хочу сюда!
 

Елена

36 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 35-45 лет

Дмитрий Чернявский: четыре года спустя

13 марта 2014 года для многих жителей Донецка стало переломным днем. Тогда после митинга за единство Украины, который прошел на центральной площади Ленина «лицом к лицу» с пророссийским митингом, убили Дмитрия Чернявского. Удар ножом из толщи «русского мира».

Дмитрий руководил пресс-службой донецкой областной организации всеукраинского объединения «Свобода», 5 марта 2014-го ему исполнилось 22. Его мать Людмила вспоминала тогда в разговоре с «Днем»: «Все произошло внезапно. Как раз приехала в Донецк и не могла дозвониться до сына. Когда он наконец поднял трубку, сказал, что занят. Позвонила второй раз, он ответил: «Я приду нескоро», — это были его последние слова. Через несколько часов ко мне пришли из уголовного розыска. Сначала ничего не говорили. Рассказали все, когда составили протокол».

Тогдашний руководитель Главного управления МВД в Донецкой области Константин Пожидаев комментировал ситуацию так: «В конце, когда основная часть активистов покинула площадь, был спровоцирован конфликт, который перерос в массовую драку. Милиция действовала умело и согласованно». Также он говорил, что инициировал служебное расследование, и обещал сделать «кадровые выводы». Сам Константин Пожидаев возглавил управление МВД Донецкой области незадолго до этого, 5 марта. На этом посту он был до 9 ноября 2014-го, когда его уволили согласно закону о люстрации, а два года назад стал руководить корпоративной безопасностью в «Нафтогазе».

Вернемся к 13 марта 2014-го. После убийства Дмитрия стало понятно: участники «русской весны» — не просто агрессивные маргиналы, которые неожиданно появились в Донецке. Они готовы убивать, хаотически и с ненавистью.

«Это было не просто убийство. Я считаю, что это был террористический акт, направленный именно на запугивание мирных граждан. Потому что Дмитрий был, скорее всего, случайной мишенью, им было не важно кого убивать, лишь бы человека проукраински настроенного и на проукраинском митинге, — четыре года спустя говорит об убийстве Дмитрия Сергей Гармаш, главный редактор издания «ОстроВ», руководитель Центра исследований социальных перспектив Донбасса. — Вообще все действия сепаратистов и россиян, которые им «помогали», были направлены именно на запугивание. Им не противостояли ни власть, ни стражи порядка, поэтому мишенью были активные граждане, которые осмеливались показать свой патриотизм. Можно сказать, что с того митинга в городе начался системный антиукраинский террор: избиения, сбрасывания украинских флагов, похищения и истязания патриотов, новые убийства...»

И тут важны не только действия погромщиков, но и бездеятельность милиции и местной власти. «Все это делалось в лучшем случае при их бездеятельности. А чаще — при их молчаливой поддержке, — констатирует Сергей. — Если милиция в большинстве не скрывала пророссийских взглядов, то власть, которую безусловно неформально олицетворял Ахметов, думала, что таким образом она создает ситуацию, которую только она может контролировать, поэтому сможет диктовать условия Киеву. Хотя, конечно, на тот момент мы все еще верили, что государство сможет нас защитить. Думали, что, увидев, что происходит на местном уровне, в Киеве быстро будут реагировать. Но Киев «не замечал», что все кадровые перестановки в области делались не под государство, а под Ахметова, а следовательно, под сохранение системы, которую «регионалы» строили для себя. Руководителей горотделений милиции не увольняли, а просто переводили в другие города на такие же должности, губернатора назначили по согласованию Ахметова, то есть кадровая политика Киева в области была абсолютно неадекватной ситуации».

«МНЕ ПОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ЭТО УБИЙСТВО СОБИРАЛИСЬ ПОВЕСИТЬ НА НАШИХ РЕБЯТ»

Впрочем, убийство Дмитрия мобилизировало проукраинских жителей региона. «Что касается последствий Диминого убийства, — они были в первую очередь психологическими и организационными. Люди, по-видимому, впервые увидели, что в Донецке нет государства, и они остались один на один с вооруженными, организованными и не обремененными моралью сепаратистами. Поэтому после того митинга большинство проукраинских организаций объединились в Координационный Комитет патриотических сил Донбасса, — вспоминает Сергей Гармаш, который как раз координировал КПСД. — До этого никакого координирующего органа не было, и все делалось хаотически. КПСД, в свою очередь, чтобы не подвергать жизни людей угрозе, наложил месячный мораторий на публичные массовые акции и начал работать в полуподпольном режиме: клеили листовки, вешали флаги, выпускали и распространяли газету, помогали нашим военным».

Сергей уверен, что местная власть не сделала никаких выводов из убийства Дмитрия. «Некоторое время это даже давало мне основания считать, что власть, то есть Ахметов, сами к этому причастны, — добавляет он. — Но позже в милиции мне показывали фото — по-видимому, с камер наблюдения — человека с ножом в руке, то есть вероятного убийцы. Конечно, его не арестовали. Либо не смогли, либо не захотели. Более того, из разговоров в той же милиции мне показалось, что это убийство собирались повесить на наших ребят — футбольных фанатов, но, по-видимому, не успели».

ИМЕНА И СТАТИСТИКА

Через месяц, 13 апреля 2014-го, началась антитеррористическая операция — с борьбы за Славянск, который накануне взяли под контроль российские наемники. Уже 12 мая 2014 года департамент здравоохранения Донецкой областной госадминистрации сообщил, что с 13 марта в области погибли 49 человек, в больницы с огнестрельными ранениями (то есть в ход уже шли не только ножи) доставлены 245 пострадавших. Это с учетом убитых и раненных во время АТО.

А Дмитрию в феврале 2015 года присвоили звание Героя Украины. 13 марта 2015-го на митинге «Донецк — это Украина!», который проходил в Киеве, народный депутат и советник министра внутренних дел Антон Геращенко назвал имя убийцы Дмитрия. «Мне прислали фамилию негодяя, который зарезал Дмитрия. Его прозвище «Палач», а фамилия — Кикоть. Он будет обязательно найден», — цитирует слова Геращенко информагентство УНИАН.

«Еще раз хочу отметить: убийство Дмитрия Чернявского считаю террористическим актом, направленным на запугивание людей, которые поддерживали Украину. Актом, с которого начался пророссийский террор в Донецке и условия для которого, сознательно или несознательно (а я думаю — сознательно) создавала так называемая местная элита во главе с Ахметовым», — акцентирует Сергей Гармаш.

Люди, которые, как Дмитрий, по выражению его друга Артура Шевцова, «хотели жить нормально в своей стране», дальше жертвуют собой ради этого желания. Главы государства так же присваивают им звания Героев посмертно. Количество погибших и раненных на востоке обрастает нулями, и пока нет оснований считать, что вскоре перестанет увеличиваться. Но порой кажется, что эти смерти, выстрелы и взрывы до сих пор не разбудили часть общества, как наверху, так и внизу.


Оригинал статьи: https://day.kyiv.ua/ru/article/den-ukrainy/dmitriy-chernyavskiy-chetyre-goda-spustya

1

Комментарии

Гость: sayankin

115.05.18, 15:16

Жесть, уже 5-й год со дня смерти Дмитрия Чернявского, а в стране не могут навести порядок! Жесть