хочу сюда!
 

Veronika

41 год, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 38-47 лет

Заметки с меткой «дозор»

Не стандарт. Часть 2. (с) Сергей Лукьяненко

Часть 1 http://blog.i.ua/user/71085/914447/

Инспектор пожарной охраны ткнул пальцем в ароматическую палочку, тлеющую в курительнице.

— Что это?

— Опиум, — мечтательно ответила девушка.

В бухгалтерии наступила тишина. На лице инспектора проступили красные пятна.

— Я не шучу. Что это?

— Палочка ароматическая, индийская. Опиум называется. — Девушка оглянулась на коллег, смущенно добавила: — Да это только название, вы не подумайте! Никакого опиума тут на самом деле нет!

— У себя дома курите хоть опиум, хоть коноплю. — Инспектор демонстративно послюнил пальцы и затушил палочку. — А здесь… у вас же сплошные бумаги вокруг!

— Я же смотрю, — возмутилась девушка. — И курительница специальная, видите? Пепел падает на керамическую подставку. Запах приятный, всем нравится…

Она говорила успокоительно и мягко, таким тоном, каким взрослые общаются с маленьким ребенком. Инспектор хотел еще что-то сказать, но тут вмешалась пожилая женщина, сидящая отдельно, за самым большим столом, лицом к остальным бухгалтерам:

— Верочка, ты уж меня извини, но инспектор совершенно прав. Тяжелый запах. Голова от него под вечер болит.

— В Индии, наверное, всегда окна нараспашку, — вступила в разговор третья женщина. — Вот и жгут свои ароматы. Там и антисанитария жуткая, выгребные ямы рядом, гниет все очень быстро, климат такой. Надо забивать вонь. А у нас-то зачем?

Четвертая девушка, ровесница Веры, хихикнула и уткнулась в экран компьютера.

— Ну… так вы бы сказали! — воскликнула Вера. В голосе послышались слезы. — Что ж вы не говорили?

— Обижать не хотели, — сказала самая пожилая.

Вера вскочила и, прижимая ладони к лицу, выскочила в коридор. Процокали по паркету каблучки, хлопнула вдали дверь туалетной комнаты.

— Надо было ей это сказать рано или поздно, — со вздохом произнесла пожилая женщина. — Сил уж нет эти свечки нюхать. То у нее опиум, то жасмин, то корица…

— Помните стручковый перец и кардамон? — воскликнула молодая. — Вот был ужас!

— А ты подругу не высмеивай. Сходи лучше за Верой, уж слишком сильно она расстроилась…

Молодая с готовностью встала и вышла из бухгалтерии.

Инспектор обвел женщин безумным взглядом. Потом посмотрел на своего спутника — молодого, упитанного мужчину в футболке и джинсах. Рядом с одетым в форму инспектором он выглядел совсем несолидно.

— Сумасшедший дом, — твердо сказал инспектор. — Повсюду нарушения правил противопожарной безопасности. Как вас еще не закрыли?

— Сам удивляюсь, — согласился мужчина. — Иду порой на работу и думаю: а вдруг все? Вдруг закончился этот бардак? Работать станем согласно КЗОТу, ничего не нарушая…

— Покажите мне пожарный щит второго этажа, — прервал его инспектор, заглядывая в план.

— С удовольствием. — Мужчина распахнул перед инспектором дверь. Подмигнул оставшимся в кабинете женщинам.

У щита негодование инспектора несколько стихло. Щит был красивый, новенький, аккуратный, выкрашенный в красный цвет. Два огнетушителя, ведро с песком, пустое ведро конической формы, лопата, багор и лом.

— Ну-ну. Ну-ну-ну, — бурчал инспектор, заглядывая в ведро, проверяя даты зарядки огнетушителей. — Как-то даже старомодно. Не ожидал.

— Стараемся, — сказал его провожатый. — Я когда в школе учился, у нас такой же висел.

Инспектор развернул схему. На миг задумался.

— Давайте-ка еще посмотрим… посмотрим ваших программистов.

— А давайте! — оживился мужчина. — Это выше, идите за мной…

Перед лестницей он посторонился, пропуская инспектора вперед. Обернулся, глядя на пожарный щит. Тот побледнел и растворился в воздухе. Что-то с тихим звуком упало на пол. Мужчина улыбнулся.

После визита к программистам у инспектора снова появился повод для негодования. Программисты (две девушки и юноша) беззаботно курили на рабочем месте, провода от компьютеров вились жуткими клубками (инспектор даже залез под один стол и, кряхтя, проверил розетки на предмет заземления). Спустившись через четверть часа на первый этаж, инспектор вошел в кабинет со странной надписью «Дежурный стрелочник» и разложил на столе бумаги. Сопровождавший его молодой человек сел напротив и с улыбкой стал смотреть, как инспектор заполняет бланк протокола.

— Что за глупая надпись у вас на дверях? — спросил инспектор, не отрываясь от работы.

— «Дежурный стрелочник»? Ну, этот тот, на кого валятся все шишки. С проверкой кто придет, трубу прорвет канализационную, пиццу привезут или воду питьевую — всем приходится заниматься. Смесь диспетчера по зданию и завхоза. Должность скучная, дежурим по очереди.

— Чем вообще вы тут занимаетесь?

— Это входит в обязанности пожарной охраны? — Мужчина задумался. — Ну… мы охраняем Москву от порождений зла.

— Шутите? — Инспектор тяжело посмотрел на «дежурного стрелочника».

— Ничуть.

В дверь без стука вошел немолодой, восточной наружности человек. При его появлении дежурный быстро встал.

— Ну, что тут у нас? — спросил вошедший.

— Одна закладка в бухгалтерии, одна в туалете, одна в пожарном щите на втором этаже, — с готовностью ответил дежурный. — Все в порядке, Борис Игнатьевич.

Инспектор побледнел.

— Лас, у нас нет пожарного щита на втором этаже, — заметил Борис Игнатьевич.

— А я иллюзию навел, — похвастался Лас. — Очень достоверно получилось.

Борис Игнатьевич кивнул. Сказал:

— Хорошо. Только ты не заметил еще двух «жучков» у программистов. Я думаю, наш гость не впервые совмещает обязанности пожарного инспектора и шпиона… верно?

— Что вы себе… — начал мужчина. И замолчал.

— Тебе очень стыдно, что ты занимался промышленным шпионажем, — сказал Борис Игнатьевич. — Омерзительно! Ты же был честным человеком… когда-то. Помнишь, ты ездил на БАМ? И не только за деньгами, тебе хотелось романтики, хотелось участвовать в чем-то великом…

По щекам инспектора потекли слезы. Он кивнул.

— А помнишь, как тебя принимали в пионеры? — бодро спросил Лас. — Как ты стоял на линейке и думал о том, что отдашь все свои силы делу победы коммунизма? А вожатая повязывала тебе галстук, почти касаясь тугими сиськами…

— Лас, — ледяным голосом произнес Борис Игнатьевич. — Я не устаю удивляться, как ты стал Светлым.

— Я в тот день в хорошем настроении был, — признался Лас. — Мне приснился сон, будто я маленький и катаюсь на пони…

— Лас! — повторил Борис Игнатьевич.

Дежурный замолчал.

В наступившей тишине послышались всхлипывания инспектора пожарной охраны:

— Я… я все расскажу… Я на БАМ поехал, чтобы от алиментов укрыться…

— Про БАМ не надо, — мягко сказал Борис Игнатьевич. — Рассказывай, как тебя попросили установить «жучки» в нашем офисе.

ЗЫ полную версию читайте в книге Сергея Лукьяненко "Последний дозор" ЗЗЫ а лучше всего прочитайте цикл "Дозоры" этого же автора

Не стандарт. Часть 1.(с) Сергей Лукьяненко

Семен вошел в кабинет вместе с Ласом — подталкивая того перед собой, будто пойманного с поличным мелкого Темного колдуна. Лас вертел в руках туго свернутую бумажную трубочку и все старался спрятать ее за спину.

Семен плюхнулся в кресло и буркнул:

— Твой протеже.. Антон: Ты и разбирайся.

— Что случилось? — насторожился я.

Лас вовсе не выглядел виноватым. Так, слегка смущенным.

— Второй день стажировки, — сказал Семен. — Простейшие, элементарные поручения. Даже не связанные с магией…

— Ну? — подбодрил я.

— Попросил его встретить в аэропорту господина Сисукэ Сасаки из токийского Дозора…

Я хмыкнул. Семен побагровел:

— Это обычное японское имя! Не смешнее, чем Антон Сергеевич!

— Да я понимаю, — согласился я. — Это тот самый Сасаки, что вел дело девочек-оборотней в девяносто четвертом?

— Тог самый, — Семен заерзал в кресле. Лас продолжал стоять у дверей. — Он проездом в Европу, но что-то собирался обсудить с Гесером.

— И что случилось?

Семен возмущенно посмотрел на Ласа. Откашлялся и сказал:

— Господин стажер очень интересовался у меня, знает ли уважаемый Сасаки русский. Я объяснил, что не знает. Тогда господин стажер отпечатал на принтере плакатик и отправился встречать японца в Шереметьево… Да покажи ты плакат!

Лас со вздохом развернул рулончик.

Очень крупным шрифтом были напечатаны иероглифы японского имени. Не поленился Лас, поставил японские драйвера.

А повыше — шрифтом чуть поменьше — было напечатано:

«Второй московский конгресс жертв насильственного заражения холерой».

Сохранить каменное лицо стоило мне огромных усилий.

— Зачем ты это написал? — спросил я.

— Я всегда так иностранцев встречаю, — обиженно сказал Лас. — И своих деловых партнеров, и родственников — у меня за рубежом родня есть… Если они по-русски ни слова — я крупно печатаю имя на их родном языке, а поменьше — что-нибудь смешное на русском. Например: «Конференция транссексуалов нетрадиционных ориентации», «Европейский фестиваль глухонемых музыкантов и исполнителей», «Форум активистов всемирного движения за полное половое воздержание»… И стою с плакатиком вот так… поворачиваюсь во все стороны, чтобы все встречающие увидели…

— Когда человек из таможни выходит — уже всему залу интересно узнать, кто он такой, — невозмутимо пояснил Лас. — При его появлении все улыбаются, многие аплодируют, свистят, машут руками. Человек-то все равно не понимает, почему такая реакция! Он видит только то, что все ему радуются, замечает свое имя — и ко мне. А я плакат быстро свертываю, веду его в машину. Человек потом всем рассказывает — какие замечательные, дружелюбные люди в России! Его все встречали улыбками!

— Балда, — с чувством сказал я. — Это человек. А Сасаки — Иной. Высший Иной, между прочим! Он русского не знает, но смысл надписей воспринимает на понятийном уровне!

Лас вздохнул и потупился:

— Да понял уже… Ну, если виноват — гоните в шею!

— Господин Сасаки обиделся? — спросил я. Семен пожал плечами.

— Когда я все объяснил, то господин Сасаки изволил долго смеяться, — сообщил Лас.

— Пожалуйста, — попросил я. — Не делай так больше.

— Вообще?

— Хотя бы с Иными!

— Конечно не стану! — пообещал Лас. — Смысл шутки теряется.

Я развел руками. Посмотрел на Семена.

— Подожди меня в коридоре, — велел Семен. — Плакат оставь!

— Вообще-то я коллекцию… — начал было Лас, но плакат оставил и вышел,

Когда дверь закрылась, Семен усмехнулся, взял плакат и снова свернул. Часть 2 ЗЫ полную версию читайте в книге Сергея Лукьяненко "Сумеречный дозор" ЗЗЫ а лучше всего прочитайте цикл "Дозоры" этого же автора