хочу сюди!
 

Alisa

39 років, водолій, познайомиться з хлопцем у віці 34-46 років

Замітки з міткою «мухалковбездарь»

Шинема х-ня 4.3. Сибирский медведь.З.А.П.О.Й.

Жополиз дохлого хуйла не придал никакого значения событиям в скотном холле  на балу упаду и разьебу харю свнюка радлов не был разжалован в солдаты, а говнобурса не ликвидирована нахуй по жалобе княгинь-графинь, ведь хуйня это всё, что  чуть не убились все на ровном месте, этарассея, сынок, любое говнище, помним принцип, ведь быдлофильм именно об этом.

Следующая сцена безобидного стёба даунов-пятиклашек над преподом училища должна рассмешить зрителя до слёз, добрый препод не только не выгоняет за это всё вонючее стадо на плац - маршировать до отвала ступней вместе с подковами, но продолжает занятие, легонько наказав толстова стоянием аистом. Дыбильный поцяра полиевский как настоящий ынтелигэнт доебывает окончательно толстова, нарываясь на пролом бошки кирпичем из-за угла. Будущие супэрохвицэры 2-ой армеи мира решили ебашица на саблях как в кино про дортаньяна, и, как настоящие дауны, выбрали для этого тихую ночь в спортзале своей говнобурсы, чтобы звон мечей всем слыхать было, хуле.

Жирный боров мокин нихуя не устал за день, потому, не дал храпача, а, как прилежная барышня, строчил на швейке, среди ночи, камзольчик, и услышал звонкий, искрящий контакт металла, понёс бигом свою тушу туда. Верная минетчица радлова тоже услышала звуки какой-то ебалы и поспешил разбудить хозяина. Чтоб не сесть на бутылку до пенсии, мокин сымитировал ночное занятие по фигтованию, жиробасы подышали друг другу в ебальники и разошлись. Мокин не пустил кипиш дальше и прикрыл жопы дортаньянов, заодно и свою. Как они договорились с медсанчастью о не роспуске кипиша, осталось за кадром. 

Единственная на всём белом свете, ебабельная баба Джейн (она же бабка Сарры Конор) так запала за пояс свинье радлову, что он решил срочно захомутать её любым способом и показательно притащить в хату к мамке для одобрения и окончательного самоутверждения в личном мудачестве пожизни. 



По пути в родную пещеру, мудодятел завозит нэвэсту на народное гулянье, где происходят телодвижения, определяющие суть русскава мира, культуры и быта титульной нации вселенной - набухивают несчастных медведей, имбецилы бьют друг дружке хари в кашу, нажираются водярой до всырачки, разве что какахами не бросаются и то, не факт, что совсем нет. Древние языческие ритуалы и праздники называются "старыми русскими традициями" и всё это преподносится как величие и непобедимая национальная гордость. Вопрос, на кого весь этот дебильный скотодром расчитан, на каких ценителей-олигофренов, видимо, ранее, не возникал ни разу, ни у кого, ни у режиссеров, ни у зрителей, ни у критиков. 

Генерал-бухлан радлов нахуячивается водярой до отъеба последней высохшей извилины, весёлые вальты накрывают его и он забывает о своей новой гаспаже, ебашит кулаком своего водилу, жрёт стекло, гоняется за клоуном-карликом, широкая, блядь, масленица, втарая армея мира гуляет, сука. Никакой полиции, служб армейского правопорядка, свинью радлова не заламывают, не утаскивают нахер как позор с глаз людских, всё ровно, по понятиям русскава мира, так должно быть, это рассея, сынок, любое говнище - нацгордость.



Прибывшие на всеобщую веселуху курсанты, как детки, мило катаются с горочек и радостно признают факт - запой! Бабка Сарры - Джейн также признает, что he is on З.А.П.О.Й. Почему до сих пор всем миром не признали право каждого человека на З.А.П.О.Й. В запое можно всё, за ним сразу прощенное воскресенье. Тут и ынтелигэнту полиевскому мало приключений, он бежит за крепкой пиздюлиной в гущу быдло-махача, опять же, по старой русской традиции. Какая история, ёбтвою...оскар.

Продолжение всё ещё следует...

Шинема х-ня 4.2. Сибирский чмошник. Подготовка к залёту.

Уылеколепный шедевр говнище позорное бездарного жополиза хуйла мухалкова обламывается на экшн-сцене победы желторотых курсантов над терорюгами и устремляет зрительские взоры в какую-то хуйню загадочное, как сам фильм, устройство, которое, волей великобрэндовых багов, как всё на свете, неизбежно, неотвратимо успешное, содержит корень, приставку или просто гордо красуется одним словом МАК. Мак-Хрюкэн, блеать, то есть - усритесь все - гарантированный успех в самом названии, содержащим Мак. Но это не растение, хоть и ширево опиум из него варят забористое, а из семян пироги улётные пекут. Это МЭК. Мэк, он, сука, везде, это и бренд силиконово-прорезиненных бургеров и гмо-токсичной картошки фри,одновременно, всемирный символ гастрита, изжоги и запоров. И сорт яблок, и брэнд одежды, и чёртово чудо-гаджет, ради новой модели которого, тупые тёлки и соплепидрастки готовы на всё. Ска-блеа, и стойки МакФерсона тут же, а может они всему виной. Короче, МАК, он же на пендосском МС, МАС - символ чего-то бажественново, породивший в своё время не менее всенакрывающий тазом символ АЙ (аi): ай-фон, ай-бокс, ай-под и другие ай-

Голимый старпёр МакХрюкен восторженно демонстрирует бубуле Сары Конор своё техно-уебище из говна и палок, но ей хочется жечь, бухать и трахаться с молодыми горячими курсантами, старушка почуяла последний шанс, хоть и про творение фиктивного мужа тоже нельзя было забывать и замыслила иноземка совместить всё разом в одной оргии. 
А далее - снова к главным дебилам героям, профессионально изловившим террористов. Восторженно запрыгали как дауны пятиклашки будущие охвицэры 2-ой армеи мира, при виде проезжающей мимо будки на колёсах с надписью сопливые пту-шницы старой блядины "институт благородных девиц госпожи перепёлкиной". И будущие толстожопые клуши тоже затушевались и заякорились при виде ряженых  юных кобельков.  Следующая сцена - кружение пятиклашек со стульями в зале с колонами, похожем на фойе, и среди них скачущий нервно, как обдолбаный, дрищ - должный сойти за наставника по бальным танцам. И за всем этим гордо наблядают те самые придурки, которые вломились в купе, в том самом поезде, вагоне первого класса, где истекали слюнями перед бубулей Сары Конор. За содеянное гордо и мило кукарекают петухами и стоят на одной лапе, а, в реальности, получили бы волчий билет об отчислении из училища нахуй форевер.

Бабуля Сары на санях прибывает к воротам училища, где, на пендосском спрашивает у какого-то мудилы в форме, здесь ли сарай со слабоумными спермотоксикозниками и заодно, генерала радлова. Мудила радостно открывает ворота и пускает иноземку, даже не спросив, как зовут, ну-да, блядь, военное училище - проходной двор - вэлкам 24/7, махдональс - заходи, жри, сри и приводи друзей. И, вообще, сходу заваливай к генералу, хочешь - бухай и болтай с ним о жизни, о сексе или гаси его нахер из пистолета в упор. Особенно, если ты - american potaskushka, таким можно всё и сразу. В поддержку этого, сразу у входа, практически торжественно, демонстративно и громко охуевает толпа дегенеративных спермотоксикозников восторгаются курсанты, как будто впервые увидели живую бабу. И похуй с чем она пришла, а может это переодетый в бабу прадед Кирилла Буданова пришёл заранее йобнуть тупорылого борова радлова.




Дешевый флирт и тупорылая лесть с тухлой лапшой на уши пленят одноклеточного дауна радлова и он буквально подавлен высшим интеллектом us-potaskushki Джейны МакХрюкен. Влажнеющий генерал-долбоёб ведёт свою новую госпожу в фойе, где петушки натирают пол чудо-мастикой и там, пока радлов ходил к телефону, состоялась главная сцена охуевания петушков от живой импортной шлюхи-интриганки. Особенно жестоко срубило прямым впрыском семенной жидкости в пустой череп главного имбецила фильма - ондрея толстого. И пошла бы оргия, но в зал вернулсо бычара радлов со своим минетчиком одьютандом и вроде кайфу копец, но не насовсем. 
Следующая сцена о высоких отношениях ондрея с мамашей шизо-аутисткой ничем особенным не впечатляет.

Далее, смущенный вышеописанными сценами, слезящийся зритель должен окончательно прибалдеть от быдло-бала светского мэропрыятия с танцами в честь старой клизмы графини и унылых чмошниц блягородных девиц той самой шапоклячки перепёлкиной. Или бюджет фильмы был скуден или забили на поиск нормальных размеров зала для проведения светского бала, устроили всё в том самом фойе. Толпы долбоебов в форме и свэцкие дамы должны были несколько часов подряд стоя охуевать тесниться там, изображая восторг. Оркестр должен был поместиться весь на балконе общей площадью метра два. Зато, наверное, бюджетненько вышло.



Аутстендинг рыжесир, жополиз хуйла надеялся разбавить охуение происходящим с помощью гениальной хохмы, мол, коптинариус случайно купил не ту мастику для пола, для чисто детских таких розыгрышей - поскользнуться, уебаться о пол и сломать нахуй ногу, руку или всё вместе, разбить харю в кровь, замечательно. 



Но, так никто и не разбился вдребезги, самыми хитрожопыми оказались те самые петушары, котрые и полирнули пол до скользоты, натерли подошвы кирзяков канифолью, слегка поиздевались над животным - нагрудной собачкой старой пердухи графини, эффектно промаршировали по скользоте и уверенно закружились в танце с приглашенными дамами. Главному дебилоиду ондрею досталась лэди необъятных размеров с роскошным подбородком, он весь вечер завидовал своему конкуренту в амурной миссии - полиевскому, коему досталась бабуля Сары Конор. После окончания мэропрыятия, стая придурков в количестве, примерно, меньше взвода, успешно провела к месту постоянной дислокации небольшой отряд унылых чмошниц блягородных девок, опять же, как подвыпившие пятиклашки попрыгали у ворот, девки, не оборачиваясь, тяжело вздохнули и на этом, ска, орэвуар.

Следуя к месту своей дислокации в конных санях, тусовка петухов мучалась от обострившегося спермотокса, поцоватый пижон полиевский начал бить по больному ондрея - подъебывать как сопливый гопник на тему секс-звезды вечера Джэйны МакХрюкен (она же бабка Сары Конор). Напряжение наростало, дрочить отказывались, не офицерское это дело, потому решили пиздица бодаться по-взрослому, с риском завершить военную карьеру в деревянном ящике. 

Продолжение последует.