хочу сюда!
 

Алла

38 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «алена дегрик»

Шевцов и Дегрик: серый бизнес, уклонение от налогов, обналы, выв

Шевцов и Дегрик: серый бизнес, уклонение от налогов, обналы, выведение средств в офшоры




В этой публикации мы покажем, как заместитель начальника Главного следственного управления Евгений Шевцов и его жена Алёна Дегрик торпедируют законодательные инициативы президента Владимира Зеленского, чтобы продолжать уклоняться от налогообложения на миллионы гривен, пишет ACAB UA..

Напомним, что семья Евгения Шевцова владеет крупным бизнесом по переводу платежей без открытия банковского счета. Материнской компанией этого бизнеса является ООО ФК «Леогейминг» и платежная система LEO. Управляет бизнесом жена полицейского чиновника – Алена Дегрик. Всего в бизнес Шевцовых входят десятки мелких компаний, участвующих в транзакциях. В разное время многие из этих компаний были фигурантами уголовных дел об отмывании и выведении средств от игорного бизнеса в РФ и оффшоры (номера производств: 42017000000001932, 42017000000002925, 22017000000000064, 12015100010006084, 32017100040000010). Но сегодня речь не об этом, а о том, что значительная часть средств на счета компаний, контролируемых Дегрик, приходит через платежные терминалы.

Дегрик ШевцовЕвгений Шнвцов и Алена Дегрик

Особенность платежных терминалов в том, что чеки, которые они выдают, – не фискальные. Это просто документ, подтверждающий факт платежа, но он не учитывается Налоговой. То есть, на данный момент через терминалы проходят сотни миллионов гривен, не фиксируемых ГФС и не облагаемых налогом. А законопроект об РРО (регистраторах расчетных операций), инициированный командой президента, обязывает владельцев терминалов устанавливать программное обеспечение, которое будет фиксировать операцию и отправлять информацию о ней в ГФС. И, соответственно, с каждой операции нужно будет платить налог.

Семье Шевцовых эта инициатива очень не понравилась. И Алена Дегрик развернула информационную кампанию против законопроекта об РРО (о внесении изменений в Закон Украины «О применении регистраторов расчетных операций в сфере торговли, общественного питания и услуг»), который был принят парламентом 20 сентября. Расскажем подробно, в чем состояла эта кампания. Итак.

Около десяти заказных публикаций с одинаковым контентом и даже с одинаковой иллюстрацией с критикой законопроекта от Алены Дегрик

Первым гневные рассуждения жены полицейского чиновника опубликовал семейный ресурс Шевцовых https://ua.news,

с гордостью сообщивший, что взял «эксклюзивный» (а была очередь?) комментарий Дегрик.

Блог на сайте «Лига» Алены Дегрик с тем же контентом.

«Украинская ассоциации платёжных систем» (УАПС) обратилась к президенту с просьбой ветировать закон. Стоить отметить, что УАПС – это карманная структура семьи Шевцовых. Первым участником этой ассоциации на ее официальном сайте значится материнская компания бизнеса Шевцовых – ООО «ФК Леогейминг» Пэй», а добрую половину остальных составляют подконтрольные Шевцовым структуры, в том числе входящие в их платежную систему LEO.

В петиции говорится о том, что Кабмин и ГФС не справятся, программное обеспечение не разработают и не внедрят, что платежные терминалы на это программное обеспечение не рассчитаны, и просят президента Зеленского ветировать закон. Несмотря на то, что Шевцовы разгоняли новость о своей петиции в СМИ, подписало их обращение аж 296 человек (видимо, персонал Шевцовых и их семьи) при необходимых 25 тысячах.

От имени своей карманной ассоциации УАПС Шевцовы обратились к депутату Александру Дубинскому, заместителю главы парламентского комитета по вопросам финансовой, налоговой и таможенной политики

с просьбой «вместе доработать» законопроект. Однако, несмотря на эти гениальные пиар-технологические ходы, соавторами закона об РРО Шевцовы, к счастью, не стали. Несколько десятков тысяч из недоплаченных ими миллионов гривен налогов были потрачены на креативную «информационную кампанию» впустую.

Как сама г-жа Дегрик объясняет свою активность? «Главная проблема законопроекта об РРО — он вносит в и без того непростой вопрос абсолютно дискриминационные условия и фиксирует нарушение конкуренции на рынке перевода денежных средств. Во-первых, ни один программный регистратор расчетных операций не внедрен в промышленную эксплуатацию и не внесен в реестр разрешенных к использованию. Это нонсенс для любой имплементации» — вот как формулирует причины своего недовольства жена заместителя начальника Главного следственного управления в «эксклюзивном» комментарии своему же сайту https://ua.news.

На самом деле проблема, конечно, не в «нонсенсе имплементации» и даже не во «внесении в и без того непростой вопрос дискриминационных условий», а в том, что Алена Дегрик и ее муж Евгений просто не хотят платить налоги. А хотят, чтобы по-прежнему через терминалы заходил неучитываемый Налоговой кэш, который бы они прогоняли через цепочки своих компаний, обналичивали и выводили в офшор без уплаты налогов в Украине. А команда президента, инициируя законопроект, эту многолетнюю схему – ломает.

Самое интересное, что бизнес Шевцовых от этого вовсе не обанкротится, а просто перестанет быть сверхприбыльным, как сейчас. То есть, возможно, придется покупать на пару Рейндж Роверов и часов Rolex (да, Евгений Шевцов отдает предпочтение этой марке) в год меньше. Это и есть причина негодования Шевцовых – размещения ими статей, блогов и петиций. Они просто не хотят платить налоги. Вот и весь «нонсенс имплементации».

Ради сохранения своей схемы по уклонению от уплаты налогов, Шевцовы бьют по электоральным позициям команды президента и начинают изображать из себя честных угнетенных бизнесменов, чуть ли не ФОПов. В частности, Алена Дегрик заявляет о том, что закон – это «давление на бизнес», что его принятие вызовет такие последствия, как штрафы, проверки и злоупотребления фискальной службы. И заканчивает свой анализ выводом, что «такие изменения редко бывают позитивными».

А теперь посмотрим, что у нас в сухом остатке: есть высокопоставленный чиновник Нацполиции. Он крышует незаконный бизнес жены, и не просто крышует, а, как признает сама жена, как «шахматный маэстро», постоянно ее консультирует по вопросам управления этим бизнесом.

Оба – и жена, и муж – были фигурантами дел ГПУ, СБУ, ГБР, ГФС по отмыванию денег, уклонению от уплаты налогов, фиктивному предпринимательству, выводу средств в РФ и ЛДНР, финансированию терроризма.

Эти люди – Шевцов и Дегрик, являются организаторами системного давления на журналистов. По их искам блокируются сайты, организовывается травля и давление на семьи журналистов, фабрикуются уголовные дела против сотрудников СМИ.

Ну а теперь, как закономерный итог – Шевцовы инициируют и проводят кампанию по дискредитации команды Зеленского, которая начала им мешать. Полагаем, что эта неординарная парочка представляет прикладную ценность для Офиса президента. Их биография, методы деятельности и бесталанность в попытках противодействия инициативам Кабмина – это наглядный и полностью пригодный к использованию кейс для демонстрации того, кто и как противостоит работе команды президента.

ПО ТЕМЕ: Семейные ценности Дегрик-Шевцовых

Как чиновник Нацполиции Евгений Шевцов давит на журналистов — расследование

Компании Алены Дегрик поддерживают запрещенный в Украине российский бизнес

Далее

Исследование GfK Ukraine о платежных привычках украинцев

Неделю назад в Unit.City прошла очень крутая конференция PayTech Ukraine, на которой, кажется, был весь рынок платежный услуг. Интересных докладов было много (включая инсайды о работе нашего электронного кошелька LeoWallet), обо всех так сразу и не скажешь. Но один меня серьезно зацепил. Лидия Кулыба из GfK Ukraine рассказывала на конкретных примерах и цифрах о том, как украинцы все больше уходят в безналичные расчеты. 


Пересказывать доклад не имеет смысла. А вот выводы из него сделать очень даже нужно — причем каждому, кто работает с платежами. 


Две большие аудитории как два этапа масштабирования финансового продукта


В презентации применяется интересный способ сегментации аудитории, который я бы назвала «гибридным». Почему гибридный? Потому что он включает в себя как показатель возраста, так и показатель среднего дохода. Этот способ выделяет две категории потребителей платежных услуг:


  • Affluent — украинцы возрастов 25-50 лет, доход которых находится в пределах 15 000-20 000 грн/месяц. Я бы оценила нижний порог в 10 000, но здесь многое зависит от продукта. Это «понятная» нам аудитория людей, которые уже «в теме». С их охвата и надо начинать развитие своего продукта.
  • Mass — украинцы от 16 лет и старше, живущие как в городах, так и в селах. Финансовой выборки нет, как и любой другой. Это широкая аудитория, на которую нужно переходить после достаточного насыщения в Affluent-сегменте.


Affluent — это те, в кого мы должны «целиться» при формировании core-аудитории финансового продукта. Но не без сложностей: 93% аудитории уже имеют дебетовую банковскую карту (чаще всего зарплатные проекты)  и 62% владеют кредитками. Чтобы впечатлить такого пользователя, нужно постараться. Это мы с вами, наши друзья и знакомые. Они ждали появления первого мобильного банка, они активно платят за товары и услуги не столько картой, сколько смартфоном, в котором она добавлена.


Вывод: Affluent-юзеры — самый ценный актив любого платежного продукта — ведь если они им пользуются, значит он и правда полезен.


Mass —  это те, с кем нужно работать правильно. Только 64% владеют любой платежной картой, есть куда расти. По кредитным — всего 16%. Это не голубой океан, но очень уверенное поле для маневра. Например, здесь заметную долю занимают пенсионные карты — а значит можно создать интересные предложения для этой аудитории. Это как наши родители, так и выпускники школ, первокурсники ВУЗов, госслужащие, молодые специалисты, которые только начали карьеру. Те, кто еще не состоялся финансово, но это не значит, что у них нет потребностей. 


Вывод: Mass-юзерыэто ваш потенциал роста. Делите на сегменты, охватывайте ценными предложениями


Кредитные карты — главный драйвер роста онлайн-платежей


Выношу вывод сразу в подзаголовок. 62% Affluent-потребителей имеют кредитные карты. При этом 90% из них платят онлайн. Из 16% владельцев кредиток в Mass-сегменте онлайн-платежи совершают 55% (33% - у владельцев дебетовых карт). 


Очевидно, что кредитные карты дают клиенту ощущение свободы и возможностей. Это ощущение толкает на более активные онлайн-оплаты, переход на cashless. Именно поэтому чем больше выгод вы дадите клиенту — тем больше кредитных денег он/она потратит.


Что мешает?


Среди главных препятствий безналичных оплат GfK Ukraine приводит группу причин, так или иначе связанных с недоверием: угрозы фрода, сбои в работе, подозрительность к фининстутитам и т.д.


С этим можно и нужно работать — ведь оплата коммуналки и мобильного уже прочно закрепилась в карточных оплатах, причем у обоих сегментов. Поэтому важно понимать, какую бытовую проблему хочет решить клиент и давать ему/ей решение этой проблемы.


GfK Ukraine research on payment habits of Ukrainians: what are the conclusions business should do?


A week ago Unit.City hosted an awesome PayTech Ukraine conference, which seemed to have the entire payment services market in it. There were a lot of interesting reports (including the insides about our electronic wallet LeoWallet), I can’t tell about all of them right away. But one seriously hooked me. Lydia Kulyba from GfK Ukraine spoke on concrete examples and figures about how Ukrainians are increasingly transferring for non-cash payments.


It doesn’t make sense to retell the research. But it’s very necessary to draw conclusions from it — to everyone who works with payments.


Two large audiences as two stages of scaling a financial product


The presentation uses an interesting method of audience segmentation, which I would call «hybrid». Why hybrid? Because it includes both an indicator of age and an indicator of average income. This method distinguishes two categories of payment service consumers:


  • Affluent — Ukrainians from 25 to 50 years, whose income is in the range from 15 000 to 20 000 UAH per month. I prefer to rate the lower threshold at 10,000 UAH, but a lot of it depends on the product. This is an «understandable» audience to us of people who are already «in it». With You must begin the development of our product with this people.
  • Mass — Ukrainians from 16 y.o. and older, living both in cities and in villages. There is no financial sampling. This is a wide audience, which you need to switch to after sufficient saturation in the Affluent segment.


Affluent are your «target» at forming the core audience of your financial product. But not without difficulties: 93% of the audience already have a debit bank card (mostly salary projects) and 62% have credit cards. To impress such a user, you need to try harder. This is you and me, our friends and relatives. They were waiting for the first mobile bank in Ukraine to appear, they are actively paying for goods and services not mostly with a bank card, but with the smartphone in which this card is added.


Conclusion: Affluent users are the most valuable asset of any payment product — because if they use it, then it is really useful.


Mass are those with whom it is necessary to work correctly. Only 64% own any payment card, there is room to grow. Credit cards — only 16%. This is not a blue ocean, but a very confident field for maneuver. For example, pension cards occupy a significant share here — which means that you can create interesting offers for this audience. These are both our parents and school graduates, freshmen of high schools, civil servants, young specialists who have just begun their careers. Those who have not yet taken a big place financially, but this doesn’t mean they don’t have needs.


Conclusion: Mass users are your growth potential. Divide into segments and cover it with valuable offers.


Credit cards are the main driver of online payment growth


I make a conclusion immediately in the subtitle. 62% of affluent consumers have credit cards. At the same time, 90% of them pay online. Meanwhile 55% of 16% credit card holders in the Mass segment make online payments (33% for debit card holders).


Obviously, credit cards give the customer a sense of freedom and opportunity. This feeling is pushing for more active online payments, the transition to cashless. That is why the more benefits you give the customer, the more credit money he/she will spend.


What is in the way?


Among the main obstacles to non-cash payments, GfK Ukraine cites a group of reasons, one way or another connected with mistrust: threats of fraud, malfunctions, suspicion of financial institutions etc.


You can and should work with this — after all, the payment for the utilities and mobile accounts has already been firmly entrenched in card payments, moreover, in both segments. Therefore, it’s important to understand, what everyday problem the customer wants to solve and give him / her a solution of this problem.


Дослідження GfK Ukraine про платіжні звички українців: які висновки робити бізнесу?


Тиждень тому в Unit.City пройшла дуже крута конференція PayTech Ukraine, на якій, здається, був весь ринок платіжний послуг. Цікавих доповідей було багато (включаючи інсайды про роботу нашого електронного гаманця LeoWallet), про всі так відразу і не скажеш. Але один мене серйозно зачепив. Лідія Кулиба з GfK Ukraine розповідала на конкретних прикладах і цифрах про те, як українці все більше йдуть до безготівкових розрахунків.


Переказувати доповідь не має сенсу. А ось висновки з нього зробити дуже навіть потрібно — причому кожному, хто працює з платежами.


Как 5G связь повлияет на развитие онлайн-бизнеса

Доля людей, совершающих покупки в онлайн-магазинах или соцсетях через телефон, растет год от года. Разные агентства и большие e-commerce платформы называют разные цифры. К примеру, аналитика Picodi говорит о 34% покупателей со смартфонов. Это вполне реальная средняя цифра по Украине, но в столице этот показатель явно будет превышать 50%. Основная причина — в Киеве наиболее активно развивалось покрытие 3G и 4G сетями. Появление современных стандартов связи не только вывело продажи смартфонов на новый уровень, но и в корне меняет платежные привычки клиентов. Я говорила об этом уже много раз. Но сегодня хочу проанализировать, как 5G сможет ускорить переход на мобильные платформы и как стоит реагировать на это бизнесу.

Развертывание еще более быстрой связи еще сильнее свяжет продавцов и клиентов, сделает их максимально близкими. Более высокая скорость интернета и сокращение задержек в быстродействии выставят новые требования к «бесшовности» платежа, осуществляемого через мобильное устройство. К этому нужно готовится всем, кто работает в транзакционном бизнесе. Готовиться сейчас, а не когда будет поздно. Почему это важно с практической точки зрения?

Рост мобильных покупок

Доля мобильных платежей растет по всему миру. В среднем, глобальная цифра приближается к отметке 45% транзакций. Из-за специфики рынка Азия и  СНГ в этом направлении развиваются быстрее, чем Европа. О причинах такого я писала раньше: европейский потребитель более консервативен и не видит смысла выходить за уже существующую инфраструктуру. Поэтому в Украине новые технологии приживаются так быстро: мы не «разбалованы» платежным комфортом. 5G  должен вызвать беспрецедентный рост мобильных транзакций, ведь скорость интернета может быть выше, чем на Wi-Fi. 

Плохо этот или нет — но «быстрая мода» и тренд на активные покупки никуда не делись, хоть и в них и вносит правки концепция «осознанного потребления». Поэтому люди ищут все более простые и быстрые способы совершения покупок.  Пример: человек едет в метро и видит на ком-то клевую куртку или кроссовки. Он/она явно захочет иметь возможность мгновенно совершить эту покупку на ходу, просто сделав фото товара и сделав поиск по нему. 

С более широкими зонами покрытия и более высокими скоростями 5G превратит такой user scenario в реальность. Клиент должен иметь возможность увидеть товар в рекламе и мгновенно приобрести его онлайн, независимо от того, где он находится. Да, это вызов для бизнеса — улучшить платежные формы, провести работу над UI с целью оптимизировать платежные шаги. Кто не успеет, тот не нарастит лояльность клиентов. А лояльность — это в первую очередь качество, создающее количество. То, что возвращает людей именно к вам без денег на привлечение клиента.

Роль мобильных кошельков

Увеличение скорости интернета приведет к увеличению объема токенизированных транзакций в Apple Pay и Google Pay. C приходом 5G количество оплат в них будет лишь расти.

Здесь мы можем говорить о прямой и непрямой метрике. Начнем с последней: чем лучше интернет, тем чаще идут покупки товаров и оплаты услуг через смартфон. Благодаря этому оплата через кошельки от Apple и Google в оффлайне тоже будет применяться чаще. Можем назвать это влиянием экосистемы. Прямая же метрика — активное подключение бизнесом Apple Pay и Google Pay как платежных методов у себя на сайте/приложении. Без этого в эру 5G будет никак, но крайне полезно и сейчас.

Конечно, важный момент здесь — адекватное развертывание инфраструктуры. Высокоскоростной мобильный интернет должен быть не только в городах-миллионниках и областных центрах. Он должен работать адекватно везде, не игнорировать жителей небольших городов и сел. Тем не менее, именно большие города является драйверами инноваций. И то, как активно в Украине приняли мобильные платежи, дает бизнесу «зеленый свет» в развитии самых инновационных платежных решений

5 причин, почему fintech-проекты проваливаются

Украинский платежный рынок развивается быстро и каждый год закрывает где-то с полдюжины «болей» стремящихся к cashless-инфраструктуре клиентов. Они докладывают о прибылях, новых клиентах и победах, их CEO дают интервью в медиа и делают вдохновляющие посты на своих фейсбук-страницах. 

Однако на каждую такую success story приходится 7-10 историй провалов. Они случаются по самым разным причинам, им находится миллион оправданий и сожалений. Я часто рассказываю о том, как fintech-проекты добиваются успеха, побеждают не благодаря, а вопреки обстоятельствам. А сейчас я хотела бы выделить несколько главных причин того, почему финтех-стартапы терпят неудачу.

У этого вопроса есть простой и сложный ответ. Если вы ищете универсальных ответов на сложные вопросы, или вам просо некогда читать мой блог до конца — даю простой, правильный, но в то же время ничего не объясняющий ответ. Финтех-стартапы проваливаются, потому что они не зарабатывают достаточно денег.

Совершенно другой вопрос — почему потенциально удачные проекты с, возможно, сильной командой разработки и хорошей идеей оказываются в такой ситуации? Разобраться в этом будет немного сложнее. Но мы попытаемся.

Недофинансирование. Самая очевидная причина, у которой также есть «подводные камни». С одной стороны, делать финансовый продукт дорого. Хороший UI/UX стоит дорого и занимает много времени.То же самое можно сказать и о разработке, после которой не понадобится еще три месяца внедрения правок от тестировщика. И все это меркнет перед необходимостью потратить огромную сумму денег на маркетинг. Чаще всего в проектах не учитывают половину фактических затрат. Из-за этого многие даже не дотягивают до релиза — банально закончились деньги.

Непонимание своей ниши. Очень универсальная проблема. Во-первых, она касается самих стартапов. К примеру, кто-то решил создать приложение по денежным переводам, потому что вычитал (возможно, и в моем блоге), что это одна из самых перспективных отраслей. Команда берет «на карандаш» 2-3 успешных приложения и копирует их механики. Однако им не известно, что происходит «под капотом». Как законно решать вопрос выплаты кэшбека за переводы? Как работать с комиссиями? Каким основным требованиям должна соответствовать финансовая компания c лицензией на денежные переводы? Все это нужно изучить максимально подробно, а уже потом приступать к разработке и вдохновляющим историям.

Другая сторона — fintech-нишу не всегда понимают традиционные банки, которые хотят сделать новый продукт. Они говорят что-то вроде «хотим как [вставьте имя крутого проекта], но для нас и чтоб не сильно похоже. И дешевле!». Банки хотят строить коммуникацию традиционными методами, не вникают в нюансы разработки и необходимость реализации дополнительных «плюшек» для клиентов.

Формирование своего предложения исключительно на ценовой конкуренции. Основная фишка fintech-сервисов — они удобнее, проще банковских и дешевле. С минимальной комиссией или вообще без нее. Многие считают, что последнего пункта достаточно для успеха. Увы, это просто необходимое условие старта.

Нельзя игнорировать банки, чьи бюджеты и масштабы охвата всегда будут выше. С ними надо сотрудничать. Ресурсы банка + техническая и маркетинговая экспертиза финтех-проектов = возможность поддерживать конкурентное преимущество по комиссиям очень долго. Потому что историй, когда fintech-стартап начал с активного демпинга, но при масштабировании его финансовая модель просто не выдержала очень много.

Тщеславие. Очень субъективная причина, но при этом связанная с реальными историями провалов. Слишком много стартапов имеют раздутые мнения о ценности своих технологических решений. Да, это может быть круто, что вы такое придумали и даже можете разработать и запустить. Но почему этого не запустили раньше? Может потому что это неактуальная или просто неприбыльная идея? Возможно, эту идею давно откинула какая-то успешная компания на этапе планирования и сделала то, что принесло им нынешнюю прибыль и статус. И подбирать ее не следовало.

Недостаток прибыли — признак или причина провала fintech-проектов?

Риторический вопрос, ответ на который будет зависеть лишь от действий конкретного финтех-проекта. Конкретнее — от его бизнес-модели. Те, кто держаться исключительно в B2C-модели, часто переоценивают степень, в которой клиенты будут менять свое поведение ради нового продукта. Финансивая мотивация работает далеко не всегда.

По опыту знаю, что B2B может быть лучшим путем для многих проектов. Многие терпят неудачу, не понимая, что они  являются поставщиком, а не «партнером». Что обслуживание платежей бизнеса звучит не так круто и престижно, как привлечение сотен тысяч клиентов. Да, вас будут реже звать делать доклады на конференциях, а прессе будет сложнее понять, чем вы занимаетесь. Но вы будете зарабатывать. А цели важнее этой в долговременной перспективе просто нет.


5 reasons, why fintech projects fail

Ukrainian payment market is developing rapidly and every year it closes half a dozen customer «pain points" seeking for cashless-infrastructure. They report on profits, new customers and victories, their CEO give interviews in mass media and make inspirational posts on their Facebook pages.

However, for every success story like this, there are 7-10 fail stories. They happen for a wide variety of reasons, they had a million excuses and regrets. I often talk about how fintech projects succeed, win not because of, but contrary to circumstances. And now I would like to highlight several main reasons why fintech startups fail.

This question has a simple and a complicated answer. If you are looking for universal answers to complex questions, or you just have no time to read my blog to the end — I give a simple and correct answer —  which won’t explain the entire problem. Fintech startups fail because they don't make enough money.

A completely different question — why do potentially successful projects with perhaps a strong development team and a good idea turn out to be in such a situation? Understanding this will be a little more difficult. But we will try.

Underfunding. The most obvious reason that also has pitfalls. On the one hand, making a financial product is expensive. A good UI / UX is expensive and time consuming. The same thing is for development, after which won’t take another three months to make corrections from the tester. And all this fades before the need to spend a huge amount of money on marketing. Most often, projects don't take into account half of the actual costs. Because of this, many don't even reach the release — they simply run out of money.

Unawareness in your niche. A very universal problem. Firstly, it concerns startups themselves. For example, someone decided to create a money transfer application because they read (possibly in my blog) that this is one of the most promising niches. The team takes a note of 2-3  successful applications and copies their mechanics. However, they don’t know what is happening “under the hood”. How to legally resolve the issue of paying cashback for transfers? How to work with commissions? What are the basic requirements for a financial company with a license to transfer money? All this needs to be studied in detail, and only then you can start developing and writing an inspiring stories.

The other side — fintech niche is not always understandable by traditional banks who want to make a new product. They say something like «we want it like [insert the name of a cool project], but for us and don’t make it very similar.But make cheaper!» Banks want to build communication by traditional methods, don’t delve into the nuances of development and the need to implement additional «cool stuff» for customers.

Forming your offer solely on price competition. The main feature of fintech services is that they are more convenient, easier than banking and cheaper. With a minimum fee or without it at all. Many believe that the last point is enough for success. Alas, this is simply a necessary condition to start.

Banks whose budgets and coverage will always be higher can’t be ignored. We must cooperate with them. Bank resources + technical and marketing expertise of fintech projects = the ability to maintain a competitive advantage in fees for a very long time. Because there are so much stories, when fintech startups started with active dumping, but when scaling up, its financial model simply could not stand it very much.

Vanity. A very subjective reason, but at the same time connected with real fail stories. Too many startups have bloated opinions about the value of their technology solutions. Yes, it can be cool that you came up with this and you can even develop and release it. But why haven’t this been launched before? Maybe because this is an irrelevant or simply unprofitable idea? Perhaps some successful company rejected this idea long time ago at the planning stage and did what gave them their current profit and status. And you shouldn’t pick up this idea.

Lack of profit — a sign or reason for the failure of fintech projects?

A rhetorical question, the answer to which will depend only on the actions of a particular fintech project. More specifically, from his business model. Those who stick exclusively to the B2C model, often overestimate the extent to which customers will change their behavior for a new product. Money motivation doesn’t always work.

I know from my experience that B2B may be the best way for many projects. Many fail, not realizing that they are a supplier, not a “partner.” That service payment business doesn't sound so cool and prestigious as attracting hundreds of thousands of customers. Yes, you will be less likely to be invited to give presentations at conferences, and it will be more difficult for the press to understand what you are doing. But you will earn money. And this the goal is more important than anything in the long-term run.

Денежные переводы в Украине и в мире: почему сфера растет?

Перерыв между бизнес-сезонами — отличная возможность без спешки оценить свою сферу работы. Понимать, что происходит, приходится на бешеной скорости, а вот осознать, почему это происходит, лучше в летнее время. Отчасти поэтому я сознательно избегала темы парламентских выборов — результаты были очевидны, а обсуждать в 100-й раз переговоренную тему желания не имею. Я предпочитаю рассказывать о том, о чем говорят немногие, но что во многом определяет нашу жизнь как потребителя материальных благ.

Одна из «красных тем», которая проходит через много записей моего блога — денежные переводы. Квартальные отчеты госрегулятора говорят о постоянном росте этой сферы: как внутригосударственных, так и международных переводов. Увеличивается как количество транзакций, так и средний чек по операции. 

На вопрос «почему так?» нет однозначного ответа. Собираю самые популярные: 

  • «Заробитчане» прислали. Касается международных переводов, и это отчасти правда. Количество трудоустроенных за границей украинцев растет, и большинство этих историй далеки от мотивационных постов ИТ-специалистов. Большинство едет, чтобы заработать деньги, большую часть которых они перешлют в Украину. Серьезный приток валюты, который скоро будет соревноваться с доходами от продажи зерна.
  • Фрилансеры и бизнес, работающий на мировом рынке. Количество и тех, и других растет — за последние 5 лет выбора не было, только путь на Запад. И практика показывает только рост. 
  • Инфляция и рост доходов. Строго по внутренним переводам. Средняя зарплата в столице и регионах выросла, цены на все тоже. Оживление потребительских настроений — это не только о покупке новой стиралки домой. Тренд отражается на всем.

Однако многие забывают другую важную причину — общий рост безналичной экономики. Возможно, она не главная, однако точно связывает украинский финансовый рынок с мировым.

К примеру, исследование Digital Money Transfer & Remittances, созданное Juniper Research, говорит о том, что рост внутренних переводов осуществляется благодаря все более простым системам мобильных платежей. На развитых (а, учитывая количество токенизированных транзакций в Украине — и развивающихся) рынках цифровые кошельки значительно упростили быстрые и безопасные платежи для быстро растущего числа пользователей.

Что касается развивающихся рынков, то здесь именно электронные и мобильные деньги от телеком-операторов, являются ключевым фактором финансовой доступности. Это не только «окно возможностей» для небанковских финансовых учреждений. Это также и небанковская платежная альтернатива для cashless-трансформации пользователей, актуальная и не теряющая этот статус.

Иными словами — не стоит расценивать денежные переводы и, скажем, NFC-платежи как не связанные между собой сферы. Все финансовые услуги — часть одной экосистемы. Улучшение в части услуг влияет и на смежные, провоцируя общий рост. Массовое использование Apple и Google Pay удобно, а значит люди чаще держат деньги на картах. С карт они оплачивают все и делают денежные переводы. Новый виток развития электронных кошельков в Украине, который мы наблюдаем сейчас, тоже в основном связан с возможностью денежных переводов — правда, анонимных, бескарточных. Эта связь — и сложность, и возможность, делающая fintech такой захватывающей сферой работы.


Money transfers in Ukraine and in the world: why the sphere is growing?

A break between business seasons is a great opportunity to evaluate your work without haste. Understanding what is happening comes at a breakneck pace, but to realize why this is happening is better in the summer. This is partly why I deliberately avoided the parliamentary elections topic — the results were obvious, and I don’t have a desire to discuss the negotiated thesis for the 100th time. I prefer to talk about what a few can say, but what will largely determine our life as a consumer of material goods.

One of the “red topics” that goes through a lot of articles on my blog, is money transfers. Quarterly reports of Ukrainian state regulator speaks about the constant growth of this sphere: both domestic and international transfers. Both the number of transactions and the average check of the transaction are increasing.

There is no one strict answer to the question “why so?”. I collect the most popular:

  • "Zarobitchane" sent it. It attached to the international transfers, and this is partly true. The number of Ukrainians employed abroad is growing, and most of these stories are far from the motivational posts of IT specialists. Most of the people go to earn money, most of which they will send to Ukraine. Serious influx of currency, which will soon compete with the income from the sale of grain.
  • Freelancers and business in the global market. The number of those and others is growing - for the last 5 years there was no choice, only the way to the West. And real life shows only growth.
  • Inflation and revenue growth. Strictly in domestic transfers. The average salary in the capital and regions has increased, prices for all, too, let’s be honest. Reviving consumer sentiment is not just about buying a new washing machine. Trend is reflected in everything.

However, many people forget another important reason — the overall growth of a cashless economy. It may not be the main one, but it accurately links the Ukrainian financial market with the world.

For example, the study Digital Money Transfer & Remittances, created by Juniper Research, says that the growth of internal transfers is carried out thanks to by increasingly easy mobile payment systems. In the developed markets (and, given the number of tokenized transactions in Ukraine — developing markets too), digital wallets have significantly simplified fast and secure payments for a rapidly growing number of users.

As for emerging markets, it is electronic and mobile money from telecom operators, that are a key factor in financial accessibility. This is not only a “window of opportunity” for non-banking financial institutions. It is also a non-bank payment alternative for user’s cashless-transformation, actual and not losing this status.

In other words, you should not regard money transfers and, for example, NFC payments as unrelated areas. All financial services are part of the same ecosystem. Improvements in service also affect related ones, provoking overall growth. The massive use of Apple and Google Pay is convenient, which means people more often keep money on bank cards. From the cards they pay everything and make money transfers. The new development of e-wallets in Ukraine, which we are witnessing now, is also mainly due to the possibility of money transfers — but anonymous, cardless ones. This connection is both a complexity and an opportunity that makes fintech such an exciting field to work in.

Тренды развития бесконтактных платежей, которые стоит учитывать

Появление возможности платит за товары и услуги просто приложив карту или телефон к POS-терминалу — самое хорошее и удобное, что дал нам fintech за последние годы. Благодаря технологии бесконтактных платежей процесс оплаты стал максимально бесшовным, более быстрым и понятным для всех. Именно благодаря этому в Украине так активно растет сегмент cashless, а торговы сети улучшают качество обслуживания. За 5 лет платежную привычку украинца просто не узнать — и это прекрасно. Предел ли это в упрощении и оптимизации платежа? Конечно же нет. Постараюсь рассказать, как нынешнюю технологию улучшают и дорабатывают. 


Улучшение безопасности


Здесь все очевидно — чем популярнее платежная технология, тем больше попыток ее взломать. PIN-код давно перестал быть самым надежным способом защититься от фрода, и сейчас мы видим, как над секьюрностью платежных технологий работают так же усердно, как и над самыми технологиями.


Самое понятное и активно использующееся решение — биометрия. Touch ID, Face ID и их аналоги применяются для оплат в мобильных кошельках от Apple и Google, а благодаря им — и в онлайне. Такое подтверждение оплат стало массовым. Но это не значит, его нельзя доработать. Наиболее перспективная технология здесь — аутентификация по сердцебиению, с которой работают сразу несколько стартапов. Она связана с носимыми устройствами — но о них чуть позже.


Тем не менее, над самими карточными продуктами тоже работают — «пластик» никуда не исчезает, а становится все более функциональным. Например, грядущая Apple Card: на ней отсутствуют какие-либо обозначения (номер карты, CVV-код или срок  действия). В целях безопасности, эта информация не раскрывается даже владельцу карты. На физической карте номер закодирован в магнитную полосу. 


Кроме того, международные платежные системы работают над картой со встроенными датчиками отпечатков пальцев — одновременно на базе блокчейна создаются надежные системы цифровой идентификации, которые временно предоставляют бизнесу доступ к индивидуальному идентификатору платежа по запросу клиента. Проще говоря, торговцу больше не передают все платежные данные.


Акцент на носимые устройства


Если 2-3 года назад все говорили о том, что платежи перекочуют из карты в телефон (что отчасти и произошло), то сейчас идет настоящий бум с платежей на носимых устройствах. Естественно, тренд начали задавать Apple Watch, в которых возможны платежи через Apple Pay. С появлением аналогов на Android технология пошла в массы — особенно когда Xiaomi добавил NFC-технологию в свои фитнес-браслеты Mi Band (с третьей модели).


Платеж с таких девайсов работает в связке со смартфоном, что, естественно, удобнее, но сопряжено с рисками защиты данных и идентификации.Сейчас NFC-практика «плати часами» находит свое применение в часах, кольцах, ключах — и, соответственно, возникают новые методы защиты. Как я уже сказала, идентификация по сердцебиению — самый перспективный из методов. 


QR-коды


Немного оффтоп, но все же скажу про QR-коды, которые в Украине уже начали внедрять как альтернативу бесконтакту. Главная причина — желание охватить клиентов, у которых нет NFC-модуля в телефоне, но есть камера. Одноразовый QR, генерируемый на терминале или кассе — это отличная защита, при которой данные так или иначе шифруются. Что же сильнее всего выделяет QR-платежи —  это моментальность и низкая цена развертывания инфраструктуры. Защита здесь требует не аппаратных мощностей, а исключительно программных, как это, например, в китайском WeChat Pay. 


Contactless payments development trends that are worth paying attention to


The opportunity to pay for goods and services simply by attaching a card or smartphone to a POS terminal — the best and most convenient thing that fintech has given us in recent years. Thanks to contactless payment technology, the payment process has become as seamless as possible, faster and more understandable for everyone. Thanks to this the cashless segment is so actively growing in Ukraine, and trading networks are improving the quality of service. During the last 5 years, the payment habit of a Ukrainian has changed fundamentally — this is wonderful. Is this the limit in streamlining and optimizing a payment? Of course not. I will try to tell you how the current technology is improving right now.


Security improvements


Everything is obvious here — the more popular the payment technology, the more attempts to crack it. PIN-code has long ceased to be the most reliable way to protect against fraud, and now we see how the payment security technologies are developing as hard as the payment technologies themselves.


The most understandable and actively used solution is biometrics. Touch ID, Face ID and their analogues are used for payments in mobile wallets from Apple and Google, and in online commerce — thanks to them. This payment confirmation has become widespread. But this doesn’t mean it can not be finalized. The most promising technology here is heartbeat authentication, with which several startups are working right now. It is connected with wearable devices — but I’ll talk about them a bit later.


Nevertheless, they also work on the card products themselves — the “plastic” doesn’t disappear anywhere, but becomes more and more functional. For example, the upcoming Apple Card: there are no designations on it (card number, CVV code or expiration date). For security reasons, this information is not disclosed even to the cardholder. On a physical map, the number is encoded in a magnetic stripe.


In addition, international payment systems are working on a card with built-in fingerprint sensors — at the same time, reliable digital identification systems are created on the basis of the blockchain, which temporarily give the business access to an individual payment identifier at the client's request. Simply put, the merchant no longer sends all billing information.


Wearable devices focus


2-3 years ago, everyone said that payments would move from card to phone (which partly happened), now there is a real boom in payments on wearable devices. Naturally, the trend began with Apple Watch, in which payments are possible through Apple Pay. With the development of analogues on Android, the technology went to the masses — especially when Xiaomi added NFC technology to its Mi Band fitness bracelets (from the gen 3 model).


Payment from such devices works in conjunction with a smartphone, which, of course, is more convenient and involves risks of data protection and identification. Now the NFC-practice “pay with watch” finds its application in rings, keys — and, accordingly, new methods of protection . As I said, heartbeat identification is the most promising method.


QR codes


It is a little offtopic, but I will still say about QR codes, which have already begun to introduce as an alternative to contactless payments in Ukraine. The main reason is the desire to reach customers who don’t have an NFC-module in the smartphone, but have a camera in it. One-time QR generated at a terminal is an excellent protection in which data is encrypted. What stresses QR payments the most is the instantaneousness and low cost of infrastructure deployment. Protection here doesn’t require hardware capacity, but only software, as it is, for example, in Chinese WeChat Pay.


Банкнота 1 000 грн — это не признак дефолта

Выборы уже близко. В свете нарастающей предвыборной гонки за места в парламенте любая экономическая инициатива сейчас рассматривается исключительно как волевое политическое решение. О том, почему это опасно для развивающихся экономик вроде украинской, можно говорить очень долго, но смысл не поменяется. Волюнтаризм не дает экономике развития, но еще хуже, когда логичные и правильные инициативы выдаются за желание заработать лишние политические очки. 


Это очень хорошо просматривается на примере денежных реформ, которые проводит наш регулятор. В Украине был взят стратегический курс на cashless: повышение доли безналичных расчетов, внедрение новых инструментов, выход на украинский рынок новых инновационных сервисов вроде Apple Pay и Google Pay, появление новых платежных систем и т.д. Государство дает бизнесу четкий сигнал (каждый год это чувствуется на форуме Finclusion): мы готовы поддерживать все, что стимулирует украинцев платить картой, электронным кошельками, мобильным телефоном. Всем, кроме наличных, которые дорогие в обслуживании, мешают детенизации доходов и борьбе с коррупцией и т.д. 


Но что делать с текущим уровнем использования налички? Ситуация с курсом и рост доходов показывает, что нынешние денежные номиналы использовать неудобно, а обслуживать — дорого. Проводить деноминацию? Плохая идея, для страны масштабов Украины это сложный процесс, дорогостоящий и не самый актуальный — ведь зачем делать оплату наличными максимально удобной, если процент «безнала» растет из года в год и пересекает 50%?


Выход — использовать проверенную европейскую практику обслуживания «налички». Мелкие номиналы — 1 грн, 2 грн, 5 грн и 10 грн — логичнее сделать в виде монет, а не банкнот. Устойчивость к износу намного выше, частота использования будет понижаться. Мало кто хочет таскать с собой в кармане звенящие деньги, если мелкие покупки можно оплатить просто приложив карточку или смартфон к терминалу. Более крупные купюры будут поддерживаться, но перспектива получить сдачу в виде кисета с монетами — еще один стимул перейти на cashless-расчеты.


Учитывая нынешний размер средней зарплаты в крупных городах, иметь 500 грн самой большой купюрой — пройденный этап. Ее ввели в 2006 году, а с тех пор изменилось очень многое. Отмена малых банкнот и введение 1000 грн решает проблему критического накопления денежной массы в обороте. Нагрузка на ее обслуживания серьезно снизится, а оптимизация операционных расходов — это всегда хорошо. А очередные пророчества о дефолте здесь кажутся откровенной спекуляцией, поверить в которую может лишь хронический паникер.


Другой важный момент —психологический. Носить и расплачиваться такими купюрами —неудобно для клиента. Давать с них сдачу для продавца — неудобно вдвойне. Все это дает мощный сигнал для безналичной экономики, который нельзя игнорировать. Наличные становятся не столько проблемой, сколько неудобным анахронизмом, совершенно лишним для современного потребителя. Задача же fintech-бизнеса здесь — продолжать развивать платежную экосистему — настолько удобную, чтобы возвращаться к наличным не было бы желания по всем видимым причинам.


A 1,000 UAH banknote is not a sign of a national bankruptcy. This is a signal for a cashless economy.


Elections are coming. In the light of the growing pre-election race for seats in parliament, any economic initiative is now considered solely as a volitional political decision. We can talk about why this is dangerous for developing economies like Ukrainian, but the meaning will not change. Voluntarism doesn’t give the economy a development, but it’s even worse when logical and correct initiatives are issued as a desire to earn extra political points.


You can this well seen in the example of the monetary reforms carried out by Ukrainian state regulator. Ukraine took a strategic course for cashless: increasing the share of cashless payments, introducing new tools, the new innovative services like Apple Pay and Google Pay entering Ukrainian market, the emergence of new payment systems, etc. The state gives the business a clear signal (every year this is felt on the Finclusion forum): we are ready to support everything that encourages Ukrainians to pay with a bank card, electronic wallets, or a mobile phone. Anything, except cash, which is expensive to maintain, interferes with the detuning of incomes, interferes with the fight against corruption, etc.


But what to do with the current level of cash using? The situation with the course and the growth of income shows that the current monetary nominals are inconvenient to use and expensive to maintain. What can we do — conduct denomination? A bad idea, for a country like Ukraine this is a complicated process, expensive and not the most urgent — after all, why making cash payments as convenient as possible if the cashless percentage increases year by year and crosses 50%?


The solution is to use the proven European cash service practice. Small nominals — 1 UAH, 2 UAH, 5 UAH and 10 UAH — will be turned into coins, not banknotes. Run-out resistance is much higher, the frequency of use will decrease. Not many people want to carry a ringing money in their pockets, if you can pay for small purchases simply by attaching a card or smartphone to the terminal. Larger bills will be maintained, but the prospect of a change in the form of a coin pouch is another argument to switch into cashless payments.


Given the current size of the average salary in large cities, 500 UAH as the biggest banknote is the passed stage. It was introduced in 2006, and a lot has changed since then. The abolition of small banknotes and the introduction of 1000 UAH solves the problem of the critical accumulation of banknotes in circulation. The load on its attendance will be seriously reduced, and the optimization of operating expenses is always good. And the boring prophecies about national bankruptcy here seem to be a frank speculation, which only a chronic alarmist can believe in.


Another important point is psychological. To carry and pay with such banknotes is inconvenient for the customers. Giving them change for the seller is doubly inconvenient. All this gives a powerful signal for a cashless economy that cannot be ignored. Cash becomes not so much a problem as an uncomfortable anachronism, completely superfluous for the modern consumer. The task of the fintech business here is to continue developing the payment ecosystem so good that there would be no intention to return to cash for all obvious reasons.


Амбиции криптовалюты Libra от Facebook

Главная новость этой недели — Марк Цукерберг анонсировал старт своей криптовалюты Libra. Ожидаемое решение, учитывая вектор развития Facebook в сторону финансовых сервисов и «финтехизации» своих основных продуктов (к примеру, те же платежи в Instagram). 

Цель и суть

Главная цель основанной на блокчейне криптовалюты (тут я почти дословно перевожу заявление Цукерберга) — «создание глобальной и простой в использовании финансовой инфраструктуры, которая позволит миллиардам людей по всему миру проводить транзакции». Также они планируют добавить электронный кошелек в WhatsApp и Facebook Messenger, который станет доступен в качестве отдельного приложения в 2020 году. Возможно, именно под это ФБ получал лицензию на эмиссию электронных денег, о которой я писала ранее.

Эту идею поддержали мировые хедлайнеры финансового рынка (Mastercard, Visa, PayPal, PayU, Stripe), и топ-стартапы вроде  Booking.com, eBay, Farfetch, Lyft, Spotify и Uber. Это сразу же открывает доступ к расчетам в Libra для сотен миллионов клиентов, а сам платежный метод становится неожиданно востребованным и не привязанным к географии. Добавляем к этому, что делами криптовалюты (ее выпуском) заведует — внимание — некоммерческая организация Libra Association. 

Есть проблема

А теперь поставьте себя на место финансового регулятора любой из стран ЕС. Где контроль, где согласование правил, где надзор за транзакциями? Конечно же, они видят в этом проблему, особенно на фоне скандалов с продажей персональных данных, который Цукербергу еще не забыли. Да, в компании заявили, что информация, которую пользователи предоставят Libra, будет храниться отдельно от Facebook — но поверят ли ему? Особенно в свете того, что Facebook открыто говорит о планах зайти не только в международные денежные переводы, но и в ритейл, оплату услуг — да везде, где юзер фейсбука тратит деньги. Конечно же, нет, и правильно сделают. 

Основные претензии регуляторов

Первыми возмутились американцы. Так, глава профильного комитета по финансовым сервисам в Палате представителей Конгресса Максин Уолтерс считает, что Facebook обязаны приостановить разработку Libra до момента, пока Конгресс и регуляторы не дадут свою оценку проекту. 

«Facebook располагает данными миллиардов людей и неоднократно демонстрировал свое пренебрежение к защите и осторожному использованию этих данных. Своими заявлениями о планах создать криптовалюту Facebook продолжает свое неконтролируемое расширение и присутствие в жизни своих пользователей».

Среди других претензий Сената — выпуск криптовалюты из счета швейцарском банке (ну конечно, зачем еще Facebook получал там нужно лицензию полгода назад?) и возможное создание глобальной монополии в финансовых нишах благодаря охватам аудитории. К примеру, речь идет о мобильных платежах. Насчет монополии я не уверена, однако вытеснить многих традиционных крупных игроков Libra может. Необанки вроде Revolut не поддадутся, а вот остальные будут затягивать пояса потуже, а этого в традиционных компаниях с серьезными лоббистами ой как не любят. 

Сам Facebook сотрудничает с американскими регуляторами, но последним до сих пор неясно структурирование Libra и будет ли криптовалюта напрямую подпадать под любые существующие режимы регулирования в США.

Что касается Европы, то министр финансов Франции Бруно Ле Мэр в свете анонса Libra призывает к усилению регулирования технологических компаний (скорее всего, ради новых налоговых поступлений, которые любит Франция). Депутат Европарламента от ФРГ Маркус Фербер предложил оперативно разработать максимально подробную нормативно-правовую базу для виртуальных валют — вполне ожидаемо. А вот в Банке Англии аккуратно оценили потенциальную пользу проекта, но прогнозируют строгое регулирование использования (стандартный ответ для британской дипломатии). Швейцарский же госрегулятор комментарий давать отказался, ограничившись лишь фактом «контакта» с основателями Libra. 

Есть ли вообще повод переживать?

С позиции финансовых регуляторов — конечно есть. Это их работа — учитывать все возможные риски для защиты финансовой стабильности. Здесь вопросов нет, да и амбиции Facebook давно являются предметом дискуссий. 

Но есть и другая сторона — «выстрелит» ли вообще Libra от Facebook? Шансы для этого большие, однако есть пара моментов, которые говорят об обратном и доказывают, что fintech сфере не стоит закатывать панику.

На данный момент в фейсбуке зарегистрировано более 1,7 млрд аккаунтов.Пользователей смартфонов среди них — 1 млрд. Топ-7 стран по количеству пользователей Facebook: Китай, Индия, Пакистан, Индонезия, Мексика, Нигерия, Бангладеш. В этих странах иногда запрещена соцсеть, почти везде запрещены криптовалюты, а там, где разрешено, то ведется серьезнейший надзор со стороны Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

Отбросим сотни тысяч (а то и миллионы) фейковых аккаунтов, дублей и мертвых, добавим фильтр сегмента финансовой инклюзии и получим, что Libra будет актуальна для 50-100 млн чел. Это очень серьезная аудитория, о такой лишь мечтать можно. Но будут ли пользоваться ею, учитывая количество финансовых инструментов на Западе и общее падение интереса к  «крипте» — вопрос хороший. 


Libra cryptocurrency ambitions Facebook: why financial regulators are so concerned?

The main news topic of this week — Mark Zuckerberg announced the release of Libra cryptocurrency. The expected decision, considering Facebook’s vector of development in the direction of financial services and the “fintechization” of its main products (for example, the Instagram payments).

Goals and main points

The main goal of the blockchain-based cryptocurrency (here I almost literally translate Zuckerberg's statement) is "creating a global and easy-to-use financial infrastructure that will allow billions of people around the world to conduct transactions». They also plan to add an e-wallet to WhatsApp and Facebook Messenger, which will be available as a separate application in 2020. Perhaps that’s why FB received a license to issue electronic money, I wrote about it earlier.

This idea was supported by global financial market headliners (Mastercard, Visa, PayPal, PayU, Stripe), and top startups like Booking.com, eBay, Farfetch, Lyft, Spotify and Uber. This immediately opens access to payments in Libra for hundreds of millions of customers, and the payment method itself becomes unexpectedly important and not tied to geography. Add to this that the affairs of cryptocurrency (its emission) manages — this is important — a non-profit organization called Libra Association.

There is a problem

Now put yourself in the place of a financial regulator of any EU country. Where is control, where is agreement on rules, where is transaction oversight? Of course, they see this as a problem, especially in light of the background of scandals with the sale of personal data, which Zuckerberg has not yet forgotten. Yes, the company said that the information that users provide Libra will be stored separately from Facebook - but will they believe it? Especially in the light of the fact that Facebook is openly talking about plans to гыу not only international money transfers, but also retail, payment for services — well, everywhere, where the Facebook user spends money. Of course not, and they’re have this right.

The main claims of regulators

Americans were the first to outrage. The head of the committee for financial services in the House of Representatives, Maxine Walters, believes that Facebook is obliged to suspend the development of Libra until the Congress and regulators give their assessment of the project.

«Facebook has data from billions of people and has repeatedly demonstrated its disregard for the protection and careful use of this data. With its statements about plans to create cryptocurrency, Facebook continues its uncontrolled expansion and presence in the lives of its users.»

Among other claims of the Senate we can see the release of cryptocurrencies from an account of a Swiss bank (well, of course, why else Facebook receive a license six months ago?) and the possibility of a global monopoly in financial niches due to audience reach. For example, we’re talking about mobile payments. As for monopoly, I am not sure, but Libra can force out many of the traditional major players. Neobanks like Revolut won’t giveup, but the rest will tighten their belts, and people don’t like to do this in traditional companies with serious lobbyists.

In fact, Facebook collaborates with US regulators but they’re still don’t understand the structuring of Libra and whether the cryptocurrency will directly fall under any existing regulatory regimes in the United States.

As for Europe, the Minister of Finance of France Bruno Le Mayor in the light of the announcement Libra calls for greater regulation of technological companies (most likely for the sake of new tax revenues that France loves so much). European Parliament Deputy Markus Ferber from the Federal Republic of Germany suggested that the most detailed legal and regulatory framework for virtual currencies must be quickly developed — quite expected. But at the Bank of England they carefully evaluated the potential benefits of the project, but also predicted strict regulation of use (the standard answer for British diplomacy). Swiss state regulator refused to give a comment, confining himself to the fact of “contact” with the founders of Libra.

Is there any reason to worry?

From the position of financial regulators — of course there is. Itэs their job to take care about all possible risks and protect the financial stability. There are no questions here, and Facebook's ambitions have been a subject of discussion for a long time.

But there is another side —will Libra be the next «big thing» for Facebook? The chances for this are great, but there are a couple of moments that say «no» and prove the fintech sphere should not be a panic.

There’re over 1.7 billion accounts registered on Facebook right now;There’re 1 billion smartphone users among them;Top 7 countries by the number of Facebook users: China, India, Pakistan, Indonesia, Mexico, Nigeria, Bangladesh. In these countries, social networks are sometimes forbidden, cryptocurrencies are almost always banned or have a serious oversight by the Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF).

Let’s throw away hundreds of thousands (or even millions) of fake accounts, duplicates and dead, add a filter of the financial inclusion segment and get Libra to be relevant for 50-100 million people. This is a very serious audience. But will it be used, considering the number of financial instruments in the West and the general decline in interest in the “crypto” — it’s a good question.

Как fintech стал «модным» направлением банковского дела и IT?

На прошлой неделе в Киеве прошло очень важное событие под названием «Форум по финансовой инклюзии», который, как и в прошлом году, профильно раскладывал по полочкам непростой вопрос: как вовлечь максимальное количество украинцев в финансовые институты? 

Вопрос этот имеет не только благородную почву или стремление к инновациям. Рост депозитных портфелей, кредитного рынка, использования безналичных инструментов и параллельная детенизация зарплат влечет за собой рост ВВП страны и общее экономическое развитие. Позитивные изменения внутри страны дают больше инвестиций, которые запускают виток цикла снова и снова, разгоняя нашу экономику. 

Все это очень красиво на словах, но чрезвычайно сложно на практике. И не потому что наши соотечественники не доверяют украинским банкам, ведь научены горьким опытом. Не потому что еще жива советская традиция хранить деньги по условным «матрацом», надеясь «пересидеть». За более чем 20 лет в Украине не сформировалась адекватная культура использования финансовых институтов — но, к счастью, она формируется сейчас, и темпам ее развития позавидуют многие. Главная причина этого — бурный рост финансовых технологий в последние 5-7 лет, сделавший fintech-отрасль не только передовой по значению, но и «модной» по статусу. Я попытаюсь рассказать, как же так вышло — причем отчасти базируясь на своем опыте профессионального становления в финтехе.

В чем глобальное отличие?

В первую очередь, это новая рыночная ниша, объединяющая финансы и технологии. Она представляет собой гибрид традиционных процессов финансирования — оборотного капитала, переводов, обработки платежей, депозитов, страхования жизни, оплат и многого другого — но перепаковывает их традиционные структуры в новый технологический процесс. Фактически, переизобретает велосипед, улучшая конструкцию и принцип его работы.

Современные возможности онлайн-оплат и безналичных платежей используются для создания новых финансовых структур. Последние способы к масштабированию и взаимной интеграции благодаря API и новым — недоступным до этого — возможностям подробной аналитики и микротаргетинга.

От «техотдела банка» до fintech-команды

Когда я писала об этапах развития fintech-сферы в Украине, то называла этим словом все технологические финансовые процессы, которые происходили — даже если термина «финтех» тогда еще не было. Разработчики создавали финансовые инструменты для банков внутри самих структур, а их работа чаще всего находилась «под капотом» и не была основой доходов. 

Конечно же, все изменил интернет и бурный рост количества людей, желающих решать свои задачи именно в онлайне, а не оффлайне. Финансово-технические решения стали брендом, когда первые стартапы начали создавать высокотехнологические финансовые продукты с использованием новейших технологий. Технологии, а не деньги, стали ключевым звеном. Переломным годом стал 2008-й — год появления AppStore и Google Play (тогда еще Android Market), вокруг которых начала формироваться массовая культура использования приложений для решения всех задач пользователя. Даже тех, о которых он/она не догадывались. Даже не так — самые лучшие fintech-приложения давали клиенту не «более быструю лошадь», а машину. Открывали для юзера возможности, о которых он не знал, а они уже подменяли собой старые клиентские привычки.

Изменение поведения — ключ к успеху

Fintech изменял финансовый мир по частям, процесс за процессом выстраивая экосистему новых платежных решений. Самые успешные компании привлекли миллиарды долларов инвестиций. Десятки «стартапов-единорогов», более сотни миллиардов долларов инвестиций, переориентация населения некоторых стран на cashless — вот что такое научить людей платить за коммуналку, пополнять мобильный и переводить деньги в смартфоне.

Самая большая хитрость во всем этом — финансовая среда и банки в своей сути не изменились ничуть. Кто-то ушел с рынка, кто-то адаптировался и стал лидером благодаря удачным fintech-продуктам. Мышление осталось тем же: пользователи выполняют стандартные финансовые операции. Зато в корне изменился подход клиента к процессу: быстрее, оперативнее, всегда доступно. И бизнес ныне обязан соответствовать новым стандартам.

Вы можете сделать перевод в другую часть земного шара с помощью телефона. Оформить кредит, открыть депозит. Оплатить проезд в метро приложив телефон к турникету, а не покупать жетон. Не ждать, пока откроется еще одна касса в супермаркете, а оплатить покупки через приложение. Fintech-проекты стали окном новым возможностей, решением, которое вывело использование финансовых услуг на новый уровень комфорта и удобства. Произвело настоящую революцию пользовательского опыта. Как тут не стать «модным»?


How did fintech become the most "fashionable" sector of banking and IT?

Last week in Kiev there was a very important event under the name «Forum on Financial Inclusion», which, as in the past year, profilely spoke about how to involve the maximum number of Ukrainians in financial institutions.

This question has not only a noble goal or a desire for innovation. The growth of deposit portfolios, the credit market, the use of non-cash instruments and the parallel unshadowing of incomes entail the growth of the country's GDP and general economic development. Positive changes within the country give more investment that triggers the cycle again and again, driving our economy.

All this is very nice in words, but extremely difficult in practice. And not because our compatriots don’t trust Ukrainian banks, because they are taught by bitter experience. Not because the Soviet tradition to keep money using a conditional “mattress” and hoping to “sit out” is still alive. For more than 20 years, Ukraine has not developed an adequate culture of using the financial institutions — but, fortunately, it’s being formed now, and many will envy the pace of its development. The main reason for this is the rapid growth of financial technologies in the last 5-7 years, which has made the fintech industry not only advanced in value, but also “fashionable” in status. I will try to tell you how it happened — and partly basing on my experience of professional development in fintech.

What is the global difference?

First of all, this is a new market niche that combines finance and technology. It is a hybrid of traditional financing processes — working capital, transfers, payment processing, deposits, life insurance, payments, and much more. But it repacks their traditional structures into a new workflow. In fact, it reinvents the bicycle, improving the design and principle of its operation.

Modern possibilities of online payments and non-cash payments are used to create new financial structures. The latest ways to scale and mutual integration thanks to the API combined with the new — previously unavailable — features of detailed analytics and microtargeting.

From the "technical department of the bank" to the fintech team

When I wrote about the stages of development of the fintech industry in Ukraine, I called with this word all the technological financial processes that occurred — even if the term “fintech” was not yet there. The developers created financial instruments for banks within the structures themselves, and their work was often “under the hood” and wasn’t the basis of income.

Of course, internet changed everything — well, internet and the rapid growth in the number of people who want to solve their problems online and not offline. Financial and technical solutions became the brand when the first startups began to create high-tech financial products using the latest technologies. Technology, not money, has become a key element. 2008 was the turning point — the year when the AppStore and Google Play (Android Market back then) emerged, around which will lately form a mass culture of using applications to solve all user tasks. Even those tasks cutomers didn’t know they exist. Well, we can say, the best fintech applications gave the customer not a «faster horse», but a car. Opened opportunities for the user about which he/she didn’t know, and had already changed her old customer habits.

Behavior change is the key to success

Fintech has changed the financial world in parts, process by process, building an ecosystem of new payment solutions. The most successful companies have gained billions of dollars in investment. Dozens of "unicorn startups", more than a hundred billion dollars of investment, reorienting the population of countries towards cashless — that’s what it is to teach people to pay for a communal service, add funds to their mobile account and transfer money in a smartphone.

The biggest trick in all of this is the financial environment and banks, in their essence, haven’t changed at all. Someone left the market, someone adapted and became a leader thanks to successful fintech products. A way of thinking remains the same: users perform standard financial transactions. But the customer’s approach to the process has changed radically: faster, always online. And business is now obliged to maintain the new standards.

You can transfer money to another part of the world with your phone. Make a loan, open a deposit. Pay for travel in the subway by putting the phone to the turnstile, and not to buy a token. Do not wait until another cashier opens in the supermarket, but pay for purchases via the app. Fintech projects have become a window of new opportunities, a decision that has brought the use of financial services to a new level of comfort and convenience. Made a real user experience revolution. How can you not become «fashionable" with it?

Правозащитник Виктор Заец сидит в СИЗО

А настоящие преступники гуляют на свободе и продолжают свою незаконную деятельность

 

Вслед за публикацией цикла материалов о беспределе правоохранительных органов Украины в случае с задержанием адвоката и правозащитника Константина Бильцана из г. Днепр редакция «Нашей версии» провела расследование аналогичной по своей сути полицейско-прокурорской стряпни по отношению к киевскому правозащитнику Виктору Заецу.

Не напрягая свой скудноватый интеллект, отечественные правоохранители по все стране действуют по шаблону времен Януковича. Виктор Заец оказался в аналогичной ситуации на полгода раньше Константина Бильцана.

Так, адвоката и правозащитника из Днепра обвиняют в том, что он, возглавляя общественные организации, проводил митинги под стенами ООО «STEKO», блокируя нормальную работу предприятия, и таким образом вымогал взятку за прекращение организованных протестных акций. Впрочем, доказательств того, что Константин Бильцан вымогал деньги и получил их, у стороны обвинения нет. В момент задержания денег у него обнаружено не было. Их нашли в 100 м от основного места развития событий, и кто их туда доставил, а главное – по чьему негласному распоряжению – еще предстоит узнать в процессе судебного следствия. Константин Бильцан категорически отрицает причастность к данному преступлению, чем очень раздражает не только прокуроров, но и судей. Он расценивает свое задержание исключительно как инструмент борьбы с неугодными власти гражданами.

В деталях оба случая немного расходятся, но в принципе можно говорить о шаблонной схеме работы украинских пинкертонов. И как результат, Виктор Заец сидит в СИЗО, а настоящие преступники гуляют на свободе и продолжают свою незаконную деятельность.

На пару минут благодаря сайту «Корреспондент» (https://blogs.korrespondent.net/blog/politics/4005161/) вернемся в декабрь 2013 года. Одна из проблем семейства Дегрик-Шевцовых заключалась в том, что ранее компания leogaming, которой управляла Алена Владимировна Дегрик, была замешана в нескольких скандалах, связанных с подозрением в отмывании денег.

Именно в 2013 году против Дегрик А.В. и Шевцова Е.А. было открыто уголовное производство №32013110000000298. По версии следствия, Дегрик Алена Владимировна, совместно с Шевцовым Евгением Александровичеми совместно с другими лицами создали механизм легализации доходов, полученных преступным путем. Следует отметить, что вышеуказанное уголовное производство за последние годы то закрывалось, то возобновлялось. Поэтому вполне понятны причины, по которым Алена Дегрик и ее супруг Евгений Шевцов, он же – новоназначенный руководитель Первого управления организации досудебных расследований Государственного бюро расследований, могли бы беспокоиться за беспроблемное назначение Евгения Шевцова...

Представители общественных организаций (в их числе и экс-депутат Киевского облсовета, режиссёр кино, юрист, общественный деятель ВОО «Всеукраинский союз народных реформ» Виктор Заец – ред. НВ), обвиняющие семейство Шевцовых в фиктивном предпринимательстве, легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем, и уклонении от уплаты налогов и сборов утверждают, что «прикрытие» уголовного производства №32013110000000298 стало возможным благодаря двум людям.

 

А именно – старшему следователю по особо важным делам третьего отдела Главного управления ДФС города Киева Стринже Геннадию Львовичу и первому заместителю начальника главного управления ГФС города Киева Скороходу Игорю Владимировичу. Последний, кстати, широко известен в узких кругах ГФС, оставшийся на службе после бегства своего бывшего патрона (и главного налоговика при Януковиче – ред. НВ) Александра Клименко, и в отличие от своих бывших коллег, стремительно продвигающийся далее по служебной лестнице...

Правда, обнаружился также еще один влиятельный человек, вольно или невольно поспособстовавший тому, что обвинения против семейства Шевцовых в отмывании средств несколько сошли на «нет». Это глава НБУ Яков Смолий, официально признавшийся в знакомстве с Аленой Дегрик. Собственно, именно Смолий в ответ на депутатский запрос народного депутата Андрея Лозового лично подписал документ о том, что НБУ не имеет претензий к Алене Дегрик и не видит в ее действиях нарушений. Ну, и факт, что дочка Смолия и Алена Дегрик состоят в родственных отношениях (кумовья), никого особо не смущает...

 

 

Наверное, именно поэтому Leogaming Pay в 2016 году получила лицензию от государства на перевод денежных средств без открытия счетов. Сама платежная система «Лео» получила право на существование чуть позже, в январе 2017 года. Документальное прикрытие, с учетом того, что при создании платежной системы «Лео», декларировалось предоставление населению широкого спектра услуг, а не только онлайн-казино, выглядело вполне благопристойно.

Разгневанные на правозащитника Виктора Заеца супруги Шевцовы в компани с первым заместителем начальника главного управления ГФС города Киева Игорем Скороходом заказали сюжет на канале 1+1 в программе «Грошi». Оказывается там все так просто – плати деньги, давай материалы и сюжет у тебя «в кармане», что и случилось 28 января с.г. В редакции «Нашей Версии» заинтересовались сюжетом про «псевдоактивиста Виктора Заеца» и провели собственное журналистское расследование.

И вот что мы установили: оказалось, что Виктор Заец на основании интернет переписки (смотрите ниже) обосновал и законно собрал мирную акцию возле здания ДФСУ. Правозащитник поставил цель, чтобы настоять на проверке законности закрытия уголовного производства № 32013110000000298.

 

 

 

 

Понятно, почему подследственный Скороход сотоварищи называют его псевдоактивистом, но как может уважаемый в стране канал 1+1 выпускать в эфир о таких гражданах Украины как Виктор Заец гадости, ломая их заработанную годами репутацию?

Например, в сюжете программы «Гроші», так называемый «потерпевший» Максюк говорит про шприц, которым ему угрожали. Но в редакции НВ есть аудиозапись, которую на встрече с согласия Максюка сделал Виктор Заец. И уверяем читателей, что нет там никаких шприцов, а есть признание долга, а не как в сюжете про какой-то банк. Кроме того, если у человека вымогали деньги и хотели нанести вред здоров’ю, то почему Максюк сразу не вызвал полицию или хотя бы не сообщил администрации ресторана «Прага» о случившемся?

Ответ очевиден: потому что ничего подобного не было!

Кстати, в заключение первой публикации нашего расследования предлагаем внимательно ознакомиться с «Договором займа денег», на котором стоят подписи Константина Викторовича Максюка и его кредитора.

 

 

Стас ЧЕРКАС

(Продолжение будет)

Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая