хочу сюда!
 

Алла

38 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «семейная история»

Св. Николай для меня – не только добрый дедушка с подарками,..


   … и отмечаю его день не только потому, что я Николаевна. Св.Николай - наш семейный святой. Ещё с поколения моих дедов. Почему?.. Лучше всего ответит на этот вопрос кусочек в одном из моих эссе прежних лет:


«… думаю, нужно признать спорным материалистическое утверждение о том, что неодушевленные физические предметы могут обладать только физическими видами энергии.

В родительском доме, будучи еще подростком, я поинтересовалась у мамы одной вещью, привычно, но всегда как-то незаметно стоявшей в тихом уголочке дома, подальше от посторонних глаз. Это была маленькая, примерно 10 на 15, слегка обгоревшая по краям деревянная иконка с изображением Святого Николая. В доме других икон не было - троих детей старались воспитывать так, как требовалось в то время в обществе.

Изображение на дереве и сама дощечка сохранились почти безупречно, но бронзовые украшения в уголках маленькой деревянной пластины были оплавлены и покрыты зелеными окислами. Нужно думать, что температура, которой подвергалась иконка, была достаточно высокая. Эта алогичность и заставила меня спросить у мамы об этой вещи.

Во время войны она была примерно в том же возрасте, что и я, когда спрашивала. Частые бомбежки заставляли постоянно держать наготове погреб, стоявший чуть в стороне от дома, куда их семья едва успевала спрятаться, заслышав тяжелый гул подлетающей немецкой авиации. Это было небольшое село и средств массового оповещения, как в городах, там не имелось. Успеть спрятаться означало выжить.

После одного из таких налетов, когда перестала сотрясаться земля, они поднялись на поверхность и не увидели своего дома. Вероятно, попадание было прямым. Мои дедушка и бабушка с тремя младшими детьми (старший был на фронте в блокадном Ленинграде) стояли у дымящихся руин в том, в чем были перед бомбежкой. Их жилье превратилось в месиво из пепла и глины. Уцелели только две-три домашние птицы и, оглушенные, испуганно кричали и бегали неподалеку.

Ночевали под открытым небом, а когда руины остыли, стали искать в них возможно сохранившиеся вещи и утварь, которую можно было бы еще использовать в абсолютно опустевшем хозяйстве. Но, увы! То, что не сгорело, оплавилось. Единственной, оставшейся целой, правда, с оплавленными украшениями по краям, оказалась маленькая деревянная иконка Святого Николая. Все недоумевали, как при этом могло остаться почти неповрежденным дерево с изображением святого на нем. Никто из семьи тогда не получил даже царапины...

С тех пор Святой Николай всегда считался нашим семейным святым, а чудом уцелевшая иконка стала у нас передаваться из поколения в поколение. Помню, что в трудные минуты мама украдкой что-то тихонько шептала перед ней в укромном уголке родительской спальни. Сейчас она хранится где-то в семье сестры,..»