожидала и крестьян села Анисов (Черниговский р-н Черниговской обл.), около которого партизаны взорвали железную дорогу с составом мазута. После диверсии село окружили каратели, собираясь его сжечь. В это самое время один-единственный человек решил судьбу всего села. Это был местный житель Франц Иосифович Дюкич.
Он пошел на переговоры и очень долго убеждал немецких офицеров, что крестьяне к произошедшему на железной дороге не причастны. Говорил, что давно здесь живет и всех хорошо знает, что никакой нормальный человек не будет совершать диверсию возле родного дома и это — дело рук залетных партизан. В конце концов, он убедил командование карателей не жечь село. Отряд снялся и ушел прочь. А перед этим немецкие солдаты, по воспоминаниям местных жителей, ходили по дворам и меняли яйца на вату.
Франц Дюкич родился в Австрии в 1890 г. Во время Первой мировой он попал в плен, но после освобождения не вернулся в Австрию, боясь что его будут там судить, а остался в Украине. Сначала жил в с. Пески Черниговского р-на, где женился и работал у местного помещика, а после смерти жены перебрался в Анисов. Между прочим, полное имя Франца Иосифовича — Франц фон Дюкич, то есть был он потомственным дворянином. Однако в Советском Союзе все были равны, потому Франц как настоящий пролетарий работал в местном колхозе обычным агрономом. Люди до сих пор помнят, как ходили к нему за советом: «А Франц-то говорил... А Франц говорил, что надо так...»
Потом началась война, которая круто изменила жизнь Анисова: мужчины ушли на фронт, женщины, старики и дети остались дома — ждать победы или оккупации. Дюкича в армию не взяли: для советской власти что немец, что австриец был потенциальным изменником. Поэтому колхозный агроном остался дома и, как оказалось, к счастью для других. Ведь то, что он сделал для односельчан, люди до сих пор вспоминают с благодарностью. По их словам, если бы не Дюкич, с Анисовым было бы то же самое, что и с селом Яцево (сейчас территория Чернигова), сожженным фашистами.
Немецкая оккупация длилась два года — с 1941-го до 1943-го. Поэтому можно себе представить, как обрадовались жители Анисова, когда Красная армия наконец-то освободила Черниговщину от захватчиков. Теперь каждый был уверен: начинается новая мирная жизнь. Радовался и Франц Иосифович, хотя, как оказалось, слишком рано. Ведь в годы оккупации фашисты предложили Дюкичу работать переводчиком и, таким образом, он фактически сотрудничал с ними. Советская власть подобного не прощала, а потому «пособника оккупантов» отправили в лагерь, где он провел восемь лет. Лишь после смерти Сталина Франца Дюкича реабилитировали, и он вернулся в село, где, как и раньше, стал работать агрономом. В конце 60-х к Францу Иосифовичу приехали племянники из Австрии — тогда уже можно было посещать родных, живших по другую сторону «железного занавеса». Но они даже не подозревали, как именно их встретят в Советской Украине.
Дело в том, что тогда Анисовский колхоз-миллионер был известен на весь Союз, и его председатель Герасименко решил пышно встретить австрийцев. С этой целью он даже пригласил ансамбль из хора им. Г.Веревки. А самому Францу накануне приезда австрийских родственников перестроили дом и провели электричество.
Судьба уготовала анисовскому агроному долгую и непростую жизнь. Говорил: «Я хоть уже и старый, но сердце у меня молодое!» Эта молодость сердца и позволяла ему хранить бодрость в теле и светлый ум до последних дней. Именно таким и запомнили его младшие годами земляки. А еще помнят, как Франц почти до последних дней жизни играл в шахматы с другим дедом — Левком... Ни один человек в селе не мог сказать о Франце Дюкиче ни единого плохого слова, а он о очень гордился тем, что живет в Украине. Считал ее самой лучшей в мире землей, где живут самые лучшие люди.
Франц Иосифович Дюкич умер в 1983-м, прожив 93 года.
Сейчас в самом центре Анисова рядом с мемориалом воинам-землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, стоит и памятник Ф.И.Дюкичу. С портрета на нас смотрит степенный солидный мужчина с белой бородой и добрыми глазами, мудрым взглядом. А в краеведческом музее, что находится в местной школе им. И.Франко, известному в селе агроному — спасителю Анисова посвящен отдельный стенд. Лишь в последние годы у местных жителей появилась возможность вернуть долг человеку, сохранившему в годы войны их дома и жизни, ставшему настоящим ангелом-хранителем для своих украинских односельчан.
Но Франц Дюкич был не единственным австрийцем, который в годы оккупации спас людей от рук нацистских карателей. В каких-нибудь 15 км от Анисова находится село Горбово (Куликовский р-н), где до войны жила еще одна уроженка Австрии. Удивительно, но ее звали... Франциска Францевна. Девичья фамилия Цайтлер, по мужу — Пономаренко. Она родилась 9 августа 1895 г. в селении Святой Маргаретен (Бургенланд) возле Айзенштадта.
Каким образом судьба забросила Франциску на Черниговщину и что именно случилось в Горбово в годы Великой Отечественной, здесь хорошо знают даже школьники. В годы Первой мировой войны будущий муж Фани (так ее нежно называли) Захар Васильевич Пономаренко попал в плен к австрийцам. Во время работ на заводе в Айзенштадте он и познакомился с Франциской Цайтлер. Молодые обвенчались в местном костеле и дали друг другу обет — в радости и печали всегда быть вместе. Этого обещания они придерживались всю жизнь. Когда родились дети, молодая семья решила навестить родину мужа, Украину. Однако отсюда советская власть Захара Васильевича уже не выпустила. Вместе с мужем осталась жить в Горбово и Франциска, которая окончила в Житомире учительские курсы и преподавала в местной школе немецкий язык. В начале войны муж ушел на фронт, а Франциска осталась дома с четырьмя детьми на руках.
В конце сентября 1941 г. фашисты вошли в село, захватив при этом много пленных. Один советский офицер спрятался в доме местных жителей и, когда немецкие солдаты пришли с обыском, застрелил двух фашистов, а сам бежал. За это убийство немцы взяли 20 заложников, чтобы их расстрелять, а село сжечь, если местные жители не выдадут убийц. И тогда Франциска Пономаренко-Цайтлер пошла и на коленях уговорила немцев отпустить заложников. Она сказала, что здесь нет убийц, а заложники — ее ученики, которые никогда даже не держали оружия в руках. В конце концов, фашисты Фаню послушали и отпустили людей, предупредив: если в селе прозвучит хотя бы один выстрел, ее с детьми расстреляют первыми, а село сожгут.
В 1943-м Горбово освободили советские войска. Всем казалось, что наконец-то вернется мир и начнется нормальная жизнь, но, как и в случае с Дюкичем, Франциску Пономаренко ожидало наказание. Ведь ей тоже пришлось работать переводчицей — в те годы знающие немецкий язык (а тем более этнические немцы!) не имели права отказываться от такой роли. И поэтому к Франциске, как к человеку, сотрудничавшему с оккупантами, после освобождения пришли чекисты. Однако арест не состоялся. Как вспоминают сейчас в Горбово, тогда все жители села стеной стали на колени со словами: «Это — наша спасительница!» Фаню не тронули, но и почета от власти она никогда не имела. Зато односельчане высоко почитали свою Фаню до последних дней ее жизни. Она осталась в селе, работала. Когда здоровье стало совсем слабым, в школу приходила как гостья. Умерла Франциска Францевна 10 июля 1980 г., и проводить ее в последний путь вышло все село — даже работы в колхозе остановились. Хотя жила Фаня в атеистической стране, она всю жизнь искренне верила в Бога. В церковь не ходила, потому что была протестанткой, но с Библией никогда не расставалась, находя в ней душевное утешение. Эту Библию положили вместе с ней в гроб.
После войны, в 50-е гг., Франциске Пономаренко удалось побывать на родине в Австрии, где у нее остались родственники. Приезжали и они в Горбово, и, видя, как местные жители тянутся к духовности (тогда все пытались восстановить местную церковь, но не хватало средств), в родном городе Франциски Пономаренко-Цайтлер — Святом Маргаретене — собрали 10 тыс. евро и передали на Черниговщину. За эти деньги и восстановили красавицу-церковь в центре села. Каждый, кто сегодня посещает ее, непременно вспоминает добрым словом и Фаню Пономаренко, и ее щедрых соотечественников.
Жители Горбово свято чтут память о Франциске Францевне. В музее местной школы есть отдельная экспозиция, посвященная ей, живы-здоровы ее родственники — дочери, внучки. Не забывают Фаню и родные из далекой Австрии, которые регулярно приезжают в село, поддерживают его материально и морально, посещают школу. Благодарные односельчане поставили своей спасительнице памятник на кладбище и в настоящий момент поднимают вопрос о присвоении местной школе имени Франциски Пономаренко-Цайтлер, которая много лет работала здесь учительницей. А еще Фаню называют берегиней Горбова, потому что именно благодаря ей село не пополнило страшный список населенных пунктов Черниговщины, которые разрушила минувшая война.
Говорят, каждый человек имеет своего ангела-хранителя, который всегда рядом и приходит на помощь в трудную минуту. Жителям сел Анисов и Горбово посчастливилось: их ангелы-хранители жили рядом с ними, ежедневно деля с ними радости, и печаль, а когда пришла беда, не задумываясь, встали на защиту людей.
Их звали — Франц и Франциска. Я не знаю, встречались ли они при жизни, общались ли между собой на родном языке, но знаю наверняка — Францу и Франциске мы должны поклониться до земли за каждую спасенную ими жизнь

1

Комментарии