хочу сюди!
 

Лена

44 роки, скорпіон, познайомиться з хлопцем у віці 25-35 років

Замітки з міткою «записки сумасшедшего»

Свобода

Как автор - прошу не принимать все ниженаписанное всерьез. Как человек - не читайте ниженаписанное.

Серые стены. Где я? Я есть. Меня нет. Нет ни рук, ни ног. Я лечу? Быть может. Как бог. Бог. БОГ.
Эхо и солнечные лучи играют со мной в прятки, подталкивая к двери.
Шаг-вздох-шаг... На двери надпись "С. В. О. Б. О. Д. А". Именно так,
через точку, словно каждая буква несет в себе свой собственный заряд и
смысл.

- Играем в игру?
- Кто ты?
- Я человек. А ты - нет. Ты лишь плод моего больного (ха-ха!б. о. л. н.
о. г. о!) воображения. Ты птица. Ты воздух и маковая соломка, черт
побери. Ты кто угодно, если я этого захочу.

Мне знаком этот голос. Он до боли похож на... мой.

- Я тоже. Я человек. У меня есть родители. Друзья и пачка дешевых сигарет в кармане. Я чувствую их. Кто ты?
- Я твой ангел-хранитель. Я твоя мать. Я твоя гребаная девушка с 3-го
подъезда!- незнакомец засмеялся так, что если бы секунду назад не
пропали стены, то они бы обязательно задрожжали.

- Я не...
- Конечно ты НЕ... Ты НЕкто. НЕчто. Но (как же я люблю "но"!), ты
можешь стать всем. Стать настоящим. Стать человеком. Ты готов сыграть?

...Три! Два! Один! Начали!
Где-то вверху зазвучала музыка. Шопен?
Я бегу. Черный ворон на плече противно язвит что-то насчет моих ватных
ног. Дверь, она ускользает, бежит прочь от меня. Прямо по коридору.
Вправо-прямо-и-налево. Ноги и впрямь не слушаются, я слишком устал.
Хочется спать. Спать. Спать.

- Подъеееем!
Это был отец. Он схватил меня за ухо и стащил с постели.
- Засранец! А ну вставай! Или за дверью должен Пушкин бежать?!
Я бегу. Ворона нет. Нет и отца. Есть только я и дверь. Я... Я в пижаме?
Мне стыдно.

Наплевать! Там, за дверью свобода! С. В. о. Б. О. Д. А! "С" - сила, "В"
- воля, "О" - обилие, "Б" - будущее, "Д" - деньги, "А" - айлавеврибади.
Я бегу. Как, мать их всех, жарко. Душно-о-о-о... Шею, словно удав,
сдавливает... На шее удав, тугие кольца обвивают шею. Он что-то шепчет.
Я вот-вот за-до-...

- Больной. Вы абсолютно здоровы. Мы сейчас вас выпишем и вы продолжите
свою гонку за свободу.- доктор едва слышно захихикал. Я в палате.
Тапочки, двое носков, старая расстянутая футболка и спортивные штаны
"ягуар" - уж лучше, чем пижа... Мимо, громыхая, промчалась дверь (что
за...на ней белый халат?!)...

- Левой, правой, левой, правой.- мимо проходит взвод солдат.
Финишная прямая?! За ограждениями стоят люди. Они апплодируют! Я им
нравлюсь! Они верят в меня! Дверь на расстоянии вытянутой руки. Раз,
два, еще, ну же, ну же! Я не могу подвести стольких людей! Они болеют
за меня! Я догоню! Кажется, я видел Сережку с потока. Он рад? Черта с
два рад - он не в шаге от своб...

Я поймал тебя! Я...я... я могу вот сейчас открыть дверь и стать
человеком. Настоящим. Не выдумкой какого-то психа. Открыть... Сделать
шаг...Ты мой приз в реальность...

- Ты человек, настоящий, слышишь меня, настоящий!
Анна трясла хрупкое, беспомощное тело. Сына? Да, он был ее сыном, у
него было имя, были друзья и стопка журналов с голыми женщинами под
кроватью, но в то же время... Через минуту он стал никем, кроме как
трупом с пьянодовольной улыбкой на взрослодетском лице. Парень сиганул
с четырнадцатого этажа, прихватив по пути вниз черного кота с седьмого.
Сломанные ноги у Димы вывернулись в разные стороны, как это бывает у
марионетки, если бросить ее на пол. В руке сына мать (не сразу - потом)
нашла помятый листочек в клетку. На нем, как-то по-детски неуверенно и
немного коряво были выведены буквы С, В, О, и Б...

Никто из прохожих так и не остановился, так и оставшись "прохожими".
Тело мальчика, заказавшего в телемагазине новый стимулирующий,
освежающий, возбуждающе-успокаивающий препарат SVOBODA-3000, вот-вот
увезут на свалку.