хочу сюда!
 

Маргарита

46 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 43-50 лет

Заметки с меткой «стихи на ночь»

Порок.

Я так старалась, старалась , старалась -
Не жизнь и любовь , а сплошное усердие.
Живя в твоем сердце,  в крови искупалась, 
Но ты не пустил меня дальше предсердия.

Митральный , наверное, клапан заело.
Сейчас вот мороз и зима, и улица, 
И я на сером вороной белой .
Замерзшая мокрая красная курица.


© Copyright: Тамила Соло, 2019
Свидетельство о публикации №119061704315

Скандал.

Когда смеялась  или тихо злилась, 
Когда внутри рвалось на части и рыдало,
За стол потертый письменный садилась 
И, кажется, рука сама стихи писала.

Ушли за седину пера смешные пробы.
Скучаю по своим несочинившимся стихам 
Когда забуду напрочь слово долбоёбы,
Вновь нарифмую сказки о любви . Одни себе ...
                                                 И совершенно третьи Вам .  

Замужество Софьи -подр. Хармсу-

Однажды некая софья подошла
к музчине и стала с иньтересом его
рассматривать
дело в том что раньше она не интересовалась
мусчинами а поэтому даже не знала
как они устроены
-Это что? А это что? - с интересом спрашивала она
она не успокоилась до тех пор пока не
выяснила всё до мельчайших деталей
Вскоре после этого Софья вышла замуж


© Copyright: Сергей Кардашов, 2019
Свидетельство о публикации №119041003669 

Капли росы.

Звезд ожерелье
Ночь обронила с утра
Так торопилась


© Copyright: Ольга Антощенко, 2010
Свидетельство о публикации №110072104969

Клевера медовые - да тропинки узкие...

Пока травы росные - разговеюсь, женушка,
Упластаюсь досыта с вострою косой.
Ковш воды колодезной осушу до донышка,
Да оглажу русую бороду рукой.

Здесь когда-то прадеды ублажали палицей,
Ворога залётного за набег лихой.
Опосля, кольчужки-то сняли, чтоб не париться,
До поры, до времени обретя покой.

Клевера медовые - да тропинки узкие,
Что ведут нас к пропасти памяти мирской.
Головы бедовые - все вы люди русские,
В вашу честь литовочки пели б день-деньской!

2018


© Copyright: Сергей Созин, 2018
Свидетельство о публикации №118121907145

Лиса на таможне


(басня)

Однажды хитрая Лисица
Задумала обогатиться:
С товаром съездить за границу,
Продать, купить, перепродать... 
Ну, что сказать?
Слыла удачливой плутовка,
Была в ней хватка и сноровка,
Дела обтяпывая ловко,
Скопила некий капитал.
И вспомнилось Лисичке кстати,
Что Серый Волк, её приятель,
Недавно где-то побывал
И позже похвалялся с жаром,
Что съездил он туда недаром:
Вернулся с выручкой-«наваром»
И на машине «Мерседес».
В Лисе проснулся интерес:
Oh, yes!
Недолго думая, Лисица
Билет купила до границы,
Потом – пешком со всем добром…
Уже почти что «за бугром»!
«Вот, – думает, – где развернуться можно!»
Читает по слогам : «ТА-МОЖ-НЯ»…

Читатель! Пожалей Лисицу!
Она домой не скоро возвратится,
Без денег, без товара и без шубы,
Без документов, без трусов, без зуба…
Дотошно на таможне Кабаны
Блюдут законность собственной страны!

Мечтая о наживе за границей,
Припомни приключения Лисицы.
__________________


© Copyright: Лариса Ладыка, 2019
Свидетельство о публикации №119041106905

Обозвал нелюбимой любимую...

Обозвал нелюбимой любимую,
От души его неотделимую.

Ту, которой и розы чудесные,
И лучи золотые, небесные,

Да и сердце б дарил столь лучистое,
Цвета полное, верное, чистое.

Обозвал нелюбимой любимую,
Как цветок от мороза, ранимую,

Чтоб не гробила юность опекою
Над прикованным к койке калекою,

Указав ей на дверь приоткрытую
Он рукою, слезами умытою…


© Copyright: Протоиерей Анатолий Симора, 2019
Свидетельство о публикации №119041602725 

Баллада о человечности


     (быль)

Конец войне, и над рейхстагом
Играет ветер красным флагом.
Капут нацистскому Берлину!
Повержен город, всё в руинах.

Британский лётчик целил прямо:
В дома, больницы, даже в храмы.
Разрушен зоопарк огромный.
Но звери! в чём они виновны?

Бомбёжки дико испугались.
Кто не погиб, те разбежались.
И вот по городу бродили -
Гиены, тигры, крокодилы...

Одной историей про львицу
Хочу я с вами поделиться.
В берлинском округе Шпандау
Фриц Мюллер жил со старой фрау.

Старик, когда-то в жизни мирной
Он был настройщик пианино.
А фрау Мюллер шапки шила
Из меха кролика-шиншиллы.

Но город взят, и всё в руинах,
Какие нынче пианино?
Какие кролики-шиншиллы?
Спасибо Господу, что живы.

Хотя нет-нет, свистели пули,
Решил из дома выйти Мюллер,
Чтоб обменять жены шапчонку
На хлеб, а может, на тушонку.

Так фрау Эльза исхудала,
Давно мясного не видала...
- Майн Готт!- тут вырвалось у Фрица:
У дома - лев, точнее - львица.

Лежит животное, страдает,
Похоже, кровью истекает.
Захлопнул дверь,дрожит всем телом.
Спросила Эльза: - Да в чём дело?

Открыла дверь,закрыла тут же.
- Там лев лежит,- шепнула мужу.
Потом, вздохнув, сказала вот что:
- Тут помощь требуется! Срочно!

У нас есть спирт, бинтов немножко,
Мы вылечим большую кошку!
Ведь люди войны начинают,
За что животные страдают?

Они идут, держась за руки,
Герр Мюллер, и его старуха.
Тут львица вздрогнула, очнулась...
И раной к людям повернулась.

Почти неслышно заскулила,
Их о спасении  молила.
А раны - две, зияли рядом,
И в них - осколки от  снаряда.

Их Эльза вытащила шилом.
(Она ж скорняк, я говорила.)
Старик же, шнапса не жалея,
Залил все раны поскорее.

Старуха шкуру зашивает,
Уж в этом Эльза понимает!
Затем повязки наложила...
Глядят - толпа их окружила.

Они же и не замечали,
Что люди рядышком стояли.
То были Мюллеров соседи -
Старухи, старики, и дети.

Стояли тихо, замирая,
А кое-кто - слезу роняя...
И тут вдруг - тонкий голосочек:
- Наверно, лев голодный очень.

И пить, наверно, тоже хочет,
А дождь пойдёт - его намочит!
Младенец прав, ведь не его ли
Устами истина глаголет?

С ним не могли не согласиться,
И тут же стали суетиться:
Кто смог чего, то и тащили,
Хоть впроголодь и сами жили.

Бойцы советские шагали,
И вещмешки свои достали,
Пайком солдатским поделиться
Решили с раненною львицей.

И кто бы тут ни появился,
Последним с хищником делился.
Так люди в людях разуверясь,
Сплотились все, спасая зверя.

А бывший плотник,старый Майер,
Сказал: - Мы все тут понимаем,
Что львицу с места нам не сдвинуть.
Над ней шалаш могу воздвигнуть.

Ему из дома каждый тащит
Кто старый стол, кто старый ящик.
Своё-то дело Майер знает,
С умом вольер сооружает.

Так быстро львица поправлялась,
Уже на лапы поднималась.
Гноиться раны перестали.
И Эльзой хищницу назвали.

В честь маленькой бесстрашной фрау,
Из их райончика - Шпандау...
А зоопарк восстановили,
Зверей не всех, но отловили.

И фрау Мюллер долго после
Ходила к тёзке-Эльзе в гости.
И львица тёзку узнавала,
Навстречу бабушке вставала.

И ей рассказывала фрау,
Про всех соседей из Шпандау.
Быть может, кто-то из пришедших
Считал старуху сумасшедшей.

Она насмешек не боялась,
По жизни столько ей досталось!
...Глаза в глаза, не видя лишних,
Общались женщина и хищник.


© Copyright: Ольга Иркегулова, 2018
Свидетельство о публикации №118112204928 

Пестнь. 18+


Пестнь
ВНИМАНИЕ! НЕНОРМАТИВНАЯ ЛЕКСИКА!

(из цикла - Тайны истории)

в одной французской деревушке 
чего уж там - в одной дыре 
где на обед одни горбушки 
вода редиски да лягушки 
и все удобства во дворе 
изящен грциозен статен 
жил-поживал красавчик жан 
он одевал девичьи платья 
и заключал мужчин в объятья 
кокеткой головы кружа 
ну словом был он пи-орасом 
давая всем и в зад и в рот 
визжал как девочка не басом 
и с благонравною гримасой 
тем осчастливливал народ 
терзался сам оон бл-дской жаждой 
горяч бесстыж неутомим 
е-аться сможет так не каждый 
и в полнолуние однажды 
к нему явился серафим 
с косноязычием эзопа 
гость жану пафосно предрёк 
твоя мол сахарная -опа 
прославится на всю европу 
благословил её сам бог 
что делать при таком раскладе? 
в столицу к знати? хорошо! 
грудастые держитесь бл-ди 
и в лучшем кружевном наряде 
герой наш в армию пошёл

во времена средневековья 
не жили люди без войны 
залив поля и реки кровью 
ну как невестка со свекровью 
поср-лись две больших страны 
точнее так - король английский 
не с той ноги поднявшись лишь 
помяв у фавориток сиськи 
и наплевав на все изыски 
задумал вдруг нагнуть париж 
народец мол одни пин-осы 
е-ланы чмошники дрищи 
к чему излишние вопросы 
смешаем разом их с поносом 
и на-уй приколотим щит 
во франции - карл-е-анутый 
изрёк весомо - а вот нех 
мы не позволим там кому-то 
так залу-аться сея смуту 
и сами отпи-дячим всех 
так потонул в пылу сражений 
водоворот людей коней 
предательств зверств и унижений 
безумцы в воющей геенне 
ответа ищут - кто сильней? 
плодятся ужасы нет мочи 
богат улов у сатаны 
вдобавок как бы между прочим
на хаос увлечённо дрочит 
раздухарившись бог войны

в опи-денелой мясорубке 
секиры палаша ножа 
с разорванной кольчужной юбкой 
мелькает яростный и хрупкий 
наш незабвенный крошка жан 
заматерев не только ср-кой 
он вдоволь помахал мечом 
хоть с е-лей не сравнится драка
где неуместна поза рака 
но жесть герою нипочём 
в казарме же в тиши тоскливой 
по кругу шёл его попец 
е-али скопом в хвост и в гриву 
а он сосал х-и игриво 
и наслаждался что пи-дец 
а утром вскидывая знамя 
партнёров вёл в неравный бой 
с уж приху-вшими врагами 
за ним вообще бежали сами 
как не пошли бы за пи-дой 
и стрелы ведь его не ранят 
от алебард он только злей 
так что ж таилось в этом жане ? 
что разбегались англичане 
словив ядрёных пи-дюлей 
и множились в народе слухи 
кто разберёт какой правдив? 
в кошмарах страхах и разрухе 
о бесшабашной грязной шлюхе 
вдруг появился славный миф 

в тенях иссохшейся дубравы
не слышен больше соловей
пожухли под костями травы 
но вот он жан защитник бравый
у войска прямо во главе 
уже в верхах замечен вроде 
непобедим и зае-ат 
и главное - в любом походе 
солдат на подвиги заводит 
роскошный и е-ливый зад 
очко прекрасно - ну потеха 
драконят дырку без конца 
герой для пущего успеха 
её не прячет за доспехом 
свежо удобно за-бца 
и в верности распутной ж-пе 
клянутся все как на духу 
она - животворящий опий 
где острия клинков и копий 
железо рвут как целку х-й 
неприменимы где законы 
крошат е-альники скоты
кишки стенанья вые-оны
всего навалом в адской бойне
на карнавале ху-ты
но жан не поддаётся мраку 
а с ним не унывает рать 
опять идущая в атаку 
на голод холод и кровяку 
готовая всегда на-рать

над родиной развеяв тучи 
в суровый и предсмертный час 
на трупной и смердящей куче 
стоит бесстрашный злое-учий 
красивый сука пи-орас 
не прячет больше стройных ножек 
в богему вхож да что там - б-я 
на мягком шелковистом ложе 
его теперь е-ут вельможи 
а он сосёт у короля 
забыты прежние задворки 
порок вкушает он взахлёб 
весь в золоте в мехах из норки 
в сумбуре извращённых оргий 
с обилием ху-в и ж-п 
как перед казнью жан резвится 
вино и семя жадно пьёт 
фас - безупречно-храбрый рыцарь 
а сзади - падшая блудница 
для искушённейших господ 
но отдыхая от разврата 
о долге помнит о своём 
и вот уже в блестяших латах 
он черепа дробит пи-дато 
мешая англичан с го-ном 
захватчикам ой как ху-во 
патэ луара орлеан 
всё без наё-ок и уловок 
ху-чит их нещадно снова 
неугомонный крошка жан

как всё устроено в природе 
коль правда за тобой - е-ошь! 
добро и справедливость в моде 
пока на сцену не выходит 
его величество пиз-ёж 
у хитрож-пых клерикалов 
был целый заговор интриг 
подлянок наплели немало 
чтоб жан был занесён в анналы 
как сучий потрох еретик 
ах если бы хоть кто-то ведал 
что замутили - ох-еть! 
и вот когда близка победа 
святошами герой был предан 
и брошен на солому в клеть 
тянуть не стали с приговором 
чтоб замести следы быстрей 
мол занимался всяким вздором 
оттрахали его с позором 
да и сожгли живьём в костре 
а чернь выдумывала бредни 
молва жила без полумер 
и вот уже штрихом последним 
отредактирован в легенде 
не знавший плоти вялый хер 
что стало вдруг тому причиной? 
но к лучшему наверно блин 
жан стал пленительной невинной 
и образцовой героиней 
французских песен и былин

здесь умолкаю - ну а х-ли?
как жизнь окончился рассказ
признаться мучился - смогу ли?
соплей корявые козюли
искусно спрессовать в алмаз
прими взыскательный читатель 
сию поэму в скромный дар 
и с громогласным криком - нате! 
попробуй сочинить пи-датей 
песнь о великом жане дарк


© Copyright: Эретика, 2018
Свидетельство о публикации №118030301379 

в конце зимы всегда начало лета

за ревом ветра голосов не слышно 
срываются как лепестки  ромашек  крыши 
их тащит к звездам превращая в близость  даль 
прикинувшийся мартом умирающий февраль 

в конце зимы всегда начала лета -
природы  и  любви народная примета 
зря Марфа плачет в первой марта половине 
май обязательно услышит тихий смех Мариин

вплетенный в яблонь цвет вертепством соловья.
который год и Марфа и Мария это я