хочу сюда!
 

Ксения

38 лет, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 40-45 лет

Заметки с меткой «gorky look»

Кучма воспоминаний, або Четыре возраста Самус Аран (возраст I)

Ноучный профессор Gorky Look

Когда-то я с одним россиянином был влюблен в одну и ту же девушку. Мы все работали в одном бизнесе, только в разных компаниях: я жил в Киеве, он – в Москве, а она была родом из Японии. Мы были связаны по работе и иногда созванивались по телефону (потому что с интернетами в СНГ был напряг). Девушку звали Самус Аран, она работала главным героем в игре «Super Metroid» для «Супер Нинтендо Энтертейнмент Систем». Физически она жила в картридже серого цвета, а виртуально – в куче локаций на разных планетах, где уничтожала монстров в рамках служебных обязанностей.

Сергей из Москвы всегда опережал меня в романтических отношения с Самус на один-два уровня игры, потому что мануалы и прохождения по игре тогда существовали отдельно от носителей, в виде бумажных книжек и буклетов. Они первым делом поступали в Москву, на «Стиплер», а уже оттуда к нам – если поступали вообще, и их не разбирали еще на уровне хед-офиса. Конечно же, Сергей лучше знал - как обращаться с Самус. Более того, он даже раньше меня узнал, что Самус – девушка. Я, из-за ее бронекостюма и пиксельной графики, сначала вообще думал что это робот. Потом – что накачанный мужик с кондиционерами на плечах. И только когда Сергей прислал мне буклет со стройной блондинкой в голубом комбинезоне, я понял, что это моя броненосная Беатриче, моя лазерная Ла Пусель.

Я не выкатывал претензий Сергею, ведь в любви правил нет, и каждый пользуется своим преимуществом.

Я не мог пригласить любимую домой. Единственный в киевском офисе картридж с "Суперметроидом", пройденный мной более чем наполовину, лежал без права выноса – для демонстрации различных локаций игры покупателям. Кто знаком с особенностями сохранения игры на картридже SNES с круглой батарейкой – поймет почему. Поэтому я оставался с Самус в офисе, и случалось даже, что засиживался до утра, нежно держа свою любимую за джойстик.

Девушка она была активная, любила бродить по лабиринтам с чудовищами, часто попадала в безвыходные ситуации, и тогда, переступив через гордость и ревность, я звонил по междугородке в Москву своему сопернику по любви.

- Ты ахуел, чтоли? – шипел Сергей в трубку, - Ты знаешь который час?
- Одиннадцать вечера.
- Это у вас одиннадцать, а у нас на час позже. Что там опять у тебя случилось?
- На дне колодца сидим. Вылезти не можем. Тут какой-то страус бегает, вверх из колодца вылетает. Страус может вылететь – а мы нет.
- Так это же подсказка от разработчиков игры! Слушай, жми два раза вперед, разгоняйся, прыгай на стенку и дави вверх!

Я пробовал – ничего не получалось. Сергей ругался, называл меня рукожопом, потом международная связь обрывалась. На другой день секретарша звала меня к телефону: «Вам из Москвы звонят».

- Ну что, вылезли из колодца? – спрашивал Сергей.
- Не-а, - уныло отвечал я, - Сидим.
- Блядь! Там же все просто! Ладно, сейчас я тебе из мануала отсканирую картинку – как нажимать на джойстике, и по факсу скину. Факс на этом же номере?
- Ага.

Были же нормальные люди даже в Москве. Куда они девались? Как это вообще получилось?

***
Союз распался, когда моя Самус была еще маленькой восьмибитной пиксельной девочкой на NES. Мало кто помнит – как этот распад происходил, тем более что данный момент истории засран кацапскими мифотворцами чуть ли не гуще и толще, чем Великая Отечественная слоем «панфиловцев и паковым льдом, намерзшим на генерале Карбышеве.

Республиканские элиты РСФСР, отдуплившись – какие ништяки нарыли на ямалах да уренгоях советские геологи-нефтяники-газовщики, преимущественно с фамилиями на «-ко», начали в кукушачьем стиле выталкивать из общесоюзного гнезда лишние рты, облизываясь и нервно подрагивая ляжками в предвкушении охуительного будущего. С прибалтами все прошло идеально, армяне и азербайджанцы кровожадно занялись друг другом, среднеазиатские чингизиды хитро прижмурились, понимая, что лучше быть ханом в своей орде, чем темником в чужой. А вот что делать с Украиной и Белоруссией было решительно непонятно. И начинать форматирование сознания кремлевским башням надо было со своих собственных урук-хаев.

Тогдашний аналог «хватит кормить Украину» звучал несколько иначе – «сбросить дармоедов со своей шеи» (с). Это можно было услышать даже на ЦТ-1, где в передовом, перестроечном телеформате, журналисты начали ходить по улицам и опрашивать случайных (ага) прохожих. Преимущественно, истеричных бабулек в мохнатых беретах, решительных, рубящих воздух сухонькими ладошками дедушков в шапочках-«петухах» и ироничных бородатых МНС-ов, ведавших тайно элитный вкус иностранного кофейного напитка «Пеле».

Сейчас это кажется обыкновенным, но тогда такая телевизионная свобода выносила мозги. Постарайтесь понять, было три стандартных положения переключателя: ЦТ-1, ЦТ-2 и УТ-1. Был еще УТ-2, но его никто не видел, а кто видел – сходил с ума. Телевизор был дельфийской пифией, и если кто попадал в него – то раздавал соседям автографы и не мылся целый год, чтобы не смыть сияние славы. Я однажды попал в телевизор, и два года был отличником в школе и даже начал встречаться с девочкой аж в седьмом классе. А вопрос доверия населения ящику не стоял вообще, раз сказали из коробки – значит, так и есть. Это вам не пруфы в интернете искать, это сам диктор Кириллов сказал, а дикторша Шатилова железно подтвердила.

И тут из этой непогрешимой пифии понеслось: «Хохлы дармоеды, объедают Россию, долой с нашей шеи! Как заживем тогда! Демократия, демократия, рынок! Каждому по труду! Великий, трудолюбивый народ, наши великие предки... наши великие богатства...» Большинство населения Украины смотрело на это действо с деревянным охуением, выслушивая от московских пенсионеров требования "жить по труду", и не понимая – то ли это мерещится после рабочего дня в колгоспе, то ли к телевизору тайно подключились сионисты и капиталисты.

На Арбате уже перекрашивали первые матрешки из румяных девок в Горбачева-Брежнева-Хрущева, вкладываемых в утробу друг другу – для продажи интуристам, а Украина, тяжелый советский крейсерский утюг, все еще непонимающе таращилась в телевизор, лупая очима. И не понимая – за что? Как же так? Чому выгнали з СРСР? А як же колгосп? А як же Днипрельстан? А Сталинград – за шо диды разом воювали? Та за шо москали так обидєлісь? Шо опять в нас не так?

Наша республиканская надежда, Первый Визирь Украины, Владимир «Новый Машеров» Ивашко мелким бесом умчался в Москву, чтобы на мгновение воссиять если не Генсеком ЦК КПСС, то хотя бы И.О. реализовать мечту своего пионерского детства и исчезнуть в канализации истории. Москва ворочала тяжелые блоки будущего мироустройства, а на недоуменные вопросы союзных республик – шо вообще творится, а? – отвечала «Идите нахуй. Не до вас сейчас».

Спустя четверть века эти же пидарасы обвинят нас в развале СССР и потребуют «сделать все назад как было». Ну, логично, ямалы-уренгои же не бездонные. Причастные уже пообедали без нас. Время мыть посуду.

***
Не надо делать из истории пафосную оперу, состоящую из сплошной гидности и велыких перемог. Шо було – то було. А було спочатку Слово, а потом, как водится, большинству було всем похуй на то Слово. Доля сознательных патриотов в начале 90-х была ничтожной, по отношению к общей массе населения, и если бы они не вырывали из себя душу, то никто бы их даже не заметил.

Первая национальная акция, которую я помню – типа цепь национального единства, по замыслам организаторов чуть ли не от Сяну до Дону – выглядела на Брест-Литовском проспекте как жидкая цепочка людей, державшихся за руки, с разрывами в цепи метров по сто-двести. Дождило в стиле "мряка". У некоторых были жовто-блакитные флаги – судя по расцветке и фактуре ткани, пошитые ночью на коленке из простыней и штор (иногда, из-за дефицита материала, встречались даже оранжево-фиолетовые вариации прапора, а кое-где были и в мелкий цветочек). Иногда среди них появлялись магазинные красно-синие флаги УССР из ацетатного шелка. Поток людей с опаской обходил этих мокрых клоунов, а милиция, еще с советскими кокардами и петлицами, получила инструкцию не трогать «националистов, руховцев и остальных сумасшедших».

Менты стояли под навесами остановок и курили, поглаживая новенькие экспериментальные ПР-75, ожидая, пока вода и скука разгонят демонстрантов по домам.

Всем было похуй, шел вечный дождь, и никто из прохожих и ментов не верил в то, что мокрые сине-желтые тряпки – это национальный флаг нашей страны. В общем-то, мокрые тряпки и выглядели как тряпки, до первого Майдана было еще пятнадцать лет, а до второго почти четверть века. И если бы прохожим тогда сказали, что под этими цветами сотни тысяч людей в одном порыве будут подниматься на ноги в радости и становиться на колени в скорби, никто бы из прохожих даже не понял – о чем ему говорят?

Я тоже ничего не понял, посмотрел на эту убогую движуху мокрых и жалких политических неформалов, и поехал за легендарными вкусными и дешевыми киевскими перепичками на станцию «Театральная» (тогда «Ленинская»). Ну, не я первый, библейский Исав тоже так прокололся на чечевице.

Россия тогда торжественно вступала в семью народов, в новый мировой порядок, наполненный демократией и рынком, уважением к международному праву и примату общечеловеческих ценностей. Где сам воздух насыщен свободой слова и уважением к личности. Вступала на условиях равноправия с великими державами и уважения к малым, вытолкав из состава СССР замурзанных и отсталых "братьев". Как праматерь Ева, при Божьем явлении из сорока своих детей загнавшая за хлев тридцать восемь немытых, и предъявившая Господу только Авеля и Каина.

В Россию уже прибыли первые партии демократических клубных пиджаков, контейнеры книжек Филиппа Котлера, слаксы-баксы-телефаксы, а самые прогрессивные новорусские обзавелись восьмибитными приставками NES и лапали через джойстики мою Самус Аран.

А мы шо? А мы село и глына. Куда нам, невчоным, в Европу?

Кому-то в 2015 году читать про это смешно. А кому-то нет.

***
Постшкрытпум.

Любой, кто более-менее знаком с историей УССР, знает – это была республика-донор, вложившаяся в общее дело не только прямыми перечислениями в бюджет, но и кадровой профессиональной поддержкой рыхлого имперского монстра по всей его территории, обычно в самых аварийных местах.

Исключая, конечно, несколько военных лет из своей истории – после того, например, как нацисты вывезли из Украины треть промышленного парка в Германию, а коммунисты – остальные две трети за Урал. Что характерно, из вывезенного немцами кое-что удалось получить обратно. Из вывезенного кацапами – нихуя, ни винтика. Все пришлось создавать с нуля. И тогда - да, нам пришлось просить помощи у России, как у наименее пострадавшей в войне республики-донора. Положив ради защиты Советского проекта в землю три миллиона бойцов, потеряв всю промышленность и почти весь жилой фонд, мы таки просили у москаля "шматочок хлиба, колы буде ваша ласка". И кацапы, 90% территорий расселения которых война Кремля с Рейхстагом даже не затронула, а гремела, преимущественно, в картонных репродукторах, теперь вечно будут считать себя нашими благодетелями.

Деньги, металл, топливо, продукты, машины, кадры – все это текло в общий котел из Украины, без оплаты и благодарности, по внутренним расценкам «одна тонна – одна галочка». Таким образом, например, более полувека вся европейская часть России питалась бесплатным газом из месторождений Дашавы и Шебелинки. Ненасытное жерло России забивалось эшелонами продовольствия из Украины. А взамен на рязанское быдло, понаехавшее на «послевоенное восстановление», и умеющее только катать тачку два часа в день и шесть часов бухать, в экстремальные и малопригодные для жизни людей районы Крайнего Севера и Дальнего Востока, отправились украинские квалифицированные специалисты.

Привычка россиян писать на себя чужие висты и списывать с себя на всех гору, касалась не только реального хозяйствования, но и менталитета, формируемого в народце. Именно на этом сыграли кремлевские крупье, организованно демонтировавшие СССР для последующей приватизации. Объявившие свой народ-паразит всеобщим кормильцем "ас дефолт", потому что хавка раздается из приоткрывающегося окошка в стенах древнего Кремля, которые утро красит нежным светом. Любой урка понимает значимость тюремной кормушки, откуда ежедневно появляется баланда - из этого и исходили мифотворцы. А у целого народа-урки даже сомнений по этому поводу не появилось.

Именно такое, наведенное башнями ощущение себя кормильцами и благодетелями, сформировало массовое отношение россиян к Украине в последующие десять лет после распада СССР.

Но то дали буде, бо уже в этой истории начинается второй возраст Самус Аран.


Копейка с газом, або Воды твоей родины, Муад-Диб

Я не разделяю популярного мнения, состоящего в том, что 95% всех людей – идиоты. Просто человек начал так резко усложнять свою жизнь (свою, а не себе), что большинство процессов, им же инициированных, он не то шо уже не понимает – а даже не помнит шо эти процессы где-то происходят. Ну, типа, живет в многоэтажном доме – и не знает где, стояк с холодной водой перекрывается. Что в жизни ему совершенно не мешает работать педиатром, потому что для знания вентилей и стояков в доме есть человек, абсолютно не разбирающийся в кори и ветрянке.


В итоге люди, морфировавшие в многочисленные подвиды, шо дарвиновские вьюрки, позанимали почти все экологические ниши в целом, но изолировали себя в частности. И если мыслить в масштабах человечества и глобализации, то все выглядит с орбиты через спутник заебись – слаженный труд миллионов человеков на всеобщее благо человечества. А вот в частности - мы все иностранцы и бесприютные бродяги, заблудившиеся в супермаркете...

Так, например, вовсе не является быдлом молодой студент-филолог, в панике убегающий через огороды от бешеной и не по годам быстрой бабки, размахивающей в погоне сапкой и страшно орущей: «Куды, падлюка, по копаному?» Тем более не является идиотом профессор-нейрохирург, испивший холодной водицы из колодца, а потом растерянно размышляющий – куда девать оставшиеся двенадцать литров воды из ведра. Вылить? Оставить? Допить? И нервничающий из-за того, что на него с прищуром пялятся трое очень нетрезвых, но очень местных краеведов, планируя критику для любого академического решения.

И этот инопланетный ужас происходит в родной стране, в области, в деревне, всего в получасе езды от дома на электричке!

А представьте себе, шо вы Атрейдесы и переселились на Дюну, на другой конец галактики. И нихуя вам не помогут ваши орнитоптеры, ласганы и силовые поля, потому что местные, услышав, как вы журчите в туалете, проклинают вас, и не плюют вслед только потому, потому что плеваться – это тратить дорогую влагу. Для них ссать в воду – все равно что срать в еду. Конечно, вам, прибывшим с морского Каладана, эти туземные забобоны решительно непонятны. До тех пор, пока местные не начинают подзывать хлебными крошками своих шаи-хулудов, чтобы те сожрали пришлых нечестивцев, ссущих в Воду, вместе с их погаными механизмами.

Так шо, научившись на 95% менять среду под себя, человек должен быть хотя бы на 5% готов с сам прогнуться под среду. Иначе он точно попадает в процент идиотов.

***
Когда Великий Дом Кацапидесов получил от падишах-императоров из ЦК КПСС разрешение на переселение своих подданных из сраней-рязаней в пустынный Крым, переехавших колонистов новая планета сильно удивила. Не было ни моря, ни персиков, ни эстрады с Райкиным, а из трещин в земле, заляпанных белесой паутиной, угрюмо водили жвалами тарантулы.

Вообще, мало кто понимает – что представлял из себя веками Крым. В сознании кацапа Крым ассоциировался с плакатами, приглашавшими летать туда самолетами Аэрофлота, пляжами и кипарисами, экскурсией в Бахчисарай к фонтану и в Джанкой к дыням. Что происходило на остальной площади полуострова не интересовало не только заезжих туристов, но даже завезенных на ЮБК из России почетных пенсофицеров и отставных вертухаев. Эти представители «крымского народа» могли тридцать лет прожить в Феодосии, и видеть северный Крым два раза в году из окна поезда – по дороге к маме в Псков и обратно.

Любознательные же могут почитать, например, про поход Миниха во время войны 1735-1739 года. Типа такого, душещипательного:

«По приходе войска на Украину Миних сделал смотр войск. Выяснилось, что в походе была потеряна половина регулярных войск. Причем основная часть людей погибла из-за болезней и физической усталости.

(…)Манштейн писал, что «зной до того изнурял людей, что многие из них падали мертвыми на ходу. В эту кампанию даже несколько офицеров умерли от голоду и лишений». Во всех же боях было убито и взято в плен не более двух тысяч человек, включая казаков.
Всего кампания 1736 г. стоила России около 30 тысяч человек. На этом кампания 1736 г. была закончена, в конце года Миних уехал в Петербург оправдываться перед императрицей.»

Итак, хоть Крым и не Арракис, и даже не Сахара с Каракумами, но половина 50-ти тысячной сардаукарской российской армии на солнышке таки высохла. И когда советские падишах-императоры выгнали татарских фременов, привыкших жить в подобных условиях, экономить каждую каплю воды и растить в своих сиетчах небогатый урожай на семью и базар, стало понятно, шо без глобального терраформирования не обойтись. Иначе, даже привыкшая к постоянной жизни за гранью ужаса срянь-рязань, убежит с визгом из этого субтропического рая с пеклом, солончаками и пауками куда-нибудь в уютную кедровую Сибирь.

Дорогостоящее право терраформировать этот ебаный Арракис было доверено еще шатающейся на ногах после военного погрома УССР – за свой счет и своими силами, естественно. Ну и возместив братской РСФСР этот дикий инопланетный пейзаж ответным подарком - вполне ухоженными и плодородными землями собственной республики.

***
Сушняк – островное проклятие. Если вы представляете себе остова по тем тропическим парадайзам, где живет Кинг-Конг и находится Голубая лагуна, то это трошки не так. Основной достопримечательностью таких киноостровов является огромная гора в центре локации, с которой круглосуточно рушится водопад пресной воды объемом примерно в Десну. Вопрос – каким образом среди океана наверху одинокой горы берется пресная вода в таком объеме? – имеет простой ответ: на самом деле она берется из пожарной машины, арендованной киностудией.

Как оно происходит в реальном мире - можно почитать папу Хэма – ба-а-альшого специалиста по жизни на островах. И понять, что вода и горючее – это условия вашей жизни и смерти на острове. А если не любите художественную литературу – то почитайте научную. Например, об экологии острова Мальта. Там своей воды вообще нет, ее привозят по морю. Да, вот так, пресная вода на самом деле не падает с неба прямо в озера и речки, пополняя их по мере необходимости, как думают школьники младших классов и кацапы с высшим образованием, а собирается с территории площади водосбора. Ключевое слово: «территории». И если территорий нет – то воды тоже не будет. Бо шо с неба в океан упало – то пропало.

Эти азы знает любой островитянин, поколения предков которого привыкали к жизни в условиях водного дефицита, и любой малолетний абориген с пустынного Арракиса тоже это знает. Смывать за собой не каждый раз, как только в туалет сходил, но раз в день за всеми сразу. Да, воняет, но вода дороже. Смывать соленой. Нет соленой - закапывай лопаткой. Стирать тоже в соленой воде, в пресной только полоскать – и не выливать ее, а прятать до следующего раза. Мыться в тазике, а не стоять полчаса под душем. Посуду мыть в раковине, заткнув тряпкой слив, а не под струей воды. Какое нахуй ежедневно поливать газон? Какие фикусы? Какой бассейн? Ты шо, миллионер?

Этих азов не знает любой островной турист, завезенный на все готовое, и понятия не имеющий ни о ценности пресной воды, ни об усилиях, требуемых для поддержания водяного равновесия в островной экологической тюрьме. Как не знали этого срянь-рязанские лапотные колонизаторы Арракиса, болотное мокроносое племя, завезенное эшелонами в Крым. Да, Крым пока еще далекий от рая земного, но уже и не тот, в котором вымерла половина 50-тысячной армии Бурхарда Миниха. Уже отчасти превращенный усилиями украинских гидроинженеров и мелиораторов-ирригаторов в нечто пригодное для жизни обычного человека – а не только прокаленного солнцем татарского фремена в дистикомбе, скользящего на своем Ишак-Хулуде по мертвой пустыне.

И еще такая мелочь - ценой отбора почти трети стока Днепра, спровоцировавшего проблемы в сельском хозяйстве собственно украинского Причерноморья.

Так шо, когда в кране у ватных рязанских колонистов, искренне считающих себя «коренным народом Крыма», вместо воды зашипело, они засунули туда палец, покрутили им внутри, извлекли и рассмотрели сухой палец, и возмущенно спросили: «Чота я ни понял! А где вада?»

***
Если у вас хуево с фантазией, и вы не представляете себе что такое «треть стока Днепра» - посмотрите фотографии великой славянской реки ниже Киева и мысленно поделите ее на три. Получится нехилая такая речка, владеть которой не отказалось бы ни одно европейское государство. Но кацапы, четко знающие, что они «подарили полуостров», вспоминать о том, что им, кроме плодородных земель в ответ подарили еще и реку, не желают. Это только сакральный газ денег стоит, причем цены определяются для братского народа по охуенно-рыночной формуле «а сколько вообще можно вытрясти из хахлов?» Но солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья. Поэтому должны быть бесплатными или за символические деньги, типа доллар в год. Разве можно продавать воду? Она же божья, из тучки небесной льется, из дождика!

«Ну, лады, лады…» - снисходительно говорит кацап, протягивая нам жменю мятых рублей (скока там они собирались платить? сорок миллионов в год? – ах тыж ебическая сила!) – «Ништо ж я ни панимаю! Не за бесплатна просим. Будем платить, ни сцыте, хахлы. Цены-та старые, саветские. Копейка за стакан с газом, три копейки с сиропом. Вот вам, сдачи ни надоть!»

По мировым ценам обеспечение Крыма водой в прежнем объеме обойдется России где-то в полтора-два миллиарда долларов в год. Это без политических накруток, столь любимых самими кацапами в газовых игрищах – ну и при принципиальной сложности торга с оккупантом. Примерно столько платят на Мальте за воду в танках из Сицилии, богачи в Калифорнии за воду в бассейнах, и даже жыды в Израиле (по привычке сразу выпившие всю воду из крана) столько выкладывают за свое капельное орошение.

Учитывая общее финансирование Крыма, осуществляемое на пределе возможностей России, даже без лекций кафедры становится понятно, что въезжают крысюки в свое ослепительное будущее через арку с неоновыми буквами, только вместо «Las Vegas» на ней потрескивает и мигает светящееся слово «Пиздец»

- Так чо, берешь денишку за воду, хахол? – нетерпеливо спрашивает кацап. – Давай, чо тупиш-та? Мне машину мыть надо, я в бассейн сегодня еду.

В бассейн он едет, Чарльз! На Херсонщине кавуны поливать нечем, а оно хочет машину мыть!

Оближешь, сука, языком свою машину, если такой чистюля. Это вода нашего сиетча. Вода нашей жизни.

***
Но хватит смеси цифр и эмоций (хотя тут трудно удержаться). Лекция была вовсе не о том.

Не являясь природными и приспособленными резидентами крымского биоценоза, как татары. Не будучи даже косвенно сопряжены с проблемой поставки воды, как украинцы, десятилетиями озабоченные решением этого экологического и хозяйственного ребуса. Являясь фактически саранчой-мигрантами, крымско-рязанская колония в Крыму воспринимала свое существование стабильным, шо тектоническая плита.

Как только воды стало не хватать – они не стали ее экономить, и не надели дистикомбы, как жители Арракиса. Не стали ее покупать по прямой цене, как богатые калифорнийцы или капать отдельно под каждый куст, как бедные жыды. Жадные и хитрожопые, кацапы просто увеличили добычу артезианской воды, чтобы последним, неприкосновенным запасом гибнущей экосистемы и дальше мыть свои машины и поливать поля с никому не нужным, кроме туристов-антикваров, сельхозговном. Не желая ради своих бредовых идей «умереть в России» поступиться ни единой долей привычного комфорта, и не платить ни копейки больше привычного тарифа. Не для того они на референдум ходили, штобы платить-та! Для того они ходили, штобы им больше платили-та!

Люды кажуть – уже пошла соль из скважин. Не буду читать вам лекции по почвоведению, найдете сами, якшо цикави. Но однажды вырвавшегося из-под земли соляного демона загнать обратно не удастся в лучшем случае в течение жизни поколений. В худшем – вообще никогда. «Во щто вы привратили наш Крим за двадцать лет!» - волают кацапы, умудрившиеся всего за полтора года организовать необратимую экологическую катастрофу на значительной части уникального полуострова. Но такой Крым их вподне устраивает – тонкая полоска зелени вдоль моря, застроенная царскими дворцами и лачугами выслужившихся вертухаев, и бескрайняя мертвая пустыня, с белеющими в ней костями солдат Миниха.

Шестьдесят лет упорного терраформирования. Десять-двадцать потраченных годовых стоков одной из крупнейшей европейских рек. Бесценная на планете пресная вода, измеряемая в кубических километрах в год. Вылита в космос, нахуй, в никуда, к ебаной матери. В обмен на полтора года беснования пенсионно-вертухайской сволочи: "Ва щто ви привратили нащ Крим! Путин приди! Две пенсии дай!" Ах да, еще игрушечная военно-озерная база...

Действительно, их трудно ненавидеть. Разве можно ненавидеть проказу? Каждую микобактерию поименно?

Говорят, уже видели в крымской пустыне первых Шаи-Хулудов. Но не стоит радоваться, вместо величественных Отцов Пустыни, гадящих бесценным спайсом, кацапский червь срет, как и положено – говном. Так что судьба Арракиса Крыму не грозит. Как и везде, куда вступит кацапский кирзач – там будет только говно, радиоактивная пыль, зубожиння и солончак.

Как я отметил в начале лекции, каждый, кто не понимает необходимых условий, выставляемых занимаемым биоценозом, и не собирается хотя бы минимально прилагаться к нему, а не гнуть его бесконечно под себя (под свои хотелки, под тещу, под Путина, под «русский мир») – до тех пор пока он не поломается с хрустом – и входит в те самые классические 95% идиотов. Приемыши локации, которая так и не стала им родной.

Единственная несправедливость состоит в том, что голосистые и патриотичные крысяне рязанского производства постараются в скором будущем убежать с уничтоженных ими земель, чтобы продолжать гадить на остальном лице планеты - подальше от собственного рукотворного ужаса. А вот по справедливости – им бы и отступать из экологического котла пешком, через ад, как солдатам Миниха. И остаться белыми костями в соленой безводной пустыне.

Чтобы не пошли они дальше по Голубой Планете, човгая по ее лицу своими вонючими и радиоактивными семипалатинскими да аральскими кирзяками в поисках лучшего места, шоб присесть там и традиционно насрать на лужайке, завывая "и за штож вы нас-та, рузских людей, не любити-и-и-и..." Пусть уж Крым будет последним местом на планете, убитым кацапами. Последней жертвой маньяка.

***
- Расскажи мне о Водах твоей родины, Муад-Диб, - сказала Чани, просияв из темноты сиетча своими татарскими глазами, ярко-синими от спайса.

- А хули там рассказывать? – беззаботно ответил Муад-Диб. – Жили мы в Верхней Пыжме, текла там речка Говнянка. Мы в нее ссали и срали, помои выливали, а зимой на лед дохлую лошадь бросали – как доплывет по ледоходу до Нижней Пыжмы – то-то вяселье, то-то потеха! Нижнинские ее вместе со льдиной кольями-то от берега отталкивают, а падаль раздулась-то по вясеннему теплу да бздит! Знай наших!

- Но это же вода! – потрясенно отозвалась Чани. – Цена жизни! Она принадлежит всему твоему народу, ты только временно берешь ее, и обязан вернуть в конце своего пути людям сиетча!
- Да не пязди, чурка, - снисходительно ответствовал Муад-Диб. – Чо там вода? Воды дохуя. Нормальная вода вся в кране. Ее водопроводчики делают. Я знаю, у меня самого тесть водопроводчик. А в речке – это не вода, а так сибе, ссаки... тикёть божьим промыслом. А чо, блять, нам из Нижней Кыжмы тоже дохлую лошадь спускали, а тем ранше – из Верхней Кыжмы, а этим из Нижней Жужмы, а тем из Верхней, и так, базлают, до самого Валдая таково шутейство идет!

- Знаешь что, - сказала Чани, после короткого раздумья вытаскивая нож, изготовленный из кристаллического зуба Подателя. – Пидарас ты кацапский, оказывается, а вовсе не Махди. Шо ж ты мне, простой девушке, голову ебал все это время? Но, по крайней мере, тридцать литров воды, хоть чего-то полезного, из тебя можно получить в дегидраторе. Ну, кроме сухой ваты, в остатке, конечно.

Gorky Look



Русская земля! Ты опять за холмом?..

Немного сатирически-исторического экскурса от камрада Gorky Look (c)
Как обычно - букв много, але бардзо цекави.

Сражения в воздухе против своей же техники в России распространились и на акватории, и теперь уже там теперь шото чили сгорело, чили утонуло. Накал воздушных и морских боев высок, и чувствую, что без введения таджикских миротворцев с гаечными ключами и ведрами краски, Россия эту войну не вытянет. Велики в России склады с ржавым говном, а отступать некуда. Позади пиздец.

Но мы не будем злорадствовать, потому что злорадство – это чувство от приятного сюрприза, случившегося с неприятным человеком. А тут сюрприза никакого нет, и так было заранее понятно, чем закончится попытка лишенцев на необитаемом острове завести ржавую дедушкину подлодку, так что аминь и две гвоздики.

А мы поговорим о национальном военном мифе кацапов, а шоб було цикаво и про войну – бая будет на этот раз еще и про моих любимых зоо-спартанцев.

***
Давайте сразу определимся, что мы говорим не про ту историю, которую формирует Квадратный Сотона с антенной на макушке. Он, конечно, помогает насиловать былое как может, но уж слишком быстро мерцает в герцах и стремительно разворачивается по ситуации, чтобы создать в истории что-то стоящее. Наебать он, конечно способен, и психоз навести тоже. Но не более.

Даже абсолютно дикое в как бы демократическом государстве, с как бы выборным президентом, слово «преемник» (которое кацапы в большинстве пишут как «приемник», очевидно ассоциируя его с домашним телеприемником, откуда эти «приемники» во власти и утверждаются официально). Но вот что-то такое… великое… типа «зато при Сталине порядок был!» - телевизор в голову просто так высрать не может. Тут нужна народная память, семейные предания, мифы и прочие былины.

***
Мифотворчество – штука тонкая. На одном конце его стоит нудный Берейшит, глава первая – «и был день первый, и был обеденный перерыв», а на другом – захватывающий фильм-комикс Зака Снайдера «300», где крутые кацапоспартанцы в кожаных плавках влегкую пиздили персидскую армию количеством в миллион человек. И так, гляди, запиздили бы весь миллион персов, мутантов, слонов и вавилонских ниндзей, однако нашелся некий подлый предатель Эфиальт, который повел врагов в обход.

Нет, кино конечно крутое, особенно Серсея Ланнистер… тьфу ты, Лена Хиди, которую трахает продажный греческий политик! Но поверить в то, что Триста Супер Воинов (с Большой Буквы) проебали элементарный обход, что настолько паршиво у них была поставлена контрразведка, не сумевшая выявить иуду-эфиальта… ладно, в конце концов, это просто хорошее и зрелищное кино, а вовсе не документалка. Переработка мифа, а не его основа.

***
Конечно же, все было не так. Спартанцы не шли к Термопилам сомкнутым строем, в кожаных трусах под развевающимися алыми плащами, дружно вскидывая копья и выкрикивая «хей-я!» на каждый восьмой шаг. Пиздовали себе так помалеху, не голяком в садомазо-прикидах, и в шлемах на жаре, а в смешных шляпах, похожих на украинские брыли, жевали что-то на ходу, иногда отходили поссать у дороги. Челядь волокла фамильные гоплоны, нанизав их ремнями на копья и положив себе древки на плечи, сзади за отрядом супергероев тарахтели телеги с водой, зерном, и прочим, шо кукарекает и бебекает (культуристам надо хорошо питаться). А за обозом бежали и дрались за объедки худые и злые лакедемонские собаки.

И, конечно же, спартанцы провели разведку, выставили дозоры, чтобы их не взяли заполошно за жопы, а батяня-комбат с тоской думал – сколько времени пройдет, пока эти азиатские мудаки реально оценят расклады и догадаются обойти основной рубеж обороны? И как скоро им удастся поймать кого-то из разбежавшихся в панике местных козопасов, чтобы воткнуть ему в жопу раскаленный прут – потому что при таком методе любой античный герой мгновенно становится эфиальтом, практика доказывает.

Не были спартанцы свободными защитниками дома, а персы – рабами. Скорее даже наоборот – персов вербовали на контракт, соблазняя жалованьем и добычей, а триста гиппеев шли по присяге-обету, не имея возможности отказаться, и как минимум сто из них сквозь зубы материли царя Леонида и ту патриотическую мочу, которая ему ебнула в голову. Да и вообще – о чем тут говорить, свободолюбивые греки скоро будут наниматься к этим персам, чтобы за денежку пиздить другие, не менее свободолюбивые народы. Кто не в курсе – курит «Анабасис» Ксенофонта.

Да и персы, собственно, не варвары с кольцами в носах, наоборот – будучи более зажиточными, больше тратили денег на книжки, кино и интернет, и процент диких козопасов там был пониже, чем у греков. Естественно, я не имею в виду пехотную скотину, спалившую Афины – но а ля герр комм а ля герр. А в целом, если посмотреть на уровень жизни и государственную организацию, то еще большой вопрос – кто тут чурка. Кстати, сами греки тоже так считали – многие полисы, например, решили что лучше иметь дело с культурными персами, чем с ебанутыми на всю голову лакедемонскими берсерками. Так что война на отечественную не тянет аж нияк.

А шо греки делали до этого? Погуглите «ионийское восстание», посмотрите на карту – где та Греция, и где те греки? Походу миролюбивым грекам, так трогательно любящим свою маленькую Родину, ничего не стоило впереться в Малую Азию, и натыкать там свои города чуть ли не у персов на головах.

Так шо понятно, история греков и персов вполне мутная, и больше похожа на разборки этнических хулиганских банд «крэки» и «пепсы» за власть на районе, чем на пафосную отечественную войну против инопланетных захватчиков.

Фильм, конечно, есть фильм. Визуальный концентрат мифа. Его прикольно смотреть, потому что он отлично снят, есть файтинг, гуро, летящие капли крови 3-Д слоу-моушн, носороги-мутанты, зверские нубийские орки на цепях, и опять же Серсея Ланнистер в ее любимой позе «партнер сзади». Как же тут не смотреть - эдакое жарево? Прославляет фильм личное мужество и героизм не всегда хороших людей, а не пишет историю «сильного но миролюбивого» народа.

***
Представьте теперь, что это кино переснял Михалков, причем не в авторской стилистике комиксов Фрэнка Миллера, а в эстетике русского лубка уровня «Как мыши кота хоронили» (ну да, чернилами на бересте), с использованием пластилиновых моделей монстров, пленки «Свема» и Наталии Крачковской вместо Лены Хиди.

А шоб зрителям совсем стало страшно – это кино надо смотреть даже школьникам, учить наизусть, и верить шо все так и было. Кто не выучил – не перейдет в следующий класс.
Вытесняя неприятные воспоминания, кацапы технично кастрируют свою историю, выводя за ее скобки телеги с курами и овцами, греко-персидские многолетние мутные терки, и досыпая в нее побольше витязей в кожаных трусах. В итоге получается наивный диафильм, в котором Иван-Дурак сидел на печи, палочку строгал, услышал как девки на пруду визжат – побежал их спасать от чудища, да и вышел, блять, к Балтийскому морю, прихватив нечаянно Казань да Астрахань.

***
Познание военной истории государства российскими школьниками начинается где-то в шестом классе со «Слова о полку Игореве» и этапного заявления «О, русская земля, ты уже за холмом». В этом ключе и будет строиться вся история, где землю родимую надо защищать непременно за холмом, там где ее уже нет, путаясь при этом в чужие дела и разборки.

Дмитрий Донской решил освободить Русь от татарского ига, выступив, почему-то, на стороне татарского хана Тохтамыша против татарского темника Мамая. Хуй ево знает, может там иго было разных сортов, и Дмитрий решил взять то иго, которое было более тру олд-стайл. В благодарность за помощь Тохтамыш спалил Москву (здесь явно видны следы традиционной кацапской неудачной многоходовочки). Однако, в народной памяти остаются только кожаные трусы и алый плащ Пересвета да злой мутант-носорог Челубей. А с какого перепою москали полезли в чужие разборки – это вне национального мифа, детям это не интересно.

Иван Грозный попер в Ливонию, потому что Ливония сакральное место для русских (там почти такая же клюква), да и выход к морю не помешал бы – и насрать что море чужое. Нада нам! Сначала он успешно месил местных малочисленных аборигенов, но потом вмешалось тогдашнее НАТО, сбежал подлый эфиальт Курбский и все пошло как-то не так. Иван заскучал, переключился с игры в людей на игру в шахматы, да и помер, вдребезги расхуярив династию и опрокинув Московщину в Смутное время. Может, все-таки, выход к морю проще было купить?

Вопрос: «Какого черта делал в Альпах Суворов?», или: «Каким образом князь Болконский оказался лежащим под российским флагом на поле Аустерлица в сотнях километров от российской таможни?» - кацапам тоже в голову не приходит. Але, князь Андрей, ответьте читателям: какого хуя вы делаете под российским флагом и с оружием в руках на этих полях за семь лет до начала Отечественной войны 1812 года? Ах, геополитика, блять? Так чего тогда возмущаться, когда Наполеон приходит заниматься этой же геополитикой со спичками в Москву? Тем более что Бонни сто раз просил вас, кацапы, не маяться хуйней и вести себя, если не нормально, то хотя бы согласно подписанным вами же международным договорам.

Крымская война началась не с высадки союзников на полуострове, а с бесконечного заебывания обнаглевшими кацапами Турции, уже откровенно звонившей в полицию с просьбой прислать наряд НАТО, чтобы угомонить пьяного дебошира, опять решившего поиграть в геополитику. В российской истории остались кожаные трусы Нахимова, Корнилова и матроса Кошки, а все предыдущее и последующее как-то стерлось из памяти. То, что война была результатом откровенной российской агрессии – ниц нема в мифологии приполярных папуасов.

Кстати, потопленный в Севастополе российский флот – прямой привет от потопленного кацапами в турецком Синопе турецкого же флота. Адмирал Нахимов, спаливший Синоп, защищал землю русскую от десанта турков в Балашихе, и «русская земля» традиционно оставалась «за холмом».

То же самое с русско-японской войной. Это, кстати, классический образец кацапской психологии. Найдите на карте Москву, Токио и Порт-Артур. Соедините их треугольником. Поставьте дату 1904. Потом сделайте то же самое с Москвой, Киевом и Вашингтоном. Поставьте дату 2014. Покажите эти два остроугольных и взаимоисключающих геополитических треугольника кацапу и спросите: в чью сферу влияния входит спорный пункт? Ну да, конечно, оба раза кацап ответит «фсе мае!» Именно так выглядит геополитика в понимании кацапа. В первый раз, с Кореей, он прав, потому что считает себя сильнее, второй раз, с Украиной - потому что влиятельнее, оба раза обламывается и плачет, что его, такого миролюбивого, опять несправедливо отпиздили. А он только Родину защищал!

А был бы я Гитлером – то хуй ево знает, как сам бы относился к миролюбивому соседу, отметившемуся исключительно оборонительными войнами по всему глобусу «за холмом», от Монголии с Китаем до Испании с Финляндией.

***

В общем-то, ничего странного в этом нет. Все страны или занимаются геополитикой, или пытаются это делать. Странно другое – будучи одним из самых хищных и вероломных государств за всю историю человечества, в основу национального мифа положить «миролюбивость» и примат защиты родной земли, проводя эту защиту, как правило, «по ту сторону холмов» - на чужой территории.

Англия, например, не стесняется хвастаться своими бандитскими похождениями, не прибегая к миролюбивому бреду. Их бренд – Бремя Белого Человека – кацапы тоже пытались увести и выдать за свое ноу-хау, однако не сработало, потому что «белого человека» в кацапе не признают даже немирныя чюкчи, а уж западные люди, услыхав про российское цивилизаторство, от смеха получают вывих челюсти.

Ответ простой – каждый раз при деревенской попытке поиграть в геополитику, засылая экспедиционные корпуса в Австрию, флоты к турецкому побережью, отстраивая базы в Корее и устанавливая «выходы к морю», кацапы в итоге геополитически получали с хрустом по еблу. И сдерживать ответку приходилось уже «по эту сторону холмов» - то на Бородинском поле, то за стенами Орешка, то на севастопольских батареях. А шо вы думали? - дас гроссе геополитикь как палка, у него тоже два конца.

Вот на этом и строится сценарий лубочного комикса про «Триста кацапцев» - чтобы не писать сюжет о вечных лузерах, пытающихся прописаться в райцентре, коими кацапы и являются, надо отрезать на монтажном столе все, что предшествовало и последовало событиям. Оставив только героическую сцену в ущелье, где витязи в кожаных плавках яростно и тупо, комикс-стайл, защищают самую миролюбивую в мире страну от взбесившихся по непонятной причине соседей, постоянно лезущих в «самую миролюбивую в мире страну».

И уже это впаривать под гусли местному быдлу.


Шокаин (страшенно багацько отих от буковочок)

Интилле.. лиге.. геннтные… б-блять… ну в общем, те люди, шо закончили школу почти без троек аж в самом Питерсбурхе, иногда пишут, шо в блоге у Лука «ужос-ужос». Я всегда парирую, шо это не в блоге у меня ужос, а в мире ужос. А у меня просто отражение объективной реальности. А интилеге… ну, вы поняли хто, отвечают, шо ужос не в реальности, а в шоканье, хэканье и прочих матюках, которые заселили наш блог, шо пуголовки теплую калюжу.

Для интеллигентной литературной дамы, дегустаторши деликатесов блогосферы, ужос состоит не в том, что ее страна шлет наемников и тяжелое вооружение в мою страну, а в том, шо я пишу «шо» вместо ихнего скобского «цто». "Разве так можно? Это же… ужос! Ну, раз вы такой хахол, выучите уже собственный уркраинский, и пишите "що"!"

При этом, сука, она делает ошибку с мягким знаком в возвратных глаголах, что я считаю недопустимым даже для кацапов.

Литературной даме, которая не знает – что такое авторский стиль, и стилизация вообще, надо рекомендовать ограничиться исключительно технической и кулинарной литературой, а не пиздеть о непонятном в незнакомых местах, пользующихся исключительно дурной репутацией даже среди людей с дурной репутацией. Но я хотел написать не о том, а о шоканье, и почему это хорошо и полезно.

***
Как известно, язык – штука гибкая и многофункциональная. Им можно не только лизать мороженку, но еще мыслить на нем, говорить и (опа!) даже на нем писать. В общем, коммуницировать. Но при этом надо не забывать, что коммуницировать можно не только передавая информацию, но еще и эмоцию (которая, в общем-то, тоже информация, только строго не кодифицированная).

***
Принято считать, что основой украинского литературного языка является полтавский диалект. То не совсем так, потому шо если семантически и синтаксически полтавский диалект может быть признан стандартом Соловьиной, то с точки зрения орфоэпии это язык-призрак.

Как может считаться стандартом язык, произношение которого не может освоить как минимум половина аборигенов? Полтавская «Розмовляля», с ее мурлыканием и мягким «ль», доступна только женщинам Полтавщины (и еще итальянцам), не покидавшим ареал обитания минимум до четырнадцати лет от роду. Только этот стаж дает возможность полтавчанкам использовать «розмовлялю» не как средство коммуникации, а как инструмент НЛП и вербального гипноза, обходящий сознание собеседника, независимо от фактической информации, вложенной в гипнотическое мурлыканье.

Чем наталки-полтавки и пользуются, закурлыкивая мужиков, шо те одиссеевы сирены. От первого «в щчочку поцилуваля» до «на весилля пльяття купуваля» у них, случается, уходит менее двух недель – такова убойная сила «розмовляли». И надо отметить, что никто из них в трезвом уме и добром здравии от гипертекстовых «премиуществ» (какое хорошее слово!) своего диалекта отказываться не собирается, даже переходя на русский язык. Конечно, при трудоустройстве в киевский офис они прячут свою «лялю», но держат ее недалеко, как отравленный кинжал в рукаве.

***
Так же вредно и преступно переучивать на хох-руссиш одесситов, давно уже имеющих свой собственный язык, третий по распространенности в Украине после украинского и русского. И даже не считающийся диалектом, учитывая наличие собственных литературных памятников – а являющейся самостоятельной (хоть и экзотической) лингвистической единицей.

Более того, покушающихся на одесский язык, надо судить в Гааге, как преступников против мировой культуры. Потому что этот язык и есть памятник мировой культуры, как всякие древние египетские семирамиды хеопса, и его охраной должны заняться соответствующие департаменты в ООН. Второй такой шедевр, с немецкой грамматикой, русской лексикой и еврейской логикой человечество не родит. Плекайте сю мову, жыдобендеры.

***
Западных диалектов в Украине множество, и кацапы их обычно не различают. Хотя говирок и гвар там более чем дофига. В целом, западные горные лексические разбойники грабят культурные караваны Европы, набивая свои сундуки всякими «эдукациями» и «элекциями». Потом сплавляют добычу в общий лексический пул на своих пиратских стоянках, и гордятся друг перед другом количеством трофеев – у кого больше награблено «филижанок» или «дзыгаркив». Страсть к лексическому грабежу у западобендер настолько сильна, что «дзыгарок» або «цыгелок» может оказаться не только тикающим на стенке, но и мерцающим на «кампутери».

На русский западобендеры переходят практически без орфоэпических потерь, пугая изредка только ударениями в неожиданных местах и непредсказуемым интонированием. Например, привычка традиционно завывать в конце предложения, для непривычного уха превращает все фразы в вопросительные. Я сам в пять лет, услышав императивное требования моей буковинской бабци надеть шапочку бо холодно, наивно думал шо она со мной советуется.

***
Харьковский «тремпель-шпрахе» отличается от русского только неожиданным применением знакомых слов. Это логично для языка, который родился на проезжей части между «Турбоатомом» и заводом Малышева, в городе, на треть состоящем из студентов, на треть из пролетариев-интеллигентов, и еще на треть из вьетнамцев с Барабашовки.

Причем харьковчане, в отличие от карпатобендер, не грабят чужие понятия вместе со словами, а придумывают свои названия к уже существующему. Как Адам, снисходительно именующий тварей, созданных Богом.

Вот спросите у харьковчанина – ну зачем для понятия, которое остается после поедания семечек, придумывать слово «кожурки», если уже есть целый словарный шведский стол от «шелухи» до патриотичного «лушпыння». И почему тогда «кожурки», а не «шкурки»? Так вот, на вас в Харькове посмотрят на идиота, и поинтересуются – где и в каком месте планеты «кожурки» называются по-другому?

***
Столицей суржика (как и всего остального в Украине), является Киев. Правда, он сам по себе суржик не производит, а получает его со всей страны, как оброк или мыто – вместе с гостями и покорителями столицы. Поэтому суржман тут картатый, шо хустка. Иногда бывает, выхватишь в толпе телефонное: «А ты квиткЫ на пидвиконику пополювала?» - и идешь, охуевший после этой речевой контузии, поперек тротуара, пока не ебнешься головой о столб, пытаясь представить себе охоту на билеты, верхом на неведомом конике.

Но это пластмассовый контрафакт, ввезенный в Город нелегально, а настоящий шокаин готовится из орехов шоки, произрастающих исключительно в Киеве.

- Тю таон сасем чилишоли? – Ачилишолине? – Ашо он тадасибе дума? – Тю татебенашо…

Нет, это не разговор древних майя или египтян на давно мертвом языке. Это два современных мудреца, возможно с Мышеловки или Чоколовки, обсуждают ошибки третьего, знакомого им мыслителя, и приходят к выводу, что каждый имеет право на ошибку, и не стоит его осуждать.

В этом разговоре уровни смыслов наплывают друг на друга, как волны прибоя, а плотность невербальной эмоции достигает квантовой. С помощью нескольких иероглифов «шо», «хто» та «тю» кодируется вся Вселенная, и по времени занимает это ровно одну бутылку пива.

А еще от этого звукоизвлечения прет самого говорящего. Як божественно перло от собственной песни Айнуров, во время творения Арды! И уж точно не так мучительно, как издавать принудительные звуки горлом немолодому саксофонисту саратовского ТЮЗа, которому уже остоебенило седьмой год озвучивать уточку, в спектакле опять про уточку, и ему уже хочется разъебать и саксофон, и эту уточку, и тех детей до кучи.

***
Говорят, шо в Союзе киевский телевизор был эталоном произношения русского языка. Это все потому, шо русский язык, попадая в Мокшань, насилуется и уродуется. А в Киеве ему проще – мамка родная не обидит. А если и обидит – то за дело, а потом простит, и ласково погладит по голове. Естественно, и людям это нравилось – раз уж диалектные искажения неизбежны, то лучше вместо морской гальки лежать на мягкой украинской «хальке», чем на колючей кацапской «кальке».

Поэтому телеверсией русского языка владеют почти все украинцы, але пользуются ею как протокольной, для контакта с гражданами, владеющими другим вариантом диалекта. Отработал весь день, отбегал по делам-переговорам, вернулся домой, к родным и близким, снял с себя телеязык, поставил его в тумбочку. И тут же надел домашние тапки-зайцы своей говирки – конечно, не предназначенные для выхода на работу, но такие уютные и теплые.

- А, ляля-цяця, шо на вечер?.. Ну шо такое за «нишо»?.. Шо ты сьодня такое, як шопопало?...

***
Мордовским критикессам моего суржана нагадую (еще одно прекрасное для кацапа слово!), шо написание глагола «пишите» в сослагательном наклонении не определяется правилом «жи-ши», криптуя слово «хуй» не надо между «х» и «й» ставить восемь звездочек, а в слове «пидздец» - одна буква «д» - лишняя.

А я буду нюхать свой шокаин, и радоваться разнообразию диалектов в стране, где эталонные русский и украинский – норма почти для каждого, а местная говирка – милая и дорогая игрушка, память о малой родине. Главное, шобы правила вождения были общие, а машину нехай себе каждый сам выбирает.

Так шо, идите со своими порадами чилишоли в пизду, чилишоли обратно в свой Питер. (с)


Что снится фараону? (с)

Как всегда, изящная психоаналитика архетипа от Gorky Look

Во сколько точно просыпается фараон – я не знаю. И никто не знает. По врожденной привычке наебывать всех и во всем, иногда он не просыпается вообще, а прямо в таком виде начинает править Россией. А иногда проснется и лежит, мружытся, и делает вид что спит.

Но потом день так или иначе наступает, Фараон Российской Федерации звенит в колокольчик, набегают стюардессы и начинают активизировать его – кормят вкусным ботоксом, лакируют ногти и рисуют тонким маркером волосы на голове. Фараон распахивает двери гардероба, задумчиво двигает тростью висящие на плечиках пиджаки и зачехленную Кабаеву, определяется с туалетом до обеда и бьет в ладоши. Два верных нукера из тейпа Беной защелкивают у него на запястье патековскую реплику часов «Слава» - и все, фараон готов.

Сурки уже сидят на жердочках вдоль длинного стола в кабинете, тревожно лупая глазами на повелителя.

- Буду краток, - говорит фараон и внимательно смотрит вглубь себя, крутя в пальцах ручку.

Сурки тревожно переглядываются, потому что у фараона краткость не сестра таланта, а брат загадки. И каждый раз непонятно – что он имеет в виду и какого хера ему от тебя надо? Большинство диалогов фараон ведет у себя в голове, озвучивая только окончания фраз, поди догадайся – почему он внезапно сказал: «... православие, хоккей и импортозамещение!», а потом поцеловал тебя в живот.

Сурки начинают говорить хором, перебивая друг друга. Предлагается дополнительно еще летняя олимпиада, а потом весенняя и осенняя. Под весеннюю сватают Вологду, а под осеннюю – Болдино.

- Нет, - говорит фараон. – Не купим. Самаранч сейчас дорогой.
- Бах же! - робко говорит один из сурков. - Бах в олимпиаде...
- Бах – это пианино, - ставит точку фараон. - Олимпиада – это Самаранч. Буду краток. Еще есть предложения?

Предлагается празднование семидесяти с половиной лет со дня Победы. Благо, «армату» упряжки контрактников пока далеко не откатили, а монгольская пехота все еще осматривает вещевые рынки.

- А кто приедет? – спрашивает фараон. – Опять один Пан?

Сурки мнутся и неуверенно переглядываются.

- Нет, - говорит самый храбрый сурок – Пан вряд ли приедет. У него на кафедре каникулы. Пан отдыхает.
- У Пан Ги Муна каникулы на кафедре? – удивляется фараон и задумывается. Потом страшно орет (особенно страшно, потому что морда фараона при этом неподвижна от ботокса): «Заебали со своим Чиполлиной, отключу интернет в стране к ебаной матери!» - и швыряет в разбегающихся в ужасе сурков ручкой.

- Стоять! – командует фараон. – Ручку верните!.. Вот так, буду краток. Пана себе нашли... Попробовал бы он приехать, я бы его... на Савченко поменял. Ну, рассказывайте, бабушкины половые органы, #чотамухохлов?

***
Некоторые кадеты, уверенные в том, что кафедра знает все на свете, спрашивают меня – что у этого существа в голове? Я не знаю. Там может быть от всего, что угодно, до ничего вообще. Но лично я думаю, что там мусор. Не благородный строительный или пищевой мусор, а в смысле «продажный сотрудник милиции». Определение «мусарской» прекрасно описывает тревожное поведение фараона, и если бы кафедру посещали одни брадяги, то я этим определением и ограничился. Но, поскольку здесь бывают несудимые интеллигентные люди и приличные женщины, надо разъяснить.

Градация «милиционер – мент – мусор» связана не столько с уголовным фольклором, сколько с распоряжением ресурсом, который, так или иначе, попадает в руки силовику по государственной доверенности. Я не имею в виду пистолет и жетон - это не ресурс, это лопата для крафтинга ресурса. Ресурсы – это то, что с помощью пистолета и жетона можно копать и контролировать.

***
Представьте себе участкового. Честный милиционер дядя Степа, используя казенный пистожетон, начинает нещадно громить наркопритоны по всему району. Чтобы школьники не покупали героин в немытых пасочках, не курили марь-ванну на переменах, а школьницы не теряли девственность, отдаваясь однокласснику галлюцинируя его Джастином Бибером.

Через какое-то время до милиционера доходит бессмысленность этой стратегии. Вместо борьбы с наркоторговлей он, фактически, стал элементом конкурентной борьбы между барыгами. Вместо каждого закрытого притона появляется два новых, в результате репрессий цена на стафф только растет, а поскольку для системного наркомана вопрос цены на вещество является не рыночным, а физиологическим, увеличивается количество сопутствующих преступлений – краж и грабежей.

Наш дядя Степа суровеет, матереет, и из милиционера превращается в мента. Эдакого Дукалиса, честного Михалыча, который всех бомжей знает лично. Он точки начинает «контролировать», уже используя ресурс. Правда, пока еще не в свой карман, а для дела. Через подконтрольных барыг и наркетов он получает информацию о разном-нехорошем, берет стафф на обмен и подкормку подопечных, а в целом – контролирует потоки. Криминальная фауна района входит в рамки нормы по городу, поголовье наркоманов регулируется естественным путем, греть нары уезжают или непонимающие, или бесполезные.

Так бы все и шло на радость обывателям, но однажды мент начинает считать свой труд недооцененным обществом, и наступает тот миг, когда струйку из краника ресурса он направляет себе в ведро. Компенсировать усталость. Тут-то он и становится мусором, потому что от контроля ресурса переходит к его присвоению. Из директора завода лезет во владельцы, а из президента-менеджера метит в цари-самодержцы.

***
От явных банальностей перейдем к не столь явным банальностям.

Превратив наркопритоны в собственные фермы, мусор становится заинтересован в обратном тому, что обязан делать по службе – в увеличении удоя с поголовья. Преемственность, еще существующая у милиционера с ментом, у мента и мусора обрывается. Получается двойное уродство: используя возможности охранительной системы, функционально мусор занимает место своего антагониста – мафиозного дона. Но без естественного отбора, который проходит нормальный Дон, доказывая свое право крышевать прачечные и опиумокурильни. А это проводит в мусора всякий человеческий шлак. Не отобранных в собачьих боях погрызенных питбулей, с собственной моральной установкой, и пониманием соотношения претензий и возможностей, а помоешных шавок с претензией на права алабая, но на основе хозяйского жетона на ошейнике.

Потому шо, попытайся мусор пролезть на сочное место дона без полицейского жетона, его удавили бы, как сявку еще на первой стрелке. По личным качествам он далеко не волк, и даже не Красная Шапочка, а вообще пирожок, учитывая уровень конкуренции бандюков за контроль над криминальными потоками ресурсов. Да и для своих коллег по конторе он тоже пирожок, поскольку если начнут копать, то... у-у-у...

Таким образом, романтичный дядя Степа, через прагматичного Дукалиса, деградирует в продажного капитана Маккласки, которого в закусочной пристрелил к ебеням Майкл Корлеоне. Продажный коп настолько охуел от отсутствия конкуренции (причем, профессионально конкурентно проигрывая как честным копам, так и бесчестным гангстерам – в обеих лигах!), что считал самого себя гарантом своей же собственной жизни!

И шо, по-вашему, может быть в голове у такого человека? Шото нормальное?

***
Хуйла учили в институтах на дядю Степу, потом он попытался поработать Дукалисом, а в итоге вышел типичный Маккласки. Человек, способный выжить только на тонком канате между законом и криминалом, и понимающий, что ему пиздец по обе стороны каната. Спрыгивать некуда.

Чтобы не сойти с ума при таком раскладе, надо постоянно доказывать себе, что судорожный танец на канате – это не животная, инстинктивная попытка продлить "житие мое", а осознанная работа во благо общества. И что он цепляется когтями за веревку не потому, что везде, кроме каната ему пиздец – или пуля Майка Корлеоне с Темной стороны Силы, или петля после трибунала в Гааге на Светлой стороне Силы, а потому что «нет Путина – нет России». Шоб вся Россия боялась, что он оттуда свалится, и пихала его палкой снизу обратно. Даже мусор должен себе непрестанно доказывать, что его существование как-то оправдано для обеих сторон Бытия. Иначе вообще хуй заснешь.

Я не гадаю, свалится фараон с каната или нет? Свалились все до одного, кроме Джизеса и Элвиса – один стал Богом, другой улетел. Я просто рассуждаю о том – что фараону снится, когда он делает вид, что не спит?


Сколько нужно молдован, чтобы...

Тут один из комментаторов спровоцировал меня пересмотреть видео молдавских свадеб. Вот зар-р-раза...

Вообще, чтобы полноценно отловиться на молдавской свадьбе, надо за год до нее приезжать, шоб понять ход событий. Там такая сложность заручин, этих всех деревенских интриг, череззаборных хитросплетений отношений и дипломатической деятельности у магазина, шо все макиавелли с черчиллями курят бамбук.

Несколько десятков взрослых мужиков и сотня бабусь собирает еженедельные конференции, саммиты и консультации по всему поселку, от самого священного каса маре семьи невесты до скамейки на автобусной остановке. Отчеты о текущей международной обстановке и позициях договаривающихся сторон разносятся гонцами на велосипедах по всему селу и аж до Унген.

При этом невеста, прикидываясь непричастной, бродит по периферии событий, шо та курочка, и старательно делает вид, что ей все происходящее не интересно. Гребет на грядке лапой, дзьобает зернятка и хитро косит карим оком на своего сердечного гугуцэ, который нервно мнет на себе потную белую рубашку, дожидаясь выхода высоких переговорщиков из заветного каса маре.

Высокие и пузатые договаривающиеся стороны ближе к вечеру выходят из каса маре, пошатываясь от вина, и подводят итоги саммита в стиле: «Эй, стиральную машину я дам, а козу – не могу отдать, к ней мои внуки привыкли, они на ней в школу ездят».

Потом высокие пузатые стороны обнимаются, поют на прощание хором, пытаются танцевать, опираясь друг на друга и на забор, клянутся во взаимной любви и уважении, и договариваются продолжить переговоры через неделю.

Истомившийся по невесте гугуцэ понимает, шо дело не продвинулось ни на шаг, просто папа еще раз вместе с дядей Раду выпил винца, злобно плюет в уличную пыль и идет заводить свою шестивольтовую «Яву». Шобы везти свою Иляну-Косынзяну в соседнее село на дискотеку. Косынзяна садится сзади на мотоцикл, крепко обнимает своего Фэт Фрумоса за талию и они уносятся на «Яве» в те края, где можно целоваться взасос без вездесущих папарацци в виде бабушки Беаты.

Рано или поздно все договариваются и наступает кульминация действия. Начинают шастать деловитые бабуси с дымящимися кастрюлями, во дворе серьезные и собранные, шо гробовщики, тесли сколачивают помост, а мужики стараются не смотреть прямо друг другу в глаза, чтобы не спровоцировать веселье раньше времени.

Короче, все сели, помолчали для приличия - ну и понеслось. Начинается свадьба неба и земли, где рвут баяны, просто потому что вырывают их друг у друга из рук. Потому шо все молдоване – прирожденные виртуозы, не дашь баян – исполнят на заборе. Там главное обращение к музыкантам не «сыграй вот это», а «дай сюда, я сам сыграю». И танцы, которые надо уметь танцевать исключительно вместе, коллективно. Это тебе не вприсядку выкаблучиваться. Пятилетняя девочка снисходительно показывает тебе движения, которые она знает с самого рождения, а ты стараешься их запомнить.

Но получается быстро, потому что ты почти свой, ты буковинский, ноги и руки шото в отдельных местах помнят, и «Р-р-р.. Ха!» Понеслись!

И когда ты врубаешься как это делается и перестаешь наступать на ноги соседям, и летишь вместе со всеми по бесконечному кругу, положив руки на плечи товарищей, то понимаешь, блять – зачем этот мир вообще нужен, и почему он устроен именно так, а не иначе.

Эх, короче. Кто не пробовал - тот сам виноват.

***
На третий день ты приходишь в себя от того, что тебе льют на голову вино, а в рот воду. И кто-то кричит: «Наоборот лейте, что вы делаете, эй, эй?» А важная невеста, но уже жена, покрытая хусткой (а не шо попало), выступает по двору и покрикивает, шобы на копаном гости машины не ставили.

Потом у тебя два часа до поезда, и высокие пузатые стороны начинают решать – кто тебя лично повезет на вокзал. Естественно, будучи уже в курсе этой молдаванской реалполитик, ты начинаешь нервничать. Тем более шо непонятно – кто пил с утра воду, а кто вино. С виду все кагбы трезвые, но ненадежно. В итоге тебя везут конвоем в двенадцать машин. Слева от кавалькады на «шестивольтовке» едет важная невеста, то есть уже законная жена – в очипке под шлемом, сзади за ней сидит и цепляется вялый с похмелья гугуцэ – жизнь поменяла их местами. А справа кто-то из детей верхом на козе пытается догнать кортеж по полю.

Тебя грузят в вагон, пихают под твою лежанку и еще на третью полку бесчисленные банки и бутылки с недопитым, требуют от проводника честное слово «довезти этого уважаемого человека до самого Киева» и берут с тебя обещание приехать еще.

И ты хочешь приехать еще прямо сейчас, сию самую секунду, не сходя с этого места. Вот прямо щас взять, и немедленно приехать еще.

***
Сложнейшее устройство всех этих молдавских брачных традиций может смешить только дурака, потому что итогом всего этого движения становятся крепкий дом, тесная семья, где трое детей орут во дворе, объезжая козу, под руководством четвертого и пятой, шестой служит в армии, а седьмой получает диплом юриста или врача.

Да-да, это именно те самые тупые малдаваны, про которых еще в СССР москвичи придумывали анекдоты – сколько надо малдаван, чтобы вкрутить одну лампочку?

***
Россия, как известно, всегда живет в кольце врагов. Вокруг нее живут какие-то непонятые малдаваны, хахлы, чурки, лабусы и прочие пидарасы. Завелись, понимаешь, не пойми откуда.

Сама Россия проста и понятна, как единица в тетрадке. Ее национальный костюм – рубашка и штаны. «Темный низ светлый верх» - без выебонов. На Пасху и корпоратив еще полагается нашейный галстук на резинке. Ко всем она обращается одинаково: «Таварищ, курить есть чо?» Одной ногой она обута в Достоевского, второй – в ржавую атомную подводную лодку. Она ходит, човгая ногами в этих лаптях, и оставляя за собой глубокие борозды на любой земле, пока не устанет ходить по окрестностям. Потом Россия садится под дерево, допивает четверть, занюхивает рукавом и начинает петь национальные частушки: «Как я мать свою ебал, канаре-е-ечка!» Кому не нравится – пусть не слушает. его проблемы

Потом Россия засыпает пьяным и тревожным сном на радость всем окружающим. Которые тоже пытаются отдохнуть в это редкое тихое время, пока алкоголическая сволочь с гармошкой не громит подъезд и не бьет жену. Создавая проблемы окружающим, Россия реально уверена, что синхронизирует мировые циклы относительно себя, но для всеобщего блага. Вот как она плясать в полтретьего ночи захочет - так путь все пляшут, или ты меня не уважаешь? А как заснет - ну ладно, пусть и другие тоже поспят. Россия - широкая душа!

Затем она просыпается от сушняка, разевает пасть в путанке волосни нечистой бороды и хрипит: «Где это я?.. Кто это я? Кто это тут?.. Эй ты, грязный малдаван, кваску-ка мне принеси! Вот ты тупой малдаван, не знаешь где квас прадаецца...»

Сколько надо малдаван, чтобы заебошить одного кацапа, кстати?

***
Гадючье кацапское семя было рассеяно в Симферополе, Севастополе, Тирасполе, Донецке, Луганске, Кенигсберге, в Казахстане, в Сибири, мощная тараканья кладка кацапских яиц в Нарве – по всем землям, где кацап проходил. Потомство рязанских и скобских деревенских дур, закончивших профтехучилище и привезенных в эшелонах вслед за своими гарнизонными мужьями-лейтенантами работать хамлом на любой должности – от школьной училки, до врачихи в поликлинике – уже выросло и требует свое. «Мы местные! Нахуй атсюда грязных малдаванов! Это наша страна!»

Выгоняйте их нахуй, молдаване. Сразу. Будут брыкаться – бейте в ебло.

Не имея собственной национальной идентичности и презирая чужую, они требуют пересмотра границ на том основании, что они в этом месте когда-то нагадили, а значит пометили участок и застолбили его за собой. С чувством превосходства сельди над дельфинами – нам похуй шо вы там интеллектуально свистите, млекопитающие, у нас зато косяк по массе больше.

***
Я не знаю точно, сколько надо грязных малдаван, чтобы закрутить одну лампочку, но я помню из детства - одной мамы-молдованки достаточно, чтобы ежедневно в тазике во дворе мыть четверых собственных детей, плюс еще одного-двоих из чужих малюков, которые нечаянно проходили мимо и попались под руку.

И я не знаю народа чище и опрятней молдавского, где хозяйка, если не может оттереть пятно со стола, берет в руки нож, чтобы срезать его с поверхности. Она лучше мебель испортит, но грязи в ее доме не будет.

А сколько надо молдован, чтобы научить одного кацапа стирать носки хотя бы перед поездкой в плакцартном вагоне?

***
Молдавия, девочка моя кареглазая. Ох, я бы с тобой закрутил, красавица... но можем только в щечку целоваться, потому что если что-то больше – то жениться придется. )

Кацапов из твоего Приднестровья надо выгонять обратно в исконную срань-рязань. Свою ржавую индустрию они могут с собой забрать. Как они из Луганска заводы воровали, не гнушались – пусть и это говно за собой забирают и пол напоследок после себя вымоют. Коренные, блять, рязанские жители Молдавии во втором поколении.

Мы тебе новую индустрию построим, фрумоаса милая. Забудь их как страшный сон. По эту сторону Волги ни одного кацапа быть не должно, а по ту сторону – пусть с ними китайцы разбираются, это уже не наше дело.

***
Да, я только что на калькуляторе посчитал – чтобы выгнать одного кацапа нужен ровно один молдованин и один патрон.


Комплекс подлоценности

Вчерашний пожар на нашем ватохранилище превзошел по накалу даже извержение этого, как его... короче, того самого вулкана, название которого могут выговорить только сами исландцы. Помню, шо он на "Юлю" заканчивается. Я не знаю – перекроют ли теперь над кафедрой гражданское авиасообщение, как в Европе после этой Юли, но из 13-й пожарки с воем прилетело аж четыре машины сразу, с настовбурченными драбынами. А из ЖРЕО-418 позвонили и тревожно поинтересовались – все ли у нас в порядке, и когда мы уже сдохнем наконец?

Гуло так, блять, шо аж горячий воздух с пеплом в спирали закручивался. Щас ущухло трохи, но еще тлеет, и можно уже печь картошку.

Ватохранилищу будет присвоено имя Надежды Савченко, потому что такой ярости у кацапов не вызывали даже хан Батый, Джохар Дудаев и вратарь сборной России Филимонов вместе взятые.

И вот что подумалось мне, пока я переворачивал в золе картошку указкой: насколько же им не похуй до нас! Говорить и думать о себе – без разницы, плохое или хорошее – украинцы могут только по кацапскому раздумью и велению. Иначе кацап страдает.

Нам вот душевно без разницы, что думают о себе кацапы. Пусть хоть захвалят себя до засосов на шее, придумают сами себе первую лампочку вместо Эдисона, и радио вместо Маркони, даже черепановоз вместо Стефенсона. Мы их хвалебное самовлюбленное мемеканье из-за гудения наших хрущей над вышней даже не услышим.

Но кацап будет стоять по ту сторону тына, и тревожно прислушиваться: а шо там у нас говорят? И не только про него, а вообще? И как только услышит от нашей хаты песню про Галю молодую, то тут же начнет истерически орать: «Дак то так пает? Ета все хуйня! Вот «Бурановские бабушки» чотка пают, а вы заткнитись нимедлинна, каклы малароцкие!»

Лично у меня название «Бурановские бабушки» ассоциируются с космическим кораблем, который мы с кацапами построили, а кацапы без нас его проебали. Но я же, в принципе, не против каких-то бабушек, пусть даже и бурановских! Мне они ровно вообще. Как-то не тревожат меня эти бабушки ежедневно.

Кацапов же наша Галя тревожит всегда, и каждый раз все сильнее, уже до кровавых расчесов на коже. Даже лекция, которая кацапов напрямую не касалась, вызвала такие круги по воде, шо слава Богу, шо на кафедре Фукусимы нет, а то бы ее цунами снесло.

К ноукам.

Национальная, этническая ревность кацапов к украинцам существовала всегда, но сейчас она обострилась до предела. Болезненный завистливый интерес к любому успеху, к любому осознанию собственного достоинства украинца вызывает у кацапа настоящий эпилептический гран-маль.

Началось это не сегодня. Например, в футбол кацапов драли все, кроме, кажется Фарер и Люксембурга. Их драла даже Япония, хотя футбол в Японии это что-то типа театра Но силами московских студентов. Кацапы это издевательство стоически терпели, осознавая, что ногомяч выше их способностей и понимания. Но как только начинался футбол с Украиной – тут же: «Бей хохлов, спасай Россию». Безропотно получать пиздюлей от португезов и греков – это нормально, зато получить пиздюлей от хохлов – это настоящий трагический надлом в национальном кацапском сознании. Кагжетаг??777 Этажекаклы!!!111

Олимпиада в Сочи была великолепной благодаря не распилам и откатам, а усилиям и таланту спортсменов всего мира. Но когда наша великолепная четверка снежных королев ломилась к победе, только кацапы кричали с трибун «Фууу!» и «Штоб вы упали!» (Кстати, Юлия Джима – кумир профессора). Причем, когда упала француженка – кацапы ей сочувствовали. Франции они сочувствуют, потому что хотя Франция больше, лучше и красивее, но она далеко от родной помойки. Нет эмоционального шока сравнения, нет и вражды. А вот с Украиной есть.

Это не ненависть, дорогие друззя. Это ревность. Так ненавидят Дездемону, например. Потому что постоянно ссут, что она уйдет к другому.

Исследовать корни комплекса национальной неполноценности кацапов кафедра не планирует – дело это муторное и вонючее. Есть рабочая модель, что все завелось от перепуганной немытой мокши, из кустов робко смотревшей, как обвешанные железом, чужие и страшные киевляне вбивают в землю палки и тянут веревки на месте их жабьего болота.

Но не это нас сейчас интересует.

Отношение современных кацапов к Украине нездоровое. Это навязчивое состояние. Они с именем этим ложатся, они с именем этим встают. Они начинают обзор новостей с этого тэга, они об этом бурчат на своих кухнях и на скамейках, распивая вечернюю «чекушку», они ползут в украинские блоги, шо жукы, чтобы там их услышали.

В этих блогах жукы поминают Гагарина и Ломоносова (даже малограмотные пэтэушники размахивают Каралевым и Циелковским), они хвастаются перед нами, как прыщавый пубертат перед одноклассницей, чтобы она его заметила. И даже готовы ради этого бздануть на горящую зажигалку.

Да, мы это заметили, спасибо. Но Гагарин полетел и с нашим участием тоже, Циолковский был поляк, а Михайла Василич был хороший мужик... но на фоне сэра Исаака Ньютона, например – он разве что «хороший мужик».

После того, как глупый (но смешной) фокус с зажигалкой и горящей струей газа из жопы не подкупает, комплекс неполноценности у ватной сволочи перерождается в комплекс подлоценности, в тупое рычание с хрипом «да я щас тебя уибу сука!»

Что мы и наблюдаем сейчас на кафедре. Ну, допустим, уебать они могут только кулаком по собственному монитору и отвесить своей кошке пенделя, но ход болезни вам понятен. Неполноценность превращается в подлоценность с ненавистью.

Резюмирую.

Кацапы привязаны к нам ревностью и завистью. Газовый гигант, который крутится вокруг маленькой по размеру, но абсолютно тяжелой по массе черной дыры. В двойной звездной системе «Россия-Украина», Россия – информационный и событийный, исторический и ментальный спутник Украины. Рыхлый, пухлый и аморфный.

Можно сделать вывод, что Новороссия таки ментально состоялась – в границах РФ и со столицей в Москве. А у нас состоялась, а точнее – возродилась Старая Русь. Настоящая.

Последний год повлиял на сознание кацапов так же, как и на наше. Что забавно – повлиял в одну и ту же сторону: мы стали больше думать об Украине, и кацапы тоже больше думать о ней. Настолько больше, что аж снится.

Только если наши сны про Украину будут добрыми и легкими, с хрущами и вышнями, иногда, конечно, печальными, но всегда светлыми, то их сны ближайшие лет тридцать будут тяжелыми потными кошмарами.

С трясущимися руками и сушняком после пробуждения.

Нехай думают. Так им и надо.

***
Картинка с веселой Джимой не тематическая по лекции, а потому шо любим и абажаем. И раз уж вспомнили. )



снова отсюда

Джельсомино в Стране Лжецов

В некоторой степени, обитателей Южного берега Северного Ледовитого океана можно даже пожалеть. Потому что жить в антимире сложно, надо или самому античеловеком стать, или ходить, не касаясь стен, потому шо аннигилируешься нахуй при случайном прикосновении.


Подавление когнитивного диссонанса в Стране Безбрежной Брехни является очень продвинутым, постиндастриальным и массовым, качественно отличающимся от наивной традиционной промывки мозгов, давно устаревшей вместе с покойным Иосифом Геббельсом.

В Стране Лжецов, в которую попал всем известный Джельсомино, вместе со своим волшебным голосом, промывка мозгов сводилась к элементарной перекодировке.

Например, когда власти велели на булочной писать «Галантерея», а на галантерейном магазине «Баня». Ну что тут поделать? Если три года тюрьмы за правонарушение? Приходит тетушка Кукуруза в «Галантерею» и говорит: «Добрый вечер, синьор Сорбино, дайте мне, пожалуйста три... эээ... пудреницы.»

- Вам пудренницы с корицей или с сахарной пудрой? – вежливо спрашивает «галантерейщик» Сорбино. – Как, кстати, поживает ваша киска Цоппино?

И оба они понимают, что врут, но врать надо. Потому что златокудрый, но плешивый король Джакомон так велел, а иначе все получат реальных пиздюлей. Что на дворе вовсе не добрый вечер, а паршивое утро, что киска Цоппино – это матерый ирландский волкодав Лупо, а «пудреница» – это булка. Просто так нельзя говорить вслух. Надо врать, но понимать внутри себя правду. Беречь ее до весны.

У кацапов не так. Там не перекодируют понятия. Там сами понятия демонтируют гаечным ключом и ставят другие, как блоки в изделие. Кацап же реально уверен, что он жрет пудреницы. Если тетушка Кукуруза из Страны Лжецов, купив «пудреницы», ест их сама и угощает племяшку Ромолетту, понимая, что слова – то все фигня, то кацап в самом деле начнет пудриться булкой, если ему так велит его плешивый Джакомон.

Поэтому, попадая за границу и потребовав у охуевшего официанта «отвертку», кацап, через полчаса после заказа, долго смотрит на слесарный инструмент, не понимая – как его пить?

***
Как они живут с этим? Как дети. Кацапы, вообще, традиционно инфантильны.

Две дошкольные девочки возятся с ляльками-монстерхаями в песочнице, играясь в дочки-матери. Монстерхаи кушают кашу из песка, пьют невидимый чай из крошечных чашек, потом идут спать под одеялом из носового платка, а девочки обсуждают, что одна кукла простудилась, а вторая не слушается маму, надо ее наругать и сделать ата-та папопе.

Подойди к ним взрослый и спроси: «Это же куски пластмассы, как они могут заболеть, или не слушаться? Они даже говорить не умеют? Они не живые!»

Девочки тут же похватают своих монстерхаев, и начнут отвечать за них писклявыми голосами: «Мы умеем, мы умеем говорить!» Дети живут в этом мире по-настоящему, искренне и честно, где резиновое изделие отвечает твоим голосом и пьет невидимый чай.

Но это не ложь, друззя, это детская святая честность.

Через год эти девочки из подготовишек пойдут в первый класс. Они все так же будут тайком укладывать в свои рюкзачки монстерхаек, но уже как маскотов, и им в голову не придет поить их невидимым чаем. Да еще при посторонних. Фу, это только детсадовские малолетки так делают!

***
Но эта детская честность в исполнении кацапских брылястых теток и пузатых мальчишек на шестом десятке лет вызывает оторопь. Они трясут резиновыми куклами Путина и Медведева, и говорят за них писклявыми голосами Киселева и Соловьева.

Когда же вы, блять, вырастете, кретины?

Кацапы верят в то, что ВСУ обстреливает города Украины, чтобы убить там русских. Сама постановка вопроса вызывает серьезные сомнения в психическом здоровьи этих людей. Чтобы убить русских, ВСУ должно обстреливать города России, об этом говорит элементарная логика.

И потом делать заявления, что это «русские отпускники промахнулись, стреляя по Краматорску из РСЗО, купленных в военторге, а ветром ракету занесло в Ростов». Это же логика кацапов.

Мы ведем агрессивную войну, хотя кацапы не потеряли ни одного квадратного сантиметра территории.

Украина сбила пассажирский Боинг, чтобы... чтобы что? Да хуй его знает, «чтобы что», чтобы просто так, потому что все хохлы фашисты, а фашисты всегда что-то сбивают. Так уж они устроены, эти фашисты. Не собьют - так спать не могут.

Фашистами мы все стали сразу, поголовно, после захвата Крыма. Украина, потерявшая в войне с нацизмом больше всех комбатантов, относительно к общему числу граждан (уступая, пожалуй, только нашим белорусским братьям, но опережая кацапню), за месяц и неделю стала оплотом фашизма, потому что выгнала ушибленного майским венком Януковича.

Если, не дай бог, у кацапов в футбол выиграешь – станешь бразильским фашистом. Если в хоккей – финским фашистом. Нефть упала в цене из-за арабских фашистов, а рубль упал из-за еврейских фашистов. Снег пошел в апреле – Дед Мороз фашист. Не было снега на Новый Год – опять же Дед Мороз фашист. Обосрался пьяный кацап в метро, и слег в своей же блевоте посреди вагона, значит фашисты – производители водки.

Мир кукол.

***
Нам, друззя, надо понимать, что дети, которым уже за полтос, и которые живут в вымышленном мире, уже не перевоспитываются. Они так и будут трясти своими куклами, и пищать за них даже перед комиссией психиатров, решающих вопрос об их недееспособности.

Тетушка Кукуруза, Ромолетта, художник Бананито, даже кошка-Трехножка – все жители Страны Лжецов лгали, сцепив зубы, перед угрозой расправы, но понимали в здоровой душе, что все это ложь. И когда-то это подлое существование прекратится и можно будет называть вещи своими именами.

Кацап врет потому, что ему от этого хорошо, и он хочет, чтобы его вечное детство в Стране Лжецов никогда не кончалось.

Он не хочет, чтобы вещи назывались своими именами, потому что когда его назовут своим именем, ему останеться только прицениться к веревке и мылу.

опять отсюда

Гуантанамера

По идее, сегодня должна быть «парт три» лекции о ментальном форматировании на примере России, но когда я начал в своем ноучном батискафе «Садко» погружаться в эти пучины говна, так аж закручинился.

Жалко их, чертей. Дурные, злые и жадные дети.

Примерно такие же чувства я испытывал, когда моя бывшая (но тогда еще будущая) жена притащила домой котейку с помойки. Прямо в квартиру после ремонта. Воно, блять, скавчить, мурчить, трясется, на нем на два пальца коросты и из-под хвоста лезут острицы.

- Ты шо, ахуела, любимая? – ласково спрашиваю я у нее. – Весь дом перетравить хочешь?
- Он будет у нас жить!
- Будет, но только в том же пакете, в котором ты его принесла, и только до завтра.
- Тогда дай двадцать долларов.
- Зачем?
- Усыпить. Так врач сказал. Я его к врачу возила, врач сказал, что его надо усыпить.

Я кошек уважаю, трех даже пережил, от и до. От игривого котячества до почтенной старости с засыпанием на ходу. И мучить жывотных считаю недопустимым. Поэтому никаких двадцать долларов я не дал, а дал восемь гривен на такси, чтобы моя гринписька отвезла вот это обратно, на то же место. Где его, небось, уже ищет полосатая лишайная мама.

Это не избавило, кстати, две семьи и часть знакомых от эпидемии стригущего лишая.

Вот такое у меня отношение к москалям. И жалко, и горько, и где мои резиновые перчатки?

***
Так что сегодня москалей не будет, а будет Куба и гуантанамера.

Куба, как всем известно, это остров в пиратском море, где живет (или делает вид что живет) Фидель, растут сигары, а сочные мухеры-гвахиры отдаются туристам за пять долларов, кусок мыла или колготки.

У меня товарищ как-то съездил на Кубу, вернулся, и начал рассказывать за тамошние прелести жизни. Ну, я и спросил насчет шоколадных красавиц по цене пачки мыла.

- Дурак ты, - грустно сказал мой товарищ. – Ничего не понимаешь. У них того мыла полные тумбочки. Нахуй им твое мыло? Они же тебя любят. Где ты видел шлюх, которые ревнуют и устраивают на второй день семейные сцены? Ты же бланкито, человек из Большого Мира, ты прилетел на самолете, понимаешь? На целом настоящем самолете! Им интересно не твое мыло, а ты сам. Просто они вот такие, горячие от природы, такая у них любовь, что на наш размер выглядит как блядство. Ты тоже, по финским меркам, наверное, злоебучий донжуан. И ты в аэропорту Хосе Марти не был. Это не аэропорт, это остров слез и разбитых сердец. Там служащие увольняются, потому что больше года этот терзающий душу сериал терпеть не могут.

«Нихуя ты не знаешь про Кубу» - сказал товарищ и тоскливо вздохнул.

Я понял, что власти, как обычно, скрывают, и начал свое собственное расследование.

Куба – удивительная страна. Кто не знает, там не один народ, а целая куча народов, разнящаяся по самому болезненному признаку – по происхождению. И понять, чем самбо отличается от креола, почему белый может быть чернее, чем черный, простому человеку из Европы невозможно. Там у них каша национальностей гуще, чем на Кавказе. Причем, убежать оттуда нельзя, надо жить вместе, как ни крути. Остров же. «Бей-жыдов-спасай-кубу» там не катит. Ну, вот как-то они и сдружились.

***
Поверив в русскую мечту о коммунизме, кубинцы подписались под ней, и держали слово честно и крепко. Кто-то говорит, что СССР кормил кучу социалистических негров, но это не про кубинцев сказано. Отважные барбудос оплачивали кровью каждый танкер с гуманитарным мороженым. И, если бы не они, у русских был бы не один Афганистан, а десять.

У маленькой Кубы были все десять афганистанов за русских.

Мой знакомый ангольский негр Джон, о котором я уже рассказывал (который дважды дезертировал из ФАПЛА и УНИТА, то есть по два раза, итого четырежды дезертир) говорил, что кубинцы первым делом построили для ангольцев бесплатную столовую, а потом построили самих ангольцев. Шоб они не скакали по головам, хапая руками из котла, как абизяны, а строились в очередь, мыли руки и относили грязную посуду в окошко.

Нет уже в Анголе ни тех кубинцев, ни той столовой, а привычка стоять в очереди у ангольцев осталась. Такое культуртрегерство маленькой страны. Это, наверное, единственный случай, когда безбашенные латиносы и потомки пиратов приносили цивилизацию в далекие места.

При налете США на Гренаду, кубинские строители, отобрав у гренадских растерянных балбесов оружие, устроили американцам такой фаршмак, что до сих пор данные о потерях американцев разнятся в десять раз. Показательно то, что выживших кубинцев, возвращающихся на родину, в аэропорту Гренады американцы просто избили, невзирая на телекамеры и дипломатический иммунитет. Допекли. А чо-чо, кубинцы – это мачо, а не хуй собачо.

Уже и СССР рассыпался, и Куба осталась в петле блокады и изоляции, в которую попала благодаря тем же русским, и русские забили на Кубу хуй, как на брошенную жену, но кубинские врачи лечили бесплатно чернобыльских детей. Этим детям сейчас, наверное, за тридцатник, но они подтвердят. Кубинская медицина – одна из лучших в мире. Они даже лекарства сами производят, что вообще из области фантастики. Але так.

Никогда не было у русских союзника вернее и честнее, чем Куба. И никто не кидал так подло и цинично гуахиру Гуантанамеру, как русские.

Куба, любовь моя. Ты далеко, но ты рядом. Золотой песок Варадеро. Чужой по рождению, но братский по душе народ, потянувшийся к русским сердцем, даривший им отвагу своих мужчин и любовь своих женщин.

И увидевший в ответ традиционную кирзовую кацапскую сраку.

***
Ваня, у меня для тебя хуевая новость. Куба наладила дипломатические отношения с Америкой. Будет снята экономическая и торговая блокада, разморожены счета, разрешено перемещение между государствами. Куба от тебя ушла. Твоя гуахира, наконец-то, тебя бросила, мудила. Давно пора, ей уже все об этом говорили - зачем ты тратишь жизнь на этого неудачника?

Гуантанамера ждала тебя столько лет, Ваня. Ждала в аэропорту Хосе Марти, встречая самолеты. А ты, блять, ей даже открытки не прислал на день рождения. То ты газ продавал, то олимпиаду делал, то тебе опять некогда, потому что очередные выборы, то блять переговоры с Китаем. Китай тебе был важнее, чем какая-то маленькая Куба.

Она же не за мыло с тобой трахалась, пойми, и не за дешевые колготки. Она же тебя любила, идиот, совьетико маринеро, хуев компаньеро. Она не попрошайка, она у тебя ничего никогда не просила. Просто ты отдавал ей то, что тебе не нужно, а она отдавала тебе все, что у нее есть.

Теперь она ушла. К другому. Навсегда. Она, наконец-то, уедет на длинном лимузине с нормальным пацаном. И не потому что он богаче, или сильнее, или красивее.

А потому что ты мудак, Ваня.



опять отсюда