Вид:
короткий
повний

Монархисты

Монархия. Республика. Диктатура.

  • 26.11.12, 15:49

Все ли знают, что такое монархия, что такое республика и что такое демократия?

Напрасно думать, будто "каждому известно" и "всем понятно", что есть монархия и что есть республика... Если бы "все" знали и понимали, в чем состоит сущность монархии, что значит быть верным подданным своего государя, к чему обязывает это верное подданство, что происходит в душе у настоящего монархиста, - то монархия не сокрушилась бы в 1917 году и Россия не была бы порабощена большевиками. И точно так же если бы "все" знали и понимали, какое правосознание необходимо для установления и жизнеспособности республиканского строя, в чем состоит сила и слабость республики, для каких народов и государств она подходяща и при каких условиях она неизбежно вырождается и губит народ и страну, - то в 1917 году республиканский строй совсем не возник бы в России, ни во "временных", ни в длительных формах (И. А. Ильин).

Каков был взгляд на форму правления в древности?Задолго до самого Аристотеля древний греческий историк Геродот в своей "Истории" рассказывает о диспуте на собрании персов, низвергнувших тирана лже-Смердиса. Между ними явились мысли об изменении формы правления в государстве, которое оставалось без законного наследника трона и безо всякого правительства.

"При этом, - рассказывает Геродот, - Отана (один из заговорщиков) предлагал учредить демократию.

"Я полагаю, - говорил он, - что никому из нас не следует быть единоличным правителем. Вы видели, до какой степени дошло своеволие Камбиза, и сами терпели от своеволия мага (лже-Смердиса)... Что касается народного управления, то, во-первых, оно носит прекраснейшее название равноправия, во-вторых, правящий народ не совершает ничего такого, что совершает самодержец; на должности народ назначает по жребию, и всякая служба у него ответственна; всякое решение передается на общее собрание. Поэтому я предлагаю упразднить единодержавие и предоставить власть народу. Ведь в количестве все".

Мегабаз выступил за правление аристократии.

"Что касается упразднения самодержавия, - сказал он, - то я согласен с мнением Отаны. Но он ошибается, когда предлагает вручить власть народу. В действительности нет ничего бессмысленнее и своевольнее негодной толпы, и невозможно, чтобы люди избавили себя от своеволия тирана для того, чтобы отдаться своеволию разнузданного народа... Народное управление пускай предлагают те, кто желает зла персам, а мы выберем совет из достойнейших людей и им вручим власть; в число их войдем и мы сами. Лучшим людям, естественно, принадлежат и лучшие решения".

Дарий же, в то время еще не имевший никаких особенных шансов быть избранным в цари, выступил против мнения Отаны и Мегабаза. "Мне кажется, - заявил он, - что мнение Мегабаза о демократии верно, а об аристократии ошибочно. Из трех предлагаемых нам способов управления, предлагая каждый из них в лучшем виде - то есть наилучшей демократии, такой же аристократии и такой же монархии, - я отдаю предпочтение последней. Не может быть ничего лучше единодержавия наилучшего человека. Руководимый добрыми намерениями, он безупречно управляет народом. При этом вернее всего могут сохраняться в тайне решения относительно внешнего врага. Напротив, в аристократии, где многие достойные лица пекутся о благе государства, обыкновенно возникают ожесточенные распри между ними. Так как каждый из правителей добивается для себя главенства и желает дать перевес своему мнению, то они приходят к взаимным столкновениям, откуда происходят междоусобные волнения, а из волнений - кровопролития; кровопролитие приводит к единодержавию, из чего также следует, что единодержавие наилучший способ управления. Далее, при народном управлении пороки неизбежны, а раз они существуют, люди порочные не враждуют между собой из-за государственного достояния, но вступают в тесную дружбу; обыкновенно вредные для государства люди действуют против него сообща. Так продолжается до тех пор, пока кто-нибудь один не станет во главе народа и не положит конец такому образу действий. Подобное лицо возбуждает к себе удивление со стороны народа и скоро становится самодержцем, тем еще раз доказывая, что самодержавие совершеннейшая форма управления"".

Как видим, не только основные принципы власти, но даже существеннейшие черты их сознавались людьми древнейших времен (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

При каком нравственном состоянии нации возникает аристократическая верховная власть?Если всеобъемлющие идеалы не сознаются достаточно ярко всеми, но при этом все-таки в народе имеется вера в существование разумного закона общественных явлений - то появляется господство аристократии, людей "лучших", способных по своей природе указать эту социальную разумность (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

При каком нравственном состоянии нации возникает демократия? Если в обществе не существует достаточно напряженного верования, охватывающего все стороны жизни в подчинении одному идеалу, то связующей силой общества является численная сила, количественная, которая создает возможность подчинения людей власти даже в тех случаях, когда у них нет внутренней готовности к этому. Это первый, элементарный фазис чувства дисциплины. "Куда мир, туда и мы", "Мир велик человек", "Мы от мира не отметчики"... Все эти формулы демократической дисциплины мы хорошо знаем по своим народным пословицам. Брайс описывает совершенно такое же состояние духа в американской демократии Соединенных Штатов (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

Какие основные формы верховной государственной власти существуют в жизни?Знаменитый мыслитель древности Аристотель признавал три основные государственные формы, которые могут быть или правомерными (когда имеют в виду благо государства), или извращенными (когда имеют в виду благо правителя). (Конкретику читать по ссылке)

Соответствует ли монархия низшей ступени развития нации, а демократия - высшей ступени духовного ее развития?Сторонники эволюционной теории развития утверждают, что формы верховной власти связаны с различными ступенями культурного развития нации. Но на почве исторических фактов нельзя установить ничего подобного. Есть ряд наций, которые, пройдя полный цикл развития, даже до окончательной смерти, знали только одну форму верховной власти. Византия все время свое прожила монархией. Венеция с начала до конца была аристократией. Швейцарские племена только завоеванием подчинялись монархии, но при всякой минуте самостоятельности создавали для себя демократию. Есть народы, у которых государственное развитие начиналось с монархического принципа, но есть как бы прирожденные демократии (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

Чему больше всего доверяют массы при демократическом, при аристократическом и при монархическом образе правления? Демократия выражает доверие к силе количественной. Аристократия выражает преимущественное доверие к авторитету, проверенному опытом; это есть доверие силы. Монархия выражает доверие по преимуществу к силе нравственной (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

Что такое мнение большинства?"Большинство есть не что иное, как собирательная бездарность, сказал Джон Милль, почитаемый сам за прогрессиста, - пишет К. Леонтьев. - Что же делать? Во что верить? Чего ждать? Предаться роковому течению? - в конце концов задает ряд вопросов Леонтьев и сам отвечает: - Нет! Нет! Тысячу раз нет!.. Мы имеем смелость верить, что Россия еще может отстраниться от западноевропейского русла! Мы еще верим в силу русского охранения и в свежесть русского ума!

Неужели этот ум не постигнет наконец, что Европе более не в чем завидовать; что ложь дальнейшего демократического и либерального прогресса уже слишком груба... идеал ее неизящен и невысок? Неужели мы не поймем наконец, что афонский монах или набожный московский купец, которые говорят: "Бога бойтесь, царя чтите" и при слухе о надеждах прогресса с удивлением пожимают плечами, гораздо более реалисты, гораздо ближе к реальной истине, чем те европейцы, которые какой-то свободой без страха хотят дисциплинировать государства? Берегитесь! Близок страшный конец!" (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

Как создается государственная власть?Государственная власть создается тремя способами: наследованием, избранием и захватом: монархия, республика, диктатура. На практике все это перемешивается: захватчик власти становится наследственным монархом (Наполеон I), избранный президент делает то же (Наполеон III) или пытается сделать (Оливер Кромвель), избранный "канцлер" (А. Гитлер) становится захватчиком власти. Но, в общем, это все-таки исключения.

И республика, и диктатура предполагают борьбу за власть - демократическую в первом случае и обязательно кровавую во втором: Сталин-Троцкий, Муссолини-Маттеотти, Гитлер-Рем. В республике, как общее правило, ведется бескровная борьба. Однако и бескровная борьба обходится не совсем даром. Многократный французский министр Аристид Бриан признавался, что девяносто пять процентов его сил уходит на борьбу за власть и только пять процентов - на работу власти. Да и эти пять процентов чрезвычайно краткосрочны...

Избрание и захват являются, так сказать, рационалистическими способами. Наследственная власть есть, собственно, власть случайности, бесспорной уже по одному тому, что случайность рождения совершенно неоспорима. Вы можете признавать или не признавать принцип монархии вообще. Но никто не может отрицать существования положительного закона, предоставляющего право наследования престола первому сыну царствующего монарха. Прибегая к несколько грубоватому сравнению, это нечто вроде того козырного туза, которого даже и сам Аллах бить не может. Туз есть туз. Никакого выбора, никаких заслуг, а следовательно, и никаких споров. Власть переходит бесспорно и безболезненно: король умер, да здравствует король!


Человеческий индивидуум, случайно родившийся наследником престола, ставится в такие условия, которые обеспечивают ему наилучшую профессиональную подготовку, какая только возможна технически. Государь Император Николай Александрович был, вероятно, одним из самых образованных людей своего времени. Лучшие профессора России преподавали ему право, и стратегию, и историю, и литературу. Он совершенно свободно говорил на трех иностранных языках. Его знания не были односторонними, как знания любого эрудита, и его знания были, если так можно выразиться, живыми знаниями (И. Л. Солоневич. Народная монархия).

Какие длительные формы государственного строя дает нам история? Всякая политическая организация, всякая политическая партия и всякий политически мыслящий человек обязаны ставить перед собою задачи не только завтрашнего дня, но и вопросы существования нации и государства в веках.

В качестве форм длительного государственного устроения весь предшествующий исторический опыт человечества оставил нам только две: республику и монархию (И. Л. Солоневич. Народная монархия).


Какая форма власти преобладала в истории человечества?История всего человечества до сих пор есть главным образом история разного рода монархий. Все самые великие государства до сих пор были монархиями. История человечества есть по преимуществу монархическая история. Республиканские Рим и Афины были только исключением из общего правила (Б. Башилов).

Почему монархическая форма власти преобладала в истории всего человечества?Свойства, требуемые от верховной власти, совершенно совпадают с природными свойствами монархии: прочная власть, единство власти, нахождение вне партий и частных интересов, высокая степень нравственной ответственности, уверенность в своей силе, дающая мужество на противодействие всем случайным веяниям, способность к обширным преобразованиям и т. д.

К этому должно прибавить, что монархия по природе своей является представительницей нравственного идеала как начала, всех примиряющего, а это есть действительно высший, наиболее могучий принцип примирения частных интересов.

Наконец, даже относительная слабость монархии для непосредственного управления текущими делами делает ее предрасположенной привлекать к участию в государственных делах все социальные силы, то есть побуждает производить сочетанную управительную власть, а это означает - утилизировать в государственном деле лучшие свойства всех принципов власти, не допуская их лишь до вредного верховенства.

В чем заключается основная разница между монархией и республикой? Основная разница между монархией и республикой в том, что в одном случае фундаментом всего является вера в Бога, в другом случае - вера в могущество человеческого разума и затем уже вера в Бога. Во главе любой республики может стоять безбожник, во главе монархии никогда не может находиться человек неверующий.

Президент и диктатор могут быть атеистами, а монарх нет. Монархия, во главе которой случайно окажется атеист, неминуемо обречена на перерождение или в диктатуру, или в республику (Б. Башилов).

Что чаще неспособно к нормальному управлению - республика или монархия?Республика. В разумную династическую политику должно непременно входить такое устройство управительной системы, при котором вопрос о размерах личных способностей монарха не становился бы роковым - "Быть или не быть?" - для самой монархии.


Какая монархия является истинной монархией?Монархия истинная, то есть представляющая верховную власть нравственного идеала, неограничена, но не абсолютна. Она имеет свои обязательные для нее начала нравственно-религиозного характера, во имя которых только и получает свою законно не ограниченную власть. Она имеет власть не в самой себе и поэтому не абсолютна. Властью абсолютной обладает только та сила, которая ни от чего, кроме самой себя, не зависит...

Истинная монархия может быть только одна. Это именно есть та монархия, в которой одно лицо получает значение верховной власти: не просто влиятельной силы, а власти верховной. Это же может случиться во вполне чистом виде только при одном условии: когда монарх вне сомнения для нации и самого себя является назначенным на государственное управление от Бога...

Власть монарха возможна только при народном признании, добровольном и искреннем. Будучи связанной с высочайшей силой нравственного содержания, наполняющей веру народа и составляющей его идеал, монархическая власть является представительницей не собственно народа, а той высшей силы, которая составляет источник народного идеала. Признавать верховное господство этого идеала над своей государственной жизнью нация может только тогда, когда верит в абсолютное значение этого идеала, а стало быть, возводит его к абсолютному личному началу, то есть Богу

.Тут монарх не деспот, не самовольная власть, руководствуется не своим произволом и властвует не для себя и даже не по своему желанию, а есть Божий Слуга, всецело подчиненный Богу на своей службе, подобно тому как и каждый подданный, в своем долге семейном и общественном исполняет известную малую миссию, Богом назначенную. Так и монарх несет в своем царствовании лишь службу Богу (Л. А. Тихомиров. Монархическая государственность).

В чем заключается основная идея всякой монархии?Монархия состоит не в произволе одного человека, а в единоличном выражении национального идеала.

"...Идея монархической верховной власти состоит не в том, чтобы выражать собственную волю монарха, основанную на мнении нации, а в том, чтобы выражать народный дух, народный идеал, выражать то, что думала бы и хотела бы нация, если бы стояла на высоте своей собственной идеи" (Л. А. Тихомиров). http://www.patriotica.ru/gosudarstvo/bashilov_mrd.html



Сторінки:
1
22
23
24
25
26
27
28
29
попередня
наступна