хочу сюда!
 

Ксения

38 лет, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 40-45 лет

Заметки с меткой «сапфо»

Ф. Грильпарцер "Сапфо", трагедия (отрывок 7)

Действие пятое

Прежние без Сапфо и Эвхарис.

Фаон:
Вставай. дитя моё! У люда не проси,
нам остаются боги, и мы сами!
Мелитта:
Я жить не в силах под её проклятьем!
Её глаза зерцалом для меня
допрежде были, ими я пытала
свои все чувства и поступки! Ныне
в них отразилась несуразной я!
Мой образ плох, он даму оскорбил!
Фаон:
Ей ты свои приписываешь чувства;
вздымаются совсем иные волны
в груди её столь гордой!
Мелитта:
                                          Пусть она
гордячкой выглядит, ко мне всегда
она была добра, пусть иногда
резка бывала, только строгость
покрова для меня таила плод,
что мягок был, и сладок непременно!
Увы мне, коль забыть сумею это!
Фаон:
Свои ты ей приписываешь чувства!
Вздымаются совсем иные волны
в груди той гордой!
Мелитта:
Пусть гордой кажется она, ко мне
она была всегда добра, бывало--
строга, хранили жёсткие покровы
плод сладкий, добрый для меня всегда!
Увы мне, коль о том я позабуду!
Рамн:
Закон житья: о добром помни век!
Фаон:
Всегда я знал её столь доброй, что же
так лихорадит Сапфо?
Рамн:
Она разгневалась, уйдя от нас,--
 любви подобен вашей, гнев её
границ не знает!.. Горе вам обоим!
Фаон:
Что сделает она?
Рамн:
                              Убить прикажет
рабыню беглую!
Фаон:
                           Чей приговор?!
Рамн:
Таков у нас закон!
Фаон:
                              Я-- ей защитник!
Рамн:
Ах, да? Но кто оборонит т е б я ?
Фаон:
Земля коль пасть разинет предо мной,
а море забурлит, меня чтоб слопать,
пусть Сапфо силы Естества сведёт
в союз ужасный ради жалкой мести--
я ,хватки не ослабив, посмеюсь
над гневом общим, презирая
хозяйку эту, и её угрозы!
Рамн:
Ах, "презирая"! Сапфо?Кто ты есть,
коль смеешь словом козырять своим
её первейших песен супроти`в,
дерзаешь молвить вперекор Эллады?!
Дурак зашоренный, тупой наглец,
себя ты выше ценишь оттого,
что ничего не сто`ишь рядом с нею:
реликвия твоя-- "ничто", как глаз--
лишь потому, что ты его не видишь?
Змея неблагодарная взметнулась--
и уж зубами сердце Сапфо рвёт,
ведь достоянье всё своё она
сменять желала было на тебя,
который вовсе этого не сто`ит;
один прокол за всю благую жизнь,
всё остальное зависти достойно!
Молчи! И даже эта прямота,
с которой восстаешь ты против Сапфо,
заёмна! В низости своей обрящешь
что кроме забытья` тупиц сугубых,
коли осмеешься роптать проти`в
Эллады Достоянья? Тем, что Сапфо
тебя приметила, ты возгордился--
и свысока посмел взирать на Музу,
не сто`ишь коей.
Фаон:
                       Я не смею спорить
со славой поэтической её...
Рамн:
Не смеешь? Ой! Как будто, ты бы смог!
Близ звёзд высоких буквами в алмазах
её начертано благое имя--
и только звёзды в силах их затмить.
Веков без счёту минет, поколений,
когда давно во прах сотрутся эти
подгнившие земные покрова` покровы,
могилы наши сгинут без следа,
но песня Сапфо будет с уст лететь,
а имя Сапфо не умрёт вовеки...
с твоим! О да, гордись, своим бессмертьем,
злодейством что даровано тебе.
В чужом краю грядущих поколений,
через века, что примут в Гроб Годины
покуда не родившихся от нас,
два имени с уст каждого слетят:
тот, что играла-пела славно-- Сапфо;
и Фаон-- тот, кто погубил её.
Мелитта:
О, Фаон...
Фаон:
                Тихо! Тихо!

Рамн:
                          Бедный рыцарь,
покоя просишь непокойным гласом?!
Твоя дрожит, осознаёт проступок--
ей, впрочем, не избегнуть мести Сапфо,
чью славу ты оспаривать бессилен!
А что ещё ты выспорить желаешь?
Надеешься сыскать слабинку в сердце,
благодаря которому поднялся?
Ты оглянись вокруг! Здесь каждый
облагодетельствован ею, внемлет
её богатой кротости дарам.
Нет никого из граждан Митилены,
средь земляков, товарищей друзей,
чьё сердце бьётся громче и сильнее,
назвись соседом он великой Сапфо.
Спроси у той, что близ тебя трясётся:
"Подруга ,видят боги, твой проступок
поболее вины-- как вышло так?"
Приближенной к хозяйке как жилось?
К тебе рабыню эту что подвигло?
Она пришлась тебе по нраву потому,
что Сапфо кроткий материнский дух
в её твореньи напитал тебя...
О, не чеши затылок, никогда
тебе не позабыть того, что сталось!
С чего начать тебе? Бежать куда?
Нет для тебе пристанища на свете;
в любом благочестивом сердце встанет
твой враг, врага добра и красоты.
Твои шаги опередит хула,
и грянет воплем во ухо каждого:
"Он божий враг, он Сапфо погубил!"
Ты лететь что птице бесприютной
над всей Элладой, с ней, что сохранишь
в убогости своей, а не иначе.
Тебя как гостя не приветит грек,
тебя все боги отвратят от храмов:
трясясь ты улетишь от алтаря,
когда жрецы начнуть мести молитвой нечисть.
А если взмолишься, то злая Эвменида,
из подземелья злая змеевласка
опутает тебя отмщенья ради
скрипя тебе на ухо имя Сапфо--
и в вырытой тобой могиле сгинешь!
Мелитта:
Молчи! Умолкни, прекрати!
Рамн:
                                              Желаешь,
чтоб я рассердился?
Рамн:
                                   Ты прежде
позлился было, высшей досадив.
Теперь плоды посеянного жни
и наслаждайся ими!
Мелитта:
                                  К ней идём!
Фаон:
Меня ли кто спасёт от сих мучений?

 

Пятое действие

Эвхарис, прежние.

Эвхарис:
Ты, Рамн, здесь? Идём скорей!
Рамн:                                           Куда?
Эвхарис: Туда, где Сапфо.
Рамн:                                   Что...?
Эвхарис:                                         Боюсь, больна.
Рамн: Увы,  от нас отворотились боги!
Эвхарис:
За ней я следовала долго, вверх
в великий зал-- и в оба, замирая,
за каждым действием её следила.
Она у спаренной колонны стала,
к ней прислонилась, всё глядела вниз
на ширь морскую, что о камни бьётся,
вздымая грозди пены в небеса,
безмолвна и недви`жима стояла--
бледны её ланиты, взгляд застыл,
средь мраморных статуй почти им ро`вня.
Лишь изредко цветы она хватала,
и украшения, и злато тоже, всё
что по`д руку ей попадало, с тем
чтоб бросить это в жадную пучину,
дары тоскливым оком провожая.
Уж я хотела объявится, как
тут перезвон в покое зазвучал
нежданный, судорогу вызвал Сапфо--
то лира, на гвозде она висела,
на струнам ветер с моря пробежал.
Хозяйка, тяжело дыша, вгляделась--
и сжалась, будто зна`менье явилось,
верховных сил ей весточка пришла.
Глаза недвидно к лире устремляя,
вдруг ожила` она, с походкой мёртвой
и с чуждой улыбкой на устах.
Уж отворился губ зажим престрогий,--
раздались звуки, жуткие слова
из уст её, чужая речь, глухая:
"Зовёшь меня, подруга со стены?
Пойми меня, родная: не могу!
Меня ты манишь в час, что сплыл!
Благодарю тебя!"
О том, как Сапфо
стены достигла, не могу сказать,
но нешто молния пронзила зал--
и отвернулась я на миг, затем
я усидала Сапфо с лирой,
прижатой ко взволнованной груди;
и издали её слыхала вздохи.
Затем венок, победный знак, она
увила вкруг чела, а плащ червлёный,
горящий, как она сама, на плечи
себе набросив...Кто б узрел её,
впервые увидал в тот миг, на высшей
ступени алтаря стоя`щей, с лирой
в деснице тесной, взгляд её нездешний,
её фигуру в ореоле славы
паряющую над ю`долью земной,
тот ей бы что богине поклонился,
дрожащие колени преломив.
Нет, прежде столь недвижной и немою
я не знала` её-- смятенье, страх
мной овладели. Взгляд её застывший
живого трупа ужаснул меня,
поэтому я поспешила...
Рамн:                            Сапфо
ты бросила одну!.. Бежим туда!
........................................................
Но что же это?!.. Кто?? Она сама
уж близится, неведомая нам.

 

Шестое действие

Сапфо богато одета, как в начале, когда она прибыла из Олимпии,-- пурпурный плащ на плечах, лавровый венок на челе-- с золотой лирой в руках является в окружении храмовых служанок на ступенях у колоннады, нисходит решительно и торжественно.
Долгая пауза.

Мелитта:
Хозяйка, Сапфо, о!
Сапфо (спокойно и прямо) : Чего желаешь?
Мелитта:
Свалилась прочь повязка с глаз моих--
позволь рабынею твоей остаться:
владей ты мною, я твоя сполна,
прости меня, коль в силах ты простить мне!
Сапфо (так же) :
Ты полагаешь, Сапфо в недостатках,
ей из руки твоей потребен дар?
Что мне принадлежит, то было в прошлом.
Фаон:
О, внемли, Сапфо...
Сапфо:
                                 Ты меня не трожь!
Отныне я богам посвящена!
Фаон:
Коль, Сапфо, ты, ведь было, на меня
свой благосклонный взор оборотила...
Сапфо:
Ты говоришь о ми`нувших вещах!
Ища т е б я , я обрела с е б я!
Моё ты сердце не увлёк, раз так--
прочь уплывай! На твёрдой почве
моей Надежде утвердиться впредь!
Фаон: Итак, ты ненавидела меня?
Сапфо:
Любить! Иль ненавидеть?! Третье
дано ль? Ты прежде был меня достоен,
таким ты и остался, сохранишь
и впредь достоинство своё, попутчик,
любезный мой, который по капризу
зачем-то прикипел душою к ближней,
достиг желаемого, а теперь
тропой своей уходит, чтоб иногда
в далёкой стороне да на чужбине
припоминать... попутчицу-подругу...
(Голос отказывает ей.)
Фаон (взволнованно): О, Сапфо, ты!..
Сапфо:                                             Умолкни! В тишине
позволь скорбеть нам!
(окружающим её)
                                      Слушайте меня!
Вы, те, кто слабой Сапфо лицезрели,
меня простите! Слабостью своей
желаю примирить вас, ибо лишь
лук согнутый силён собою.
(Указывая на алтарь Афродиты.)
                                            Пламя
жжёт Афродиту-- та лучится алой
зарёю у`тра ясного!
(Сникает.)
                                 И вот,
я удаляюсь прочь от вас, оставьте
меня одну, лишь со Своими стану
советоваться я!
Рамн:
                            Она желает,
с богами говорить. Отсель уходим!

Сапфо (выступая вперёд) :
Высокие, святые боги!
Меня сполна вы одарили было
богатой благодатью! Ниспослали
мне в длань лук песен, полон строк колчан
сдарили мне; вы сердце наделили
искусством чувств, а дух-- упорством мысли
и силой созиданья, вот о чём
я помнила всегда! Меня сполна
вы одарили щедрой благодатья!
Спасибо вам!

Вы трудною победой увенчали
сию головку слабую мою,
и высеяли во предальних странах
поэзии живучей зёрна славы!
Всегда звенеть златым моим напевам
из уст чужих-- с Землёй лишь сгинет Сапфо!
Спасибо вам!

Пригу`бить вы дозволили поэтке
из жизни этой сладостного кубка,
где горечь скрыта в пенистом вине--
пригу`бить лишь, да не испить его.
О, вгляньте вы, как возвращаю я,
велению высокому покорна,
вам кубок сей, украшенный богато--
я отпила` своё, довольно!

Исполнила я то, что мне судилось,
а посему не откажите мне
в награде завершающей! Средь ваших
нет хворых, слабых и унылых, к вам
гадюка болестей не приползает--
в достатке сил, в расцвете бытия
вам посвящённую скорей примите
в своё жилище, уделите мне
достойный дома жребий и корону!..

О, не считайтсь с тем, что ваша жрица
мишенью для насмешек станет тем,
кто враг богам, предметом рассуждений
напыщенных наукой дураков!
Цветы я смяла-- вы сломите стебель!
Позвольте мне здесь завешить своё
таким же образом, как начинала,
убавьте мне вы мук кровоточащих
предсмертной схватки, дайте мне победу
борений вне.
(Воодушевившись.)
Пылает пламя, солнце восстаёт;
я чувствую-- услышана была!
Благодарю вас, боги!.................
                                       Фаон, ты!
Мелитта, ты! Ко мне вы подойдите!
(Целует Фаона в чело.)
Вот друг тебя целует издали!
(Обнимая Мелитту.)
От матушки усопшей поцелуй!
..............................................................
Теперь-- туда мне, к алтарю богини
Любви, её исполнить жребий тёмный!
(Спешит к алтарю.)
Рамн:
Что снизошло на Сапфо? Прояснилось
всё естество её; озарена
она бессмертья ореолом чистым!
Сапфо (восходя на пик утёса, вознося руки над собравшимися в отдалении) :
Любовь Людей и Поклоненье Высшим!
Что вам цветёт, вкушайте наслаждаясь,
да помните меня! Я возвращаю
последний долг свой жизни! Боги, вы
благословите жертву-- и возьмите
меня к себе!
(Бросается с утёса в море.)
Фаон:
                    Стой, Сапфо! Сапфо, стой!
Мелитта:
Увы, она упала-- умирает!
Фаон (тянет к себе Мелитту) :
Скорей на помощь! Всем на берег, прочь!
(Некоторые удаляются.)
Рамн (ступая на берег) :
Вы, боги, отвернулись! Лучше б вы
утёс тот расшатали, размозжили!
Её б спасли в паденьи! Горе! Всё
свершилось!
Рамн:            Да скорей! Что ты ползёшь?!
На лодку всем-- и к ней! Её спасайте!
Рамн (сходя вниз) :
Постой! Уж слишком поздно! Пожелайте
волны ей пухом, ибо грунт облыжный
земли презрела Сапфо, поручив
себя блаженной флейте моря!
Фаон:
                                                   Сапфо
мертва?
Рамн:    Мертва!
Фаон:            Увы мне! Невозможно!""!
Рамн: Так есть!...
Увял тот лавр, умолка песня лиры!
Земля не родина её, отнюдь...
(Воздевая руки.)
Она к Своим , на Небо возвратилась!

Занавес.
Конец.

перевод с немецкого Терджимана Кырымлы heart rose  
Текст оригинала см. по ссылке:
http://projekt.gutenberg.de/index.php?id=12&xid=957&kapitel=2&cHash=f8b4e33b702
(там первая страница, дальше листайте)

Ф.Грильпарцер "Сапфо", драма (отрывок 6)

Действие шестое

Пауза, затем на ступенях является Эвхарис.

Эвхарис:
О, Рамн!
(Спускается по лестнице.)
              Почудился его мне голос!
Нет никого здесь... Я в метаньях.
Сдаётся, дома злобный дух шалит
с тех пор, как Сапфо возвратилась.
Страшась, постанывают все жильцы,
печаль и подозренье на челах!
Ищу Мелитту, где постель пуста;
во тьме хозяика одиноко рыщет;
вот голос Рамна-- нет его нигде.
Скорей бы утро наступило!.. Чу.
Рамн (издалека) :
На помощь!
Эвхарис:
                   Чей зов?!
Рамн (ближе) :           Сюда!
Эвхарис:                              Ах, это Рамн!
Рамн (близко) :
Рабы хозяйки Сапфо!
Эвхарис:                     Еле дышит!
Рамн, что с тобой, что сталось? отвечай!


Действие седьмое

Рамн во спешке. Эвхарис.

Рамн:
Все, все, проснитесь вы! Ко мне, друзья!
Беглянку изловите. Все на помощь!
Эвхарис:
Скажи на милость...
Рамн:
                                  Без расспросов! Сапфо
и слуг немедля созови!
Эвхарис:
                                        Зачем?
Рамн:
Нет времени словам! Поди, исполни!
Эвхарис:
Буди весь дом, спешите, чтоб спасти!
Эвхарис:
Чтоб это значило?
(Подымаясь по леснице.)
Рамн:
                              Не вынесу!..
Изменник, не балуй! Морские боги,
они честны, охотно гневом грянут,
проступок отвратительный узрев!
(Понемногу сходятся слуги.)
Вы в дол немедля поспешайте все,
будите поселян, просите их
о помощи, похищенной приметы
им сообщайте! Без вопросов, всем!
Ударьте в звон, чтоб слышал этот остров!
Слуги удаляются.


Действие восьмое

Сапфо. Прежние.

Сапфо:
Чей жуткий вопль несётся в тишь ночи`,
кто смело сон заботою отринул?
Кто тут ещё опричь меня стенает?
Рамн:
О, это я, хозяйка!
Сапфо:
                             Рамн, ты здесь?!
А где она?
Рамн:
                 Мелитта?
Сапфо:
                                Кто ещё?!
Рамн:
Пропала!
Сапфо:
                Как?! А ты здесь почему?
Рамн:
Она бежала...
Сапфо:
                       Изловить!
Рамн:
                                        Она
бежала с Фаоном!
Сапфо:
                              О, нет!
Рамн:
                                         Так есть!
Мою он старость слабую осилил,
и в лодке той, что ты мне снарядила,
увёз свою добычу по волна`м!
Сапфо:
Ты лжёшь!
Рамн:
                  Зачем мне лгать?.. такое дело!

Сапфо:
Где, боги вечные, моло`ньи ваши?
Одни лишь муки сердцу  С а п ф о  шлёте?
Реву я Мести в ухо, рву за ру`ку!
Вы оземь гряньте мстительный свой луч,
в макушку нечестивца -- дротик;
дробите их, как мелете меня!..
Впустую! Проблески где в небе?
лишь ветер-сводник в листях шелестит,
да на ладонях шатких и широких
уносит море лодочку любви!
Подмоги нет! Ты Сапфо, одолеешь!
(Сцена всё полнится рабами и поселянами с факелами.)
А, эти здесь! Спасибо, дорогие!
Беритесь, люди-- боги не желают!
Вперёд, друзья, во гневе ваша Сапфо!
Коль я вам дорога хоть малость, то
беритесь, окажите милость Сапфо!
(Проходя меж ними.)
Клянёшься, Ми`рон, мне, и ты Трепандр...
Мои ещё ты помнишь песни, Личас...
Вы, Ферес и Ксенарх... здесь все-- мои друзья!
Всем к берегу! Управьтесь дружно с лодкой--
и прытче ветра вслед за беглецами!
Запомните, что в муках я застыла,
и каждый миг, пока не возвратитесь,
мне сотню лезвий в сердце загоняет!
Тому, кто мне доставит их, устроит
забаву мне, чтоб я смогла глазами
сверлить изменников зрачки, пытать:
"Что сделала тебе я, Сапфо...
(Разрыдавшись.)
                                                  ... ты
за что казнил меня?!".. Нет, гнев и месть!
Получит золото моё, казну отдам
тому, кто мне изменника доставит!
Лети-ка, жизнь моя! На крыльцах ветра!
Земляк:
Лишь с ним вернёмся.
Сапфо:
                                     И за то спасибо.
(Уходящим.)
Вся жизнь моя-- в мозолистых руках!
Желаниям моим позвольте с вами
лететь, а гнев мой укрепит вас, верных!
Во имя всех богов, скорей, быстрее!
(Слуги и поселяне удаляются.)
Сапфо (скрестила руки на груди) :
Они уходят! Вот и хорошо мне!..
Теперь утешусь!
Эвхарис:
                           Ты дрожишь!
Рамн:
                                                О, горе,
ты зашаталась! Сапфо, ох!
Эвхарис (хватая в обьятья шатающуюся) :
                                             О, боги!
Сапфо (в руках Эвхарис) :
Позволь сомлеть мне! Брось меня, оставь!
Занавес падает.

Сцена пятая

Местность та же, что в предыдущих сценах. Начало дня.


Действие первое

Неподвижная Сапфо полулёжа сидит на кушетке, засмотрелась вдаль. В некотором отдалении стоит Эвхарис, за нею дальше-- несколько рабынь. Является Рамн.

Эвхарис (с пальцем на губах) :
Цыц! Тихо!
Рамн:       Спит?
Эвхарис:           Глаза пока открыты,
но тело бодрствует, похоже дух
её почил! Уж три часа застыла,
недвижима сидит.
Рамн:                    Вам надо бы
в дом отвести её.
Эвхарис:               Я попыталась,
но Сапфо не желает... Как вы там?
Рамн:
Пока без перемен! Сколь кинешь оком--
лишь облака да море вдалеке.
Не видно лодки, вовсе не видать.
Сапфо (вскидываясь) :
Что, лодка?! Где?
Рамн:                    Нам не видать, хозяйка!
Сапфо (снова сникая) :
Нет лодки!.. нет!..
Рамн:                     Прохладой веет утро--
позволь, чтоб мы тебя в светлицу...
Сапфо (качает головой.)
Рамн:
                                                  Позволь
просить тебя, за мной последуй в дом...
Сапфо (снова качает головой.)
Рамн (отступая) :
Чего желаешь... Взгляд твой острый сердце
кроит моё!
Эвхарис:    Эй, глянь, куда народ несётся?
Рамн:                                                         Ну-ка!
Эвхарис:
Все к берегу бегут. Сдаётся мне,
они приплыли!
Сапфо (вскидаваясь, вскакивает) :
                        Ах!
(До конца действия она стоит во странной и страшной позе, скорчившись) :
Эвхарис:                             Ты на утёс
взойди-- оттоль взгляни, и-- может,
их разглядишь!
Рамн:                Чтож, попытаюсь!
(Взбирается на утёс.)
Эвхарис:
Быстрее! Что, видать?
Рамн:                            Хвала богам!
Они вернулись!
Сапфо:             Ах!
Рамн:                     Заросшие вершины,
что слева там, вдали, вдаются в море,
скрывали мне доселе вид. Отряд ладей,
перекликаясь меж собою, к брегу
гребут проворно вёслами.
Сапфо:
                                            Средь люда
есть отщепенцы эти?
Рамн:
                                   Блики солнца
мешают мне довольно присмотреться!
Гляди, вон лодка отделилась-- и
с командою лихой своей... пристала
к челну иному! Лодка пастуха,
чья хижина в долине... Мачта книзу!..
Их взяли в плен, попались наконец!..
Сюда, друг мой, сюда! Он к нам идёт!
(Спускается.)
Эвхарис:
Хозяйка, успокойся, соберись!

Действие второе

Местный. Прежние.

Местный: Хайль, Сапфо!
Эвхарис:                          Он изловлен?
Местный:                                               Да!
Эвхарис:                                                     И как?
Местный:
От нас они прилично оторвались.
А он грести мастак. Я было уж почти
решил, что никогда их не догоним!
Но, наконец, уже в открытом море
заметили мы лодку-- и погнались!
И вот, настигли мы её, и окружили.
Ему мы предложили сдаться-- отказал,
держал девицу левой при себе,
а правою размахивал железкой...
Желаете чего ль, вы, госпожа?
Сапфо
(машет ему рукой, чтоб продолжал).
Местный:
И вот! Железкой он грозил, пока
удар весла, что был ему назначен,
достался девочке по лбу, вот так...
Сапфо (прикрывает ладонью глаза ).
Она сомлела-- он её в охапку,
а мы его схватили, да свезли!
Они уже на берегу? Видали?
Шатается, ещё не отошла,
с ним девочка...
Сапфо:
Кто сохранит меня от глаз его?..
Служанку, Афродита, сбереги!
Вы, девушки, за мной, меня укройте!
(Сапфо спешит вглубь сцены к алтарю, обнимает, жмётся к нему;
её служанки окружают алтарь.)


Действие третье

Фаон, сопровождающий Мелитту. Местные. Сапфо со своими служанками во глубине сцены.

Фаон:
Пусть кто её хоть пальцем тронет, ну-ка!
Не безоружен я, есть чем отбиться!
В её защиту вот-- кулак-дубинка,
и две ноги рукам моим впридачу!
Сюда поди Мелитта! Не дрожи!
Пока дышу, с тобой беды не станет!
Проклятые, и вы ещё мужчины?
Могли ей голову разбить веслом,
невинную головку эту! Баба
свирепая, так думается мне,
она глупа, слаба и истерична--
вот кто под стать вам. Узнаю` тебя,
ударил ты её, поди ты, убирайся!
Чтоб не пришлось к отмщения богам
воззвать мне!
(Мелитте.)
                       Как тебе теперь?
Мелитта:
                                                    Мне лучше.

Фаон:
О, взгляд твой не солжёт; и эта дрожь,
и эта бледность-- громко отрицают
неправду ту, что рот твой обронил!
И не пытайся гнев во мне сдержать--
лишь к новой вспышке жар души готовишь!
Присядь на эту карную скамью;
здесь, где твой нежный, с синью неба взгляд
с моим впервые встретился -- и словно
луч утренней зари златой отринул
с моих очей повязку злого сна,
в котором чаровница пела мне,
здесь, где Любовь благой свой труд поча`ла,
его на том же месте завершит!
Ответьте мне, где Сапфо?!
Мелитта:
                                               Не зови
её ты, Фаон!
Фаон:
                     Будь спокойна! Я ли
не вольный муж? Кто правом наделил
им мне свободу шага ограничить?
Пока что в Греции есть судей троны,
чего страшиться гордецы должны!
Идёмте к Сапфо!
Местный:         Стой, ни с места!
Фаон:                                         Кто ты,
что смеешь задержать меня?
Местный:                                  Мы все
тебя пленили тут.
Фаон:               Я вольный человек!
Местный:
Ты был им, а теперь своей ждёшь кары.
Фаон:
Я? И за что? 
Местный:  Ты умыкнул рабыню,
за то закон отмстить тебе велит.
Фаон:
Пусть Сапфо отступные ей назначит--
я оплачу`, хоть Крезовой мошною!
Местный:
Ей требовать, а не тебе просить!
Фаон:
Вы столь ручны, что вздорной бабы месть
мужские руки наняла` в избытке,
вы служите её любви капризу?
Она ль судья на острове?
Земляк:
                                        Она,
а впрочем, мы ей служим, ведь она
всё рассужает!
Фаон:
                      Ах, она и вас
околдовала всех! Желаю видеть,
сколь далеко её простёрлись чары!
(Идёт к дому.)
За мной идите, к ней!
Местный:                  Назад!
Фаон:                                 Напрасно!
Я должен повидаться с ней! Ты, Сапфо,
ну покажись! Где ты`? дрожишь, таишься?
Ага, у алтаря, за строем слуг--
она. Ко мне не выйдешь!.. Сапфо, смело!
(Пробивается сквозь толпу поселян-- и круг рабыть расступаетсяпред ним.
Сапфо, сидя на ступенях, прильнула к алтарю.)
Местный:
Как ты посмел, безумный наглый парень?
Фаон:
Чего желаешь ты на лестнице богини?
Она не внемлет мо`льбам Зла!.. Вставай!
(Он хватает её. Сапфо, будучи тронута им, летящей походкой без оглядки устремляется во глубину сцены.)

Фаон (преследуя её) :
Бежишь от скверны? Мне ответь сперва!
Вначале глянь! Меня ты избегаешь?
Ха, трепещи! Твой час дрожать настал!
Что натворила, знаешь? Иль по праву
осмелилась меня-- я вольный муж,
принадлежу себе, а не хозяйке--
отдать буянов шайке на расправу?
Вот этих, тут, которых ты с дубьём
отправила за мной в погоню?
Ведь ты, науськала их? Отвечай!..
Что, поэтессы сладкие уста
вдруг онемели?
Сапфо:
                          Вот уж это слишком!
Фаон:
Краснеют шёки, яростью палимы.
Отбрось личи`ну, стань, какою есть,
с тем избивай и топочи, Цирцея!
Сапфо:
Ну это слишком!.. Сердце, пробудись,
к оружью!
Фаон:     Отвечай! Ты натравила
своих подручных на меня?
Сапфо (Рамну) :
Поди и возврати рабыню мне:
её, и только, я обресть желала!
Рамн:
Назад! Никто её не вправе тронуть!
Скажи цену. Я, правда, не богат,
но други и родители мои
охотно, не жалея достояний,
помогут выкупить мне счастье навсегда!
Сапфо (всё ещё в отдалении) :
Не золота желаю я, но только
её оставить при себе!
Фаон:
                                     Она
здесь не останется! Услышьте, боги!
Своё ты право было испытала,
когда стилет направила ей в грудь,
не жизнь её ты прикупила,-- службу!
Ты веришь, что её оставлю я
в твоих руках? Не быть тому, скажи
мне выкуп за неё-- и отпусти нас!
Сапфо (Рамну):
Исполни то, что наказала я!
Фаон::
Назад! Ты смерть себе добудешь, если
добычу возвратить свою желаешь.
Видать расчеловелилась душа,
коль горести людские невдомёк ей!
Змея ты ядовитая, прочь лиру!
Песнь не сорвётся боле с этих уст;
ты осквернила муз дары златые!
Искусству впредь не впрок гадючье имя,
что высилось цветком среди листвы,
от сил добра чистейших распускалось,
стремилось к звёздам-- было их подобьем,
да цикутою ядовитой стало,
дабы твоей согласно употребе
врагам твоим угрюмо досадить!
Насколь иначе рисовалась мне,
ослу тупому, Сапфо в те годины,
что были краше и милее сих!
Был разум той певицы просветлён
подобно гимнам, что она слагала,
и сердце-- безупречным, им под стать,
из уст блаженно лившимся на волю,
колышащими, будто волны, грудь--
мелодия особу подменяла!
Да кто же чар твоих сумел избегнуть?
Ах, от меня не прячь пугливо очи!
Гляди в лицо, позволь тебя запомнить,
чтоб убедиться в том, что это ты,
что эти губы рот мой напрягали,
что эти очи мило улыбались,
что Сапфо та, моя, и ты-- едины!
(Он тянет её за руку к себе. Она поднимает очи, их взгляды встречаются.)
Сапфо (болестно сжимаясь) : Увы мне!
Фаон:
Пока здесь ты: то Сапфо голос был!
Что я сказал, то ветер вынес в небо--
твой возглас корни в сердце не вонзит!
Кабы он ,светел, взгляду моему
предстал и воссиял что солнце
вслед бури отшумевшей из-за туч,
затмивших настоящее, блистая
как встарь. Привет тебе, воспоминанье
моей минувшей юности благой!
Ты мне вернулась той, какой казалась,
ещё не виденная, мне в краю далёком,
в божественном том образе, которым
я лик твой, заблуждаясь, подменял.
Кажись богиней! Слава, Сапфо, слава!
Сапфо:
Изменник!
Фаон:
                 Нет, за что? я не такое!
Коль я в любви тебе поклялся, не обманом
тебя увлёк, ведь я любил тебя
так, как богов, пожалуй, доброту
и красоту; с высокими ты, Сапфо,
тогда в компании была одной;
без кары не покинуть пир богов,
сюда, на землю опустившись к смертным.
Рука, что лиры золото торкала,
ослабла, низкого уже не емлет!
Сапфо (отвернувшись, про себя) :
На дно морское золотце б спустила,
коль знала бы, во что мне обойдётся!

Фаон:
Шатаясь точно про`клятый хмельной,
с самим собой и с миром не в ладах,
напрасно к чувствам сонным я взывал:
мои ночные грёзы не сбывались.
Ты предо мной сияла недотрогой,
влекла-- и не давалась мне годами,
невидимыми путами тянула;
Ты-- слишком  н и з к о  гнев меня твой ценит,
и слишком  в ы с о к о  ты обошлась
уму Фаона-- мне была` Любовью,
но лишь  П о д о б н а я  далась легко!
Тогда я увидал  е ё ,-- и вмиг
взметнулись родники моей души--
застойные дотоль, луча не знали.
Приди, Мелитточка, к ней прикоснись,
да не страшись её, столь милой, доброй!
Открой очей мерцающий хрусталь--
пускай она сквозь них увидит душу
твою благочестивую, дабы`
признать тебя, подругу, беспорочной!
Мелитта (робко крадётся к Сапфо) :
...Хозяйка!
Сапфо (отстраняясь) :
              Прочь!
Мелитта:         Она гневи`тся, ах!
Фаон:
И всё-таки она --не та, какою
мне показалась снова было вдруг!
Поди ко мне, Мелитточка, сюда!
Не смей её просить! В моём присутствьи
вреда не причинит тебе гордячка,
и ты не смей просить её! Не знает
она твоей цены, своей не знает--
а то сама бы стала на колени,
Вина перед Невинностью--тобою,
и молча бы покаялась тебе!
Сюда, ко мне, сюда!
Мелитта:                  О нет,
позволь, я стану на колени: детке
так следует пред матушкою стоять;
а коль она мне кару уготовит--
снесу её безропотно, поскольку
не смею воле матери перечить!
Фаон:
Ты мне принадлежишь, не её одной,
меня ты унижаешь малодушьем.
У ней есть средство пару разлучить,
от выкупа нарочно отказавшись,
чтоб грубо силу применить свою.
Мелитта:
О, даже если быть тому угодно,
меня обрадуют её  д а р ы,
а принужденье Сапфо для меня
окажется сверхсчастием в ярме!
Останусь перед нею на коленях,
пока меня коснётся нежный взгляд,
а слово доброе прощение возвестит.
Сколь часто я уж каялась, казнилась
на этом месте, карам поддавалась--
а ,подымаясь, радовалась после!
Она меня и в этот раз не бросит!
О, дама счастья моего, взгляни--
твоё дитя у ног твоих застыло!
Сапфо
(стоит, уткнувшись в плечо Эвхарис).
Фаон :
Услышь её ты наконец! Почто
немою и холодной остаёшься?
Мелитта:
Она не холодна, и даже если
её уста молчат, я ощущаю,
как сердце Сапфо и моё сердечко
ведут беседу тихую! О, Сапфо,
тебе судьёю быть меж ним и мною!
Прикажешь мне последовать за ним--
тебя покину я беспрекословно;
прикажешь кару вынести... о, боги!
всё, всё стерплю и вынесу! Дрожишь?
Меня не слышишь, Сапфо, что с тобою?
Фаон (обнимая Мелитту, становится на колени) :
Любовь для смертых, а Богам-- почтенье;
дай нам, что наше, а себе оставь
своё. Одумайся: что ты творишь,
и кто` ты?!
Сапфо
(когда Фаон заканчивает монолог, ступает вперёд, твёрдо смотрит на коленопреклонённую пару, затем сразу отворачивается-- и удаляется).
Мелитта:
                Горе мне, увы, она
отвергла дитятко своё, уходит!
Сапфо уходит. За нею следует Эвхарис со служанками.

перевод с немецкого Терджимана Кырымлы heart rose  
Текст оригинала см. по ссылке:
http://projekt.gutenberg.de/index.php?id=12&xid=957&kapitel=2&cHash=f8b4e33b702
(там первая страница, дальше листайте)

Ф. Грильпарцер "Сапфо", драма (отрывок 5)

Действие второе

Рамн. Сапфо.

Сапфо:
Она мой труд! Кем стала бы она
без моего участья? Кто смеет запретить
творцу свою работу уничтожить?
Сотру своё творенье! Одолею?
Увы мне, счастие её высо`ко
для рук моих бессильных! Если вслед
за ней на Хиос уплывёт любовь,
то в рабском состояньи обретут
они блаженство пуще моего,
в любви лишённой, золотой усадьбе!
Ведь жалость по любимому сладка,
а Память и Надежда суть две розы
с Действительности стебля одного,
но без шипов они! О если бы
меня сослали далеко за море
на дикую, бесплодную скалу,
где волны лишь да тучи мне соседи,
да погасили б памяти светильник,
что озаряет горький миг один,
оставили б уверенность в любви--
и я б хвалу судьбине возносила,
и веселилась в одиночестве своём,
ах! не одна, я прожила б счастли`во!
То ль шип в мою стопу вонзится,
всплакнула б я, припомнила б о нём:
"о, если б знал он"... и тотча`с: "уж знает!"
Что б сделал он, дабы тебя спасти?!
Бальзам и вздох мне рану охлаждая,
пролились бы!

Рамн:               Звала меня, хозяйка
достойная моя?

Сапфо:              О, Фаон, что тебе
я сделала? ведь столь уютно
живя в лугах Поэзии, с одной
игрой на струнах золотых, взирала
сюда, на радости земные, вниз,
а горести меня не достигали.
Часов не наблюдала, лишь цветами,
из коих ткался мне венец благой,
я бег годин летучих измеряла.
Что вкладывала в Песнь, мне воздавалось.
И Юность вечно зе`лена играла
вкруг этого чела. И вот, Возмездье
явилось, оборвало злато чар,
меня стащило вниз, в юдоль пустыни,
где ни следа стопы нет, ни тропы,
и то единственное, что сияло
навстречу мне средь нищей наготы,
из рук моих ограбив, унесло!

Рамн:
О, госпожа, угодно ли тебе
во тьме, на ветерке морском
прохаживаться?

Сапфо:
                         Ве`дом ли тебе
гнёт почерней того, что возвигает
Неблагодарность?

Рамн:
                              Мне? Не знаю я?

Сапфо:
А ядовитее?
Рамн:
                     Нет, мне не ве`дом!
Сапфо:
А гнёт, проклятия достойнейший,
и-- кары за Неблагодарность?
Рамн:                                         Впрочем,
проклятью всякому причина есть!
Сапфо:
Не так ли? Правда ведь? Иные ноши--
гиены, тигры, львы да волки суть.
Неблагодарность-- это гад. Не правда ль?
Змея! Она столь хороша, гладка,
пестра и ядовита!.. О!..

Рамн:                               Не то.
Идём домой. Тебе там полегчает,
заботливый уют тебя хранит.
А Фаон в зале ждёт тебя давненько!
Сапфо:
По мне ли Фаон истомился?!
Рамн:
Хозяйка, да! Я видел, он шагал
вниз-вверх по лестинице, остановился
вблизи окна, тихонько говорил
с собою, в ночь глядел пытливо, долго.
Сапфо:
Он ждёт меня? Мой милый повторял
м о ё  он имя, Сапфо кликал? Сапфо?
Рамн:
Пожалуй, нет! А всё ж я наблюдал,
как замер и прислушивался он.
Сапфо:
Кого? Кого? Не Сапфо ищет он...
а всё же он томится, жаждет!.. Рамн!
Рамн:
Наказывайте, госпожа?!
Сапфо:
                                          Ты помнишь,
на Хиосе живёт наш старый гость,
друг батюшки покойного?!
Рамн:
                                            Да, знаю!
Сапфо:
Скорей, на лодке с берега отчаль,
она привязана там, в бухте, знаешь,
и этой ночью отплывай на Хиос!
Рамн:
Один?
Сапфо:
          Отнюдь!
Пауза.
Рамн:
                       А кто со мной на остров?
Сапфо:
Ты что сказал?
Рамн:
                         Кого мне отвезти?..
Сапфо (уводя Рамна на другую сторону сцены) :
Идём!.................Будь осмотрителен, полегче,
полегче, слушаешь меня? Поди
в покой Мелитты, накажи ей строго
сюда явиться, Сапфо позвала.
Да тихо чтоб, пусть он вас не заметит.
Рамн:
Да кто?
Сапфо:
             Кто? Фаон! Чтоб она ушла...
(Сдерживается.)
Рамн:
Затем?
Сапфо:
            Доставь её добром ли, силой,
но тихо чтоб, в отвязанную лодку--
и прочь на Хиос, к месту назначенья!
Рамн:
А там?
Сапфо:
          Там гостю передашь её,
он должен приютить её, пока
она мне не понадобится вновь;
да строго... нет, пусть будет с ней помягче,
ей наказанья ссылкою довольно!
Ты слышал?
Рамн:
                   Будет сделано, спешу!
Сапфо:
Не медли!
Рамн:
                 Всё, пока, хозяйка Сапфо!
К утру мы будем далеко отсель,
служака твой тебя не подведёт!


Действие третье

Сапфо (одна) :
Идёт!.. О, нет!.. Не он!.. Привычка, ах!
навязчива: того кто ненавидим,
избавиться не просто!
(Углубляясь в воспоминания.)
                                       Чу! Шаги!
Нет, это ветер! Сердце как трепещет
в груди взволнованной порывом бури!..
Вот голоса!... Она идёт, ага!..
Охотно выбралась!.. не представляя,
что здесь она в последний раз... Нет, прочь!
Хочу.. нет я не свижусь с нею! Нет!
Быстро удаляется.

Действие четвёртое

Мелитта. Рамн.

Мелитта:
Здесь, молвил ты, хозяйка. Но её
не вижу я!
Рамн (нерештительно осматриваясь) :
                 Её здесь нет? Пожалуй...
а впрочем, она недавно здесь была!..
Идём!
Мелитта:
         Куда?!
Рамн:
                    Она на берег моря,
быть может, странствуя, пошла! Нам в бухту!
Мелитта:
Она туда не ходит никогда.
Рамн:
Сегодня там она, наверно!
Мелитта:
                                              Вот как...
А отчего?
Рамн:
                Зачем?.. ну... потому,
что мне она недавно наказала...!
Не обязательно её мне видеть. Что
я только что сказал тебе?
Мелитта:
                                            Какой-то
ты странный! Вполоборота
глядишь ты на меня, слова свои
испуганными взглядами скрепляя!
Ты опасаешься чего ль настороже?
Ответь мне, Сапфо отчего всё медлит
ко мне приблизиться теперь, а коль
не знаешь сам, то брось меня, позволь
вернуться мне домой!
Рамн:
                                        Ты здесь постой!
Не смеешь прочь уйти!
Мелитта:
                                       Да? Почему?!
Рамн:
Со мной отправишься!
Мелитта:
                                      Куда?!
Рамн:
                                                На...Нет,
идём со мной к ближаёшей бухте. Там
сама увидишь.
Мелитта:
                        Боги, эй! В чём дело?
Рамн:
Идём, деви`ца! Полночь скоро минет.
Упорно время! Ты пошевелись!
Мелитта:
Что ты задумал? Прочь мне... шевелиться?..
На дальний берег?!
Рамн:
                                  Будь спокойна, детка!..
На дальний берег? Что тебе взбрело?
Иль Хиос далеко?
Мелитта:
                              На Хиос? Мне?!
Нет, ни за что и никогда!
Рамн:
                                           Будет!
Наказ хозяйки!
Мелитта:
                         Сапфо, ты сказал?
Нам надо с нею свидеться!
Рамн:
                                              Не надо!
Мелитта:
К её стопам: услышит-- да рассудит!
Рамн:
Ни с места!
Мелитта:
                   Что? Ты`, Рамн?
Рамн:
                                            Таков наказ!
Я не могу иначе! Мне велели--
я повинуюсь.
Мелитта:
                     Что ж, тогда позволь
мне упросить тебя!
Рамн:
                                Ай, да оставь ты.
И без того так распла`чусь, погляди.
Не миновать того! Вперед, дитя!
Мелитта:
Вот, на коленях пред тобою я!
Молю тебя, будь милостив! Иль здесь
нет никого, кто б услыхал мой плач,
кто б спас меня?
Рамн:
                            Напрасно. Изо всех
домашних только я поблизости,
все спят! Идём со мной!
Мелитта:
                                        Ни за что!
Нет, не пойду! Найдется мой спаситель?!

Действие пятое

Фаон. Предыдущие.

Фаон:
Мелитты голос это! Ах, заблудший,
на деву руки смеешь подымать?!
(Рамн отпускает Мелитту.)
Фаон:
Не смей обманывать моё предчувствье,
я вижу твой слегка остывший взор,
он волчему подобен; что влачишься
за нею, просчитался ты, браток:
пастух не спит настороже, т е б е  же
грядёт расплата!
Рамн:                              Господин, ведь я
наказ хозяйки исполняю, правда.
Фаон:
Её наказ?! Она  с а м а  тебя
наставила? О, Сапфо, Сапфо! Что ж,
я узнаю` тебя! Увы, что поздно!
Пока есть время оборвать мне связь
с тобой, о Небо, я того желаю!
О ты, служитель чуждого мне Зла,
готовый исполнять приказы...Зачем?
Мелитта, ты бледна на вид, дрожишь?
Мелитта: О, мне полегчало!
Фаон:                              Хвали богов,
ты, раб, за то, что камешек ноги` ей
не оцарапал, Небо в том свидетель!
За каждую слезу её ответишь
ты мне предсмертным вздохом...О, Мелитта,
ты выглядишь измученной! приди,
да прислонись ко мне, отыщешь
во мне защиту крепкую себе!
Гляди сюда, нечистый, ты желал
изранить это светлое созданье!
Рамн:
Изранить? Нет!
Фаон:                          Чего же?
Рамн:                                        Я всего лишь...
Молчок... Прости, намеренье своё
не смею разгласить. А потому
позволь уйти!
Фаон (выпуская из рук Мелитту) :
                       Во имя всех богов,
не отпущу тебя! Я с наслажденьем,
желаю меру знать злодейства твоего!
Чего желал ты?
Рамн:                          Увезти её.
Фаон:
Куда?
Рамн: На... это тайна госпожи.
Фаон: Не выдашь мне её?
Рамн:                                  Нет, заперта
она в груди служаки, на замо`к.
Фаон:
Засов железный отвори! О, Сапфо,
благодарю тебя! Твоё оружье
ты мне сама дала оборотить!
(Доставая стилет.)
Довольно медлить, видишь, я готов
взломать замок, чтоб выпотрошить ящик!
Мелитта:
О, пощади его! На Хиос он собрался.
Фаон:
На Хиос?
Мелитта:
               Там живёт приятель Сапфо,
на то похоже, что ему пришлось бы
стеречь Мелитту.
Фаон:
                             Что, за море ссылка?
Мелитта:
Лодка в бухте, там!
Фаон:
Есть лодка?
Мелитта:
                    Он сказал. Отец, не правда ль?
Рамн:
Не называй меня отцом. Ты нагло,
неблагодарная, хозяйку предала`.
Фаон:
Есть лодка там?
Мелитта (Рамну) : Что натворила я,
за что меня бранишь? Он распытал!
Фаон:
Ах, лодка!.. Быть тому!.. Мне это знак,
беру её! От вас она мне, боги!
Уразумел я добрый ваш намёк
довольно поздно! Стало быть, о н а
иль-- ни клочка землицы этой,
что носит нас двоих, чьи души
в тоске ополовинены судьбой!
Вы мне укажете дорогу, сами.
Отплыть желаю я. Мелитта,
тебе приказано на Хиос, да?!
Но не одной!.. Со мною, вот в чём дело!
Мелитта:  Нет, с ним!

Фаон :
            Оставь сей край враждебно-грубый,
где Ненависть, Нужда и голова
Медузы Мести на твоей тропе
духарятся, где смертные силки
твоей врагини по тебе заждались.
Идём! Там-- лодка, мужество при мне,
с ним --сила и выносливость, дабы
тебя спасти, хоть целый мир нас против!
(Хватает её.)
Мелитта (опасливо, Рамну) :
Мой Рамн!
Рамн:       Опомнись, господин!
Фаон:
                                                   Нет, ты
опомнись, захотел чего! она
теперь в моих руках!
Рамн:
                                   Нет, господин,
её хозяйка-- Сапфо!
Фаон:                        Она моя!
Ты лжец!
(Мелитте)
              За мною следуй!
Рамн:
                                          Господин,
по слову моему восстанут сотни
островитян, что почитают Сапфо,
княгиню и начальницу над всеми,
чтоб возвратить имущество её.
По слову моему...
Фаон:
                             Напомнил к месту!
Ведь я почти забыл, имею дело с кем,
и где я нахожусь... Пойдёшь ты с нами!
Рамн:
Как? Мне...?
Фаон:
                    Тебе! Но лишь до пристани,
слуга мне тоже, вот достался Сапфо!
Как только мы отчалим, ты вернёшься,
расскажешь дома, что к чему... довольно!
Тебе за нами!
Рамн:
                       Нет и ни за что!
Фаон:
А вот моё орудья послушанья!
Рамн (бросаясь в сторону дома) :
Спасите, караул!
Фаон (преграждает ему дорогу, идёт с кинжалом на него) :
                             Тогда ты волен "плыть",
куда желаешь сам! Цена мала--
спасённая дороже! Этот гнусный
с Хароном отплывёт!
Мелитта:
                                   Нет, погоди!
Фаон:
Я пощажу его послушного!
Рамн (который отбежал на противоположный край сцены) :
О, горе, горе старику, нет боле
ни сил ,ни воли!
Фаон:
                            Девушка, бегом!
Мелитта: Куда?
Фаон:                На лодку! быстро!
Мелитта (спеша прочь от него в глубину сцены) :
                                                        Боги, быть как?!
Фаон:
Бегом! Уж даль простёрла руки,
она защиту вот подарит нам.
Потусторонь, за серым, старым морем
живут Уверенность, Покой, Любовь!
О, следуй! Под покровом отчих лип,
что тихо затеняют милый домик,
таятся, дорогая, своды храма,
где Счастье ожидает нас.
(Резко охватывая её.)
Дрожишь?! Дрожи, честна` невеста,
тебя рука неволит жениха!
Пойдём со мной! а коль противна будешь,
во имя всех богов, руками
вот этими, снесу тебя отсюда,
и прочь, и прочь, туда, на край земли.
Мелитта:
О, Фаон!
Фаон:
              Прочь! нам звёзды дружелюбно
подмигивают, море гулом манит,
ленивый ветер веет, Амфитрида*
(*царица морская, дочь морского бога Нерея,
жена Посейдона,-- прим. перев.)
любви благоволи`т.
(Рамну.)
                                 Прочь, ты!
Рамн:
                                                   За что?!

Фаон: Коль жить желаешь, убегай отсель!
Все удаляются.

перевод с немецкого Терджимана Кырымлы heart rose  
Текст оригинала см. по ссылке:
http://projekt.gutenberg.de/index.php?id=12&xid=957&kapitel=2&cHash=f8b4e33b702
(там первая страница, дальше листайте)

Ф.Грильпарцер "Сапфо", драма (отрывок 4)

Третье действие

Местность прежняя.

Первая сцена

Фаон лёжа дремлет на кушетке.

Сапфо (выходит из пещеры) :
Напрасно! Мысли вышли в грёзы,
вернулись налегке,--увы, пусты!
За что б ни взялась я, перед глазами--
всё тот же образ ненавистный мне,
которого избавиться желаю,
за мрачный край земли прогнать его,
смахнув с чела горячего румянец.
Как он держал её, обвив рукою стан!
Она его напору поддалась,
к устам прильнула...прочь! забыть желаю!
Казнит воспоминанье многократно!..
Но я не столь глупа, себя корить
да жалиться о том, чего не сталось.
Как знать, чем был он впечатлён,
что за каприз увлёк его впустую--
и вмиг пропал, едва успев родиться,
без умысла, и цели не достигнув?!
В груди ли  э т о й  меру отыскать
е г о  горячей страсти? Невозможно
сравнить любовь мужскую с жаром жён;-
кто знает о любви, о жизни всё:
мужчины? Женщины? Разум мужа
совсем иной, непостоянен, он
всецело занят жизнью, переменной.
Свободно он ступает в бытиё,
прямой дорогой йдёт ,зарёй надежды
краснеющей окутан и питаем,
мечом отваги да шитом упорства
вооружён, стяжает славу в битвах.
Душевный мир ему сдаётся узким,
вовне его направлены стремленья,
безудержные и неутомимы;
а коль любовь себе найдёт,-- склони`тся,
чтоб цветик разлучить с честно`ю почвой,
осмотрится, заколет в шлем добычу
холодную к своим трофеям прежним.
Ему неведом тихий, стойкий жар,
что пестуем Любовью в сердце бабы,
чьё естество, желанья и раздумья
вкруг огнища вертя`тся, им живут лишь
желанья все, они птенцам подобны,
что крыльями отмахивают страхи
гнезда родимого не покидая,
любовь, и колыбели до гробов
в стестеньи робком долго ожидая.
всю жизнь камея ценная, одна
Любовь висит на лебединой шее!
Он любит, но в его гуляй-груди
простору вдосталь-- и любовь пристанет!
И многое, в чём бабу упрекают,
себе позволить может он то в шутку,
то насладиться вольностями впрок.
Он вечно ждёт и ищет поцелуев,
всегда их раздаёт и принимает.
Пожалуй, плохо это-- что поделать!
(Оберувшись, видит дремлющего Фаона.)
Гляди, он прикорнул в обнимку с тенью
куста ощипанного, мил-изменник!
Он спит; покой и нега славно
его чело отаборили. Милый,
мне в сон твой хочется поверить-- тихий,
обиду мне твою он утолит.
Прости, коль мимолётный взляд мой
тебя, любимый, оскорбил невольно,
навлёк мои пустые подозренья.
Подумать только, что за подлость
в преддверьи храма чистого случилась!
Он улыбается... уста открыты...
Похоже,  и м я  в выдохе парит.
Проснись и ,бодрствуя, окликни Сапфо--
она тебя обнимет. Пробудись!
(Она целует Фаона в чело.)

Фаон (просыпается, распахивает обьятья и ,жмурясь, молвит) : Мели`тта!
Сапфо (отшатываясь) : Ах!
Фаон:
                        Кто разбудил меня?
Ах, кто завистливо спугнул виденья
с чела? Ты, Сафпо! Будь здорова!
Пожалуй, знал я, что особа рядом
мила` стои`т-- и оттого во сне
привиделось лицо мне милое!
Печальна? Чего недостаёт тебе?
Доволен я! Что угнетало грудь,
страша меня, чудесно удалилось--
я вновь дышу свободно, без помех.
Так бедолагу вал крутым ударом
смывает в царство тёмное пучины,
где ужас с теснотою злобно правят,
чтоб вынести волной хранящей дланью--
и вот, злат-весел Солнца луч,
лобзанье ветра, крик задорных чаек
играют дружно с разумом его.
Так я, упившись радостью, восстал
блажен и счастлив, мне угодно лишь,
блаженству отдаваясь, приходить
в себя, прощаясь с наслажденьем грёзы.

Сапфо (вполголоса, в сторону) :
Ах, Мелитта!

Фаон:
          Любовь, веселье, счастье!
Здесь столь красиво, как на небесах.
Парит мягких крыльях летний вечер,
устало опускаясь к тихим нивам;
волнуется, любви возжаждав, море-
-невеста, скоро примет Аполлона,
что колесницу гонит на закат,
средь стройных тополей томится ветер--
они, что девицы, зарёй зарделись,
привет любви призывно трепеща!
Мол, видите, мы любим, вам в пример!

Сапфо (про себя) :
Гляди, забуду всё, слушившееся... Нет!
Я слишком глубоко изведала твою
пронырливую душу!

Фаон:
                                Трясовица,
что столько времени меня трепала,
ушла. И верится мне, я хорош,
не тот, что прежде был, таким задорным
меня ты не видала, Сапфо!.. Ну же,
идём, веселье обретём вдвоём,
веселье в ликованье, вместе, Сапфо!
А всё же, Сапфо, веришь снам, ответь!

Сапфо:
Лгут сны, лжецов я ненавижу!

Фаон:
                                                  Знаешь,
что мне приснилось только что? Мой сон
чудесным оказался, он особый.
В Олимпию я перенёсся вновь,
туда, где свиделись с тобой впервые
на состязаньях песенных, ты помнишь?
Я оказался средь ликующего люда,
борцов мы наблюдали, колесницы.
Вот струны заиграли-- всё примолкло.
Ты пела о злато`м любви весельи,
чем проняла меня до дна души.
Я ринулся к тебе, тут... ты подумай!
Тебя сразу не узнал, такую!
Она стояла, прежняя,-- фигурой,
плечей окружья пурпур обнимал,
персты порхали, голуби, по струнам;
одно лицо менялось беспрестанно;
туман так голубой таит вершину--
исчез вначале ла`вровый венок,
с чела высокого-- печать таланта;
уста, что поначалу гимны пели,
земную мне улыбку подарили;
лицо твоё, достойное Паллады,
оборотилось мордочкой ребёнка;
короче, ты была там, иль иная...
иной раз мне казалось, это-- Сапфо,
иной раз...

Сапфо (вскрикивая) : Мелитта!

Фаон:                                      Перепугала!..
Тебе назвал ли кто её, откуда знаешь?..
Я сам не ведал имени её...Да ты
взволнована, а я...

Сапфо (машет ему рукой, отстраняя его).

Фаон:
                               Как? Мне уйти?
Позволь лишь, Сапфо, выскажу одно...

Сапфо (снова машет ему).

Фаон:
Ты слушать не желаешь? Я обязан
прочь удалиться? Ладно, ухожу?
(Уходит.)

Сцена вторая

Сапфо (одна. после некоторой паузы) :
Лук отзвенел--...
(складывая руки на груди)
                          -- стрела попала в цель!..
Кто б сомневался дольше? Ясно, ясно!
О н а   живёт в его душе, где сердце
то ли забыло клятву, то ль отвергло;
о н а   парит перед его челом,
что от стыда бледнеет, мне без толку;
в  е ё  покровы облачившись, сны,
что льстят себе на чуждом ложе.
Отвержена Сапфо`, по чьей же воле?
Её позор рабыня навлекла.
Отверженная кто? И кем? Особой
иль Небом? Я ли та  Сапфо`, что прежде
у стоп своих видала цвет царей,
играла с предлагаемой короной,
на гордецов смотрела сверху вниз,
дабы... остаться брошенною дерзко!
Та самая, что вопли ликованья
у всей Эллады вызывала прежде,
живой реликвией служила грекам?
О, дура! отчего я опустилась
с высот своих былых ,что лавр венчал,
где Аганипп* привычно бушевал,
(см. по ссылке
http://www.inslov.ru/html-komlev/a/aganipp.html, -- прим.перев.)
сюда, в ущельем сжатую долину,
где правят бедность, клятвопреступленье
с неверностью? Там высоко в горах
был мой удел, вдали на облаках.
Здесь места для меня не сыщешь,
одну могилу обрету, и только.
Предавшейся богам не место
средь горожан земных, она
им не ровня. Земной с небесным,
два жребия смешать не суждено
в отпущенном тебе судьбою кубке.
Из двух миров один тебе избрать--
а   к о л ь  р е ш и л а , то не возвращайся!
Раз укусив плод славы золотой,
подобен что гранату Прозерпины,
ты навсегда возносишься наверх,
к утихшим теням, а с живыми впредь
навек разлучена. Житьё, быть может,
тебе любезно подмигнёт ещё,
взывая льстиво наигрышем сказки,
любовью или дружбой прислонится.
Прочь, нечестивое! Смяв роз охапку,
шипы вонзишь в броню своей груди!..
Да что за сверхчудесная красотка,
победу одержав, низвергла Сапфо?!
Чему мне верить? Изменяет память?
Её пытаю-- простоватый образ
дитятки глупой с простоватой миной
мне подаёт услужливо в ответ.
С глазами, что всегда землицы ищут;
с губами, что дурачества твердят,
с пустою грудью, чьи бедны волненья--
лишь похотью она играет, редко
средь беспробудной спячки оживает
из страха пред взысканием моим.
Иль взгляд мой упускает возбужденье,
которым рядом с нею он пронят?..
Мелитта, эй!!.. Её желаю видеть!

Мелитта:
О, Сапфо!

Сапфо:
                Но я лишь обманулась,
это правда?

Мелитта:
                    В чём?

Сапфо:
                                Как смеешь ты?
Не знаешь, что ли? Нет?!

Мелитта:
                                            Что ,госпожа, ах!

Сапфо:
Ты смеешь... Прочь! Сними вначале эти
уборы праздные с себя! Я не могу
их видеть! Прочь иди! Переоденься!
Украсы пёстрые мне ранят око!
Всегда простая Мелитта в убранстве
простом ходила-- множество покровов
на скрытность намекают. Прочь поди!
В иные платья быстро обрядись,
я говорю тебе! Быстрее прочь!..
Куда уходишь? Стой, погодь! Взгляни
в глаза мне! Отчего твой взгляд
к земле стремится? Ока госпожи
страшишься ты? тупой не притворяйся!
Тогда, как Фаон...
                              А, ты покраснела?
Изменница, ты выдала себя!
И ты солга`ла? Я желаю верить
не языку лишь одному, он лжёт,
но также и щекам твоим, что кажут
сиянье дикое сполохов злодейских,
что жгут тебя из глубины груди!
Неблагодатная, вот почему
за трапезой сеодняшнею ты
столь странно выглядела? То, что я
сочла за выражение стыда
тупого твоего, являлось только
нелепою проделкой ухажорки
хитрящей шелкопрядки, что добычу
обматывала нитью, мельтеша;
ты смолоду хитра, столь горяча,
во злой груди твоей-- отрава, гниль?
Не стой, немея! Слов недостаёт?
Язык что жало, зашипеть не может?
Ответь мне!

Мелитта:
                    Я не знаю, ты о чём
мне говоришь.

Сапфо:
Не знаешь? Бедное дитя! Вновь слёзы!
Не плачь! Слеза-- святое право боли,
словами отвечай мне, ведь они
давно осквернены, хотя невинность
не требует немого языка!
Ты мило так украсилась, невестой
ты вырядилась! Прочь цветы твои,
негодные, они не в силах скрыть
змеи`, что плохо спряталась! Сбрось розы!
(Мелита молча скидывает венок.)

Сапфо:
Дай мне венок, я сберегу его,
чьи лепестки падут увянув рано,
а я припомню твою верность, счастье
моё. Что прячешь розу на груди?
Сними её с себя!
(Мелитта отступает.)

Сапфо:
                           Залог любовный,
на то похоже? Прочь его, долой!

Мелитта (быстро сложив руки на груди, укрывает розу) :
Ах, ни за что и никогда!
Сапфо:
                                          Напрасно
твоё упорство! Розу!

Мелитта (держась обеими руками за розу, умоляет хозяйку) :
                                  Жизнь отбери!

Сапфо:
Фальшивая змея! И я способна
тебя ужалить!
(Доставая стилет.)
                         Розу мне!

Мелитта:
                                         О, боги,
и вы меня не защитите! Небо!

 
Сцена шестая

Фаон. Предыдущие.

Фаон:
Кто звал меня?.. Ты, Мелитта? прочь нож!
(Пауза.)
Фаон:
Что здесь стряслось? Ответь ты, Сапфо!

Сапфо:
Вот эту расспроси!

Фаон:
                                Ты Мелитта...?
Мелитта:
Вина моя, я говорила так, как
рабыне не дозволено!

Сапфо:
                                      Тебе
не следует винить себя облыжно,
проступком настояшим ты уже
угнетена. Увы мне, испытавшей
твоё великодушие тогда!
(Твёрдо.)
Я пожелала розу прочь с груди--
раба свою строптивость показала!

Фаон:
Она осмелилась? Узрите, боги,
она по праву воспротивилась, ещё б:
никто не смеет с ней цветы срывать!
Я сам дал розу ей , чтоб вспоминала
о добром часе нашем, в знак того, что
в сердцах людей сочувствие горит
к несправедливо оскорблённым долей--
что каплю мёду во сосуд, который
чужая спесь к её устам прижала,
подарок мой, что башня убежденья
глубинного в том, что погожий нрав--
прекраснейшее украшенье бабам,
и что невинности благой венец
дороже ла`вровой короны славы...
Мелитточка, не плачь, моё дитя!
Купила ты её на рынке со слезами
впридачу, их торговец подарил?
Твоё лишь тело,-- подходи-- коли,--
но выжать из него слезы не смеешь ты!
Взираешь добрыми очами на меня,
ты просишь сожаленья для неё,
не ведающей жалости? Не знаешь,
хозяйку ты свою, она гордячка!
Смотри, в её руке стилет не блещет,
но два иных таятся глубоко?
(Ч т о   С а п ф о   в ы п у с т и л а,  п о д ы м а ю т .)
Мне эту сталь?!.. носить угодно
на этой теплой, преданной груди?
а коль хоть раз картина дней минувших
душе в печали сладостной яви`тся,
то взляд стальной вмиг исцелит меня!

Сапфо (пристально взирая на Фаона):
Фао`н!
Фаон: О, речи сладкие претят мне,
они тайком влекут к ножу тебя.
Наслушался я голоска. Давненько,
ещё я не видал её, издалека
она забрасывала петли песен,
что мягко путали меня, златыми
подтягивала нитями к себе--
и мне желалось к ней приблизиться:
теснее. всё тесней меня томили
очарованья нежные арканы.
Как увидал её, мой страстный разум
постигла лихоманка-трясови`ца--
и я без воли, связанный, упал
к стопам гордячки. Мелитта,  т в о й  взгляд
впервые мне одуматься позволил--
я , содрогаясь, вдруг обрёл себя
в Цирцеиной свинарне, ощутил
затылок свой, обросший складкой жира!
А если б не очнулся я, она б
едва ль сняла с меня своё заклятье!

Сапфо (засмотревшись на Фаона):
Фао`н!
Фаон: Ей не внимай! И не смотри:
её глаза казнят что два стилета.
Мелитта:
Она расплакалась!
Фаон:
                                Бежим, она
слезами чары новые прядёт!
Мелитта:
Могу ли видеть я её, когда
в печали Сапфо дорогая мне?
Фаон:
Да и меня она влечёт, а потому
скорее прочь, пока она петлёй
тебя не уловила новой.
(Уводит её.)
Мелитта:
                                        Сапфо!..
Не в силах я!..
Сапфо (сквозь слёзы) : Мелитта, ты меня
звала?
Мелитта (оборачивается, возвращается, падает на колени перед нею) :
           Да, Сапфо, это я! Прими
вот эту розу от меня! Возьми
её, и жизнь пою возьми впридачу!
Где твой стилет?
Фаон (спеша назад, вырывает розу из двух, Сапфо и Мелитты, рук, подымает с коленей Мелитту) :
Она  т в о я ,  т в о я , не в силах боги
вас силой разлучить!
(Влечёт за собой Мелитту.)
Идём! Скорее прочь от этой!
(Уводит её.)
Сапфо (воздев руки, на выдохе стонет) : Фаон!

Занавес падает.

Четвёртое действие

Открытая местность, та же. Лунная ночь.

Действие первое

Сапфо (входит, погужена в раздумья. Замирает стоя... Пауза... ) :
Пока  ж и в а , и есть ли  ч т о   в о к р у г?
Простор был мой, он рухнул в одночасье,
в тот миг ужасный для меня? Ты, Тьма,
меня окру`жившая Ночь-наседка--
нет, не могила, только темнота!
А говорят ещё, мучительная боль
мол убивает... Ах, на деле-- нет!..

Вокруг меня здесь тишь, ни ветерка,
веселья жизни звуки приумолкли,
недвижимые листья не шумят--
и одинок, что заблудивший странник,
сквозь Ночь уныло тащится мой плач.

Кому б заснуть, как птице, только
надолго, насовсем-- и не проснуться;
в утробе развесёлой, сладкой Дрёмы,
где всё, сердцебиенья -- также, спит,
и луч зари не пробудит к страданьям,
неблагодарных... стой! не тронь змею!

(Глухим голосом.)
Убийство-- преступление пожутче,
Измена да Грабёж, и остальные--
суть головы набухшей ядом Гидры,
что на перине пламени в Аду
вскормившись, брызгами слюны
чумою заразила этот мир--
вот корень злодеяний всех,
постыдных, ядовитых, мерзких!
Но есть одно из них, повадка чья
темна,-- все прочие белы лилейно--
Н е б л а г о д а р н о с т ь ю  оно зовётся!
Ему даётся то, что остальным
поодиночке можется едва:
оно ворует, лжёт, творит измены,
клянётся лживо, причиняет смерть!
Неблагодарность! Трижды Преступленье!
Меня храните, боги, защитите
меня от произвола моего!
Проснулись духи мрачные Нутра,
трясут тюрьмы железную ограду!

Е г о  я вымолила у Судьбы,
из смертных всех лишь одного его,
его я возжелала водрузить
на выси человеческой, над всеми,
над гробом, смертью, бренностью людской,
его снести на крыльцах Славы вдаль,
в Замирья дали светлые. Желала
изо всего ,чем есть я, что смогла,
что одолела, сплесть ему венок,
за все дары лишь добрых слов возжаждав,
а он... о ,боги праведные, вы
аль живы?!
(Словно содрогаясь от внезапного воспоминания.)
                  ...Здравствуете! Мне послали
мысль, что явилась, молнией сверкнув,
мгновенно слёзы осушив на сердце.
Позволь мне, вестник божий, перенять
из уст твоих словцо-отраду! Хиос,
ты молвишь, мне сослать Мелитту
на Хиос, где, изменника вдали,
её оборотится сердце от соблазна
к раска`янью, а дерзости любовной
разлука муками любви воздаст?
Быть может, Рамн, ах, Рамн... да, точно он!
Бессмертные, благодарю за знак!
Спешу указ ваш в дело претворить!

перевод с немецкого Терджимана Кырымлы heart rose  
Текст оригинала см. по ссылке:
http://projekt.gutenberg.de/index.php?id=12&xid=957&kapitel=2&cHash=f8b4e33b702
(там первая страница, дальше листайте)

Франц Грильпарцер "Сапфо". трегедия (отрывок 3)

Второе действие

Место то же, что и в первом действии.

Сцена первая

Фаон (выходит) :
Здесь мне приятно, тихо. Пира гомон,
кимвалов лязг, вой флейт, веселья
распущенного ливень нестерпимый
не слы`шны здесь, под кронами деревьев,
что шёпотом смятенье выдавая,
любезно одиночку привечают.

Да как же всё во мне переменилось
с тех пор, как дом уютный свой покинул
и скакунов в Олимпию направил?
Иначе смог бы я в горячке мыслей
запутанные нити восприятья
распутать зорким оком, проследить,
чтоб прояснить себе, что сталось.
Но морока туман уселся,--душен
что летняя наседка-ночь,-- поверх
моих раздумий, память заглушая:
она то вспыхнет там, и сям-- и гаснет
в мучительных сомненьях содрогаясь.
Минувшее мне застит пелена:
едва ль вчерашнее могу припомнить,
едва ль-- текуший час, что вот минает.
Себя в вопрошаю: ты ли тот,
в Олимпии стоявший рядом с нею,
с ней рядом в час победного триумфа?
Т в о ё   ли имя выкликал народ,
попеременно с именем её?
Да, подтверждает всё, но я в сомненьях.
Что за ничтожное созданье человек,
коль всё, что разуму надежда кажет,
она во как призраки дари`т.
Пока я не видал её, не знал,
фантазия одна мне рисовала образ
её,-- набросок в серости туманной,--
то мне казалось, с жизнью бы расстался
не думая, за взгляд один её,
за слово доброе, отпущенное мне.
Теперь, когда она уже моя, когда
принадлежит мне, кони вороные,
суровые желания мои,
порхаете вы злато-мотыльками.
И вот стою я, думаю и медлю!
Увы, себя ль едва осозна`ю,
её, родителей своих не помню...
 
О, вы, мои родные! Должен я
уж вас припомнить ныне! Смею ль я
столь надолго вас оставлять без вести?
Возможно, вы оплакали меня,
погибшего, возможно слух дошёл,
что сын ваш, очерствевший, вами послан
в Олимпию на Игры, во плену
у Сапфо...
                 Кто посмел бы устыдить
её, из женщин Первую, Корону
родов Эллады, Музу среди нас?!
Хоть зависти слюной её обрызгай,
стою` пред Сапфо я, весь мир-- она!
А если б мой отец её увидел,
то пресёк бы старое заклятье,
что наглая игрунья взглядом
вдавила в грудь сыновью...
(Погружаясь в воспоминания.)
                                              Кто идёт?
...Сюда орава, гомоня, стремится.
Противно мне!.. Прочь, но куда?!.. Сюда!

 

Сцена четвёртая

Фаон. Мелитта.

Фаон (..., который в течение предыдущего монолога вынырнул из пещеры и тихонько прислушивался в стороне, шагает вперёд -- из-за спины кладёт руку на плечо Мелитты) :
Столь молода в печали, девушка?

Мелитта (сжимаясь в испуге) : Ах, кто?!

Фаон:
        В пещере услыхал я, ты
взывала к другу. Вот я, друг явился!
С тобой он кровью сроден, та же боль
его терзает. Всюду и всегда
близки печалящиеся. И я невольно
родителей своих покинул было,
и я по отчему тоскую нестерпимо;
приблизься, да смешаемся, печалью
да обменяемся наедине взаимно.
Молчишь... Ты недоверчива, девица?
Ты добрая, взляни! И я не злой.
(Тронув её подбородок, выпрямляет головку.)
Гляди! А ты и впрямь растяпа та, что
вином не гостя напоила-- скатерть.
Поэтому боишься? Зря! Тот случай
меня развеселил, хозяйку-- также.

Мелитта (которая ,услышав ободрение, наконец немного приходит в себя, открыто смотрит в лицо Фаону, затем подымается -- и желает уйти прочь).

Фаон:
Я не желал тебя обидеть, детка.
Сколь искренен твой взгляд прямой!
Я не пущу тебя, прошу ответа!
Уж на пиру приметил я тебя,
чья девичья краса столь тихо,
столь мило, нежно воссияла средь
гостей гульбы и сутолоки дикой.
Кто ты, что прячешь за спиной? За стол
ты ,не садясь, прислуживала, верно
среди рабынь  н а п е р с н и ц а  одна?...

Мелитта:
Да, верно. (Поворачивается, чтоб уйти.)

Фаон (обращая её вспять) :
                Всё ж!

Мелитта:
                          Оставь меня одну.
О, господин, зачем тебе рабыня?!
(Еле сдерживая слёзы.)
К себе меня возьмите, боги! Боги!

Фаон (обнимая её) :
Взволнована, дрожишь-- опомнись!
Оковы рабские неволят только  р у к и.
Рассудок помогает и слуге
мир обрести в себе. Ты будь спокойна,
ведь милостива Сапфо, и добра.
Лишь слово мне замолвить стоит--
и ты к без выкупа к отцу вернёшься.

Мелитта (молча трясёт головой).

Фаон:
Она считает, ей поверю я?
Как можно, иль горчайшая тоска
по отчему порогу, что вначале
тебя терзала --отпустила вдруг?

Мелитта:
А ты скажи вначале, где Отчизна?

Фаон:
Не знаешь родины?

Мелитта:
                                Я в раннем детстве
оторвана была-- пропал мой дом,
цветы, долины милые остались
в воспоминаньях, нет, не имена.
Лишь верю я, что отчий край-- где Солнце
всегда сияет, оттого там всё
светло, свежо и молодо навеки.

Фаон:
Столь далеко отсель?

Мелитта:
                     Весьма далёко
от здешних мест! Я в детстве там была
окружена деревьями иными,
цветы в лугах сияли там иные,
в иссинем небе зори были краше,
народ мой добр и дружелюбен там.
Средь множества детей я подрастала...
ах, да! старик седой меня ласкал--
я называла батюшкой его.
Там был ещё иной мужчина, он,
русоволос, красив душою,
с глазами карими, почти... как ты...

Фаон:
Молчишь? Мужчина?
 
Мелитта:
                                   Он...

Фаон:
                                           Ласкал тебя?
не так ли?

Мелитта:
                Я была ребёнком.

Фаон:
                                              Да знаю я!
Любимой, слабой, миловидной деткой!
(выпуская её руки)
А дальше?

Мелитта:
                 Всё было добро и мир.
Но раз проснулась я в ночию. Ужасный крик
мой слух пронзил, несясь со всех сторон.
Ко мне явилась няня, да её
вмиг оттеснили, вырвали меня--
и увлекли в ночь дикую с полоном.
Пылали окрест скиты, я видала,
мужчины бились, падали, стонали.
И некто страшный взял меня к себе,
прокляться, стоны, лязги раздавались;
очнулась я на шустром корабле,
стрелой скользившем по волна`м угрюмым.
Видала я рыдаюших детей
и девушек со мною многих, только
всё меньше оставалось ,несчастных,
день ото дня, пока везли нас прочь.
Мы потеряли родину вдали,
луна не раз на небе обновлялась,
пока не остала`сь одна лишь я
среди разнузданных мужчин. И вот,
в итоге обрела я Лесбос-остров,
меня сюда свезли с материка.
Тут Сапфо я попалась на глаза--
та предложила денег, сколь просили--
и стала Мелитта её служанкой.

Фаон:
Твоя судьба при Сапфо тяжела?

Мелитта:
О нет. Она добра и милостью богата;
она смывает слёзы с глаз моих,
заботлива, любовь мне уделяет,
хотя бывает мстительна и зла,
а всё же Сапфо хороша, по правде
любезна и добра она.

Фаон:
                                     И всё ж,
не в силах родину ты позабыть?

Мелитта:
Ах, я забыла всё, и слишком скоро,
за играми да танцами при храме,
за хлопотами дома, очень редко
припомню я любимых вдалеке.
Но как печали больно угнетут,
тогда крадётся в трепетное сердце
тоска, а память мягкою ладонью
украдкой отодвинет пелену--
и снова вижу я в златой каёмке
даль светлую мою. Вот как сейчас!
Мне было тяжко, больно говорить--
шептала я, слова валились камнем,
я ремни с сердца языком среза`ла.
Вот... Легче мне, довольна я теперь.

Голос из храма:
Мели`тта!

Фаон:
                Чу! Зовут!

Мелитта:
                                 Зовут?!.. Иду.
(Она подымает начатую гирлянду и цветы.)

Фаон:
Что за хозяйство?

Мелитта:
                              Ах, цветы?

Фаон:
                                               Кому?

Мелитта:
Тебе!.. Тебе и Сапфо.

Фаон:
                                    Погоди!

Мелитта:
Зовут.

Фаон:
         Не отпущу с угрюмым взглядом!
Цветы мне покажи свои!

Мелитта:
                                         Гляди!

Фаон (выбирая розу) :
Прими вот эту розу от меня!
(Прикалывает розу на грудь Мелитте.)
Пускай останется тебе на память
об этом часе, памяткой о том,
что и в чужом краю... есть други.
(Мелитта, растрогана и сжата, опустив руки, сдерживая волненье, опустила голову. Фаон удаляется на несколько шагов-- наблюдает Мелитту со стороны.)

Крик из храма:
Мели`тта!

Мелитта (Фаону) :
               То ли ты меня зовёшь?

Фаон:
Не я!.. Из дома кличут!

Мелитта (собирает работу, что было обронила) :
                                      Вот иду!

Фаон:
Что ,Мелитта, зажата ты. Подарок
не удружил тебе добром?

Мелитта:
                                          Твой дар?
Что бедной мне желать ещё здесь надо?

Фаон:
Для Суеты и Гордости кичливой
годится злато в дар, цветы к лицу
любви и дружбе. Все твои они!

Мелитта (роняя цветы) :
Да? Все мои? Их девки озорные
нарвали там... они, пожалуй, для...
Нет, ни за что!

Фаон:
                         Так в чём же дело?

Мелитта:
Они кусты до прутьев оборвали!
Ни цветика им не оставив, все!
(В изумлении рассматривает кусты.)
На том кусте одна осталась роза,
но слишком высоко, не дотянусь!

Фаон:
Смогу помочь тебе!

Мелита:
                                 Ай, не желаю!

Фаон:
Я замыслами просто не бросаюсь!

Мелитта  (забираясь на кушетку) Что ж, ладно, подойди, я укажу!

Фаон:
Она там, справа, на краю?

Мелитта (встав на цыпочки, указывает ветвь, с самого конца которой свисает роза) :
                                            Достанешь?

Фаон (не замечая розы, любуется Мелиттой) :
Пока не достаю!

Мелитта (тянет вниз ветвь) :
                           А так тебе поближе?!...
Увы мне! Падаю! я показала!
Теперь свалюсь!

Фаон:
                            Нет, я держу тебя!
(Ветвь ,влекомая ею,  всё быстрее клонится долу; Мелитта шатается-- и падает в обьятья Фаона.)
Мелитта:
Пусти меня!

Фаон (прижимая её к себе) :
                   О, Мелитта!

Мелитта:
                                       Увы мне,
оставь меня, прошу! Ах!

Фаон:
                                        Мелитта!
(Быстро целует её в губы.)


Сцена пятая

Сапфо, просто одетая, без венка и лиры. Предыдущие.

Сапфо:
Тебя приходится искать, мой друг?
... Ага! Что вижу я?

Мелитта:
                              Хозяйка, ой!

Фаон:
Что, Сапфо здесь?
(Отпускает Мелитту.)
(Пауза...)

Сапфо:
                               Мели`тта!

Мелитта:
О, дама превосходная!

Сапфо:
                                       Что ищешь?

Мелитта:
Ищу цветы.

Сапфо:
                 Не без успеха, вижу!

Мелитта:
Вот роза, там ...

Сапфо:
                          ... что на губах горит.

Мелитта:
Она столь высоко.

Сапфо:
                             Похоже, низко!
Пошла!

Мелитта:
           Мне надобно...

Сапфо:
                                   Иди ты прочь!
(Мелитта уходит.)

Действие шестое

Сапфо. Фаон.

Сапфо (после паузы) :Фао`н!

Фаон: О, Сапфо!

Сапфо:                           
Ты покинул рано
свои пир! Иль он не по тебе?!

Фаон: Я кубка и разгула не любитель!

Сапфо: Р а з г у л ?!  Звучит почти как вызов мне.

Фаон: Что значит это?

Сапфо:
                                     Видно, я ошиблась,
устроить шумный праздник к возвращенью!..

Фаон: Я не о том!

Сапфо:
                            В избытке сердце часто
привольных ликований  и щ е т,
чтоб, разомлев от неги посторонних,
порадоваться тихо во груди.

Фаон: Да, так.

Сапфо:
                      Мне надобно соседям добрым
за их любовь ко мне воздать. Они
лишь за вином способны радоваться!
Пожалуй, знаешь это ты! В грядушем
обуза праздненств нам не омрачит
уютной тиши, что тебе любезна
не менее, чем мне!

Фаон:                               Благодарю.

Сапфо: Уходишь?

Фаон:                  Коль желаешь, я останусь!

Сапфо: Уйти, остаться ль-- сам ты господин!

Фаон: Ты гне`вишься?

Сапфо (взволнованно) : Фаон!

Фаон:                                           Чего угодно?
Сапфо: Мне? Ничего.
Фаон:                          А всё ж?                            
Сапфо:                                      Я увидала,
ты с Мелиттой шутил...
Фаон:                              С кем? С Мелиттой?...
Ну да, случилось так. И что же?
Сапфо:                                         Она
мила, дитя!
Фаон:          О, да! А ты права!
Сапфо:
Она милее мне служанок прочих,--
--моих  д е т е й, так выразиться смею,--
ведь я люблю их как детей своих.
Коль я не отпускаю их на волю,
то в этом лишь Судьба виновна, ведь
она мне поручает сладкий долг,
даря сирот бездомных под опеку,
до срока мне в науку отдавая,
лишая материнской ласки их.
Я к радости такой привыкла,
а средь гражданок лучших Митилены
суть многие, что благодарно помнят
как в юности я наставляла их.

Фаон: Прекрасно, мило!
Сапфо:                            Среди всех деви`ц,
что доставляли мне игру отрады,
мне Мелитта дороже остальных,
любезная игривая тихоня.
Пусть дух её приземист, не дано
талантов ей искусствам обучаться,
всё ж среди прочих мне она милей,
дороже: благодушна и честна;
любовь из сердцевины источает
медлительно, подобно шелкопряду,
чей домик с обитателем един,
что при малейшем шорохе сникает--
колечком завернётся, разве нитью
способен оградить уют себе,
но ,укусив, сосёт своё упорно--
добычу заедает наповал.

Фаон:
Прекрасно, мило! Дальше, что ещё?

Сапфо:
Я не взыщу, прости, мой лучший друг!
Я не взыщу с тебя, пусть шутка,
невольная без умысла, смогла
разжечь в груди деви`цы этой чувство,
неутолимо колющее жало.
Желала б я, любя, её наставить,
как сердце рвёт тоска неугомонно,
как му`ка позабытую казнит.
Мой друг!..

Фаон:               Что ты сказала?
Сапфо:                                        Не слушал ты?
Фаон: Слыхал "любовь казнит"!
Сапфо:                                         Пожалуй, да!
Мой друг, пока ты неуверен. Надо
нам будет после обсудить сей пункт!
Фаон:
Охотно, в следующий раз!
Сапфо:
                                           Пока!
До скорой встречи! Во пещере этой
мне музы вдохновеньем наделяют.
Однако, я надеюсь, что оставят
меня они сегодня-- в этот час
покоя исцеления желаю.
Что ж, будь здоров и ты!

Фаон: Уходишь?
Сапфо:               ...ты желаешь?...
Фаон:                                            До свиданья!
Сапфо (гневно отворачиваясь): Пока!
(Уходит прочь в пещеру.)


Действие седьмое

Фаон (один, ненадолго пристально задумавшись с застывшим взглядом) :
И вправду ты?...
(Оглядываясь.)
                        Она ушла!..
Я раздражён, и голова болит--
пуста, полна!
(Бросая взгляд на кушетку.)
                      Здесь сиживала та,
проворная, цветущая, ребёнок.
(Присаживается.)
Теперь и наконец-то я прилягу!
(Роняет голову на руки.)

Занавес.

перевод с немецкого Терджимана Кырымлы heart rose  
Текст оригинала см. по ссылке:
http://projekt.gutenberg.de/index.php?id=12&xid=957&kapitel=2&cHash=f8b4e33b702
(там первая страница, дальше листайте)

Франц Грильпарцер "Сапфо", трагедия (отрывок 1)


Сапфо

Франц Грильпарцер


трагедия в пяти действиях

Действующие лица:
С`апфо;
Ф`аон;
`Эвхар и Ме`литта , рабыни;
Рамн, подчинённые ему рабы;
Местный
(житель Лесбоса,--прим.перев.);
служанки, слуги и местные.


Действие первое


Открытая местность. В глубине сцены-- море, чей плоский берег слева упирается в уступы скалы. Прямо на берегу-- алтарь Афродиты. Справа в глубине сцены-- вход в пещёру, заросший кустарником и плющом; дальше-- окончание колоннады, к нему-- ступени, ведущие в жилище Сапфо. Слева сцены, в глубине-- высокие розовые кусты и скамья пред ними.

Сцена первая

Кимвалы и флейты, неразборчивые радостные крики вдали. Быстро выходит Рамн.

Рамн:
Отриньте нежный сон! Она идёт, всё ближе!
О, если бы  ж е л а н ь я м  крылья ,чтобы
несли живое сердце прытче ног.
Ленивицы, бегом! Горазды мешкать?
Вас не дозваться, сонь немолодых.
(Из колоннады выходят Эвхар , Мелитта и служанки.)

Мелитта:
Почто бранишь нас? мы уже явились!

Рамн:
Она всё ближе.

Мелитта:
                         Кто?.. О, боги!

Рамн:
                                                  Сапфо!

Крик (из-за кулис) : Хайль, Сапфо, хайль!

Рамн: Да, Сапфо, хайль! Всем мiром!

Мелитта:
Что это значит..?

Рамн:
                            Боги, зрите--
чем эта девушка удивлена?
С венком вернулась Сапфо, с олимпийским,
победу в Играх славных одержав
пред ликами всех полисов Эллады
в достойном состязании меж равных,
где дар её был им вознаграждён.
Поэтому народ спешит, ликуя,
на встречу с ней; пустите птиц из храма--
да вознесут хвалу на крыльцах крепких
и к облаку возвысят имя славной.
Рукою  э т о й ,  э т и м и  устами
я ей открыл секреты речи лиры,
и песни буйной волю преподал
в союзе сладостном стихосложенья.

Народ (из-за кулис) : Хайль, Сапфо! Сапфо, хайль!

Рамн (девушкам) : Что ж, веселитесь вы!
Венка не видите вы, что ль?

Мелитта: Лишь Сапфо!
Нам бы поближе подойти к ней!

Рамн:              
                                                     Нет,
останьтесь здесь-- вам счастье дома быть,
иль он не добр вам? Сапфо свыклась
с иными откликами в торжестве своём!
Вы лучше уберите в доме, правда:
лишь службой челядь чествует господ.

Мелитта:
Взгляни туда, где Сапфо-- видишь?..

Рамн:
                                                                Что же?

Мелитта:
Взгляни! Иной сияет образ там,
из лиры выгнутой и струн её
Бог создал небывалую статую.

Рамн:
Я вижу! Вы ж уйдите прочь!

Мелитта:
                                              Нас кликнешь?

Рамн:
Да позову вас! знайте, что хозяйка
вернулась, знайте-- служба радость вам,
поэтому вам веселиться дома.
М у ж ч и н а  смеет громогласным кличем
приветствовать возлюбленную-- б а б а,
ему по нраву, тихо влюблена.

Мелитта:
Позволь нам лишь...

Рамн:
                                   Ни-ни! Прочь, прочь!
(Он прогоняет девушек.)
Теперь ей встреча добрая готова,
ведь глупое присутствие служанок
не осрамит любимый праздник наш.


Сцена вторая

Сапфо-- в богатом уборе на колеснице, влекомой белым конём, с золотой лирой, на челе-- венок победительницы. Рядом с нею стоит Фаон, он одет просто. Громко ликуя, народ окружает колесницу.

Народ (подступая) : Хайль, Сапфо!
Рамн (смешиваясь с толпой) : Хайль, достойнейшая Сапфо!
Сапфо:
 Друзья, благодарю вас, земляки!
 По-вашему, я радуюсь венку,
что красит  г о р о ж а н,  гнетёт  п о э т о в;
угодно вам? пускай, предстану в нём.
Здесь юности мечтательный задор,
певцов младых дерзания наощупь,
победы одуряющая нега
моей душе хмельной предстали купно,
над отчими гробами кипарисы
напев вершат духовный тихо
здесь, где не отыщешь равнодушных,
где радуют мои стремленья всех,
в кругу родном, в любовном окруженье--
и мне награда не казнит чело,
впервые, не казнясь, её надену.

Некто из народа:
Честь велика нам звать тебя своею!
Ты речи скромные отринь, ведь краше
Эллады всей ты спела состязаясь!

Рамн (проталкиваясь вперёд) :
Ты, доблестная, мой прими привет!

Сапфо (сходя с колесницы, дружески приветствуя встречающих) :
Рамн, дорогой, привет тебе!.. Артандр,
и ты здесь, хворям старческим в укор?
Родо`па и Калли`сто, будет плакать!
Глаза роняют слёзы с сердцем в такт?
Взгляните-- вот я! прочь, печаль!

Некто из народа:
Привет тебе на родине отцовской,
привет тебе в кругу благих друзей!

Сапфо:
Приветсвуйте как следует гражданку--
она к вам с гражданиним возвратилась:
вот Фаон, что из доблестного рода,
способен с храбрецами лучшим стать!
Хотя годами он покуда небогат,
но держит слово мужа, дело знает.
Коль бранногой меча вам недостанет,
трибуна глотки, уст поэта тонких,
совета верного, руки, плеча--
его окликнуть раз довольно вам.

Фаон:
Смеёшься, Сапфо, над юнцом-беднягой!
Чем заслужил я эту похвалу?
Поверит кто ль в величье простака?

Сапфо:
Коль покраснел ты, веры не видать.

Фаон:
Стыдясь, я лишь немею в удивленьи.

Сапфо:
Уверься в том, чем обделил себя:
молчанье и заслуга --сёстры.
Друзья мои, вам навсегда признаюсь:
люблю его, избранник это мой.
Он, даровит вполне и тем способен,
меня с вершин поэзии надмирных
в луга задорные обычной жизни
с настойчивостью мягкой вниз влечёт.
За этою стеною, среди вас
я скоротаю жизнь пастушки в поле;
венок и мирт забудутся в чулане;
наградой мне средь мирного уюта
игра на струнах этой лиры будет.
Ту, что доселе почитали вы,
и удивленьем досыта поили,
любить нау`читесь,  л ю б и т ь,  друзья.

Народ:
Хвала тебе, достойная! Хайль, Сапфо!

Сапфо:
Довольно! Благодарствую, друзья!
Ступайте за моим слугой, вам будет
питьё и угощенье дабы пиром
и танцами лихими завершили
вы праздник нашей долгожданной встречи
и возвращенья к вам меня, сестры!
(К землякам, приветствующим её.)
Пока... и здравствуйте... ты... вы... все... каждый!
(Рамн удаляется с земляками.)

Сцена третья

Сапфо. Фаон.

Сапфо:
Друг мой, вот Сапфо как живёт:
за добрые дела-- благодаренье,
а за любовь ей дружбой воздают!
в обмене непрестанном жизнь минает.
Была довольна, счастлива безмерно--
ты половину дара возврати,
не ощущая сытости избытком.
Я научилась, бедствуя, терять:
родители сошли предчасно в гроб,
а братья, что терзали сердце мне,
сестре дражайшей, отчасти судьбой,
наполовину по своей вине
низвергнуты, давно уж, к Ахерону.
Мне ведомо, как жжёт неблагодарность,
как фальшь казнит; я к сердцу принимала
любви обманы, дружбы недомолвки--
так научилась, бедствуя, терять!
Одной утраты, верно, не стерплю,
твоей любви и дружбы, Фаон мой!
А потому, возлюбленный, угодно
мне испытать тебя! Пока не знаешь,
что за безмерность эту грудь вздымает!
Любимый, знай, когда прильну к тебе,
я б не желала пустоту обресть
в груди твоей.

Фаон:
                       Возвышенная дама!

Сапфо:
Не так! Неужто сердце подсказать
иных, ласкатетельных имён, не в силах?!

Фаон:
Мне б знать, с чего начать, что молвить.
Из жизненных низин моих тишайших
я вознесён к сиянию лучей,
к семи ветрам на солнечной вершине,--
с чем все желанья лучшие мои
бесплодными, бесцельными остались,--
но, неге неожиданной в укор,
я счастья в этом всём не нахожу.
Леса, брега я только что видал,
и небо голубое, хижин бедность--
и вряд ли убедить себя способен,
что всё вокруг меня теперь-- не сон,
и   э т о  я  едва стою, шатаясь,
тобой на волнах счастья утверждён!

Сапфо:
Лукавишь, милый мой, лукавишь ты!

Фаон:
И вправду ты и есть та дама
возвышенная, чей надмирный зов
вздымается, ликующий, до неба,
просторы полня от Пелопоннеса
до смычки Фракии суровых гор
с землёю жизнью пышущей Эллады,
во все концы, куда доплыть есть сил,
морей, что вспененны рукой Хронида*
(*Зевс, сына Хроноса,-- прим.перев.)
до брега Малой Азии, где солнце
дарами житницу земную полнит,
повсюду, где эллинские уста
распевами речь божескую славят?
Что ж ты, зачем, возвышенная дама,
вдруг положила глаз на бедняка,
юнца без имени, удела, славы,
который недостоин славной,
столь чтимой, ведь  е ё  волнуешь.

Сапфо:
Тьфу на неё, дурную злюку лиру!
Она ль способна тронуть госпожу,
любовь её привлечь, своей ответить?!

Фаон:
С тех пор, себя как помню, с той поры
когда я слабою рукой касался
струн лиры, образ твой --передо мною!
Когда я в круге братьев моих дерзких
в отцовской низкой хижине сидел,
Теано, моя милая сестрица,
играя в ласточку, чернеющую мельком,
песнь о тебе наигрывала, Сапфо;
молчали мы тогда, юнцы лихие,
да как хранили девушек достойных,
чтоб золота крупицы не утратить;
а как она ,сестрица, заводила
средь девушек прекрасных песнь свою,
проникновенно пылкую, о юной
любви богине, чистой Андромеде,
об Аттисе, Кибелой обречённом,
ловили мы все жесты, каждый вздох,
что сладостно вздымал ей грудь младую--
и лился плач в разбуженной ночи`,
насущные нам беды затмевая.
И, запрокинув чувсвтвенно головку,
Теано прободала ясным взглядом
тьму хижины, и вопрошала нас:
"Как выглядит Великая Певунья?
Мне кажется, её я вижу ! Боги,
средь тысяч дам узнала бы её".
Вдруг распускались наши языки--
и всякий мучился в плену фантазий
изюминок красе твоей добавить.
Тебе приписывали взор Паллады,
обьятья Геры, пояс Афродиты--
всё возбуждало страсти и манило.
Лишь я вставал и молча уходил
в тиху`ю одинокую страну
благославенной Ночи. Там, на пульсе
Природы сладко дремлющей, средь чар
её магически-могучих сфер
я раскрывал тебе свои обьятья.
И только снега хлопья с низких туч,
Зефира вздох ленивый, гор нектары,
Луны усталой серебро сиянья
проняв, моё топили естество,
моею становилась ты, вблизи
я чувствовал тебя-- и образ Сапфо,
сияя, плыл на светлых облаках!

Сапфо:
Ты от щедрот души меня украсил.
Жаль, если в долг, придётся возвращать!

Фаон:
Когда ж отец в Олимпию послал
меня на состязание возни`ц,
то по дороге к Играм я горел,
узнав, что Лира Сапфо прозвучит
в борьбе за Лавр, назначенный поэтам--
и победит, я был уверен в том.
Сомлело сердце в зное ожиданья,
валились скакуны мои, ещё
не увидал я башен олимпийских.
Я ожидал. Бег шустрых колесниц,
борцов искусство, диска дерзкий лёт
не трогали заждавшейся души;
не спрашивал имён я победивших--
желал достичь красивейшей, превышней.
Я должен был увидеть лишь тебя,
венец всех жён; и вот он наступил,
день состязания певцов, когда
Алкей отпел своё, Анакреон,
впустую,-- те не стронули оковы
отягощавшие мой разум воспалённый.
И чу! Толпою шёпот пробежал--
и надвое она раздалась, слава!
Внутрь дама с лирой золотой в руке
вошла, минуя изумленья спёртость.
До смуглостью не тронутых лодыжек
лилейно-белое спускалось платье
ручьём стремящим сквозь цветущий луг.
Она бурлила пеной; лавра, пальмы
напоминала зелень; славу, слово
и мир сливала в нежной песне с чувством--
всё, что с поэта требуется, что
ему взаймы даётся от природы.
Что кра`сны облака зари под солцем,
багряный плащ струился вкруг неё,
а сквозь распущенные локоны её,
черней крыл ворона и гуще ночи,
луной поблёскивала диадема--
её могущества высокий знак--
и тотчас крик в моей душе раздался:
"Да вот она!" И это была ты.
Ещё я не успел воскликнуть, как
возликовал народ тысячегласый
столь сладостное имя выкликая.
О том, что пела ты затем,
как победила в состязанье,
как ,приняв на чело венок достойный,
в пылу азарта лирою метнула
в народ, попав в меня, пронзила взглядом
едва дышащего юнца тупого,
Высокая, ты знаешь лучше, чем
чудак полуразбуженный спросонья,
пытяющийся осознать, что сталось
с ним, замечтавшимся средь бела дня.

Сапфо:
А то, я знаю, ты стоял, умолкший,
робея. Словно жизни весь удел
в глаза твои стремился только к неге,
что бережно с земли своей сбирал--
те искрами завидными сверкали.
Я знак дала-- ты следовал за мной
в глубоком ,вне сознанья, упоенье.

Фаон:
Кто б мог поверить в то, что дама
Эллады первая подарит взгляд
последнему из юношей эллинских!

Сапфо:
Не осуждай судьбу и сам себя!
Не презирай богов златых даров,
что детке при рожденьи назначают,
они даются к страстным негам жизни,
чело, ланиты, грудь и сердце метят!
Они суть верные опоры, бытиё
им нить непрочную житья вверяет.
В телесной красоте достаток добр,
он же страстям дражайшая награда:
упорство и отвага к созиданью,
решительность и наслажденье тем,
что  е с т ь , фантазия, что честно служит--
всё это украшает грубость троп
ведущих нас по жизни скоротечной,
она же цель высокая, чтоб  ж и т ь!
Напротив, никому не нужен хор
бесплодных муз, которым предназначе
венок из лавра им под стать, он хладен
не ароматен, лишь казнит чело,
иную жертву не предпочитая.
Он страшен на позорище людском,
и навсегда обречено Искусство
(... раскрывая обьятья для Фаона...)
выпрашивать у Жизни от избытка.

Фаон:
Что говоришь, волшебница благая,
неправда это, что сказала ты!

Сапфо:
Давай-ка, друг любимый, испытаем,
д в у м я  венками оплетём чела,
пригубит Жизнь Искусства чару,
а та из чары Жизни отхлебнёт.
Взгляни, вот местность, что наполовину
Земля, наполовину-- Луг, который
лобзает берег Леты, исполнен
простой и тихой прелести притом;
в пещерах этих, в кущах диких роз,
в колонн домашних дружеском соседстве,
угодно нам, бессмертным подражая,
которым глад и сытость незнакомы--
лишь в наслажденьях вечно та же нега,
красой Бытья возрадоваться вместе.
Что у меня, твоё. Что пожелаешь,
бери, дерзай, на радость мне творя.
Взгляни вокруг, дом этот ныне твой.
Я слугам вот накажу, что господин
ты впредь-- им впрок пример хозяйки.
Эй, девушки! Рабы, ко мне!

Фаон:
                                             О, Сапфо!
Чем оплатить мне множество добра?!
Мой долг, всё прирастая, угнетает!

Четвётрый акт

Эвхарис. Мелитта. Рамн. Слуги и служанки. Предыдущие.

Рамн:
Звала нас, госпожа?!

Сапфо:
                                   Да, подойдите!
Взгляните, вот ваш господин!

Рамн (удивлённо, вполголоса):
                                                  Хозяин?

Сапфо:
Кто молвил? (натянуто) Что сказать желаешь?

Рамн (пятясь) :
Я? Нет.

Сапфо:
           Вот господин ваш, посмотрите.
Что впредь ему угодно, исполняйте
столь ревностно, как для меня самой.
Увы тому, кто непослушен будет,
кто омрачит его чело морщинкой,
преступнику домашнего закона!
Могу простить того, кто мне противен,
кто оскорбит  е г о, мой примет гнев!..
Мой друг, тебя вручаю их заботам,
я вижу, что с дороги ты устал.
Позволь им славно гостю услужить,
прими от друга первый дар в усладу!

Фаон:
О, мог бы я свою былую жизнь
отринуть словно ветхие одежды,
о п о м н и т ь с я  и  ясность обрести,
определиться, чем желаю стать!
Пока! Мы скоро свидимся, надеюсь!

Сапфо:
Ты нужен мне. Пока! Будь здесь, Мели`тта!
Фаон и слуги удаляются.

перевод с немецкого Терджимана Кырымлы heart rose
Текст оригинала см. по ссылке:
http://projekt.gutenberg.de/index.php?id=12&xid=957&kapitel=2&cHash=f8b4e33b702
(там первая страница, дальше листайте)