хочу сюда!
 

Александра

43 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 37-47 лет

Заметки с меткой «криворожье»

Тайны старого клейма. Часть 3.2

Истории о черепичных и кирпичных заводах и заводчиках.

Тайны криворожских клейм


Часть 3.2. Тайна долгинцевских оленей


Буго-Гардовская паланка, Бугогардовская паланка, Кривой Рог, Криворожье, черепица, старинная черепица, Иванов, Братья Ивановы, барон Мас, Петровка, Петровский завод, Николаев, олень, елень, пораженный стрелою, печать, клеймо, символ, козак, казак

Начало заметки - см. http://blog.i.ua/user/2728055/1727945/

Откуда же олень?

Вариант первый. Олень был запечатлен как элемент, присутствовавший на гербе рода Лезевица или Маса. Но, почему олень перекочевал на черепицу Ивановых (если считать, что Лезевиц и Мас первыми начали свое производство). Возможно, что мастер по изготовлению штамповочной формы для прессования черепицы просто повторил «зверушку», изображенную на петровской черепице, которая была взята в качестве образца как одна из самых качественных, по моему мнению, черепиц, существовавших на то время в Южной России.

Вариант второй. Олень перекочевал не из родовых гербовых изображений, а из каких-то других, первоначально – на петровскую черепицу, а потом на ивановскую (или – наоборот). Но откуда? У марсельских заводов такого символа-клейма не было. Очень маловероятно, что олень в то время был принят производителями просто как украшение без особых на то оснований. Вполне возможно, что олень являлся «личной» символикой мастера (мастерской или завода), изготовлявшего штамповочные формы для производства черепицы. Но, на то должно было бы быть согласие и непосредственно производителя черепицы.

Олень – весьма значимая фигура во многих гербах дворянских родов, городов и государств. На сайте «Геральдика. ру» – http://geraldika.ru/ мне встретилась статья «История символов Николаевщины» (автор Р.Ю. Кочкуров, статья взята из журнала «Гербоведъ»  № 57, с. 39-44). В статье отмечается, что олень был весьма популярным образом в скифском искусстве, он являлся родовым тотемом скифов. Но, думаю, что от скифских оленей до «наших» уж очень большой промежуток времени. Хотя, всякое бывает. И преемственностью из поколения в поколение не стоит пренебрегать. 

Но в статье отмечена другая интересная информация (эта информация широко представлена в интернете, просто указанная статья попалась мне первой). В конце XV в. земли между Бугом (авт. – Южным Бугом) и Ингульцом занимаются казаками. Позже здесь создается Бугогардовская паланка. Паланка (в переводе с турецкого – крепость) у запорожцев означала и округ, и местопребывание полковника со старшиною, и, в переносном смысле, управление полковое. Гардом на юге Украины называли место для ловли рыбы. Бугский Гард был сначала лишь местом переправы, но уже в XVIII в. это был основной сторожевой пост. Существовала также на Кинбурнской косе Прогноинская паланка – в местах добычи запорожцами соли. В каждую паланку назначался полковник, есаул и писарь. Полковник в знак своей власти получал пернач (или шестопер – меньших размеров булава с вертикальными разрезами вдоль шара, как бы делящими шар на части), который носил за поясом, значок или знамя. А теперь – самое главное. Существовали также серебряные паланочные печати. Печатей Бугогардовской паланки известно три. Их собрал Скальковский А.А. , историк. На восьмиугольной печати 1740 г. видны вилы, цепь и сабля, окруженные полумесяцем и растительным орнаментом. Все это увенчано короной с двумя звездами. Символы говорят о сочетании мирного труда с защитой границ.

Печати 1750 и 1770 годов похожи. На них изображены олень и копье. Сюжет довольно распространенный у казаков: копье – знак пограничной службы, олень – символ воина. Я бы, может, не обратил внимание на эту печать, но уж очень показалась она мне знакомой.

Немного информации об указанной паланке со страницы электронной исторической энциклопедии http://history.mk.ua/bugogardovskaya-bugo-gardovskaya-pala.htm: Бугогардовская (Буго-Гардовская) паланка – административно-территориальная единица Вольностей Войска Запорожского низового времен Новой Сечи (1734-1775). Самая крупная административно-территориальная единица Сечи. Занимала степную зону между левым берегом Буга и правым Ингульца, с одной стороны, и рекою Днепром и новосербской границей – с другой (преимущественно территория современной Николаевской области) площадью 20 948 квадратных км.Территориально находясь ближе других к турецким границам, была мало заселена, а потому не входила в сферу колонизационных проектов Российской империи.

С 1735 г. административным центром паланки было поселение Гард на р. Южный Буг (теперь с. Богдановка Доманевского района). В Гарде находилась паланковая старшина, постоянный казацкий гарнизон и гарнизон пограничной стражи. Гард было местом постоянного пребывания выборного полковника - высшего должностного лица паланки, а также паланковой старшины (есаул, подъесаул, писарь). Здесь же собиралась паланковая казацкая рада - высший орган власти паланки. В своем устройстве паланка сохраняла много архаичных черт. В паланке насчитывалось 373 зимовника и сел, среди них: Соколы (современный г. Вознесенск), Вербовое, Балацкое (теперь в составе с. Христофоровка Баштанского района), Мигея (сегодня село Первомайского района), Корабельное (сегодня село Арбузинского района), Волковое, Харсютин и Громоклея.

Основу хозяйственной деятельности Бугогардовской паланки составляла рыбная ловля и охота. В Гарде находились лучшие рыбные заводы запорожцев. Особую категорию населения паланки составляли лисичники (добытчики меха), они имели собственное куренное устройство, собственного избираемого атамана. Бугогардовская паланка активно поддерживала движение гайдамаков. Паланка была ликвидирована в 1775 г. с уничтожением Запорожской Сечи, а ее земли были включены в состав Новороссийской губернии (1764 — 1783).

Указанную информацию для электронной энциклопедии подготовил А.Н. Павлюк на основании следующих первоисточников: Енциклопедія історії України: Т. 1: А–В / Редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. НАН України. Інститут історії України.– К.: В-во «Наукова думка», 2003. *  История городов и сел Украинской ССР. Николаевская область. — К., 1981. — С. 350-360.  *  Історія держави і права України. Словник термінів і понять / В.В. Щукін, Н.В. Сугацька, А.Н. Павлюк К.: Кондор, 2011.  *   Шевченко Н.В. Козацтво на Миколаївщині (друга половина XV — XVIII ст.) / Н.В. Шевченко // Миколаївщина: літопис історичнох подій. — Миколаїв, 2002. — С. 74-102.   *    Яворницький Д.І. Історія запорозьких козаків. — Т. 1. — К., 1991.

К чему я это все рассказываю. Во-первых, обратите на местоположение завода "Петровка". Во-вторых, олень на печати Бугогардовской паланки очень и очень похож на нашего «черепичного» оленя. Важно подчеркнуть, что олень и копье на печати изображены отдельно. Причем острие копья повернуто вверх и совсем не создается впечатление, что олень ранен или проткнут копьем. Это я говорю к тому, что в исторической и другой литературе, а также в геральдике, сложилось цельное понятие и изображение «олень, пораженный стрелою» («олень, пронзенный стрелой») и оно часто использовалось в гербах.

Обратите внимание на сходство положения тела, ног, головы оленей на черепице и печати. Очень похожи хвосты. Единственное - за черепичным оленем нет копья.

Многие предполагают, что герб (и первая печать Войска Донского), на которых изображен олень, пораженный стрелою, произошел от печати Бугогардовской паланки. Конечно, не исключаем такой вариант. Но по сути своей олень с копьем, находящимся отдельно сзади, и олень, пораженный стрелою – разные символы, отождествляющие разное содержание. Но все может быть: все течет и видоизменяется под влиянием требований наступающего времени. Возможно, что кто-то по определенным соображениям и по мотивам превратил стоящее копье в пронизывающую стрелу… Хотя верится в это с трудом.


Темы оленя-символа в целом и «еленя, пораженного стрелою» весьма обширны. Хотелось сначала осветить их весьма подробно. Но, поверьте, доступной информации по оленям-символам очень много, пройдусь только по поверхности. Олень – весьма серьезный христианский символ, часто сочетаемый с древом жизни и крестом, святой водой, возрождением и борьбой со злом. Весьма известна легенда о святом Евстафии (см. http://www.pravenc.ru/text/187479.html, а также - http://www.gnozis.info/?q=book/export/html/4575).

Об «елене, пораженном стрелою» информация весьма по-разному трактуется. Вы сами можете убедиться, немного полистав страницы всемирной паутины. Обычно говорят, что стрела символизирует постоянную угрозу…

 О гербе Войска Донского (Донского казачества) и о елени можно прочитать здесь -  http://www.heraldicum.ru/russia/subjects/rostov.htm.  –  и здесь http://zemlanin.info/about_people/o-gerbe-donskogo-kazachestva/.

А вот тут http://rslovar.com/content/николай-дик-олень-пронзенный-стрелой – фрагмент книги (Дик Н.Ф. Легенды Тихого Дона: рассказы и повести./Н.Ф.Дик. - Ростов н/Д: Феникс, 2012. - 349 с.), содержащий весьма любопытную информацию о древних легендах, связанных с оленем и Приазовьем.

Интересно вот это – П.С. Поляков. Смерть Тихого Дона. Часть I –  http://krukov-fond.ru/page,14,polyakov_1.html

Обсуждается эта тема на форуме «Казаки России и Украины».http://russiancossacks.getbb.ru/viewtopic.php?f=10&t=3106См. также http://fotograf-1.livejournal.com/75527.html

Легенды Европы и Азии о сострадании и олене – http://www.shield-of-culture.org/viewtopic.php?t=553

Наиболее обстоятельна об олене заметка О. Гапонова  "Новые детали в теме символического описания донского герба" http://dikoepole.com/2012/08/11/gerb_elen_02/.  Размещенные ниже иллюстрации взяты из этой заметки (хотя, понятно, что они тоже откуда-то перекочевали).


Елень - губитель гадов. Сцена из источника "Александрийский Физиолог".



Олени и Древо Жизни и потоки Воды - фреска, Рим



Евстафий (Евстихий) Плакида - католическая икона XII в.



Святой Евстафий. Греческий вариант.



Олень, пронзенный стрелой и вкушающий от древа. «Symbola et emblemata», 1705 г.

Несколько весьма интересных зарубежных заметок:

The Antlered Christ and the Synchronicity Hammer http://mossdreams.blogspot.com/2014/06/the-antlered-christ-and-synchronicity.html Заметка о символизме оленьих рогов: для многих древних народов рога являлись символом духовной власти (растут на голове и стремятся к сфере духа). Регенерация: рога умирают и вырастают снова; каждый раз больше, чем раньше. Визуально напоминают дерево (дерево жизни). Изображение оленя с крестом между рогами - одно из распространенных в иконографии Европы. Такой олень  венчает фасад большой готической церкви Святого Евстафия в Париже.

       Pause to ponder- Three Italian jewels in London https://italiangems.wordpress.com/2014/05/10/pause-to-ponder-three-italian-jewels-in-london/. О картине художника эпохи раннего Возрождения Пизанелло «Видение святого Евстафия". Картина 15-го века изображает тот момент, когда святой Юстас (Евстафий) видит изображение Иисуса Христа на кресте между оленьими рогами, когда он на охоте. Упоминается церковь Святого Евстафия в Риме.










       Deer Drinking http://idlespeculations-terryprest.blogspot.com/2013/11/deer-drinking.html  Обсуждается символ - пьющий олень: "Как олень жаждет потоков воды,так желает душа моя стремиться к Тебе, Боже".




     The deer: symbol of well-being, sacrifice and the divine  http://www.tibetarchaeology.com/newsoctober-2010/.    Олень - весьма распространенный символ благополучия, пожертвования и божественности в Тибете. Очень много оленей изображено в виде пиктограмм и петроглифов в наскальной живописи Верхнего ТибетаТибетские исторические и ритуальные тексты упоминают оленей в различных магических, иконографических и жертвенных ролях. 




 Я почти уверен, что человек, изображавший оленей для наших черепиц  смотрел на образ оленя, уже на чем-то изображенный... Или, по крайней мере, внимательно слушал рассказ другого человека о Великом Олене.

 В заметке использована информация из статьи:

© Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. III. Херсонский уезд Херсонской губернии (в печати).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  Копирование и перепечатка - только с разрешения автора.

До питання збереження зразків народної архітектури Криворіжжя

Обнаружил в интернете случайно одну из статей, посвященных народной архитектуре Криворожья:

Аблець В.В. До питання збереження зразків народної архітектури Криворіжжя. Матеріали Міжнародної наукової конференції «Методичні проблеми пам’яткоохоронних досліджень». м. Київ, Науково-дослідний інститут пам’яткоохоронних досліджень. 19-20 квітня 2012 р. Розділ ІІІ. С. 316-327  http://www.spadshina.org.ua/File/praci_8_part_3.pdf

В опубликованном варианте статьи допущен ряд ошибок, отсутствующих в оригинале (редактор, видимо, поумничал). Например, несколько раз заменено слово "Криворожье" на слова "Кривой Рог" и "город" и т.п. Некоторые фрагменты вообще стали не читабельны. Но, тем не менее, статья не потеряла своей актуальности. Статья с картинками - приятного просмотра :).

Тайны старого клейма. Часть 1.

Истории о черепичных и кирпичных заводах и заводчиках. 
Тайны криворожских клейм

Часть 1. Тайна клейма "Г.С."



     
     Мне и Анатолию Березовскому в какой-то мере повезло. Мы попали в Николаевку во время ее активного сноса. С одной стороны, было больно наблюдать, как погибает прекрасное старое село под отвалами развивающегося горнорудного предприятия, как пытаются продержаться в селе последние жители. Но, с другой, нам, как "собирателям" дореволюционной строительной керамики, предоставилась возможность добыть здесь настоящий черепичный урожай. Кроме того, удалось еще застать целые постройки - яркие образцы народной архитектуры южного Криворожья.

      
     Николаевка  и отвал № 2 Ингулецкого ГОКа.

      Николаевка (Николаевка І -ая) была когда-то волостным центром, и ей хотели даже присвоить статус местечка, как Кривому Рогу и Широкому. Об истории Николаевки можно рассказывать очень много, но этому должна быть посвящена отдельная тема. Чего только стоят другие названия Николаевки: Сиромашино, Николо-Козельск, Козельское, Козлы. За ними стоят конкретные исторические "герои"... Но, наша тема - поиски "героя" с инициалами "ГС".
      В Николаевку поступали кирпич и черепица как с местных заводов, так и  с более удаленных частей Херсонской и Екатеринославской губерний. Во многом это происходило благодаря железной дороге. Николаевку  (железнодорожную  станцию Николо-Козельск) железной дорогой (Ингулецкая ветка  Екатерининской железной дороги) соединили с Кривым Рогом в 1901 году. Позже в 1904 г. была построена ветка, соединившая Николаевку с Широким и Апостолово. И сейчас можно увидеть в этих краях чудесные образцы железнодорожного строительства. Кроме того, очевидно, отличной транспортной артерией для поставки строительных материалов могла являться река Ингулец. В Николаевку активно поступала также французская черепица известных марсельских заводов. При этом о возможном кирпично-черепичном производстве в самой Николаевке ничего не было известно. Ни одно из клейм ясного намека на это не давало. В публиковавшихся на то время печатных изданиях о кирпичных и черепичных заводах для Николаевки информации не приводилось.

     Черепица с «таинственным» клеймом "ГС" весьма распространена на южном Криворожье (Широкое, Рахмановка, Николаевка, Старый Ингулец, Зеленое и т.д.).  Черепица "ГС" нередко встречается и в самом Кривом Роге, а также в массиве немецких колоний Заградовка бывшей Орлофской волости. Это говорит о крупных масштабах производства и продаж этой черепицы. Что-то подсказывало: завод должен был быть где-то здесь - в процветавших краях южного Криворожья. Но, черепичный заводчик поскромничал, оставив только свои инициалы, не указав и местоположнения производства, что, надо сказать, довольно редкое явление для дореволюционной черепицы, встречающейся в наших краях. 


     
     Достаточно "скромная" черепица с клеймом "ГС". 

     "ГС"..."ГС"... "ГС"... - кто ты, где ты был.... - развлекалось сознание.... 
     Первые ясные  догадки о том, что завод мог находиться в самой Николаевке, начали появляться, когда на одном из кирпичей в Николаевке проявилось "ГС". 


 
     Клеймо на кирпиче не совсем четкое, что может вызвать сомнения в правильности прочтения, 
но было оно встречено на нескольких кирпичах.

     Шло время. Как-то Николай Владимирович Бабенко мне сообщил, что по данным широковского краеведа Валентина Ивановича Деркача, черепичный завод был у Григория Сидоркина. Но... это же "ГС" !
     Григорий Сидоркин... Где ты был... кто ты был?. Желание до конца раскрыть тайну требовало работы с архивными материалами. Архивы готовили неожиданные сюрпризы...
     Перечни землевладений и землевладельцев Херсонского уезда показали весьма любопытную информацию...
     
      Сидоркин Григорий Федорович, согласно спискам землевладений и землевладельцев Херсонского уезда, был богатым крестьянином. Имел большую собственную экономию при Николаевке I-ой той же волости. Экономия Сидоркина в 1909 г. имела 6 дворов, 35 человек. В 1916 г.  было 3 хозяйства, проживало 129 чел. (114 мужчин и 15 женщин; можно предположить, что основная часть мужчин была задействована на кирпично-черепичном производстве).
     Но, самое интересное ждало впереди. Мне в руках довелось подержать план дачи землевладений Григория Сидоркина, составленный в октябре месяце 1893 года. Кроме того, удалось его привязать к старому и современному картографическому материалу.

  
     План составлен аккуратно, бумага сохранилась отменно.




     Самая главная "изюминка" плана - река Ингулец и ее характерные изгибы. Именно по реке можно 
безошибочно привязать дачу к картографическому материалу и спутниковым снимкам.


     Текст на плане характеризует количественно дачу так: "В этой даче состоит земли: степи годной к пашне и сенокосу 241 1/2 дес., лугу 190 дес., под экономию  1 дес. 1300 кв. саж., под 1/2 р. Ингулец 4 дес., а всего четыреста тридцать семь дес., и сто саж. Кроме того, в этой даче под церковью и двором  2000 кв. саж. и под училищем и  двором 1300 кв. саж." 




     Николаевка на трехверстовке. Обратите внимание на "господский двор" с церковью западнее станции Николо-Козельск. Та же трехверстовка с нанесенным планом землевладения Григория Сидоркина.

    
     Согласно плану дачи, к северной стороне землевладения примыкали земли крестьян села І-ой Николаевки, с восточной - земля Сечеванова, южной -  наследников Рябины, восточной - Григоровича и других. Земли Сидоркина также граничили (в более поздний период времени) с землями крестьян села Скалеватка, землями Екатерининской железной дороги, церковной землей Архангело-Михайловской церкви, землями наследников Черныша).  "Откусила" кусок земли от землевладения Сидоркина, очевидно, железная дорога. Так в 1901 г. Сидоркин  имел 432,5 дес., а в 1909 г  уже 418, 87 дес.
     Надел земли Григория Сидоркина располагался по обе стороны балки Скотоватой. Юго-восточной границей участка являлась река Ингулец. В настоящее время на северной части участка располагается южная часть отвала № 2 Ингулецкого ГОКа, в западной, юго-западно – хвостохранилище Ингулецкого ГОКа. Участок меандры р. Ингулец, врезавшейся с юго-востока в участок Сидоркина, в настоящее время сохранился между указанными отвалом и хвостохранилищем не полностью (меандра срезана спрямляющим каналом). Промежуток между отвалом и хвостохранилищем практически полностью, кроме небольшой северо-западной части, входил в состав землевладения Сидоркина. Улица, разделявшая Николаевку и экономию Сидоркина, совпадает более-менее с бывшим переулком Больничным, бравшим свое начало от подвесного металлического моста через реку Ингулец.

   

     
     На территории земельного участка Григория Сидоркина, кроме его экономии, находилась церковь
с дворовым участком и училище с дворовым участком.



     
      Переулок Больничный проходил примерно по границе землевладений Григория Сидоркина и крестьян Николаевки. Часть строений экономии просуществовала до самого конца жизни Николаевки. Сырзавод также находился на бывшем сидоркинском землевладении. Опять-таки можно допустить, что сырзавод в советское время унаследовал дореволюционное сырное производство Сидоркина. Но на это никаких доказательств нет.


     
     Кусок меандры р. Ингулец сохранился с восточной стороны хвостохранилища (темная "змейка").

     


   
     Тут я немного "намутил" с наложением карт, но сравнивая с верхним спутниковым снимком,
думаю, все станет понятным. Голубое в красной каемочке - земля Григория Сидоркина.
     



     На немецкой карте в районе балки Скотоватой указан кирпичный завод в 1,2 км западнее экономии Сидоркина.
Этот завод, вне сомнений, и был когда-то кирпично-черепичным производством ГС. 







         Это здание находилось на земле экономии ГС (скорей всего, это - остатки училища, изображенного на плане дачи).


     Послесловие 

     Некоторые бывшие жители Николаевки связывают Григория Сидоркина с именем Сиромахи и Козельского, присваивая ему роль управляющего хозяйством у последних. Только отметим, что эти герои жили в разное время. ГС был самодостаточным хозяином со своей экономией и черепично-кирпичным производством. Хотя, возможно (но маловероятно), мог одновременно выполнять роль управляющего у кого-то из других землевладельцев.

     Ничего на этой земле от Николаевки и от экономии Григория Федоровича Сидоркина в эти дни уже не осталось. Но крыши многих домов в селениях Криворожья и Северной Херсоншины продолжает накрывать, как и сто лет назад, вековая черепица с таинственным для многих клеймом "ГС". 
  
      Автор будет благодарен всем жителям бывшей Николаевки и краеведам, кто сможет дополнить приведенные в заметке сведения. Меня можете найти здесь, а также в "Фейсбуке", "ВКонтакте", "Одноклассниках". Конечно, хотелось бы посвятить истории Николаевки отдельную заметку.




     Один из чудесных дворов уже исчезнувшей Николаевки.


В заметке использована информация из статьи:
© Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. III. Херсонский уезд Херсонской губернии (в печати).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  Копирование и перепечатка - только с разрешения автора.
     

 




Старое село Староселье

Староселье, Архангельское, Криворожье, Натальино, Блакитное, Благодатное, Заречное, Марьино, Ивановка, Кочубей, Кривой Рог, Заградовка, Высокополье, українська хата, народная архитектура, река Ингулец, Херсонщина, Херсонская область, Херсонский уезд, Свято-Николаевский храм,  велосипед, путешествие

 

Начну, как обычно – «давно хотел…».... Путешествие выдалось на славу интересным, хотя и напряженным. Удалось посетить прекрасные места, подарившие необыкновенное удовлетворение от соприкосновения с первозданным.  



Фиолетовым обозначен маршрут движения.

Велосипеды пришлось разобрать – к месту «высадки» (жд. ст. Блакитное) от Кривого Рога добирались херсонским поездом (обратно с Высокополья – тоже поездом). Разбирать-собирать – не сложно, но некоторые нюансы надо знать и соблюдать. График маршрута из 10 часов и примерно  60 км (с поправкой на "рельеф" - около 70 км) пришлось расписывать поминутно, чтобы не опоздать на обратный поезд. Это вносило в дороге некоторый напряг: приходилось жертвовать интересами своего любопытства возле объектов, привлекающих красотой или таинственностью. На некоторых участках дороги приходилось ускоренно превращать энергию удовольствия от путешествия в работу мускулов из-за  необходимости соблюдать график. Из-за этого пропустили массу интересных объектов и даже несколько населенных пунктов, в которые стоило бы заехать. Но, зато успели в конце поездки разобрать и зачехлить велосипеды, и вовремя сесть на обратный поезд. По большому счету, такое путешествие можно было бы растянуть дня на три-четыре со спокойным  разглядыванием всех достопримечательностей.

 Итак, давно хотел проехаться на велосипеде (или пройтись) в районе Староселья-Архангельского. Это северо-запад Херсонской области, который исторически неразрывно связан с южным Криворожьем, и который мне всегда хочется называть именно последним: так эти края похожи, по крайней мере, с точки зрения сходства каменных построек и наличия объединяющего «стержня» – реки Ингулец с широкой пойменной долиной и глубокими балками-притоками среди широкой степи. Кроме того, влекла загадка селения N., в котором более ста лет назад успешно работало несколько кирпичных заводов. Что осталось от этих заводов, хотелось увидеть собственными глазами. Но, это – прелюбопытнейшая история, о которой стоит подробно рассказать отдельно.

Все же, несмотря на указанные сходства с южным Криворожьем, этот край особенный. Кривой Рог со своей промышленностью – вдалеке, и время здесь как-будто сильно притормозило, сохранив чудесные образцы народной архитектуры и первозданность природы. Слава богу, что Криворожский железорудный бассейн не распространился южнее теперешнего своего положения, и что не существовало и не существует объектов с названием ПАО «Старосельский горнообогатительный комбинат» или ПАО «Архангельское железорудное управление». Имеющиеся мелкие разработки известняка не очень заметно влияют на общий колорит этих мест.

Украшением края является церковь Святого Николая (Свято-Николаевский храм,  храм Святого Николая Мирликийского), возведенная в 1888 году (по непроверенной информации из http://www.mycity.kherson.ua/pamyat/ingulets_p.html  – по проекту Константина Андреевича Тона, основоположника русско-византийского стиля).

Этот район также интересен тем, что он «зажат вплотную» с двух сторон крупными массивами бывших немецких колоний (разные конфессии):  Заградовка – с запада, Кронау (Высокополье) – с востока. Учитывая это, думаю, что немцы оказали весьма заметное влияние на разнообразные особенности "наших" поселений, но это – опять-таки, весьма обширная отдельная тема для разговора. 

Пейзажи здесь воздушны, широки, панорамны. Извивающаяся долина Ингульца просматривается на многие километры. Единственное, о чем можно только сожалеть, – в комплект к велосипедным колесам неплохо было бы добавить и крылья, чтобы с разгону взлететь и еще больше зачерпнуть на память красот степного простора.

 

Станция Блакитное. Собрали велосипеды - и в путь.




Пустующий дом в Блакитном. Бери - и живи.




От Блакитного к Староселью бежит хорошая грунтовочка. В этих краях посуше, чем у нас.





Староселье встречает голубым (светло-фиолетовым) аккуратным двором.




Здесь мы искали постоялый двор Н. Махно. Насколько это соответствует исторической правде - не знаю.




Вид со стороны Староселья в сторону балки (оврага) Глубокой Кобыльной, за которой находится Архангельское.





В Староселье - замечательные образцы народной архитектуры, не меняющие свой облик уже вторую сотню лет. Обратите внимание на каменный забор.




Еще одна замечательная хата, крытая черепицей ручной формовки.





Еще одна похожая...




Свято-Николаевский храм во всей своей солидности и красе. Как же элегантно смотрится он в природном камне.





Фронтоны хат южного Криворожья-северной Херсонщины - украшение и летопись прошлых лет. Староселье.





Старое кладбище Староселья соседствует с современным. 




Необычный крест с округлыми окончаниями.





Каменные кресты величественно сохраняют тишину.




Железная дорога (участок Апостолово-Херсон). За спуском в балку Глубокую Кобыльную последовал затяжной 
подъем в сторону Архангельского.




Любопытный путепровод.





Выходим из Велико-Александровского района...





 .... и входим в Высокопольский :)





Страда. Перекур.





Вот наконец-то и Архангельское (после затяжного подъема). По нему особо не ездили.





Интересный металлический мост через Ингулец из Архрхангельского в сторону Заречного.




Хорошенькая дорожка вдоль Ингульца в направлении Заречного.




Заречное (старое название - Блакитная) таинственно прячется в зелени.




Похожие хаты мы встречали по всему южному Криворожью.







Подвесной мост черерез Ингулец, соединяющий Архангельское и Заречное.





На левом берегу- Архангельское, на правом - Заречное.






Особенность моста - металлическая сетка внизу.




В Заречном мы встретили красивейший дом, недалеко находилась церковь. Вполне возможно, что это был дом священнослужителей.




На выезде из Заречного - сосновый бор, ароматизирующий воздух хвоей.



Дальше до самого Натальино наши взгляды поглощали красоты долины Ингульца.





Поговаривают, что в эти края захаживают волки.





Ингулец ровняет свою пойму.




На горизонте справа виднеются трубы Криворожской ТЭС в Зеленодольске.





Просторно... 





Ландшафтно...




Шотландский платок нарисован комбайнами.




По этой дороге пришлось пройтись немного пешком (подъем).





Зайцам, лисам, фазанам тут, очевидно, хорошо.





Дикие места Ингульца.





Если не ошибаюсь - внизу дорога Марьино- Ивановка.




Обед и отдых перед последним маршброском.





Далекие дали.





Дорога Орлово- Натальино- Ивановка (Ивановка Кочубея). Дорога ухабистая, покрыта щебнем. За Натальино  - тоскливый затяжной подьем.




Ингулец в Натальино - перекатистый.





Остатки старого моста в Натальино. Рядом с ним, говорят, была водяная мельница (подобная ситуация в Заградовке).





Ингулец вдоль Натальино.




Натальино приютилось возле Ингульца. 





Дальше (за спиной) пошла дорога на Ивановку, с Ивановки - на Высокополье. Там мы уже останавливались и фотографировали меньше. Спешили....Придется еще раз ехать :).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович. 













Сельский бульвар


Как всегда, в субботу поехать в "поход" не смогли, а погода была прекрасная. В воскресенье погода была похуже. Но чудно, что не было дождя, который обещали по прогнозу. На лицо за весь день упала одна капля. Кроме того, как выяснилось позже, в субботу и не стоило ехать: в тех краях, куда мы направлялись, в этот день произошли нехорошие события…

К Кривому Рогу примыкают с востока и юга несколько массивов немецких колоний: Заградовка, Кронау, Шляхтин-Баратов, Юденплан (немецко-еврейские поселения) и т. д. (можно перечень продолжить, постепенно продвигаясь дальше от Кривого Рога). Некоторые бывшие немецкие поселения стоят несколько в стороне от основного места их концентрации. К ним можно отнести и две немецкие колонии, находившиеся немного южнее от современного Кривого Рога, а точнее – от современного Южного промышленного узла. Образно говоря, эти две колонии «оторвались» от своего «церковного» очага, находившегося в свое время в массиве колоний Кронау (приход был в Ней-Мангейме – колонии № 11, затерявшейся в настоящее время в составе Высокополья).

Для справки (согласно справочнику DIE DEUTSCHEN RUSSLANDS: SIEDLUNGEN UND SIEDLUNGSGEBIETE, “ERD“,Moskau, 2006 и Перечню населенных иест Херсонской губернии):

КЛЕЙНФЕЛЬД/KLEINFELD (Михайловка; также Малая Свистунова), до 1917 – Херсонская губ., Херсонский у., Широковская вол. Кат.-лют. хутор. В 15 км к юго-зап. от Кривого Рога. Кат. приход Ней-Мангейм. .

НЕЙ-КРОНЕНТАЛЬ/NEU-KRONENTAL (Большое Свистуново; также Свистуново), до 1917 – Херсонская губ., Херсонский у., Широковская вол.; в совр. период – Днепропетровская обл., Криворожский/Широковский р-н (в наст. время – Широковский р-н). Кат. село, осн. в 1869. В 15 км к юго-вост. от Кривого Рога. Кат. приход Ней-Мангейм. Церковь. Земли 5650 дес. Нач. школа. В 1918 сожжено бандами. В Ней-Кронентале также были: церковно-приходская школа, паровая мельница, черепичный и кирпичный заводы. Жизнь бурлила и развивалась.

От небольшой бывшей колонии Клейнфельд,  по всей видимости, ничего не осталась. А вот Ней-Кроненталь существует и даже, можно сказать, радует глаз…

Отличительной особенностью всех немецких колоний является идеальная прямолинейность их планировки. Но то, что мы увидели в Ней-Кронентале, вызывает восхищение и удивление. Центральная улица села (так и хочется назвать ее проспектом или бульваром) отличается не только прямолинейностью и огромной (по сельским меркам) шириной, но и тем, что улица разделена посередине зеленой полосой с «газоном» и деревьями. Можно спокойно ее сравнивать с былым проспектом Гагарина в Кривом Роге, когда он еще назывался Днепропетровской улицей.



Станция Радушна встречает спокойно и радушно (дореволюционное вокзальное здание обложено плиткой, скрывающей кирпичный стиль).



Проезжая по лесопосадке в  районе Трудолюбовки, тут и там мы слышали шелест встрепенувшихся в траве маленьких животных… Это были мыши, да – мыши! В этом году их несметные полчища. Все изрыто норами. Наступающий холод, очевидно, заставляет их еще продолжать заниматься поиском и запасанием еды. Интересной особенностью посадки является то, что дорога проходит не с ее боковой стороны, а по центру.



Калиновка выглядит полузаброшенной и бедной.



Колонка приготовлена на зиму.



Множество дворов поражает не то чтобы бедностью, а больше беспорядком. Село с революционным именем - Розы Люксембург.



Южное Криворожье хорошо для езды на велосипеде тем, что нет больших перепадов высот. Степь ровная и бескрайняя. Пастбища за селом Розы Люксембург.



"Лошадки" отдыхают, а всадники обедают.



Своеобразный ландшафт степи-пастбища с лохом обыкновенным (маслиной дикой). В других подобных природных образованиях место лоха занимает боярышник, шиповник или дикая груша.


Свистуново со стороны Розы Люксембург встречает вот так. Но не все село такое.



По такому сельскому проспекту приятно ехать в любую погоду.



Красавец-дом - настоящий свидетель дореволюционного немецкого расцвета и качества. Очень жаль, что в нем никто сейчас не живет и, похоже, жить не будет. 



Никогда еще не встречал такого изящного кирпичного стиля на наших сельских домах (хатах). Побелка несколько скрывает красоту кладки и цвета кирпича. Похожая кладка обнаружилась и на другом разрушенном здании (фото ниже), но гораздо больших размеров и высоты. Возможно, это была школа или церковь.





Кроме этих зданий встретилось еще несколько "подозрительных" построек, но более "завуалированных" разным хламом.


Кататься по "проспекту" Ней-Кроненталя - одно удовольствие, но пора домой :).



Пастушок на остановке в Свистуново  мирно играет на дудочке и несколько отвлеченно глядит в сторону "бульвара".



Творческий беспорядок особенно характерен для задней части дворов не только Свистуново, но и всего нашего края.





Эта водонапорная (силосная?) башня стоит одиноко в чистом поле между Свистуново и Миролюбовкой.



Возле башни - солидных размеров колодец (бассейн). Когда мы остановились напротив башни, к нам подкатила целая делегация местных, интересуясь "а шо мы фотографируем и для чого". Нас уже второй раз предупредили, что вчера в Свистуново были беспорядки, было полно милиции, и следует быть осторожными...



Вот такие милые дамы в Миролюбовке.





Братская могила в Миролюбовке.






Кладбище в Миролюбовке расположено на кургане.



Продвигаясь от Миролюбовки к поселку им. Ильича, все больше чувствуешь влияние промышленности.




Пруд в балке Малая Кроква (балка упирается в хвостохранилище "Миролюбовское")





УИН-80 смотрит в свет окнами, запечатанными металлическими листами. На нескольких окнах действительно нарисованы глаза (заметен один такой за деревьями справа).



Шлаковые отвалы "АрселорМиттал Кривой Рог".





Эту бабушку мы встретили первой, когда заехали в Свистуново. Когда выезжали, она все так же шла по "сельскому бульвару", задумчиво всматриваясь в прошлое Ней-Кроненталя...

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович. 

Золотые ворота

Еще оставалось три дня отпуска. Очень хотелось куда-то рвануть. Давно собирался на велике проехать петлю к югу от Ингульца (Ингулец сейчас относится к Ингулецкому району Кривого Рога), дотронувшись южным краем петли до бывшего массива немецких колоний Заградовка (район Каменки-Штейнфельда). Привел в порядок велосипед, пригнал на ночь его с гаража домой, чтобы утром не терять драгоценное время сна...

Дни стояли прекрасные, теплые, дул только сильный ветер, окрасив к вечеру небо в зеленовато-голубые тона с яркими холодно-розовыми облаками... То ли из-за цвета неба, то ли из-за страха перед неизвестностью к вечеру желание путешествовать пропало. А напрасно. На следующий день была расчудесная погожая погода, пришлось ее прелести поглощать на даче, что тоже, впрочем, было хорошо. Но мысль, что вот, я, такой-сякой, упустил прекрасный для поездки день, не покидала. А желание двинуться в путь все росло. Решено: завтра еду.

Лужи ночного дождя, утренняя темнота и сырость плотного тумана  не могли меня уже остановить. Уж слишком решительно и твердо был настроен.Электричкой до Ингульца, несмотря на некоторую тесноту бывших плацкартных вагонов, добираться с двухколесным багажом относительно терпимо. В восемь утра я был на старте маршрута.

Монумент на братской могиле в Карповке. Говорят, сюда перенесли и братскую могилу из Николаевки, попашей под снос из-за наступления отвала № 2 ИнГОКа.


Встречает Александрия.




В Тихом Ставе совсем тихо и очень туманно.


По такому туману я еще не ездил. Велосипед становится мокрым. Дисковые тормоза при высокой влажности ни черта не держат. Грязеотбойники-крылья я не поцепил, учитывая, что большого дождя не обещали. Вся влажная дресва, мирно шелестя, прилипала к велосипеду, придавая ему боевой вид. Прелесть движения и приятная тревога новых маленьких открытий влекли. Постоянно выплывающие из тумана объекты вносили некоторую интригу в мое маленькое осеннее путешествие. Отсутствие надежного торможения тормозами заменялось ненадежным торможением ногой.

Что я ждал от этого маршрута? Уже годика два моя коллекция старинной черепицы не пополнилась ни одним образцом. Возможно, неизведанный край подарит мне штуку-две новых черепичек. В южной части маршрута находится лесной массив Владимирская дача, уж больно хотелось взглянуть на него. В этом районе сходятся границы трех областей: Днепропетровской, Херсонской и Николаевской. Как это выглядит не на карте, хотелось увидеть своими глазами, хотя особых обозначений не ожидал. Влекло также желание увидеть остатки строений бывших немецких колоний. Но притягивала больше всего просто дорога, мягкая, гладкая, бесшумная, извивающаяся грунтовка, дарящая чувство полета в  сфере под названием "Степь".

Братская могила в Тихом Ставе.



Уютный шинок в Тихом Ставе, напоминающий о немецком качестве.


Прилегающие к Ингульцу села Карповка, Вишневое, Зеленый Гай – очень аккуратные села, с выкрашенными и выбеленными дворами. Чувствуется достаток, определенный близостью города и промышленных предприятий как источника дохода. Очевидно, что и люди, глядя друг на друга, стараются навести во дворах чистоту, образуется общий стиль порядка на целых улицах и в селениях. Все, что южнее этих сел – наполовину, если не больше, - покинуто, заброшено (пусть простят мне Николаевская и Херсонская области)... Многие дома оставлены совсем недавно… Главной визитной карточкой таких сел постепенно становятся не сами села и их жители, даже не их дворы и хаты, клубы, сельсоветы...а ... кладбища и братские могилы. К братским могилам относятся бережно, на фоне запустелых и заросших дворов, они смотрятся как-то по-особенному. 

 

За балкой Пидунова (название по карте 100-тысячке, старое название - Волчий Яр), немного восточнее Новоблакитного пересекаются границы трех областей - Днепропетровской, Николаевской, Херсонской.



Новоблакитное тоже тихое...



В этих районах весьма распространена цементно-песчаная черепица. В дореволюционное время здесь было несколько заводиков, выпускавших "бетонные" кровельные материалы.



Кроме цементно-песчаной черепицы встречается черепица ручной формовки, а также штампованная без обозначений и с клеймом "ГС" (Григорий Сидоркин, земли его располагались южнее снесенной Николаевки).



Село Заря - последнее село перед урочищем Владимировская дача.


В Заре в одном из брошенных дворов наткнулся на огромный колодец глубиной метров 10 и в диаметре метра 2,5 (!!!). Таких широких колодцев я еще не видел.





Владимировская дача меня не очень впечатлила, да и по окраине, которую я увидел, очевидно, трудно судить о ней в целом. Видимо, у нее есть разные участки: новые и старые, под акацией и другими древесными культурами. Владимировский лесной (лесничий?) лагерь создан в 1882 как альтернативное место несения воинской слкужбы немцев-меннонитов близлежащих немецких колоний. В лагере можно было поместить 131 человека. Площадь лагеря составляла 3000 десятин земли, из которых 1900 десятин были засажены деревьями. Лагерь имел большое хозяйство, здесь разводили скот, 120 десятин были отведены под огород. В свободное время рекруты играли в оркестре. Лагерь перестал существовать в 1919 (Фризен Руди).



Братская могила в Заре.


От былого величия бывших немецких колоний осталось очень мало… Хотя не совсем так... В Красновке (Шенау) в движении взгляд поймал две массивные симметричные полуразрушенные узорчатые конструкции из кирпичей вдоль ограждения усадьбы. Что-то подсказывало, что это остатки огромных  ворот, менее вероятно – остатки стен дома. Женщина, убиравшая листья на окраине двора, к общению была не совсем готова и на предложение позволить сфотографировать архитектурную красоту ее двора резко отказала. «Там далі є красота» - ответила она.

Не обманула: далі действительно была красота… Сохранилось несколько дворов с уцелевшими воротами. Поражала массивность их конструкции, которая не соотносилась с размерами и содержанием того, что было во дворах… Входные ворота, видимо, много значили для немцев (в данном случае – немцев-меннонитов). Устройство грандиозных ворот, очевидно, было данью традициям, а также желанием прочно и надолго утвердиться на заселяемых землях. Это была достаточно дорогая заявка о своем статусе (больше ворота – больше статус). Такие ворота ставились также при въезде в селения, возле кладбищ, костелов, школ. Но на старых фотографиях заметно, что не все могли себе позволить такую роскошную постройку, из кирпича которой можно было бы спокойно возвести одну из фронтальных стен дома.



Остатки дореволюционной школы в Красновке (Шенау).



Молотильный камень возле дороги или забора - частое явление в наших краях.



А вот и "золотые" (роскошные и очень дорогие) ворота в одном их дворов Шенау.





Обратите внимание на забор слева. Его конструкция характерна для немецких колоний (на старом фото ниже тоже есть). Дугобразные керамические "черепицы" (напоминают коньковую черепицу ручной формовки или черепицу-"татарку"), очевидно, специально изготовлялись для возведения забора. Такие заборы нами в свое время были встречены в снесенной Николавке.



Вот так ворота выглядели  в дореволюционные времена. Богатый дом в колонии Рюкенау.

. 



Въездные ворота. Колония Александеркроне.



Для сравнения - фото двора в снесенной уже Николаевке. Забор (справа) идентичен по строению таковому в меннонитских колониях.


 

А этот забор из известняка с оторочкой из кирпича (как это я не подошел глянуть клеймо на кирпиче?).



Еще один двор с сохранившейся правой частью ворот.



Братская могила в Свободном.



В Каменке (Штейнфельде) согласились попозировать..



От Свободного, свободно пересекая слияние балок Висуньской и Гордоватка, не менее свободно движемся на Ингулец вдоль балки Гордоватка.



Дорога, по которой окрыляешься и осчастливливаешься. Эх грунтовочка, как я тебя люблю! 



Балка Гордоватка. Вид с севера на юг.



Курган севернее железнодорожной станции Ингулец. На кургане видны могилы (?воинов, ?погибших водителей).



Дорога Зеленый Гай - Вишневое дарит долгожданные солнышко и тепло, а также желание вновь тронуться в путь.


© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  В заметке использованы сведения и фотографии (две черно-белых) из первоисточника -Фрізен Руді. Менонітська архітектура. Від минулого до прийдешнього. Пер. з англ. - Мелітополь: TOB "Видавничий будинок Мелітопольської міської друкарні", 2010. 660 с.







Путешествие по льдам Ингульца. Кривой Рог.

       Давно хотелось посетить это место. Видел его только издалека, со стороны Гданцевского кирпичного завода, а точнее - со стороны ул. Мерецкова, там, где трапециевидная меандра Ингульца ближе всего подходит к этой улице, и есть небольшая смотровая площадка. Не пойму, почему нас, геологов-студентов, в студенческие годы не водили на эти прекрасные скальные обнажения.




       Спускаемся к реке крутыми улочками Антоновки. Хорошо здесь прокатиться на санках или хотя бы на картонке.




       Уютные домики утопают в снегу. Этот домик привлек своей черепицей.




       Сколько видел разных черепиц. Но такую вижу впервые (хотя слышал о ее существовании). Она железная! И прекрасно держится на открытом воздухе.




       Возле берега виднеется усадьба. На ум пришли мысли о возможном наследии  бельгийских и французских акционерных обществ дореволюционного Кривого Рога. Но точно утверждать нельзя.




       Если Вам на Карачуны - пожалуйста, на понтонный мостик. Но нам - направо, в сторону Нижней Антоновки и далее - в Город.




       Бросаем взгляд налево. Видно юго-западное окончание скал МОПРа.




      Направо - "первобытные земли", по которым еще не ступала нога человека. Мороз и солнце, день чудесный! Ох, как хорошо!




      Домики Антоновки тесно прижимаются к крутым берегам Ингульца.




       На другом берегу - дачи, какая там водоохранная зона... 




      За поворотом показались "Орлиные гнезда".




      Вверху - более-менее ровно, расположилась Нижняя Антоновка (хотя и не совсем нижняя).




       Скалы и камыш.




       Летом здесь не пройдешь.




       Любители природы оставляют свои имена. Для кого и зачем?




       Проявления жизни, дружбы, любви, силы и ...




       Домики Нижней Антоновки, по-орлиному гнездящиеся на правобережной части скал МОПРа (скала Орлиное гнездо).




       Еще один вид "ширее" и голубее.




       С другой стороны  - на плавных "лбах" выглядывают дачные домики.




      Лодкам приходится только ждать. Уже совсем недолго.




       Загадочная лестница. Кто-то когда-то зачем-то ее соорудил.




       Криворожская, пока еще зимняя, Венеция (или хотя бы Вилково).




       Складки криворожского докембрийского "наполеона".




       Снежная дорожка в камышах аккуратно стрижется хозяевами берега.




       Снег, лед, скалы, деревцо. Лед местами - очень скользкий и прозрачный.




       Никогда не замерзающее "озерцо". Поддерживается теплыми родниками (?) или быстрым движением воды на небольшой глубине (говорят, что здесь была переправа).




       Весьма любопытная спиралевидная трещина во льду.




       И зимой и летом здесь хорошо. Наверное, летом много комаров :).




       Вспомним о скалах.




       Чудесная белоСНЕЖНАЯ лодочная станция. Окончание похода по льду Ингульца.




Україна та Криворіжжя. Графіка, живопис, фото. Валерій Аблець.

         Валерій Аблець (Валерий Аблец, Valery Ablets) - криворізький митець. Народився у 1965 році у Кривому Розі.  Більша частина творчості присвячена українській хаті та українському побуту. В останнє десятиріччя пройшов пішки майже усе сільське Криворіжжя.  Застосовує різноманітні техніки малювання, але набільш практикує в кольоровій та монохромній графіці. В малюнках спостреігається доволі різний підхід до темпу та руху творчого інструменту. Вивіреність, детальність, спостережливість межує з швидкістю та розмашистістю. Періодично звертається до цифрового фото. Фіналіст (2-3 місця) конкурсу поштової марки "Українська хата". Мріє сам написати та проілюструвати книгу для дітей в розробленому стилі малюнку. Картини знаходяться в різних куточках світу :).




[ Читать дальше ]